Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Южная Африка >> Путешествие на край земли ч.2


Забронируй отель в ЮАР по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Путешествие на край земли ч.2

Южная Африка

День четвертый

Нам предстояло проехать 680км к Индийскому океану.
Весь этот день мы ехали. В густом тумане по горным дорогам от Крюгер-парка; по равнине, засаженной плантациями хвойных и эвкалиптовых деревьев. Мимо аккуратных белых поселков, напоминающих провинциальные городки США. Оставляя справа королевство Лесото и Драконовы горы, по направлению к Свазиленду и дальше на юг, к океану. А Наташа рассказывала бесконечные истории, похожие на сказки.
Про черные племена, которые пришли в эти земли из Центральной Африки примерно в 12 веке, оттеснив прежних обитателей — пигмеев — далеко в леса. Про племя Зулу, в котором девушки носили браслеты на ногах и бисерные юбочки — это от арабов.
Про великого Шаку — короля племени Зулу. В королевских семьях недостаточно было 11 коров, чтобы жениться — нужен был предварительный сговор родителей и решение совета племени. Вот однажды королевский сын по имени Сензангахона возвращался с охоты на леопарда, и возле источника увидел красивую девушку. Понравилась она ему, и в известный срок родила сына. Король-отец, имевший визы на женитьбу сына, в гневе собирает совет — и решено девушку для разрешения конфликта убить. Сезангахона пишет девушке бисером письмо — была у зулу такая форма письменности. Сангома (колдунья племени) — видит, что должен родиться великий человек, и прячет девушку, и рождается будущий великий король Шака. И королевский сын женится-таки на матери своего ребенка, но обращается с ней плохо. Гордая женщина бежит и находит приют в племени Свази, где и рос сын. Подрастая, он создает отряд воинов наподобие спецназа, тренирует его, и дождавшись смерти отца, захватывает престол, убив прямо на совете племени своего брата. И начинает завоевывать окрестные племена и создавать большое королевство с новой столицей и огромной для начала 19 века (60 тысяч воинов) хорошо обученной армией. Впрочем, с английской капской колонией он не воевал, а торговал. Психоаналитик сказал бы, что трудное детство наложило отпечаток на характер великого короля. Он не женился, а родившийся от него вне брака сын был им убит. Королева-мать не вынесла смерти внука и умерла от горя. В день ее похорон Шака убил и захоронил вместе с матерью 7 тысяч воинов и 10 девушек, после чего затосковал, перестал заниматься государственными делами и был вскоре убит для передачи трона.
Мы едем не по трассе (возможно, чтобы избежать платных дорог, они в ЮАР дорогие), проезжаем через поселки, где видно различие аккуратненьких районов с белым населением, и менее опрятных — с черным, мимо школьников в формах разного цвета. Проезжаем город золотодобытчиков Барбертон, он почти на границе, промахиваемся мимо нужного поворота и чуть было не въезжаем в Свазиленд — но нам туда не надо, возвращаемся в город и едем дальше на юг. 
А Наташа продолжает рассказывать африканские сказки. Про племя шанган — дезертиров из армии Шака, не выдержавших жестокой дисциплины, и ушедших во главе с генералом, и осевших в конце концов в нынешней Зимбабве. Про Королеву Дождя, которая одна во всей Южной Африке может выбирать себе мужей, и дочери которой наследуют ее дар вызывать дождь, и поэтому племя это всегда возглавляет женщина — но это севернее, в провинции Лимпопо. Про походы первопроходцев-буров, вытесненных англичанами из района Кейпа. Про генерала Преториуса, который всего полутысячным хорошо вооруженным отрядом выиграл битву с 12-тысячной армией зулусов с копьями у реки Инкоме, которая с тех пор стала называться Блад-Ривер. Позднее он объяснил англичанам необходимость признать независимость бурской республики Трансвааль, а столицу назвали его именем.

А мы все едем и едем, проехали Паульпитерцбург, перекусили в местном заведении типа Макдональдса. На дальнем холме проплыла огромная, выложенная белыми камнями надпись «Иисус с нами» и крест — похожее я видела давно, в степи возле Абакана, только надпись там была «Ленин».
 В этих местах тоже есть природные парки. На границе Свазиленда есть заповедник, где особенно много носорогов. Неподалеку — соленое озеро Сант-Лючия, кудя приезжают посмотреть на крокодилов, бегемотов и множество птиц. Вдоль дороге появились поля сахарного тростника, а горы отступили. Провинция, по которой мы едем, называется Квазулу Натал — по имени первого европейского порта Натал на африканском побережье индийского океана, и по имени королевства зулу. Круглые постройки с тростниковыми крышами — дома местного племени видны в деревнях вдоль дороги. Промелькнул указатель на Шака-Лэнд — фольклорную деревню, где проходят шоу для туристов и где снимался фильм «Король Чака».
И наконец мы приближаемся к океану. В закатной дымке его почти не видно. Сегодня наша остановка — в гостинице Беверли Хиллз в Умшланга Рокс — курортном городке неподалеку от Дурбана. Одуревшие от долгой поездки, вваливаемся мы в отель — и оказываемся в атмосфере спокойной роскоши. Изысканные интерьеры, тихие лифты, золоченые рамы у зеркал, тапочки и халаты двух видов, шелковистые простыни — но рано расслабляться, у нас в программе ужин. Ужин с заказом по меню в ресторане хорошего пятизвездного отеля — это целый спектакль, особенно если в меню карпаччо из страуса и крокодила и жаркое из антилопы, а обслуживают чернокожие официанты в красной форме. Наконец можно уснуть. Назавтра — переезд в Дурбан. Обычно время выезда из отелей ЮАР — 10 утра. Мы попросили, чтобы это было 11, очень хотелось чуть-чуть на пляже отдохнуть.

День пятый.

Умшланга Рокс. Утро. Африканское солнце в дымке над океаном. Через веранду отеля иду вниз к бассейну, там уже моют-чистят, вниз по ступенькам, мимо толстого секьюрити — «Доброе утро, мэм» — к пляжу. Вдоль него идет пешеходная дорожка, а по ней — гуляющие для здоровья и просто так. На песчаный берег накатывает волна прибоя, и в ней спиннингисты кого-то ловят. Непонятно, но красиво. Чуть в стороне от отеля маяк, возле него камни.
После завтрака спросили про интернет — пожалуйста, вот компьютеры, свободно.
Пошли вдоль пляжа, попробовали искупаться в океане, далеко не зашли — сильная волна. На пляже объявления — приглашают на океанскую рыбалку. Жаль, времени нет.
Вернулись к отелю и с удовольствием час провели у бассейна. На газоне шезлонги с матрасами, разноцветные птички летают, цветы цветут. Служащий тут же принес полотенца. Бассейн чистый, газон хороший, солнце греет — понежиться бы, но некогда, надо вперед, в Дурбан. До заселения в отель у нас экскурсия по городу.
Дурбан — город курортный и портовый. Тут много индийцев и цветных, есть общественный транспорт, не очень опасно ходить по улицам, и есть на что посмотреть. За окном мелькает порт с огромными кораблями, набережная, где-то рядом на горе ресторанчик с морской кухней. Проехали по центральной улице — современные здания, старая ратуша с часами, памятники… На площади остановились среди многочисленных монументов и гораздо более многочисленного черного населения. И пошли в музей — ну как же без музея? Там чучела жирафов, носорогов и черной мамбы — самой опасной африканской змеи. И вернулись на набережную к отелю. Вдоль набережной — нарядные рикши и рынок сувениров: картины, деревянные скульптуры, бисерные поделки. Ближе к морю — детский парк с аттракционами и мелкими бассейнами. В океане никто не купается, но много серфингистов, почему-то почти исключительно белых. И спиннингистов — преимущественно черных.
Заселились в Holiday Inn Marine Parad, огромную башню на набережной. На этот раз отель не роскошный, а обычный трехзвездник: скучная коридорная система, простая отделка, но большие удобные конференц-залы, буфеты. Можно разместить немаленькую конференцию. И еще — все номера с видом на океан и суда, стоящие на рейде. За всеми этими занятиями не успели перекусить, только прошли на пирс и посмотрели на серферов, и пора ехать в новый торгово-развлекательный центр, где заказан ужин в рыбном ресторане.
Темнеет рано, и когда мы подъехали ко входу uShaka Marine World, украшенному огромными зулусскими щитами, уже смеркалось. И торговый центр неожиданно совсем не по-московски рано заканчивал работу. Тем не менее, мы зацепились за один из магазинчиков и купили там шкуру маленькой антилопы. И пошли мы к ресторану Cargo Hold. Он размещен на старом и ржавом корабле, и основное его достоинство — огромный аквариум, во всю стену зала, а в нем — акулы и другие рыбы. Вот так сидишь, заказываешь еду, пьешь вино, за спиной скелет сидит на старом пианино, по стенам всякие навигационные приборы развешаны, а за стеклом неслышно проплывает белое чудовище. Еда в ресторане была хорошей, а обслуживание — никудышним, официанты путали заказы и были очень неторопливы, но это не испортило настроения.

День шестой
Завтрак, прогулка по пирсу, откуда ловят рыбу (тут же спиннинги дают напрокат). В океане уже полно подростков на досках, ловящих волну. И пора в аэропорт — улетаем в Кейптаун. Сегодня мы прощаемся с водителем Кеном, который все это время нас возил. Он потомок англичан, много лет женат на женщине из семьи буров, и тесть с тещей его все еще не жалуют — отголоски англо-бурской вражды.
 В самолете на Кейптаун летели деловые люди с ноутбуками, листали газеты — как будто на работу направлялись. Аэропорт Кейптауна — и вот мы опять сидим в микроавтобусе, и в программе экскурсия по городу. Здесь прохладнее, по небу бегут тучи. Дорога сперва идет вдоль бедных пригородов, потом появляются корабли и портовые краны, и вот мы въезжаем в переплетение развязок, вдоль стеклянных высотных зданий — к центру.

Над городом возвышается Столовая гора — непременный пункт в обычной туристской программе, но сегодня она закрыта тучей, и кабинки канатной дороги не движутся. Гора очень старая, действительно похожа на стол — с плоской вершиной и обрывистыми склонами, и когда над ней облака, говорят — скатертью накрылась. И еще Наташа нам рассказывает легенду, что это голландец на спор с чертом трубку курит.
Кейп был районом Южной Африки, где впервые высадились европейцы, а Кейптаун — самый старый город Южной Африки. Голландцы еще в середине 17 века разбили сады по всему побережью Кейпа, чтобы корабли Восточно-Индийской компании могли пополнять свои запасы свежими продуктами и водой. В 1652 г. Ян Ван Рибек построил здесь форт, который был первым зданием Кейптауна. В 1688 году на полуострове высадились бежавшие из Франции гугеноты. Постепенно колония расширялась на север, пока поселенцы не столкнулись с африканскими племенами банту. В 1795 году здесь впервые появились англичане, а уже к 1806 году на полуострове возникли их многочисленные поселки. До строительства Суэцкого канала в конце XIX века Кейптаун лежал на пути всех судов, шедших из Европы в Азию и обратно. Его порт был одним из крупнейших в мире.
Мы высаживаемся из автобуса и проходим мимо каких-то монументов, мимо привычных для большого города серых зданий, заходим в церковь, где отдельно стоит ящик для пожертвований на борьбу со СПИДом: в ЮАР это очень актуально. Идем по аллее мимо огромного ботанического сада, где из-под забора торчат цветы, какие у нас в горшках растут, и бегают серые белки, мимо летней резиденции президента, мимо смешанной (беленькие-черненькие) группы школьников в форме, подходим к художественному музею. И конечно, заходим в него — там неплохая коллекция старой живописи, вперемежку разных времен и народов, и выставка современного искусства. Быстренько приобщившись, едем дальше — заглядываем в мусульманский квартал (однотипные домики, окрашенные в разные цвета), и в завершение экскурсии посещаем фабрику бриллиантов. То есть до фабрики мы так и не добрались, застряли в выставочном зале. Не то чтобы кто-то что-то покупал, но с интересом рассмотрели витрины, и дамы дружно осудили высокие цены. Интересно было посмотреть на таблицы с описанием размера, цвета и чистоты бриллиантов, и цветные камни — зеленые изумруды, синие сапфиры и более редкие танзаниты. И пора в гостиницу.
Arabella-Sheraton — недалеко от берега океана, мы проезжали мимо, когда въезжали в город. И вот — парадный вход, и швейцар в цилиндре, и неизменный «приветственный напиток», и очередная наклейка на чемодан — с названием отеля и номером комнаты — для носильщика. Отель новый, с иголочки, напичкан электроникой, интерьеры оформлены первоклассным дизайнером. Впечатляют охранные системы: чтобы лифт поехал, нужно воспользоваться карточной от номера; на этаже лифтовый холл отделен от коридора стеклянной дверью, которая опять же раздвигается с помощью карточки. Ну, и дверь в номер — тоже.
Номер очень удобный и красивый, в стиле хайтек. Стеклянная стена с видом на горы. В номере телевизор — телефон — Интернет-линия. В ванной теплый пол, ванна и душевая кабина (и куча бутылочек с шампунями- лосьонами). Кроме кровати с несметным количеством подушек, возле торшера некая лежанка — кресло эргономичной формы. Чтобы удобно было полулежа читать. За отдельной дверцей шкафчика — электрочайник с полудюжиной пакетиков разных чаев и кофеев. Словом, живи и радуйся, только утюга нет, а если отдать вещь погладить — завтра, конечно, вернут. Но времени нет катастрофически, сообщение на автоответчике, что за нами придет такси в пять часов. Это наш знакомый, местный житель, пригласил нас в ресторан. Быстренько душ принять — и бегом к Джону. Вытащив измятые вещи из чемодана, развешиваем их в ванной — помогло: пока принимали душ, они отвиселись. Спускаемся в холл, выходим — такси нас ждет, и везет вдоль берега океана — в гости.
Едем вдоль набережной. Солнце клонится к закату. Оно здесь ходит по северной половине неба — сообразили мы и вспомнили глобус. По аллейкам прогуливаются и бегут трусцой местные жители. Город не выглядит таким черным и угрожающим, как Иоханнесбург — наоборот, жить здесь, похоже, приятно. Дома лепятся к склону горы, улица вьется вдоль склона, въезжаем в богатый пригород останавливаемся перед площадкой за решетчатой оградой — за ней виден океан. Оказывается, это крыша дома, где живет Джон. Судя по лифту, на котором едем вниз, в доме то ли 4, то ли 6 квартир. Спустившись, из лифта попадаем в гостиную со стеклянной раздвижной стеной на океан.
Перед ней веранда, бассейн, — и волны. Вспоминаю, что первая крепость, построенная голландцами в этих местах, была смыта штормом, и спрашиваем Джона, не продувает ли зимой. Смеется, и предлагает нам вина, с которым мы и выходим на веранду.
Вино было прекрасное, вид на океан еще лучше, но Джон вызвал такси, и мы едем в его любимый ресторан под названием Пигаль. Там его все знают, мэтр провожает к столику, где уже перелито в графин из бутылки его любимое местное вино урожая 1986 года, тихо играет джаз, и музыканты тоже приходят поздороваться и поболтать. Ресторан не для туристов, много местной публики, приятная атмосфера и очень хорошая кухня. Мы вопреки канонам запиваем рыбу красным вином, и наслаждаемся жизнью.
Вина Южной Африки — это не исследованная нами область. Существуют винные туры, в районе Кейпа много винодельческих ферм, но времени не было в них разобраться. Мы возвращаемся в отель, проходим мимо компьютеров в холле (я дважды выходила оттуда в Интернет — похоже, это там бесплатно), мимо бутиков и большого винного магазина — сил нет, а завтра предстоит большая экскурсия на мыс Доброй надежды.

День седьмой

Завтрак в Арабелле — отдельное удовольствие. Превосходный дизайн столовой, и шведский стол с немереным количеством блюд. И шампанское присутствует, и экзотические фрукты. Но долго рассиживаться нельзя, пора в автобус. Все предупреждены, что одеваться нужно потеплее, хотя и Африка и первый день весны.
Автобус едет вдоль берега, мимо пляжей, мимо богатого пригорода Клифтон, где мы вчера были в гостях, мимо Львиной головы — горы, возвышающеся над городом, и далее вдоль Двенадцати Апостолов — цепи скал над океаном. Ветрено и туманно, похоже на Дальний Восток или Калифорнию в районе Сан-Франциско. Водитель говорит, что если повезет — увидим китов, они в это время года приходят к берегу. Всматриваемся в океан, но — не повезло. Первая остановка — Hout Bay, маленький живописный городок в бухте, откуда ходят кораблики к лежбищу котиков и где водятся бакланы.
На пристани — развалы сувениров. Женщины из группы осознали, что погода не очень африканская, и в качестве сувениров покупают шерстяные платки. Плывем в океан — качает — обходим вокруг острова, котики на нас не обращают никакого внимания. Зато по возвращении на пристани нас ждет джаз-банд из лиц непонятной национальности, которые ждут чаевых и охотно фотографируются с пассажирами. Едем дальше — вдоль красивых лесов, национального парка — останавливаемся оглянуться на серую бухту — еще в начале 17 века английские суда оценили ее удобство и красоту, и едем дальше — к мысу Доброй Надежды.
С дороги открываются прекрасные виды на песчаные океанские пляжи, маленькие поселки, и вот мы въезжаем в ворота заповедника. Он огромный — весь мыс, поросший мелким кустарником, цветами, с редкими узкими дорогами.
А вот страус пасется, да не один. Этот — дикий, а мы сегодня еще поедем на страусиную ферму. А пока что через заросли протеи — цветка южной Африки — подъезжаем опять к берегу океана. Здесь красиво, приятно фотографироваться, и именно сюда в первую очередь привозят туристов. Приходится дожидаться очереди, чтобы сфотографироваться на фоне координат этой точки. Хотя сам мыс Доброй Надежды — дальше.
Честно говоря, не он является самой южной точкой Африки, а расположенный восточнее мыс Игольный. Между ними находится False Bay — Обманный Залив, в который по ошибке заходили суда и разбивались на многочисленных скалах у мыса Доброй Надежды. Туристам часто рассказывают, что с высокой точки мыса можно увидеть, как сходятся не смешиваясь воды двух океанов — Индийского и Атлантического
голубые и серые. Не знаем, не видели, но оба океана очень красивы. На край света продают билеты, у нас один сохранился, — туда едет вагончик фуникулера. На горе толпятся туристы, стоит столб с указателями расстояний до разных приметных мест, откуда понятно, что до Южного полюса все же далековато. И конечно. магазин сувениров, где покупаем всякие мелочи с символикой Cape of Good Hope.
И опять спешим, чтобы поспеть на ланч на страусиную ферму. Останавливаемся только чтобы сфотографировать кусты протеи. На ферме уже накрыты столы с разными блюдами из страуса, сами птички пасутся в загоне, а всякие сувениры из них продаются тут же в магазине. Несмотря на уверения, что сумки тут вчетверо дешевле, чем в Европе, очереди за ними не наблюдалось, а вот страусиные яйца, метелки из перьев, вяленое мясо раскупались быстро. Мы посмотрели инкубаторы, где проклевываются птенчики размером уже с взрослую курицу, и схему черепа страуса — мозг у него с грецкий орех, несмотря на внушительные размеры всей птички. Дальше лекцию слушать не стали, иначе бы не поспели засветло к пингвинам.
Оказывается, в Африке еще и такие птицы водятся. Лет 20 назад возле города Боулдер обосновалась колония пингвинов. Откуда взялись, никто не знает. Сперва местные жители, может, и обрадовались, но скоро поняли, что такое соседство сулит снижение цены недвижимости из-за плохого характера и запаха этих птичек. Хотели было их вывести, но тут пингвинов занесли в Красную книгу и стали водить экскурсии — хоть какая-то польза. Птички смешные, маленькие, бродят себе по камням и песку, лежат на прибрежной травке, и совсем не боятся туристов. Для людей сделаны деревянные помосты, откуда можно фотографировать пингвинчиков без опаски на них наступить. Это очковые пингвины — единственный вид, обитающий в Африке. (В ЮАР и Намибии).

Возвращаясь в Кейптаун, мы ехали мимо городка, где и сейчас штаб-квартира южноафриканского флота (и летний дом адмирала). Кроме большой марины, достопримечательностью является памятник собаке. Пес дружил с моряками и говорят, провожал их из кабака на корабль, за что и был любим, и награжден фуражкой. Городок этот — совершенно в колониальном стиле, с милой набережной и пальмами. И уже в темноте мы вернулись в отель. У меня еще хватило сил посетить в Арабелле местную сауну и бассейн, расположенные на верхнем этаже, со стеклянной стеной и видом на город. А вот до торгово-развлекательного центра Вотерфронт мы не добрались, хотя туда по каналу прямо из отеля ходят водные такси. От Кейптауна осталось ощущение, что жить там приятно. А нам предстояло знакомство с Зимбабве и Ботсваной.

Комментарий автора:Над городом возвышается Столовая гора — непременный пункт в обычной туристской программе, но сегодня она закрыта тучей, и кабинки канатной дороги не движутся. Гора очень старая, действительно похожа на стол — с плоской вершиной и обрывистыми склонами, и когда над ней облака, говорят — скатертью накрылась. И еще Наташа нам рассказывает легенду, что это голландец на спор с чертом трубку курит.

Статья разбита на нескольких частей. Читайте предыдущую часть, следующую часть

| 07.09.2006 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий