Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Южная Африка >> Заметки неудавшегося миллионера


Забронируй отель в ЮАР по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Заметки неудавшегося миллионера

Южная Африка

Преамбула будет несколько долгой, но необходимой. Все началось именно с того, что мне захотелось стать миллионером, как бы то анекдотично не звучало. Однажды, холодным октябрьским днем 2001 года, когда петербургская осень навевает мысли о недвижимости где-нибудь на острове Бали (и ведь нужно-то маленькая вилла, можно даже с одной только горничной и поваром), мне позвонила давнишняя подруга с просьбой о помощи. Оказалось, с ее матерью — в прошлом весьма крупным бизнесменом — связались какие-то люди из Африки с просьбой: всего-то помочь вывести 22 000 000 долларов из Южно-Африканской Республики в Российскую Федерацию с целью их выгодно вложить. Общение в основном велось при помощи факсовых сообщений, подписывался на листах «с той стороны» месье Кабила — брат убитого президента-диктатора Демократической Республики Конго Лорана-Дезире Кабилы.

Ну, брат так брат. Однако меня как юриста смутили несколько моментов. Как близкий родственник главы государства сумел покинуть страну с такой суммой? Почему остановился именно в ЮАР? Но главное — что мешает ему самому вывезти деньги куда угодно любым относительно законным способом? Почему ему необходимо потратить 20 000 долларов на то, чтобы забрать деньги из ячейки? Почему эти деньги должна платить российская сторона? Но, взглянув в окно на мерзкую слякоть, белоснежный домик с бирюзовым бассейном под балийским небом представился настолько явно, что я согласился влезть в эту авантюру. Визы, отель, билеты на самолет — все это в наше время не проблема. Ехать должны были втроем: я, моя знакомая, ее мать. Незадолго до отъезда подруга встречалась по долгу службы с неким немцем — по работе она часто общается с иностранцами как переводчик. Услышав описание в двух словах цели поездки, бюргер решительно заявил, что все это — чистейшей воды мошенничество, африканцы, особенно нигерийцы, таким образом «кинули» уже всю Европу, теперь переключились на Россию. И описал подробно схему, как это происходит. Факс — поездка — встреча с шикарным лимузином и апартаментами — передача денег «для оплаты услуг банка и налогов» — «кидалово». На следующий день неудавшийся миллионер обнаруживает, что денег (обычно не самая большая сумма — от 20 000 до 100 000 долларов) нет, равно как и нет таких гостеприимных партнеров. Машина, офис, апартаменты — все было арендовано на один день. Таким образом негры делали миллионы. «И кто кого после этого должен изучать» — как говорилось в одной старой байке. Я вот тоже вполне был согласен попасться на эту удочку — жадность пересилила разум. Правда есть и смягчающие обстоятельства — оплачивать что-либо никто из нас не собирался. Поездка была под угрозой срыва. Но за неделю до даты вылета я решил: когда еще удастся побывать фактически на противоположном краю Земли? Так ли много наших соотечественников могут позволить себе утверждать, что они видели действительно далекие страны? Решено — лечу, благо отпуск уже взят. А что делать в ноябре в Петербурге? Моя подруга при таких раскладах лететь отказалась, осталась работать. Ее мать решила, что отпустить меня одного она не может — не дай Бог, случится что, потом будет чувствовать себя виноватой. Я был рад любой компании, тем более что женщина она хорошая.

Вылет из Пулково, стыковка в Амстердаме. Первые щелчки затвором фотоаппарата — в Голландии я еще не был, но выйти в город не удастся, времени до вылета не так много. Запомнился только суматошный поиск мною бара, где можно курить. Посадка в Боинг-747. Вид на самолет из окна вытащил из памяти старый анекдот: «а теперь со всей этой фигней мы попытаемся взлететь». Я до сих пор не понимаю, почему самолеты не падают, но как в воздух может подняться ТАКОЕ… И ведь не на воздушных шариках летит… Сервис KLM — заинтересованный взгляд в сторону стюардессы заменяет нажатие кнопки. «Что желаете?» Пива. Завтрак не нужен (с). Подают только «Хайнекен», особенно мной не любимый. Можно взять виски, но крепкого не хочется. Хотя все — халява, кому-то может застлать глаза, но я уже на своей жадности накололся. Лететь 11 часов, нельзя курить. Надпись в туалете на английском и голландском (с которыми я не очень дружен, так как никогда их не изучал) говорит что-то о датчиках дыма и высадке с самолета без суда и следствия. Учитывая, что на экранах в салоне показывают ситуационные карты полета, выходить на высоте больше 10 000 метров в районе селения Мнанга в Центральной Африке не хочется. Взглядом подзываю стюардессу, заказываю три банки пива, под ее осуждающий взгляд выпиваю их залпом. Соседке — молоденькой канадке, занимающейся какими-то гуманитарными программами, объясняю, что курить хочу — изнемогаю, а снотворное не пью принципиально. Она относится с пониманием, но все-таки читает мне лекцию о вреде никотина. К счастью, почти ничего не понимаю и убаюканный ее голосом, моментально засыпаю.

Аэропорт Йоханнесбурга своими размерами не впечатляет, но выглядит весьма уютно. Правда у меня начинаются признаки никотинового голодания — в здании нельзя курить. Задумываюсь над выбором оператора сотовой связи: Vodafon или MTN. В итоге, пользовался то тем, то этим в зависимости от качества связи. Выпендривался, одним словом, сам перед собой. Чернокожий таможенник внимательно рассматривает мой паспорт, вклеивает в него в дополнение к визе еще одну бумажку и машет — проходи, мол. Встречаем водителя, который должен доставить нас в гостиницу. Зовут Майкл, работает в маленькой туристической фирме. Мы его не хотели — он сам пришел: трансфер до отеля был оплачен. Краткий обзор Йоханнесбурга или Joburg'а, как называют его местные. Первое, что удивляет, — город низкий. Высотных зданий мало. Получается, что, хотя в столице ЮАР и живет примерно столько же народу, что и Питере, город размазан по большей площади. Есть очень четкое разделение на районы, как заборами в большинстве случаев огороженные проплешинами хайвэев. Кругом сплошная зелень и сиреневые цветы джакаранды. Про нее отдельно. Джакаранда напоминает собой акацию, только в период цветения, в ноябре, ее зеленая крона скрывается за сиренево-фиолетовыми соцветиями. Если смотреть на город сверху, с холмов, то кажется, что весь мегаполис укрыт этими облаками. Зрелище совершенно фантастическое.

Отель «Holyday Inn», 3 звезды. Первые признаки беспокойства я испытал, когда зашел в холл гостиницы. Стандартная процедура регистрации, залог в 400 рандов, с которого будут списываться траты по обслуживанию, если такие появятся. 1 доллар был равен где-то 9 рандам, так что сумма приемлемая. Войдя в лифт, я понял, что беспокоился не зря — меня жестоко обманули. Если в этой стране ТАКИЕ 3 звезды, то что же из себя представляют 5? Я готов был бы доплатить, но оказаться в той неземной роскоши. Идеально убранные помещения, ни единой пылинки. Уютные номера. Моей попутчице полагался заказанный для меня одноместный номер, я с комфортом разместился в двухместном. Сразу же скажу, что номер стоил около 100 долларов в сутки — гостиничное обслуживание там не дешевое, но сервис — на все 500. Так горничная, которой я дал 10 рандов чаевых (это мне удалось сделать только на третий день, когда я застал ее в своем номере: то, что я оставлял до этого на кровати, она не брала) на протяжении минут двух твердила «God bless you», пока я не взмолился в ответ, чтобы она замолчала. При этом уборка происходит так: все что лежит на столе, аккуратно поднимается, вытирается пыль, вещи и бумаги раскладываются в том же порядке, как они лежали до этого. Ванна сверкала, унитаз пах какими-то экзотическими фруктами. Отель 5 звезд, называющийся по имени района — Sundtown, расположен рядом. Если честно, сразу же не понять, вошел ты внутрь, или все еще торчишь с открытым ртом на улице. Холл там… размером с КЗ «Россия». Внутреннее убранство можно описать словами моей спутницы: «Когда я была в гостях у эмира Катара, дворец, в котором меня поселили, был скромнее.» Забегая вперед, скажу, что это был еще не самый роскошный отель восточной части ЮАР.

Краткая экскурсия по городу была проведена тем же Майком. Внешне он больше напоминал не аборигена, а араба. В ответ на это он сказал, что у него четверть итальянской крови — бабушка приехала в Африку с Аппенин. Вот и думай, как появились арабы :) Сама столица не потрясает архитектурными изысками, эстетически можно наслаждаться только ее природными красотами. Зеленые и сиреневые холмы, лужайки для гольфа в богатых районах, бедные кварталы очень напоминают классическое негритянское гетто, как показывает его Голливуд. Гулять там опасно даже днем, особенно если ты белый, потому что у белого всегда есть, что взять. Здесь вообще надо отметить, что с преступностью в ЮАР полный порядок — нам и не снилось. Полиции не хватает, грабежи и убийства с целью ограбления — повседневность. Причем отнюдь не на расовой основе. С падением режима Апартеида даже белые, кажется, вздохнули с облегчением. Как будто и не было десятилетий угнетения черных, все дружат, на самом деле. А преступность развита среди черных только потому, что образование они начали получать только сейчас, раньше путь в ВУЗы им был заказан. Тем более что до сих пор развита племенная система, из которой молодежь стремится вырваться, уезжая в крупные города. Если нет работы, им остается только два пути — возвращаться в свой тейп или идти на «большую дорогу». Большинство выбирает второе, живя в неблагополучных районах, а то и просто в тауншипах — огромных полях под «Джобургом», заставленными хибарами из картона и фанеры. Если же работа появляется — за нее держатся зубами, как та горничная в отеле. Соседний с районом Даунтаун (где лучше не гулять) — квартал вилл. Огромная территория дорогой частной школы, где я впервые живьем увидел, как играют в поло. Играли школьники. И черные, и белые. Им действительно безразличен цвет кожи. Вилла Нельсона Манделы не поразила — если отъехать от Питера в сторону Сестрорецка, можно увидеть архитектуру поинтереснее. Правда, Мандела знаменит не этим.

Если судьба Вас занесет в ЮАР, причем через Йоханнесбург, начните знакомство с животным миром Африки со столичного зоопарка. Возьмите напрокат электрокар и посмотрите, как должен быть обустроен зверинец. Особенно жители Петербурга, ответственные за содержание наших животных. Представлена практически вся фауна Южной Африки, можно было бы решить, что ничего нового уже увидеть нельзя. Естественно, я ошибался. Если еще рассказывать о достопримечательностях столицы, то надо вспомнить и о «Gold reef city». Известно, что ЮАР один из лидеров по добыче золота, если не признанный фаворит в этой отрасли. Одна из золотых шахт находилась рядом с Йоханнесбургом. Впоследствии она себя исчерпала и оказалась в городской черте. Вместо того, чтобы зарывать трехкилометровый ствол, из этих копей сделали аттракцион для туристов. Вокруг понаставили аттракционов, ресторанчиков, саму шахту приспособили для проведения экскурсий. В итоге заработали на ней уже больше, чем она в свое время принесла дохода. На глубину три километра туристов, естественно, не водят, достаточно и 300 метров. Если Вы не шахтер — развлечение экстремальное. Во всяком случае, там понимаешь, что такое абсолютная тьма. Давление миллионов тонн породы над собой ощущаешь не только умом, но и каким-то органом чуть ниже спины.

 В шахте нас сопровождала представительница славного племени зулу. Гордый народ. Они до сих пор гордятся тем, что были единственной нацией, которая копьями и стрелами победила англичан, вооруженных винтовками. Следы былой воинственности в глазах до сих пор отличают зулусов от остальных племен. Говорила она по-английски, изредка переходя на африканас. Что удивительно, я, изучавший только немецкий, а английский — только по работе с компьютером, понимал ее с лета. Экскурсию описывать бесполезно — это надо видеть. Вкрапления золота встречаются часто, естественно, настолько мелкие и связанные с другими элементами, что добывать их нет смысла. Основная порода в шахте… уран! Когда зулуска невинным голосом это произнесла, я был готов выпрыгнуть вверх по стволу на те смые триста метров вверх, чтобы выбраться из этого долбанного штрека. Схватился за пах, прикидывая какую дозу успел схватить. Естественно, мозг в таких условиях работал исключительно в режиме «паника». Успокоившись, прикинул, что не стали бы сюда водить туристов, если бы тут каждый камешек фонил. Негритянка эти предположения подтвердила.

Потом она еще два часа водила нас по этому парку, уговаривая купить ту или иную вещь, рекомендуя закусочные, попутно что-то рассказывая о жизни шахтеров. Не напряжно, посылать ее не хотелось. Итогом ее экскурсии стало посещение лекции о добыче золота, где нам, сидящим в окружении каких-то японцев, лектор, одетый как сам дедушка Апартеид, на английском объяснял, как выплавляется золото. У нас на глазах два чернокожих «сталевара» расплавили слиток золота, снова залили его в форму и выставили на всеобщее обозрение. После этого шоу начинается главный аттракцион Голд Риф Сити. На столике стоит слиток золота, размером с кирпич, только трапецевидный. Задача — взять этот слиток двумя пальцами одной руки (большим и указательным) и удержать не переворачивая в воздухе несколько секунд. Приз — этот самый слиток. Хитрые негры давно высчитали, что это невозможно в принципе. Во-первых, золото весьма тяжелый металл, во-вторых, гладко отполированные бока трапеции не дают зацепиться пальцами, слиток просто выскальзывает. К чести нашей можно сказать, что я при свои 60 килограммах веса был ближе к победе чем все японцы вместе взятые, лектор даже с интересом посмотрел на мои попытки умыкнуть этот кусок презренного металла. Дело, наверное, тут не в силе, а в неудержимой страсти русского человека к халяве. Два чернокожих, с которыми в силу обстоятельств пришлось общаться в ЮАР довольно-таки долго: водитель Майк и безымянная зулуска в Голд Риф Сити. Они совершенно не подходят под общепринятые стандарты, в которые белые люди загоняют негров (только не надо о политкорректности, в России отношение к чернокожим в лучшем случае ироническое). Отзывчивые, открытые, добродушные — разительный контраст с теми афрофранцузами, которые как-то донимали меня, только-только студента, в Страсбурге, куда мы приехали на экскурсию на день. Здесь тебе не будут настойчиво предлагать «Ролекс» за 5 баксов. Да, могут ограбить. Но с улыбкой на лице и искренним вопросом: «не очень больно?» В дальнейшем мое мнение о южноафриканских неграх только укреплялось — милейшие люди, чем-то похожие на нас. Во всяком случае, я их менталитет понимал, в отличие от англичан и немцев. В день поездки в Голд Риф Сити произошло еще одно событие, которого можно было бы стыдиться, если не относиться к нему с юмором. Утром за нами приехал не Майк на VW Polo (экскурсионную программу подбирали на месте, воспользовавшись услугами той фирмы, которая нас встретила), а молодой, черный как смоль, Фредди на «глазастом» Мерседесе черного цвета с белым, кожаным салоном. Общался он примерно так, привожу наш разговор:

 — Freddy…
 — Yes, sir.
 — Some cool air to me, please.
 — Sorry, sir?
 — M-m-m… Condition to me, cool air, please.
 — Ok, sir.
Я впервые в жизни почувствовал себя настоящим белым человеком.

Так как тур получился индивидуальным, все экскурсии оплачивались из расчета «машина на двоих». Ибо пользоваться общественным транспортом, как и гулять после 22:00 в Йоханнесбурге не рекомендуется. К Сандтауну это относится в меньшей степени, особенно если гулять ПОД ним по огромному подземному торговому центру, в котором легко можно заблудиться, но все же. Однако не съездить в Преторию — вторую столицу ЮАР, а фактически город-спутник, правительственный центр, мы не могли. Претория намного интереснее с архитектурной точки зрения. Центр выполнен в неоклассическом стиле с вкраплениями позднего ампира, хотя я в этом разбираюсь плохо. Президентский дворец и парк-терраса возле него, где собраны почти все цветы, растущие в Африке — стоит это увидеть. В тот же день — поездка в Сан-Сити. Город Солнца оправдывает свое название: вокруг хлещет ливень, а в этом городке, зажатом между высокими холмами, светит солнце. Говорят, конфигурация окрестных холмов и гор задает такое направление воздушных потоков, что над этой долиной облака постоянно разгоняются. Не знаю, правда ли это, но факт остается фактом — когда мы выезжали из города вечером, ливень все еще продолжался, но в самом городке не упало ни капли, а туристы искали укрытия от зноя в тени деревьев. Первое, чем встретит Вас этот городок — крокодиловая ферма. Двигаясь по помосту, можно увидеть этих тварей различных возрастов (начиная от совсем крошечных), полов и степени откормленности. Хотя с последним проблем не возникает — не верится, что эти туши могут шевелиться. Однако на самом деле эти монстры бегают со скорость до 40 км/ч, прыгают (правда строго вверх) на высоту до 2 метров. Милые таблички вроде «Не купаться!» и «Принесите еще одного туриста, последний был очень даже ничего.» дополняют умилительную картину египетского ада. В магазинчике при ферме можно купить изделия из кожи подопечных. Цены, правда, кусаются как еще живые бужущие чемоданы. Вообще, как показал опыт, цены на сувениры в больших магазинах обычно ниже, чем на развалах, как ни торгуйся. Нигде такого больше не встречал. Пещера Сан-Сити — это обустроенный в естественной пещере огромных размеров развлекательный центр. Описывать нет смысла, надо видеть.

Отель со скромным названием «Palace». Наверное, то, что я испытал, называется культурным шоком. Нет, если, конечно, Эрмитаж переделать под гостиницу — это будет круче. Но все-таки поражает. Кругом мрамор. В лифте поручни из резных слоновьих бивней, хотя, может быть, и подделка. Окончательно добили цветные кубики льда в писсуарах, простите за столь интимные подробности. Прогулка по саду отеля — 10 рандов охраннику, главное, чтобы не видел менеджер. Рядом — аквапарк, туда мы не пошли — были не готовы. Можно еще сказать о концертном зале в виде полуразрушенного амфитеатра, однако под «трибунами» сокрыта самая совершенная звукоаппаратура. О скульптурных композициях. Английский колониальный стиль, вобравший в себя особенности архитектуры всех вассалов метрополии. Входя в лифт, естественно, пялясь на все подряд, наступил на ногу какой-то высокой негритянке. Она посмотрела на меня с холодным упреком, я же просто извинился по-английски и по-русски. Великий и могучий, возможно, что-то и растопил в ее сердце, но виду она не показала. На следующий день лежал в номере и щелкал каналами. Особенно забавляли новостные выпуски на языке «кОза» (сама провинция называется Коза Наталь — Провинция Коза, тот же Мандела по паспорту кОза). Язык фонетически интересен тем, что звук «к» произносится одновременно с языковым прицокиванием. Дикторша говорила с бешенной скоростью, складывалось впечатление, что она пародирует стадо антилоп, несущихся по скалам. А это ведь не просто, попробуйте сказать что-нибудь со звуком «к». Только «цокать» языком надо одновременно со звуком «к», а не до и не после. :) Фильм «Большой Лебовски» нормально посмотреть не удалось. Каждый раз, когда встречалось инвективное слово, звук гасился полностью. В итоге половину картины я смотрел немое кино.

На одном из каналов транслировали конкурс красоты, выбирали «мисс мира» или «мисс Вселенная», два этих конкурса, один проводится именно в Сан-Сити, в отеле «Палас». И тут объявляют победительницу — мисс Намибия. Смотрю… естественно, это та самая негритянка, которой я в лифте наступил на ногу. Так что теперь с полным правом могу заявить — пинали мы этих мисс Мира. Или мисс Вселенная. Честное слово, не вру! Вообще девушки в Йоханнесбурге — это что-то. Очень много таких, про которых пишут только в сказках. «Модельных» вариантов мало — традиционно отдается предпочтение женщинам, у которых есть «за что подержаться». Не толстых, а именно нормальных, без торчащих ребер. Красота, конечно, для нас экзотическая, но вызывает интерес. В отель, в его бар, каждый вечер приходили девушки, не отличающиеся излишним пуританством, если речь идет о деньгах. Ровно в 23:00, когда отель закрывается на замок, невостребованные «бабочки» организованно, без скандалов, встают и покидают помещение. Оплаченные удаляются в номера с клиентами. Внешность у всех — как на подбор. Прошу прощения у наших милых дам, которые, конечно, дадут сто очков форы любым африканским красавицам, но для белого мужчины подобная экзотика действует как коктейль из виагры с «пепси» — пузырьками сносит крышу на почве сексульной озабоченности. Сколько стоит — не знаю, думаю, что дорого (несколько раз видел, как бизнесмены все мастей на калькуляторе сопоставляли стоимость услуг с бюджетом и отказывались). Да и не хотелось привезти в подарок Родине что-нибудь экзотическое, трудноизлечимое. Ибо не покидало ощущение, что их зараза прогрызется через любой наш латекс. Но это, сами понимаете, дело личное.

Главная часть поездки — Национальный парк им. тов. Крюгера. 600 километров по хорошим дорогам. Впередиползущие машины не «бычат», а смещаются к обочине. Майк благодарит их, включая на пару секунд «аварийку». Вообще стиль вождения в стране вызывает здоровую зависть. На равнозначном перекрестке, например, где по три полосы в каждую сторону, не работает светофор. Случись такое в Москве или Петербурге… Представили? А вот как делают «недоразвитые» негры: Сначала проезжает один ряд машин в одну сторону, второй останавливается. Потом тоже самое делают те, кто слева. Потом те, кто едет Вам навстречу. Потом те, кто справа. И так по кругу. Никто не матерится, не сигналит. Культура. Между тем проезжаем речку с лирическим названием «Крокодиловая». Спрашиваю у Майка, есть ли там крокодилы. Он отвечает, что местные стараются не то что не купаться — без повода к воде не подходить. Вот тебе и жизнь: купаться пойдешь — крокодил сожрет, в лесок сходишь — лев разорвет. Маленький отель рядом с парком. Потрясающий вид на равнину. Опять же — надо видеть. Рано утром приезжает джип парка. Садимся, в соседнем отеле забираем еще посетителей — англичан и немцев. Один немец совсем старый. Живет в Бразилии. С 1945 года. Потом мы с ним все-таки разговорились. Говорит, что погибла вся семья. Но в том, что вынужден жить далеко заграницей — его собственная вина. Все хотел передо мной извиниться, но явно не знал как. Меж тем начались животные. Первую стайку антилоп-импал встретили визгом восторга. Равно как и бабуинов. Потом на них перестали обращать внимание (к слову, если брать сафари-охоту, то отстрел одной импалы стоит дешевле всего — около 250 долларов). Я лично привез там-там из их шкур (стоил он, смешно сказать — 10 долларов. Размером с обчного размера «том», то есть не маленький сувенирчик). Бабуины — мерзейшие твари. Ходят большими кодлами и терроризируют проезжающих туристов. Стыда и такта — никакого.

Выходящий на дорогу прямо перед капотом тейп львов — зрелище не для слабонервных. Также как и стадо слонов. Запомнилась встреча с белым носорогом, которых осталось-то всего ничего. Белым его навали европейцы, так как впервые увидели его, вымазанным белой глиной. А так — серо-коричневый. Зверь редкий, в машине все засуетились, водитель чуть не плача просил женщин заткнуться. Напугали все-таки. Только эта тварь, когда боится, атакует. Несколько тонн мяса, которые разгоняются до 70 км/ч заняли стартовую позицию на дороге. Водитель тихо матерясь пытался поймать первую передачу. Я прикидывал, на какое дерево буду залезать и кричать о помощи. Обошлось, тварь успокоилась. Вообще из «Большой пятерки» (слон, лев, буйвол, носорог, леопард) не удалось увидеть последнего — кошки встречаются редко, грамотно маскируются и глаза людям лишний раз не мозолят. Бабуины достали. Зато повеселила маленькая мартышка совершенно психоделической расцветки, слезшая с хлебного дерева. Сначала она боялась, потом ела у меня с рук. В конце концов обнаглела окончательно, сперла мой завтрак целиком и цинично сожрала его у меня на глазах. Граница с Мозамбиком размыта, объезжая разлившуюся реку, кажется, пару раз заезжали туда. О еде можно сказать совсем немного: европейская. Хотя страусы выращиваются как у нас коровы, найти в ресторанчиках блюда из них достаточно тяжело. В одном кафе — какой цинизм! — в меню были гамбургеры со страусятиной. Но кончились. Поесть в кафе стоит, наверное, столько же, сколько в средней руки заведении в Петербурге. Плюс чаевые — процентов 10 от заказа, иногда их размер пишется в счете. А так — то же, что и длма, за экзотикой надо «идти в народ» — в племена, но это за отдельную плату. Очень неплохое местное пиво — рекомендую.

Последний вечер в отеле. Внизу в баре трансляция Лиги чемпионов. «Манчестер Юнайтед» — «Бавария». На МЮ здесь помешаны все. Так как свой футбол здесь развит слабо, больше напоминает борьбу без правил (это надо видеть, прыжок двумя ногами в колено грубостью там не считается), все восторгаются тгрой англичан. Как сейчас — не знаю, ведь Бэкхэм уехал в Мадрид. В общем, я был единственным, кто болел за немцев.При этом одетый в футболку «Зенита», обернутый в его же шарфик. Поглощая неизменный «Гиннес», вдруг слышу сзади: «За****ал этот виски, на***й ром, я хочу на*******ся русской водкой.» Оборачиваюсь, говорю: «Привет, земляки.» На лицах — шок. «Это, типа, „Зенит“ — чемпион?» «Типа, да» «Тогда пошли, треснем». Я — за. Оказалось — съемочная группа из Москвы. Снимает рекламу для петербургского производителя соков. Клиент платит, под это дело решили, что натуры кроме как в Мозамбике не найти. Сидели там две недели — достало все. Люди — еще душевнее, воровства нет вообще, номера можно было не запирать. Обокрали один раз — не взяли ни камеру, ни фотоаппараты, залезли в кошелек, где не тронули ни доллары, ни ранды. Вытащили 150 рублей. Правда в Мозамбике пришлось пить таблетки от малярии (в ЮАР это необязательно). «А они и так голову дурят, а если с выпивкой — так совсем конец.» «Так не пейте.» «А это как?» Показать личным примером я уже не сумел. Утро в аэропорте. Нашел место для курения. Через 11 часов я приземлюсь в Амстердаме. Я еще не знаю, что мне придется сидеть четыре часа и ждать стыковки. Что мне позвонит секретарша с вопросом: «Андрей, ты где, тебя шеф ищет.» («В Амстердаме.» Пауза… «А когда будешь на работе?» «Часам к пяти, если ветер попутный будет…») Что весь салон маленького самолета будет с интересом наблюдать, как я пытаюсь пристроить там-там, который совершенно спокойно летел в «Боинге», а потом будет аплодировать, когда я засуну-таки его под сиденье. Что по прилету в Петербург нас не подвезут к «кишке», а высадят на летном поле. Что в Петербурге в это время будет уже -17, а вылетал я из Джобурга при +32, и к смене температурного режима на 50 градусов сразу моя футболочка оказалась не готова. Что я с тоской буду вспоминать Южную Африку и чаять туда вернуться. Что мне совершенно не будет жалко потраченных 1700 долларов за поездку и еще 1000, оставленных за различные экскурсии и развлечения.

А пока… «Три пива, пожалуйста, завтрак не нужен…»
ЗЫ: Намеки на «Мачо не плачут» Ильи Стогова чисто интуитивны, все именно так и было.
ЗЗЫ: Кстати, впечатления тех москвичей от Мозамбика еще:
Палка, воткнутая посреди абсолютно пустой прерии может означать автобусную остановку. В урочный час словно из-под земли, из пустоты начинают появляться негры. Они пляшут и поют — в этой стране царит прямо-таки всеобщая беззаботность. Количество их явно превышает вместимость икаруса. На горизонте появляется транспортное средство, иначе не назовешь, так как определить его классовую принадлежность уже невозможно. Отчетливо виднеется открытый всем ветрам кузов, уже забитый неграми под завязку. Новые пассажиры трамбуются, занимают даже капот, держась за дворники, вся конструкция со скрежетом, песнями и прихлопами отправляется по саване дальше.

Национальный парк. Выходить, естественно, можно только в специально отведенных местах. Напившиеся пива с антималярийными таблетками рекламщики требуют от водителя остановиться, угрожая затопить джип. Тот в итоге сдается, просит только не отходить от машины ни на шаг. Остается последний журчащий, держащийся за колесо. Сверху высовывается оператор и громко рычит, изобажая из себя льва. Вы когда-нибудь видели человека, взлетающего на собственной струе как баллистическая ракета?

Комментарий автора:Услышав описание в двух словах цели поездки, бюргер решительно заявил, что все это — чистейшей воды мошенничество. И описал подробно схему, как это происходит. Факс — поездка — встреча с шикарным лимузином и апартаментами — передача денег «для оплаты услуг банка и налогов» — «кидалово».

| 13.04.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий