Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Южная Африка >> Дурбан >> “We did it again!” или новые впечатления домохозяйки.


Забронируй отель в Дурбане по лучшей цене!

Дата заезда Дата отъезда  

Система бесплатного бронирования гостиниц online

“We did it again!” или новые впечатления домохозяйки.

Южная АфрикаДурбанКейптаун

Кейптаун — Дурбан за 9 дней.

Предисловие.
Да, мы опять сделали это вместе с ребенком!
Может быть на этот раз мои дневники будут не совсем утилитарны, как итальянские. Поскольку страна, по которой мы путешествовали пока еще несколько непривычна для наших туристов.
Возможно, они откроют для некоторых новые горизонты. Или заставят решиться на сомнительные и кажущиеся невозможными авантюры. Особенно это касается моих коллег — мам детей-трехлеток, которые часто слышат, что ребенок — слабое, неприспособленное для походной жизни существо, нуждающееся в культивации в домашних условиях, по крайней мере, до трех лет. Безусловно, и мы поддались бы давлению окружающего нас общества, если бы не отсутствие людей, на которых можно оставить наше чадо.
Я наблюдаю за своей дочерью и вижу, что после наших путешествий она очень взрослеет. Написано много трудов о раннем развитии детей и о том, что нужно для этого делать. Нельзя сказать, что наш способ воспитания дешевый, но, однозначно, один из самых впечатляющих, как для одной, так и для другой стороны процесса. Кроме того, что может быть лучше для ребенка, чем провести в обществе папы и мамы несколько полных суток.
Кажется, перед охранниками счастливого детства я оправдалась, хотя бы частично.
Итак, Южно-Африканская Республика. Поскольку мы живем по соседству с ней, было бы неразумно манкировать возможность побывать там.

1 Мая.
Все трудящиеся законно с чувством собственного достоинства почивают в пролетарских постелях. А мы едем по предрассветным сумеркам в аэропорт. Программа Voyager авиакомпании SAA (South African Airways) хороша всем, кроме того, что бесплатные билеты дают на самые неудобные рейсы.
 В полусонном состоянии мы употребили плотный английский завтрак, преодолели 3 часа стыковки в Йоханнесбурге и 2-х часовой полет до Кейптауна. Обессиленные стараниями компании не оставить нас голодными ни при каких условиях, сошли с трапа самолета в аэропорту одного из самых известных городов ЮАР.
Я, привыкшая к сухому горному воздуху, немедленно задохнулась от океанской влажности и ветра. Нужно учиться дышать в новых условиях.
Первая новость — багаж долетел вместе с нами. Очень жаль! Наши знакомые, которые летали в Кейптаун полугодом раньше получили свой чемодан только на следующий день. Правда, авиакомпания обещала им возместить потерю имущества путем покупки новых вещей. Можете представить себе их разочарование, когда посыльный с чемоданом появился на пороге их комнаты.
Вторая новость — нам достался новенький Фольксваген Поло. Девушка, оформляющая аренду в офисе компании AVIS, даже взвизгнула от радости за нашу удачу (такие вот они странные, эти южноафриканцы!). Мы рассчитывали на гораздо более скромное авто. Правда, как потом оказалось, 1,4 литра маловато для горных дорог Южной Африки. Машина обошлась 50US$ плюс 10 за страховку от всех рисков в день.
Как обычно, мы вооружились большим количеством справочной литературы. В прошлый раз нас корили за злоупотребление путеводителями. Не вижу ничего порочного в этом и не понимаю, почему бы не воспользоваться чужим опытом и знаниями.
Итак, Lonely Planet был предварительно выписан из Лондона (35US$). Пора бы всем вышеперечисленным компаниям доплачивать мне за рекламу!
 В путеводителе было сказано, что если по пути из аэропорта в город на вашу машину с моста скинут камень, ни в коем случае не останавливайтесь, чтобы не стать жертвами грабителей. Оптимистичное заявление, не правда ли?
Страна эта славится разгулом криминала. Мы, как любые нормальные люди, старались обеспечить свою безопасность и соблюдать элементарные правила. Одним словом, не нарываться. Надо признать, что ни разу за 10 дней не случилось ни одного акта агрессии в отношении нас. Опять же стоит сказать о том, что мы были в благополучных провинциях ЮАР.
Еще один нюанс, который мне хочется обозначить: я — не расист и любые кажущиеся расистскими заявления случайны и могут быть отнесены к специфике страны, в которой война рас является неотъемлемой составляющей частью ее истории.
Всемирно известной достопримечательностью Кейптауна является Столовая Гора. Которая, конечно же в день нашего приезда благополучно скрылась в плотных грозовых тучах. Чего и следовало ожидать — в мае месяце уже не сезон.
Ребенок привычно уснул на заднем сиденье. А мы отправились в Милнертон — известный пригород Кейптауна. Кайтеры и серферы, вы все еще не там?
Мы впервые увидели такое количество кайтов на квадратный метр площади. Фантастическое зрелище!
Несмотря на достаточно плотное катание, стропы у них не путаются и никто друг на друга не наезжает. Как они умудряются так виртуозно управляться с многометровой мягкой конструкцией?
Только один одержимый паренек катался отдельно от толпы, по большой отмели между двумя грядами скал. То уходил далеко в океан, то возвращался, перепрыгивая через волны, на песок…
Чтобы день не прошел без посещения обязательных достопримечательностей, мы поехали встречать закат на Сигнальный Холм.
Здесь, наверное, стоит обмолвиться об особенности гор Южной Африки. Они уникальны тем, что стоят не отдельно друг от друга и не большими массивами, а маленькими, длинными грядами, разбросанными среди долин. Сигнальный Холм, Львиная Голова, Двенадцать Апостолов и Столовая Гора — группа гор, протянувшаяся вдоль побережья Кейптауна. Они не высокие, но довольно живописные. Все они охвачены пешими туристическими маршрутами. Хайкеры, это рай для вас!
Встретить закат на Сигнальном Холме в мае — испытание для теплолюбивых существ, коими мы являемся. Кроме нас там было достаточно большое количество замерзших любителей такого рода зрелищ. Многие даже не выходили из машин. Так, из обогреваемого печками нутра гораздо приятнее лицезреть розовые струящиеся облака на Львиной Голове, сверкающий океан, пенящийся прибоем далеко внизу и жмущихся друг к другу менее удачливых туристов, прибывших сюда на автобусах.
Благополучно проводив солнце в опочивальню, мы с чувством выполненного долга поехали заселяться в гостиницу, которую предварительно забронировали по совету коллег. Amalfi Holidays** оказалась 3-хэтажным многоквартирным серым домом на Mouille Point. Апартаменты сдаются по системе self-catering (350R, курс от 6,6 до 6,9 за доллар). Мы получили 2-хкомнатную квартирушечку с видом на океан и маяк. И все необходимое в придачу: посуду, плиту, СВЧ, тостер, чайник… Убирают все дни, кроме выходных. Правда, тараканы вечером пробегают.
Пока искали отель набрели на набережную, носящую гордое название Waterfront. Превозмогая предательское желание остаться в отеле и провести банальный вечер в обществе бутылочки красного вина и южно-африканских деликатесов, предварительно закупленных в супермаркете Pick&Pay, поехали знакомиться с вечерней жизнью Кейптауна.
Собственно говоря, нас интересовал ночной Waterfront и разливное пиво, которое славиться необычайной вкусностью. Последнего мы так и не нашли. Зато насмотрелись на различной стоимости, цвета и огранки брильянты, танзаниты и прочие драгоценности, коим там нет числа. Цены на них, правда, не оставляют никаких надежд.
Так, ни с чем, отправились восвояси.

2 Мая.
Утро превзошло все ожидания по своему великолепию.
Черные силуэта пальм в розовой дымке рассвета, теплый океанский бриз, чашка горячего кофе на подоконнике… А народ бежит, идет и выгуливает собак по Променаду. Они вообще помешаны на утреннем и вечернем беге. По крайней мере белые. Занимаются этим целыми городами, нормальному пешеходу пройтись вечером негде.
Я когда первый раз это увидела, решила — всё, начинаю новую жизнь! Жаль, не получилось. Для пущей безопасности мы старались по темноте в ЮАР не ездить. Поэтому, чтобы выполнить программу сумасшедших туристов, вставать приходилось рано.
Первым делом, конечно поехали на Столовую Гору, вдохновленные тем, что на небе, да и на горе не было ни облачка.
На канатке нас служитель сразу охладил: «Не поднимаем — ветер. Приезжайте часа через 2.» Вот незадача, не облака, так ветер! Поехали разочарованные по Scenic Drive вдоль периметра горы.
На обратном пути (минут через 30), оказалось, что уже поднимают. Проблема только в парковке. Ближе, чем за 500 метров до станции ставить машину уже негде. Пришлось идти пешком.
Подъем на гору стоит 80R взрослый и 40 ребенок старше 2-х лет. Мы за свою не стали платить.
Кабина идет быстро, водила все время шутит. Короче говоря, доехали незаметно (ок. 8 мин).
Кто не знает, Столовая Гора имеет плоскую вершину, потому так и называется. Так, что однажды поднявшись на нее, там уже ходишь как по бульвару, отслеживая только ребенка, чтобы не свалился вниз.
Виды на океан, горы и город описывать нет смысла, безусловно, они восхитительны, если, конечно видны.
Эта гора имеет еще одну особенность, уникальную в своем роде. На вершине ее встречаются холодные воздушные массы, прибывающие из Антарктиды и теплые с Индийского океана. В итоге случается конденсат, напоминающий облака. Он покрывает вершину горы и называется «скатерть». Так вот, если скатерть в наличии, то виды, к сожалению, не просматриваются. И бывает это гораздо чаще, чем обратное. Нам повезло.
На горе мы гуляли часа полтора, не меньше. Как ни странно, это интересно. Правда, очень холодно и ветрено. Ребенка закутали в пончо так, что она стала олицетворять собой пленных немцев под Сталинградом. С аналогичным выражением лица из-за непрекращающегося ветра.
Потом сделали медальончик с надписью Table Mauntain. И, пока ждали очередного тура вниз, купили окончательно замерзшей дочери шапку с тем же названием, которую она не снимала следующие два дня, сменив имидж на смешанный — «хиппи-тинейджер» — поскольку ходила везде босиком и в шапке.
Осмотр города и Крепости впечатлений не добавил, поэтому решили срочно, пока не поздно, ехать на Мыс Доброй Надежды и Cape Point. 70 км туда по одной стороне полуострова и столько же обратно, по другой — довольно смелый план на вторую половину дня. Следует сказать , что темнеет в этой части Африки рано. Солнце садится около 6-ти и после этого уже совсем темно. Поэтому, самое большее, что у нас было на осмотр полуострова со всеми его богатствами — котиками, погибшими кораблями, пингвинами, пляжами и рыбацкими деревушками — часа четыре.
Но больше ни один пункт программы в это время не укладывался даже приблизительно.
По пути искупались, точнее пытались это сделать, на одном из пляжей недалеко от Клифтона — одного из самых фешенебельных районов города.
Путеводитель заявляет 4 пляжа в этом месте. № 1 × 2 — для моделей и убежденных нарциссистов. № 3 — для геев. № 4 — для всей семьи. Интересно, куда податься лесбиянкам?!!
Мы попали не знаю на какой, но представителей трех первых номеров там точно не было.
Вода ледяная — Антарктическое течение. Ветер. Песок белый, красивый, но забивает и глаза и аппаратуру. Солнце жарит отчаянно. Кстати, над Южной Африкой большие озоновые дыры, так что о лежании на пляжах стоит задуматься.
Короче говоря, мы полюбовались 12-ю Апостолами — часть горной гряды, из 12 невысоких вершин — и поехали дальше.
Дорога по западному побережью полуострова, сама по себе достопримечательность даже, если вы абсолютно равнодушны к океанским или горным пейзажам, коих здесь в несметном количестве и разнообразии.
Путь этот замыслил проложить сэр Фредерик де Вааль — первый администратор Провинции Кейп, в 1915 году. Уникальность планировки в том, что полотно положено на гранитную основу горы, а ее верхушка, состоящая из песчаника, срезана. Таким образом, вы путешествуете между гранитом и песчаником, с одной стороны, и между горой и океаном, с другой.
Вообще, ЮАР — страна с одновременно кровавой и потрясающей по жестокости историей; романтичной, величественной и очень щедрой природой; со смешением рас, языков, культур и народов… Пожалуй, еще США могут похвастаться тем же. 
Так вот, полюбовавшись красотами Chapman`s Peak Drive (за 20R), спустя час въехали в Cape of Good Hope Nature Reserve (что-то около 20R). Еще 20 минут и мы на Кейп Пойнт. Подняться на смотровую площадку на канатке еще 20R с носа (взрослого). Я и дочь не поехали: она спала, а я ее охраняла. Отправили на экзекуцию папашу с видео- и фотоаппаратурой. Наверху ветер сногсшибающий.
А я наслаждалась видами на относительно безветренной автостоянке и наблюдала за непрекращающейся битвой бабуинов и туристов за пищу. Причем первые выглядели много уверенней вторых.
Бабуины в этих местах по природе своей должны были бы питаться рыбой, чем и отличаются от иноземных. Однако, быстро приспособившись к новым условиям процветающей туристической достопримечательности, они перешли на более доступный способ питания. А именно, отбирание еды у зазевавшихся иностранцев. Причем, судя по внешнему виду и размеру обезьян, отлично в этом преуспели. Я, честно говоря, бабуинов побаиваюсь. Приходилось видеть нападения на людей гораздо более мелких и безопасных их сородичей. Наконец, папик спустился с поднебесья (невысокого, впрочем) и мы поехали навестить объект вожделений моряков, опустошенных многомесячной ходкой из Европы в Индию — Мыс Доброй Надежды.
Ветер, камни и соленая пыль. Наверняка, никакая шлюпка не могла пристать к этому берегу. Чего же они ждали?
Пока любовались прелестями этого белого от пенного прибоя берега, стало потихоньку смеркаться. Бог с ними, с останками корабля и котиками, успеть бы увидеть пингвинов.
Колония Африканских пингвинов, насчитывающая около 3000 особей базируется в Simon's Town. Они появились в этих местах только в середине 80-х прошлого столетия, никто не знает причину их прибытия. Так же неожиданно и легко они могут отчалить в неизвестном направлении. Чтобы этого не случилось, птиц охраняют от назойливых туристов, взимая с последних плату в размере 15R с человека за удовольствие общения с одними из самых очаровательных существ на Земле.
 В такой многочисленной, шумной и любознательной компании мы встретили закат. Из посетителей мы были последними, и нас благополучно закрыли в этом заповеднике. Благо, заборы там не высокие.
Fishhoek (читается Фишхук) и Muizenberg запомнились посещением супермаркетов, поскольку в темноте их архитектурные изыски разглядеть не удалось.
Денек выдался полноценный. Жаль, короткий.

3 Мая.
Особую прелесть утру придет предвкушение предстоящей поездки. В этом случае ощущения связаны с одним словом — Winelands.
Здесь не помешает немного истории. Как известно, в начале 17-го столетия в этой части материка прочно обосновались бюргеры (средний класс европейцев). Они благополучно развивались, благодаря превосходному климату, своему трудолюбию и дешевой рабочей силе местных жителей. Многие из поселенцев культивировали знакомую нам теперь идею «избранного народа», не имея никаких сомнений в том, кто должен носить столь высокое звание. Представьте себе их отношение к вновь прибывшим в 1688 году двум сотням французских гугенотов, которые привезли с собой лозу, рецепты и намерение производить вино. Однако, французы оказались упрямым народом и воплотили намерения в жизнь. Долгое время из винограда, выращенного в этой долине делали бренди. Потом столовые вина произведенные в Кейпе стали поставлять в Соединенное Королевство. Сейчас здесь делают белое и красное вино с терпким дубовым или фруктовым вкусом; крепленые, сладкие вина с высоким содержанием алкоголя, включая портвейны; бренди и Южно-Африканский напиток, называемый «honepoot» (медовуха, по-нашему).
Но прежде нужно было посетить главный аттракцион набережной — Аквариум Двух Океанов. Он открывается в 9.00, мы в своем туристическом рвении прибыли на час раньше. Зато прогулялись по набережной, которая в свете теплого солнечного осеннего утра гораздо приятнее, чем холодным ветреным вечером.
Яхты, катамараны, катера стоят у причалов. Морской народ их драит. Даже ленивый котик на пирсе встретился, зевнул…
Билет в аквариум — 40R. Там провели часа полтора, может больше, получили огромное удовольствие. Встретили грустного русского туриста, отставшего от группы соотечественников, отправившихся нырять с акулами.
По пути в винное царство посетили Мемориал Сесиля Родса на восточном склоне Столовой Горы. Это было личное владение вождя английской коллонизации, само собой, не единственное. Премилое местечко с сосновым бором и отличным видом на окрестные долины.
Так мало помалу, к обеду были во Франшхуке («французский угол»). Посетили там Мемориал Гугенотам (5R), их же кладбище и церковь.
Стали искать винную ферму с рестораном, чтобы перекусить.
Haut Cabriere Cellar оказался в состоянии реконструкции. Набрели на La Petite Ferme — самую маленькую в этих местах. Ресторан, правда, довольно солидный. Оккупирован белыми туристами под завязку. Нас даже попросили немного подождать.
Меню французское, порции ЮАРовские (то есть неподъемные), цены, радующие кошелек (принимают кредитки). Вино они делают сами для своего ресторана. Выбор небольшой — белого, красного по 3 — 4 сорта.
Нас, собственно, дегустационные залы и заводы не особенно интересовали, они примерно все одинаковые. А вино можно купить в супермаркете, на любой вкус и кошелек. Поэтому мы предпочли более приятный и легкий для печени способ знакомства с Винной Провинцией.
Тем более, что следующий пункт — городок Стеленбош — знаменит не только тем, что находится в этих краях. Это второй по древности, после Кейптауна, город в Южной Африке, превосходно, к тому же сохранившийся. Он полон зданий в голландском, викторианском и георгианском стиле. Но, самая главная часть его культуры — Университет языка Африкаанс. В нем учится более 17000 студентов. И они составляют 10-ую часть жителей города. Мы это заметили, когда прогуливались по древним тротуарам с названиями улиц на бордюрах.
Народ бежит. Популяция в основном белая, за редким исключением. Такое впечатление, что мы где-то в Скандинавии.
Хочется сказать пару слов об Африкаанс. Язык уникальный, сформировавшийся из немецкого, французского, португальского, малазийского, местных африканских языков и английского на базе голландского. Однако, долгое время официальным языком в этой части Африки оставался английский. Пока однажды преподаватель гимназии в городе Паарл Арнольдус Панневис не подговорил сограждан, в основном происходящих из французских гугенотов, создать Ассоциацию Истинных Африканеров. Они определились с грамматикой и словарем Африкаанс. В 1925 году этот язык стал вторым официальным языком в ЮАР. И, как потом оказалось, стоит немного отклониться от основных туристических маршрутов, английский язык становится так же бесполезен, как и русский.

4 Мая.
Сегодня мы покидаем Кейптаун. Немного жаль…
Едем на юго-восток к самой южной точке африканского континента.
По пути заехали в Германус — чистенький белоснежный городок на берегу Walker Bay в 122 км от Кейпа. Славится он тем, что в сезон (июнь — ноябрь) в залив приплывают киты. Со смотровой площадки на Castle Rock над старым портом можно за ними понаблюдать. Говорят, что одновременно можно увидеть свыше 70 особей.
Мы, конечно, до сезона чуть-чуть не дотянули.
Однако, с фауной Германуса пообщаться удалось. Покормили каменных сусликов, точнее Rock Dassie. Одним словом, большие серовато-коричневые морские свинки. Они на прибрежных камнях стайками живут. Везде предупреждения: «Не кормить!», но судя по тому, что звери спокойно подходят к людям, никто на это внимания не обращает. Презабавные, знаете ли, существа. Наша девочка была от них в восторге. Хотя, зная, что укусы даже таких милашек в Африке могут привести к более, чем печальным последствиям, мы ее пыл остудили и животных прогнали. А они, оказывается, прародители слонов. О как!!!
Китовая тема в Германусе раскручивается не меньше, чем акулья. Смотреть — пожалуйста! Нырять — извольте! С лодки понаблюдать — нет проблем!!!
Все стоит недешево, но и не очень дорого. Если есть мечта — то почему бы нет.
У нас подобных мечт не было, тем более, что киты тоже отсутствовали, поэтому, мы не стали там задерживаться.
До мыса Игольный добрались только к обеду. Ребенок, устав наслаждаться видами Атлантического побережья и красотами рыбацких деревушек, к тому времени крепко спал. Пришлось оставить ее в машине метрах в 50 от обозначающего южную оконечность знака. Станет взрослой, скажет: «Что же вы, родители, меня не разбудили…»
Сам мыс более спокойный, чем Кейп Пойнт или Мыс Доброй Надежды. Нет высоких скал и повального ветра. Но, при известной доле воображения, можно достичь благоговения, стоит только мысленно представить карту мира.
Прибой там, все-таки, довольно сильный. Над берегом стоит легкий туман — естественный ингаляторий.
Обязательная туристическая программа — фотография на знаке «Индийский океан — Атлантический океан», у дорожного знака «Осторожно, черепахи!», у почти самого (второго) старого маяка в Южной Африке, который по мнению путеводителя является основной причиной вашего приезда на Мыс Игольный (или Игольчатый, мнения расходятся).
Потом детская радость и забава — сбор ракушек. Правда, в ЮАР этим занимается не только юное поколение граждан. Даже в путеводителях для натуралистов, наряду с пляжами, природными и рукотворными феноменами, рыбами, растениями и животными, описаны раковины моллюсков, которые вы сможете найти в том или ином месте южного побережья.
Занятие, надо сказать, увлекательное, психотерапевтически и просто терапевтически полезное, семейственное и абсолютно бесплатное. Некоторые даже на этом умудряются зарабатывать.
Этих пресловутых ракушек на побережье Индийского океана бесчисленное множество. О разнообразии видов такого сказать нельзя. Но, во всяком случае, желания собирателя-любителя меню полностью удовлетворяет. Мы набрали и привезли домой полную корзину самых причудливых слитков перламутра и известняка. Покрыли их лаком и они гармонично вписались в наш африканский интерьер.
С головы до ног покрытые морской пылью, присыпанные песочком, с полными карманами ракушек, отправились в Свеллендам.
Город, который в 18-м веке играл немаловажную роль в миграции белых фермеров на север в попытке уйти из под влияния Голландской Западно-Индийской Компании (VOC). Сегодня он интересен, на мой взгляд, только природными изысками. Ради которых, впрочем, не обязательно туда ехать.
Свеллендамцы гордятся своим 12-часовым Камнем — часть обнаженной породы 1600 метровой Лангебергской гряды. В полдень солнце стоит прямо над скалой, делая ее невозможной для наблюдений. Так, что вы можете делать там, все, что хотите, и консервативное южно-африканское общество не будет иметь причин осудить вас.
Кстати, насчет общества. На улицах местных городов вы не увидите целующихся субъектов, молодых и не очень. Проявление чувств, особенно на людях, не в обычаях этой страны. Никто не станет пить пиво из бутылок и даже есть на улице. Для этого существуют бары, кафе, рестораны и дом. Если хотите прочувствовать все до конца, включите телевизор. И кроме маркировок фильмов по уровню пристойности, «биип» вместо «черт возьми!» и «дерьмо», вы не увидите даже намека на взаимодействие полов вне брака, да и в оном тоже. Не то, что в Италии, где после девяти вечера 3 канала из 6 показывали «мягкую эротику».
Между тем, я уже упоминала о пляжах для нудистов и геев. Такие места существуют не для удобства этой неотъемлемой части общества, а для охраны моральных устоев другой его части.
Уже под вечер мы наконец въехали на Гарден Рут — часть побережья от Стилл Бэй до Плеттенберг Бэй, которую, будучи в ЮАР, посетить необходимо. Это своего рода курорт, имеющий в запасе все виды активного и пассивного отдыха, все уровни отелей, теплую воду океана, зверей, морскую кухню и прочие прелести, включая белых акул.
Путь наш лежал в Порт Элизабет. Но, мы не соизмерили свои силы и расстояния. Темнота нас накрыла на очень приличном расстоянии от этого города. Таким образом, судьба завела нас в жемчужину Гарден Рут — Мёссель Бэй. На подъезде к которому мы попали в туман, часто характеризующийся двумя словами — «как молоко». Мало того, что Африка, темнота, еще и эта напасть. Страшно!!!
 В городе все выглядело намного более оптимистично. Милые домики, уютно освещенные улицы, призывно манящие запахи моря и рыбного жаркого.
Отель нашли быстро. Двухэтажный особнячок у дороги, с деревянной поскрипывающей лестницей, медными канделябрами, сухими цветами в вазах и приветливой молодой хозяйкой, говорящей на протяжно-окающем английском. Стены в маленькой столовой до потолка испещрены благодарственными надписями бывших постояльцев, чтением которых мы скрасили непривычно плотный для русского желудка, а потому достаточно продолжительный завтрак.
Все это великолепие за 300R в сутки.

5 Мая.
Сегодня проснулась 35-летней. Так однажды можно не и проснуться… Хоть вовсе не спи…
Ну что же, сегодня нас ждет одна из активных возможностей этих мест — катание на страусах. Надписи на стенах столовой предупреждали, что страусов все же лучше есть… Но мясом этих птиц мы, в силу того, что живем в Африке, питаемся чаще, чем бараниной. Так что этот аспект «страусиной» тематики нас не интересовал.
Показательных ферм в этом районе много, поскольку страусы — это его специализация, как овцы, коровы и пр. в других местах. Мы поехали в Highgate Ostrich Show Farm. Экскурсия, включая катание, стоит всего 40R плюс 5 за кормление птиц с руки, плюс чаевые гиду и жокеям, сколько совесть подскажет (они на этом не настаивают).
Поскольку мы путешествовали в «не сезон» (сезон с января по май), то гид у нас был индивидуальный (в сезон они меньше, чем 16 машин не берут) — маленький тонкокостный потомок бушменов. О них чуть позже. Гиды говорят на хорошем английском. Хотя, между собой общаются на африкаанс.
Показали нам все производство, начиная с инкубатора, заканчивая изделиями из пера (специализация этой фермы, есть еще, мясные, яичные, кожаные). Более того, здесь предпочитают делать боа.
Мы постояли на показательной яичной кладке, чтобы убедиться в прочности скорлупы, покормили страусов с руки, много узнали об анатомии этой птицы, посмотрели, как ездят жокеи, посидели на привязанной самке… И только один из нас отважился на ней прокатиться, а именно, мой муженек. Ребенок, правда, тоже в начале рвался, но увидев падение отца, передумал. Отец, же остался очень доволен.
Следующим пунктом нашей программы на сегодня были Пещеры Канго.
Я раньше в заведениях такого типа не бывала. Наверное, они не самые интересные в мире, но раз уж мы здесь, то почему бы не посмотреть.
 В те времена, когда эту местность населяли бушмены, эти пещеры служили им домом и укрытием. Они с легкостью могли пройти там, где представители более рослых племен застревали между камнями. В отличии от народов, заселявших подобные природные образования на европейском континенте, никаких признаков перестройки, кроме настенных рисунков бушмены не оставили. Потому трудно представить себе их жизнь.
Теперь Пещеры приспособлены под показ их туристам т. е. грамотно освещены, снабжены тротуарами и гидами (маленькими и хрупкими, как их далекие предки) и разбиты на маршруты 3-х уровней сложности. Мы выбрали самый популярный часовой тур по основным залам, без особых сложностей (35R). Есть еще так называемый «приключенческий» тур, не рекомендуемый клаустрофобам, с протискиванием через трещины, узкие проходы, скольжением по крутым спускам и прочими прелестями на 1,5 часа.
Пока ждали начала путешествия, минут 15 — 20, купили в одном из местных сувенирных магазинов куклу «Невеста Ндебеле» за 250R. Давно засматривались на эти украшенные национальными бисерными узорами произведения.
Само путешествие не очень впечатлило. Красиво, безусловно, но толпа туристов каждый со своим запахом и мнением, выражаемом на родном ему языке, очень отвлекают от проникновения в глубину веков. Наверное, второй тур все же интереснее. Жаль, что мы не можем его себе позволить (ребенок).
С чувством легкого неудовлетворения выбрались на поверхность и отправились обратно в Мёссель Бэй. Времени до вечера оставалось достаточно, чтобы дать, наконец, себе возможность расслабиться. Заехали на какой-то пустынный длинный песчаный пляж. Пока семейство мое предавалось буйному купанию, я бессмысленно впитывала окружающую красоту и безмятежность.
Насладившись вдоволь нехитрыми прелестями океана, оделись потеплее и, наконец, решили воплотить в жизнь мечту о разливном пиве. Бар, который не заставил себя долго искать, отвечал всем требованиям романтически настроенных, просоленных и пропесоченных русских.
2 вида пива по 15R кружка, длинная деревянная веранда, нависающая над каменистым берегом, классические деревянные же столы со скамьями, маяк на горе и всего несколько одиноких посетителей. Мы выбрали столик на самом краю, подальше от людей и поближе к прибою. Принесли из машины копченую рыбу (т.к. кухня в вышеозначенном заведении была еще закрыта), плед, фотоаппарат… Постепенно стемнело. Морская пыль прикрыла вуалью свет фонарей. Над океаном взошла огромная дынно-желтая луна…Холодно!
Наконец, мы ретировались. Отогрелись в гостиничном душе. Приоделись — праздник, как никак — поехали в ресторан отмечать мой очередной юбилей.
Выбрали морскую кухню. В зале одни белые, включая официантов, что для Африки совсем уж экзотично. Долго думали, что заказать. Устриц, конечно, свежих (6R), полдюжины; потом тарелку с морским ассорти (120R); мне, масленую рыбу под сырным соусом (45R); ребенку, рыбные палочки с жареной картошкой (12R). Да, какое вино у вас есть? Домашнего, белого, пожалуйста, по бокалу (15R).
Силы, мы, конечно не рассчитали. Мы это поняли, уже когда ребенку принесли заказ. У нас не всякий мужчина может съесть такое количество еды.
Муж мой, когда заканчивал разгребать завалы мидий, креветок и кальмаров на своей пресловутой «тарелке ассорти», имея уже 6 больших устриц в желудке, вдруг обнаружил, что основой горы морепродуктов служит огромный кусок жаренного желтохвоста.
Они собирались нас убить!!!

6 Мая.
Утром пытка пищей продолжилась. За завтраком мы опять съели кашу, йогурт, яичницу, домашние пирожки с рыбными котлетами и жареной картошкой и запили все это большой кружкой кофе с молоком.
Но ограничивать себя не стали, поскольку, еще с вечера забронировали места на катере, который должен был отвезти нас к акулам. Кто знает, чем закончится такое путешествие!
Даже в мае это развлечение очень популярно. Места нужно бронировать заранее. Я представляю себе, что происходит на пике сезона. Нырнуть в клетке стоит 900R и 600 просто посмотреть на это с катера. В Кейптауне и Дурбане дороже. Правда, обещают вернуть половину, если акулы не приплывут. Нам не пришлось воспользоваться этим правом — в это время года акул много и приплывают они быстро. Все занимает около 2 часов: выход в море, приманка, спуск всех по очереди. Нас было человек 10, не считая экипажа. В основном все спускались в масках. Клетку глубоко не опускают. Но, если у вас есть международный сертификат дайвера, то можно погрузиться с аквалангом. Говорят, что это интереснее, хотя, все равно в клетке, т. к. акулы довольно крупные.
Мы воспользовались услугами Shark Africa в Мёссель Бэй. Вышли в 10 часов, это как то связано с дневным циклом рыб и приливом-отливом океана. Нырять собирался только мой муж. Мне достаточно адреналина уже при мысли о том, что люди в воде с акулами. В клетке опускают по двое. Процедура безопасная. Рыбы едят приманку, а ты за ними наблюдаешь, как в аквариуме. Во всяком случае, хоть раз в жизни на это посмотреть стоит, тем более, что можно совместить это с удовольствием утренней морской прогулки. Живые, здоровые и очень довольные, продолжили свой путь по Гарден Рут.
Найсна (Knysna) — еще одна «жемчужина». Прославилась устрицами (Knysna Oyster Company), одними из самых опасных в мире входов в порт и ежегодным фестивалем геев (Pink Loerie Festival). Нас последний, по понятным причинам, не интересовал.
Для начала заехали на набережную, совмещенную с портом. Как-то все неестественно игрушечно, под туристов сделано. Хотя, наверное, отвечает всем эстетическим критериям. Оставила приятное впечатление только роскошная алая яхта, стоящая в первом ряду, среди многочисленных более бледных собратьев у причала.
Поскольку неумолимо приближалось время обеда и рядом были устричные производители, решили немного перекусить, несмотря на отсутствие голода (еще бы!). Нашли ресторанчик на берегу лагуны, можно сказать, в самом чреве Устричной Компании. Товар наисвежайший. Можно еще заказать тур-шоу по ферме, но мы это уже видели в Таиланде. Поэтому заказали полдюжины устриц (6R за штуку) и супчик ребенку. Здесь же можно купить устриц на вынос, даже для более-менее длительной транспортировки. Но стоит это немногим дешевле, чем в любом ресторане. Поэтому, несмотря на неровное отношение моего суженного к этому деликатесу, с собой устриц мы не взяли.
Лагуна Найсны ничего интересного сама по себе не представляет. А вход в нее действительно красивый для стороннего наблюдателя и, наверняка, враждебный для капитанов проходящих судов. Он представляет из себя довольно узкий проход между двумя камнями из песчаника, которые носят романтическое название Львиные Головы. На одной из них есть смотровая площадка, на которую мы и заехали (благо, пешком туда не надо карабкаться). Вид превосходный. Вода внизу кипит и пенится, судя по всему берег мелкий и очень каменистый.
На другой голове есть пешеходные дорожки, мы их видели сверху, но ехать туда уже не очень хотелось. Последнее, что мы видели в этой части побережья и на Гарден Рут, соответственно, был Плеттенберг Бэй. Там мы попрощались с океаном, искупавшись на большом, гладком песчаном пляже, рядом с каким-то многоэтажным отелем. Дальнейший наш путь был вне туристических мест, нам предстояло увидеть настоящую Южную Африку.
И она не заставила себя ждать. Чтобы сократить путь между двумя автомагистралями, не возвращаться в Джордж (100 с лишним км), а потом ехать в обратном направлении в сторону Блюмфонтейна еще столько же. Мы решили проехать «напрямки — огородами» по R340 между N2 и N9. Хотя на карте четко было написано, что дорога грунтовая км 50 — 60. Плюс, Prince Alfred Pass, то бишь перевал. Путеводитель рекомендовал его, как один из самых красивых в стране, но «дорога к нему немного каменистая». Спасибо не написали «для машин 4×4»!
Не смотря на приближающийся вечер, около половины пятого (а в горах темнеет еще раньше), мы решительно свернули с отличной автострады на грунтовую пустынную дорогу. Предварительно спрятав на себе деньги и кредитные карточки, на случай, если отберут машину.
Сначала, изредка нам попадались машины местных (белых, к счастью) фермеров. Спустя час, когда скалистые стены по бокам узкой (2 машины не разъедутся) дороги становились все выше и выше, сумерки постепенно сгущались, а Розенбаум надрывно пел про «Черный Тюльпан», в голове возникла мысль о том, как много еще не сделано в жизни….
Ребенок спал, а мы оба напряженно молчали и мысленно считали километры, которые прибавлялись медленно, быстрее, чем 40км в час машина не могла ехать. По бокам дороги иногда появлялись мертвые деревни с пустыми выжженными глазницами белых некогда и благополучных домов. Однажды повстречался черный дед в рваном рубище с вязанкой хвороста на голове в сопровождении исхудавшей большеглазой девчушки, поднявшей в приветствии руку.
Напряжение росло с приближением солнца к горизонту, а стрелки счетчика бензина к нулю (не рассчитали!!!). Казалось, все, за этим поворотом должен быть выход на магистраль. А за ним — безнадежная гряда невысоких, но неумолимых гор. Нам было уже не до красот самого восхитительного перевала, когда мы измотанные бесконечными серпантинами и страхом, увидели вдалеке грузовик, который мчался со скоростью, которую он мог развить только на асфальтированной дороге. Приехали, как раз вовремя, почти сразу же стемнело. И не смотря на то, что до предполагаемого ночлега в Граф-Рейнет было еще около 200 км мы облегченно вздохнули.
Но бензин неумолимо заканчивался. А населенные пункты стали встречаться так же редко, как в России, то есть один на 100 км. И мы рисковали застрять в ночи посреди той части Африки, которая славится своим не самым лучшим отношением к белым. Поэтому, когда на пути встретился Виллоумор, мы не задумываясь свернули туда в надежде найти бензин и ночлег.
Первое нашли без труда. В офисе на заправке увидели белых, это нас обнадежило. Спросили нет ли поблизости отеля. Есть, «Роял», вон, через дорогу.
Вы смотрели «От заката до рассвета»? Тогда вы поймете, что я чувствовала заходя в этот приземистый, глухо освещенный и пахнущий чуланом старый отель. Белые (ура!) хозяйские дети бегали по коридору. В детской комнате Симба в очередной раз оплакивал Муфасу. На скамейке сидели большие фарфоровые куклы позапрошлого века. Ребенок, соскучившийся за 6 дней по своим мультипликационным кумирам, прилип к телевизору и категорически отказался идти как в номер, так и в столовую.
Муж загнал машину на стоянку на заднем дворе, где пристроило свой трейлер семейство таких же, как мы, горемык. Я пришла за очередной порцией сумок и уже собиралась открыть дверцу, как вдруг из-за машины вышли 2 риджбека (для справки: порода собак, выведенная в Южной Африке. Особенность экстерьера — полоса более темной, длинной и жесткой шерсти вдоль хребта. Особенность поведения — повышенная агрессивность по отношению к черным, особенно в присутствии белого человека.). Итак, 2 огромные псины молча, спокойно разглядывали меня. У меня белая кожа, но стало все равно не по себе. Пришлось скормить им оставшийся от завтрака бекон. Пока они ели и дрались, я выгрузила из машины необходимые вещи и ретировалась. Утром, правда, пришлось опять изощряться, чтобы они позволили нормально погрузиться в машину и не испугали ребенка.
Ужин, превосходную лазанью, нам подали в большом, пустом каминном зале по соседству с баром, где несколько не говорящих на английском африканеров (буров) коротали вечер за игрой в бильярд и кружечкой — другой пива.
Все вроде бы спокойно и прилично, но что-то в этом старом отеле настораживает. В голове все время всплывает бессмертное произведение Тарантино.
Перед сном я тщательно проверила все шкафы в номере, собственноручно заперла дверь и подумала, что средства защиты у нас, к счастью есть. И заснула…
Проснулась я в полночь от диких криков и громкой музыки в стиле House. В коридоре слышались быстрые шаги и возбужденные голоса людей, говоривших на африкаанс.
Первая мысль, которая пришла в голову: «Бал начался!»
По всей видимости, в отеле никто, кроме нас не пытался спать, а может быть спать было и некому. Ни одного постояльца за весь вечер мы не видели и не слышали.
Около часа проснулся муж. Шабаш продолжался еще некоторое время. Потом народ стал разъезжаться со стоянки под нашими окнами, что заняло еще не меньше часа. В течение которого я пыталась разглядеть через створки ставень, кто так хорошо провел ночь.

7 Мая.
Как только забрезжил рассвет, мы не дожидаясь, когда проснутся хозяева, уехали. Плату с нас взяли предусмотрительно с вечера (250R).
С трудом удерживая себя в бодрствующем состоянии, мы завидовали жизнерадоствному настроению дочери, которая незаметно для нас стащила из игровой комнаты отеля игрушечный телефон и теперь вовсю «трепалась» по нему с Мюнхаузеном.
А мы едем по Кару.
«Кару» звучит в одном там-тамном ритме с «Африка»… Совсем другая, чем Западный Кейп, или Западная Африка, или Зимбабве…
Покрытое полупустыней большое южно-африканское плато, расположенное между двумя невысокими горными грядами к юго-западу от Оранжевой реки.
Еще под впечатлением от ночного буйства виллоуморских вампиров, вдруг встретили небольшую плотину без реки. А за ней целое море песка — мертвое водохранилище. Дальше — плантации кактусов у дороги… и ни души.
Так, в полусне доехали до городка с романтическим названием Граафф-Рейнет — жемчужины Кару. Эти места долгое время были причиной кратковременных войн между бурами, местными племенами (коисан и коса) и англичанами, с переменным успехом. В итоге африканеры заняли шаткие, но главенствующие позиции. Сам город считается великолепно сохранившимся образчиком старой европейской архитектуры, где более 220 зданий причислены к национальным монументам. С сожалением хочу отметить, что ныне город носит черты неизбежного упадка, который сопровождает все африканские страны, вышедшие из под управления белых.
Ну, да Бог с ними!
Более, чем архитектурные изыски нас все же интересовала природная достопримечательность этих мест — Valley of Desolation. Не знаю, как точнее перевести: разорение, опустошение, скорбь… Все в тему. Собственно в долине расположен город. А нам нужно было подняться на вершину Компасберг (2504м), высочайшую точку горной гряды. Несмотря на такие грозные названия и цифры, все гораздо проще. При въезде в нацпарк нужно самостоятельно зарегистрироваться, потом проехать еще 14 км по серпантину (вполне приличному, впрочем) и пройти от автостоянки еще метров 20 — 30 по почти плоской вершине вплоть до обрыва, с которого и открывается великолепный вид на долину. Впечатление усиливает парочка орлов, парящих чуть ниже вас, задумчиво взирающих на земное бытие с подоблачных высот.
Продолжаем путешествие по N9 в сторону Блюмфонтейна.
Переехав Оранжевую реку мы попали в одиозную провинцию Фри Стейт, земли которой на редкость богаты золотом и алмазами и, по этой банальной причине, пропитаны кровью более, чем где-либо на этом многострадальном континенте.
 В размышлениях на тему роли материальных ценностей в истории народов, подъехали к Блюмфонтейну («Фонтан Цветов»). Здесь, кстати, родился популярный ныне Толкиен. Есть даже отель под название «Дом Хоббитов».
Поскольку было уже темно и любоваться старинными зданиями несподручно, решили заняться шопингом, наконец.
Товары производства ЮАР считаются одними из самых идеальных в соотношении качества и цены, т. е. превосходно сделанные, но относительно недорогие.
Правда, большинство магазинов работают до 5 — 6 часов, исключая супер- и гипермаркеты (пережитки пресловутой английской колонизации), а потом все отдыхают.
Поэтому расслабиться полностью не удалось. Зато там же, в «Мимозе» (шопингцентр) отлично поужинали. С питанием у них все в порядке.
Отель нашли с помощью Lonely Planet, впервые за все время.
Arte Inn B&B, крохотная не развернуться комнатка, но с 2-мя кроватями (2-х и 1-носпальной), телевизором, душем, чайником и пр. радостями. 200R со скудным, по местным понятиям, завтраком. Можно дешевле, но без телевизора и удобств в номере.

8 Мая.
От Блюмфонтейна до Дурбана 650 км, а до Йоханнесбурга 350. А у нас впереди всего 2 дня. В это утро мы встали перед очередным выбором: куда ехать. Решили рискнуть и выбрать Дурбан.
По пути хотелось посетить Дракенсберг. «Драконовы горы», на местном языке зулу они называются «Стена из копий». Последнее название больше отвечает духу и истории местности. Люди жили в пещерах этих, относительно молодых гор, достаточно давно. Об этом говорит большое количество наскальных рисунков — свидетельств пребывания здесь народа Сан (бушмены). В итоге, нашествие белых поселенцев вынудило сместиться сюда и другие племена. Некоторые ушли в Лесото. Многие были уничтожены в многочисленных стычках. Тем не менее, местность непригодная для сельского хозяйства и вообще, какой-либо деятельности, кроме восхождений и отдыха, долго была оккупирована народностью Банту. В связи с этим, не очень развита. Сейчас здесь сеть парков и заповедников, бесчисленное количество отелей и туристических баз самого различного уровня.
Мы были в Дракенсберге только к обеду. Заплатив 30R за дорогу N3, сразу же свернули с нее в Бергвиль и Винтертон, которые ничем примечательным не выделяются.
Когда вершины гор уже встали на горизонте, заехали в придорожный магазинчик, безбожно спекулирующий драконовой тематикой. Но вместе с тем торгующий отличными домашнего приготовления продуктами.
Немногословный хозяин, он же фермер-производитель, порезал нам душистый, мягкий билтонг (вяленое мясо) и порекомендовал к нему яблочное пиво. В такой приятной компании мы незаметно добрались до базового лагеря в Центральном Берге.
Заплатили еще 15R за взрослого и вступили на заповедные территории.
Карта на входе предлагает большое количество маршрутов. От 10-ти дневного до полуторачасового. Нетрудно предугадать, что мы выбрали последний. Целью нашего путешествия был водопад с романтическим названием «Стеркспруит».
 В самом начале пути мы умудрились заблудиться, несмотря на указатели на каждом перекрестке (на них наш «спруит» почему-то не значился), и опять пришли к пропускному пункту. Правда, нас влекла за собой безмолвная черная девушка с серпом на голове и измазанным чем-то белым лицом. Ее две подруги несли орудия труда более примитивно, в руках, наверное, вследствие отсутствия удерживающей его растительности на голове. А выбеленное лицо — признак невесты у местного племени.
Водопад, которого мы все же достигли получасом позже произвел гораздо меньшее впечатление. Все огорожено, подойти и искупаться нельзя, одним словом, ходи, смотри, руками не трогай.
Виды, конечно, красивые, но полтора часа очень мало, чтобы оценить прелесть этих мест.
Благополучно преодолев дракенсбергские серпантины и оставшиеся 300 км автострады, мы прибыли в столицу Ква-Зулу-Натал — Питермарицбург.
Однажды 24-летний индийский юноша купил билет Дурбан — Претория в вагон первого класса. Не успел поезд тронуться, как в купе вошел белый мужчина и предложил освободить кресло для него. Протесты индуса не возымели действия. Ему предложили занять более подходящее для него место в вагоне 3-го класса. В знак несогласия юноша покинул поезд. Он медитировал в холодном зале ожидания на станции Питермарицбурга. И этот день стал первым на долгом и трудном пути Махатмы Ганди к просветлению и мировой известности.
На нашу судьбу, к счастью, этот город не оказал такого влияния.
Поскольку приехали мы уже затемно, прежде всего стали искать отель — Ква-Зулу-Натал, все-таки, не Швеция. Объехали центр города несколько раз, пытаясь найти то или иное здание по рекламным щитам или адресам в путеводителе. Один, приятный частный особнячок, был занят полностью. Возле другого, обшарпанного и грязного, многообещающе тусовались проститутки…
Пришлось ночевать в 4-х звездочном City Royal Hotel за 350R дабл, без завтрака.
Отель хороший, держат его индусы и наверное по этой причине уже отмечен печатью разложения. Короче говоря, на вышеозначенный уровень не тянет.
Поужинать поехали в город, ничего не нашли, кроме Мак Дональдса. Господа россияне, авторитетно заявляю, наши МД — лучшие МД в мире!
Кроме всего прочего, в городе ощущается какое-то нездоровое напряжение. Народ кучкуется, о чем-то толкует. На улице только молодые мужчины, черные и индусы. Не очень приятно.
На утро город оказался очень даже симпатичным, может в ночи у страха глаза велики.

9 Мая.
Ну вот и еще один праздник, на которые май месяц не скупится.
Продолжаем разговор.
Надпись «Дурбан 90км» радует душу, измученную почти 3000км драйвом.
Первое, что нужно было сделать в Африканской Индии — закупить товар. Поэтому, мы попытались свернуть с автострады в ближайший шопинг-центр. Италия нас многому научила, но несмотря на это, дорогу к стоящему на холме красивому зданию с флагами пришлось искать минут 40. При этом мы случайно заехали в районы Дурбана, категорически не рекомендуемые путеводителями для посещения туристами. Представляете удивление аборигенов при виде нашего беленького Фольксвагена.
 В итоге центр нашелся и оказался «Павильоном» — «символом жизни богатых», как представил его Lonely Planet. Чушь абсолютная! Хороший, современный магазин с обычными ценами и отличным выбором всяческих товаров.
Мы, к сожалению, провели там 6 часов. В итоге, почти не в себе от музыки, блеска, народа, вещей, продуктов, выкатили переполненную телегу с обалдевшим ребенком на верхушке к машине и попытались впихнуть все купленное в ограниченное нутро WV. При этом пришлось пересадить дочь ко мне на переднее сиденье.
 В таком составе мы выдвинулись на обзорную экскурсию по Дурбану. Уже на подъезде к этому роскошному представителю Южной Африки осознали свою ошибку. Полдня — это все, что мы имели, чтобы полностью насладиться великолепием представленной архитектуры, смешанной индо-африканской экзотичностью городской жизни, теплотой и безопасностью океана и превосходным выбором блюд морской кухни с индийской привкусом. Уверена, многие скажут, что Дурбан — криминальная помойка. Так, наверное, и есть. Нас он поразил многообразием красок и экспрессией, что так отличает его от множества белых и спокойных городков ЮАР. Первым делом мы поехали на мыс, который называется Пойнт и представляет из себя смесь Черкизовского рынка и сочинской набережной.
По пути, как водится, заблудились и приехали в грузовые доки порта. Потом, вроде бы нашли дорогу и ехали по заброшенному старому городу, где под вывесками отелей, магазинов и парикмахерских на розовых, сиреневых и голубых двухэтажных зданиях чуть прикрытые досками провалы окон. И удивительно грязные бомжи разных цветов на подоконниках. Там же и белые, судя по всему, спившиеся и списанные со своих судов моряки.
Может быть, среди них есть русские…
Как же хорош Дурбан со стороны Пойнта! Особенно на закате!
Ну что же, выехать обратно — огромная проблема.Хорошо, что мы, невзирая на риск быть обворованными, оставили машину близко к входу. Благодаря этому и чисто русской пробивной натуре мы буквально растолкали многочасовую очередь на выезд, потратив на это не больше получаса.
Отель в этом городе — часто встречающееся явление. Беда в том, что одновременно с нами его посетила международная туристическая выставка. Поэтому, все более-менее приличные заведения были полностью оккупированы.
Мы после нескольких попыток нашли все-таки небольшую и дешевую гостиницу совсем рядом с вожделенной набережной. Нельзя сказать, что аккомодейшен порадовал комфортом и особой чистотой, но был вполне приемлем и снабжен всеми необходимыми удобствами всего за 170R (без завтрака).
Не теряя даром времени, освободившись от привлекательной для грабителей аппаратуры и вооружившись шокером, отправились к океану пешком. На набережной жизнь, как говорится, била ключом. Не знаю, может в связи с международным рекламным мероприятием были предприняты особые меры безопасности, но никаких признаков криминала мы там не заметили.
Бедные художники вырезают фигуры из песка, а праздношатающиеся туристы бросают им за это мелочь; вдоль длинных молов на скамейках, обращенных к воде чинно сидят влюбленные парочки; пляж так удачно подсвечен, что волна кажется изумрудно прозрачной; маленькие крабики, как мыши прячутся в человеческих следах на песке…
Мы выпили пива в туманном баре, чувствуя, как кожа и одежда пропитывается морской влагой. Побродили босиком по песку, погоняли крабов, постояли на краю мола, глядя в черную воду… Когда в следующий раз мы увидим океан…
Превосходный и уже привычно обильный ужин в каком-то открытом кафе только усилил впечатление. Жаль улетать!

Послесловие.
Безусловно, 9 дней — слишком мало, чтобы попытаться увидеть такую страну, как ЮАР. Она слишком велика и разнообразна.
Мы, если вы обратили внимание, почти совсем не смотрели животных, которых здесь множество (их достаточно и у нас в Зимбабве). Старались не ходить пешком, не валялись на пляжах и преступно мало купались. И все равно не увидели и половины того, что хотелось.
Это, пожалуй, единственная страна, в которой так часто возникала мысль: «Я хотела бы прожить здесь всю жизнь!»
Я тут, after all, прочитала рассказы «самостоятельных» путешественников по ЮАР и удивилась негативу. Страна — супер! Слава Богу, есть с чем сравнить!
И если не поторопитесь, то можете ее таковой и не застать.
Особое примечание. Я — обыватель, а не продавец рекламного продукта. Мнение мое частное, дальше некуда.
И по расходам. Где народ находит такие дорогие отели, я представляю себе, но там масса и более дешевого аккомодейшена. Машина нужна и правила аренды такие же, как везде. Бензин только за «нал» около 4R за литр. Стоянки платные только у шопинг-центров, за остальные можно, в принципе, не платить. Правда, все дают мелочь смотрителям — негласное правило. Дороги на юге бесплатные и очень хорошие. На севере — платные и тоже хорошие. Правила на дорогах особые. Если за тобой едет кто-то, то хорошо бы съехать за желтую полосу и пропустить. Тебе в знак благодарности помигают фарами. Вежливые все. О питании я уже говорила, можно ориентироваться. Главное — в дорогих отелях не обслуживаться.

Good luck! И не применяйте к черным грубое словечко «негр», особенно в их присутствии — это может иметь наипечальнейшие последствия.

Комментарий автора:Первая новость — багаж долетел вместе с нами. Очень жаль! Наши знакомые, которые летали в Кейптаун полугодом раньше получили свой чемодан только на следующий день. Правда, авиакомпания обещала им возместить потерю имущества путем покупки новых вещей. Можете представить себе их разочарование, когда посыльный с чемоданом появился на пороге их комнаты.

| 28.03.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий