Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Вьетнам >> Хюэ >> ВЬЕТНАМ – ГОРОДА И ЛЮДИ (Ха Ной — Ха Лонг — Хюэ — Хой ан — Хо Ши Мин)


Самые низкие цены и специальные предложения на отели Вьетнаме!

ВЬЕТНАМ – ГОРОДА И ЛЮДИ (Ха Ной — Ха Лонг — Хюэ — Хой ан — Хо Ши Мин)

ВьетнамХюэ

ВЬЕТНАМ — ГОРОДА И ЛЮДИ
(Ха Ной — Ха Лонг — Хюэ — Хой ан — Хо Ши Мин)

ПОЛЕТ. На мой взгляд, любое хорошее путешествие обязательно должно начинаться с длинного перелета. В этом смысле поездка во Вьетнам начиналась как нельзя лучше: 9 часовой ночной перелет на Аэрофлотовском Ил-96 это именно то, что надо. Конечно, перед полетом у меня были определенные опасения: всего полгода назад я имел сомнительное удовольствие ночного перелета на о. Бали с Эмиратскими авиалиниями (количество посадок и пересадок превзошло самые смелые ожидания, суммарно перелет длился почти сутки, кстати, поспать за это время практически не удалось). На родном Аэрофлоте я уже давно не летал, последние отзывы о нем были достаточно нелестные, поэтому входил в самолет с некоторой опаской, но аэроплан мне сразу понравилось — в отличие от всех западных Боингов, в наших аэробусах очень высокий потолок (при росте 190 см эта деталь имеет немаловажное значение). Кроме этого, расстояние между креслами было настолько велико, что когда настал час отбоя, я без всякого труда вытянулся во весь рост и спокойно спал почти всю ночь. Что еще порадовало в Аэрофлоте — это быстрое обслуживание на борту: через полчаса после взлета мы уже «наслаждались» ужином, запивая его солидными порциями рома, купленного перед отлетом в duty free . Аэрофлотовскую кухню, к сожалению, нельзя назвать образцом гастрономического искусства, однако я предпочитаю не обращать на такие мелочи внимания. В общем, полет 9 сотрудников турбизнеса по маршруту рекламного тура «Вьетнам-Камбоджа» начался в целом хорошо. Рекламные туры, организуются туроператорами специально для работников туристических агентств, с целью их ознакомления с новой страной для ее успешного продвижения на российском туристическом рынке. Подобные туры имеют ряд несомненных достоинств: за короткое время тебе показывают в стране намного больше интересного, чем обычному туристу, участников тура принимают обычно по первому классу, ну а стоимость таких поездок несколько меньше, чем стоимость аналогичного турпродукта, предназначенного на продажу. Однако у рекламных туров есть и свои недостатки: очень напряженный, и заранее жестко спланированный график поездки, практически полное отсутствие свободного времени, необходимость посещения большого количества официальных мероприятий (инспекции отелей, переговоры, встречи с менеджментом и многое другое).

Самолет был заполнен не более, чем наполовину, причем европейцев среди пассажиров было крайне мало, сразу после ужина хитрые вьетнамцы быстро разлеглись по свободным креслам и погрузились в глубокий и здоровый сон на высоте 11000 метров при средней скорости 850 км/час. На нашу долю свободных рядов не осталось и поэтому пришлось спать сидя в своем кресле. Утром стюарды еще раз покормили нас, далее по программе была посадка в а/п г.Ханоя — Нойбэй под жидкие аплодисменты немногочисленных россиян, и вот оно свершилось: дверь самолета раскрылась навстречу новым впечатлениям, а может быть даже и приключениям, сразу перенеся нас на три часа вперед по отношению к московскому времени. Несмотря на то, что выходили мы через рукав, духота сразу дала знать о себе (с утра на улице было всего +32). Один из наших попутчиков — Леня, заранее предупредил том, что с мая по сентябрь на севере страны дождливый сезон, поэтому еще из иллюминатора самолета мы с опаской посматривали на небо, но оно было абсолютно безоблачным, а солнце, несмотря на ранний час, стоящее в зените, палило на полную мощность. Получение визы при наличии заранее оформленного приглашения занимает максимум 30 минут, и виза в этом случае оформляется бесплатно. Визы по прилету оформляла только наша группа, эта процедура не заняла много времени, поэтому меньше, чем через час после посадки мы грузились в заранее ожидающий у аэропорта минибас. Перед выходом из аэропорта поменяли деньги, т. к. гид предупредил, что курс здесь наилучший — 15850 донгов за 1 родной бакс, он действительно оказался прав, хотя в городе курс отличался незначительно. При этом во всем Вьетнаме можно рассчитываться и долларами, но курс при этом будет 15000 донгов за бакс, что совсем неинтересно.

ХАНОЙ-ХАЛОНГ. Первым городом нашей программы был Ханой — официальная столица Социалистической республики Вьетнам. Через 15—20 минут медленной езды из аэропорта Нойбэй, мы так же не спеша, по длинному мосту, пересекли широкое русло реки Красная, и въехали в город. Несмотря на то, что конец мая для Ханоя считается уже дождливым сезоном, воды в реке было совсем немного. Первый взгляд на новую страну самый пристальный и цепкий: сразу бросаются в глаза вполне ожидаемые рисовые поля, а вот новенькие фабрики, выстроенные вдоль шоссе, вызывают удивление — издалека Вьетнам кажется чисто аграрной страной; невольно привлекают внимание раздельные полосы движения для мотобайков и автомашин на мосту — у нас такого нет. Город совершенно особенный: во первых он достаточно чистый, во вторых в нем совсем немного высотных зданий, и в третьих — там много зелени. Очень своеобразна архитектура города: наряду с немногочисленными зданиями колониального стиля, в городе очень большое количество зданий частных, причем по фасаду, выходящему на улицу они имеют длину всего 3—3,5 метра, а в глубину простираются на 10 и более метров, высота таких зданий 3—4 этажа, получается очень узкая и длинная коробка. Каждое частное строение раскрашено в яркие цвета, и производит очень приятное впечатление, а когда видишь целые улицы, застроенные разноцветными домами, то настроение невольно улучшается. В каждом доме обычно проживает одна семья, очень узкий фасад делают из-за очень высокой стоимости земли со стороны улицы, обычно в стоимости постройки дома 60—70 % занимает стоимость земли, а на долю материалов и работы остается меньшая часть.

Надо сказать, что до поездки я достаточно много прочитал о Вьетнаме в Интернете, и ехал в новую для меня страну информационно подготовленным. Прежде всего я ожидал увидеть огромный транспортный поток, но в первой половине дня на улицах Ханоя транспорта оказалось совсем немного, т. е. машин практически не было, а количество мотобайков совсем не потрясло мое воображение. В довершение картины, все транспортные средства двигались с черепашьей скоростью — не более 60 км/час (по словам гида, за нарушение скоростного режима существуют драконовские штрафы — до 300 баксов).

Разместили нас в отеле Голден Ки 3* (65 Quansu Str.), он достаточно неплох для того, что бы провести в нем 2—3 ночи. После аэрофлотовского завтрака хорошо бы перекусить, поэтому под предводительством гида, которого звали Тунг, мы отправились в ресторанчик, где за 4,5 бакса на человека отлично приобщились к вьетнамской кухне, обильно запивая незнакомые блюда пивом Tiger. Сразу замечу, что я не гурман, но вкусно покушать очень люблю, и методика вьетнамского чревоугодия меня очень порадовала: в обычном обеде должно содержаться не менее 7—9 блюд. Обед начинается с блинчиков Нем Жан, которые делают из рисовой муки, фаршируют мелко нарубленным мясом с грибами и скатывают в небольшие аккуратные роллы. При добавлении соответствующего соуса — смак необычайный. Далее подается непревзойденный суп Pho, который обычно готовится на твоих глазах: в кипящий бульон официант бросает кусочки сырого мяса, добавляет сухую лапшу и через три минуты порция вкуснейшего супа попадает к тебе в тарелку. Третьим блюдом идет мясо, тушеное с ананасами и овощами, наилучший вкус имеет свинина, которая в сочетании с кисло-сладким ананасом приобретает просто необыкновенный аромат. Во Вьетнаме, как и везде, едят свинину, говядину и курицу (иногда потребляют змей, черепах и даже собак, но это совсем отдельная история), однако наиболее распространена свинина и курица, говядины меньше и она дороже. Четвертым блюдом может быть рыба, за которой обычно идет овощное рагу, для сытности приносят плошку с пресным рисом (он, кстати, заменяет хлеб). К каждому блюду подается свой неповторимый соус, поэтому к концу трапезы около каждого едока теснится 4—6 маленьких пиал с различными соусами.

Если заказывать обед с see-food, тогда на столе вместо мясных блюд появляются дополнительные блюда — вареные каракатицы, кольца кальмаров, запеченные во фритюре, печеные ракушки, и конечно украшение любого стола — королевские креветки. В одном из ресторанов нам подали совершенно необыкновенное блюдо, состоявшее из ананаса, разрезанного поперек, и стоящего на тарелке, сверху ананаса был укреплен красный плафон, сделанный из выпотрошенного помидора, внутри которого горела крошечная свеча. С четырех сторон в ананас были воткнуты деревянные шпажки, а на них были насажены огромные креветки. К креветкам во Вьетнаме практически везде подают один и тот же соус — глютонат смешивают с черным перцем и поливают лимоном, в него макают креветку, откусывают маленький кусочек, а потом можно наслаждаться необычайным вкусом (сижу, описываю эту прелесть, а у самого слюнки текут). На десерт бывают фрукты (никаких изысков — все как обычно в Азии: папайя, личи, иногда рамбутаны, маленькие бананы, арбуз или дыня), завершается обед чашкой чая или кофе. Перед едой нам выдали палочки, но пользоваться мы ими не могли, несмотря на все наше желание и усилия официанток. Наш руководитель Марина, ловко орудующая палочками, без особой надежды пожелала нам через неделю хотя бы научиться держать палочки в руках.

В Ханое есть много мест, которые можно и нужно посетить, но после длительного ночного перелета лучше не напрягаться очень сильно, поэтому в день прилета мы посетили только шелковую деревню, местный супермаркет, а вечером театр кукол на воде Thang Long Puppet Theater ( 40000 донгов — в 1 классе).

Про шелковую деревню ничего хорошего не скажу — было ужасно жарко и душно, состояние такое, как будто ты постоянно находишься в парилке хорошей бани, при этом, если в бане ты сидишь, и спокойно обтекаешь, то здесь надо бродить от прилавка к прилавку, а при этом еще и выбирать какие-то шелковые вещи. Несмотря на то, что единственными посетителями шелковой улицы оказались девять европейцев, особого оживления среди торговцев наш визит не вызвал — мне показалось, что даже выносливые продавцы-вьетнамцы тоже были сильно разморены полуденной жарой.

К вечеру на улицах города резко увеличилось число мотобайков, и я в полной мере смог увидеть то, о чем уже писали многие туристы: тысячи мотобайков лавиной движутся по улицам столицы, при этом понятие о правилах движения для них не существует вообще. Как ни странно, но байкеров-женщин больше, чем байкеров-мужчин; вызывает уважение и изумление поразительное чувство равновесия всех наездников, ведь на одном мотобайке порой едет до 4 человек, это может быть семья — папа мама и двое детей, или три девчонки — на вид подростки, рассекающие по мостовой на мотобайке. Порой можно наблюдать весьма забавные эпизоды — едут две молодых вьетнамки на мотобайке, а та, которая сидит сзади, кормит попкорном свою подругу за рулем. Иногда на дороге исполняются уникальные цирковые номера: два мотобайка едут рядом, водитель одного мотобайка на ходу вытирает шлем соседнему водителю. Мотобайк широко используется в качестве грузового транспорта, например, на нем можно везти такое количество шляп, что водителя будет практически не видно. На заднем багажнике можно развесить вниз головой 2—3 десятка живых кур, и ехать с такой поклажей, но самую невероятную картину мы наблюдали, когда в переднем багажнике мотобайка немолодой ханоец перевозил здоровенный полированный гроб! Практически все вьетнамки-байкерши на голове носят коническую шляпу; несмотря на жару, на руки одевают длинные перчатки до самых плеч, а на лицо до самых глаз натягивают специальные повязки, я их с некоторой долей иронии назвал «намордниками». Гид пояснил, что это делается для того, что бы кожа девушек во время движения не загорала и не обветривалась. Во Вьетнаме, как и во многих других странах Юго-Восточной Азии существует культ белой кожи: чем темнее цвет кожи молодой девушки, тем меньше у нее шансов выйти замуж, белая кожа является признаком аристократизма. На попытки российских женщин загореть, вьетнамские женщины смотрят с ужасом, а мужчины с удивлением и снисхождением. На немногочисленных регулируемых перекрестках наездникам приходится останавливаться, но как только красный глаз светофора начинает мигать, орда всадников на маленьких мотомулах вновь катит по дороге, правда скорость их движения не очень невелика, наверно поэтому аварий в городе очень мало (несмотря на полное пренебрежение к требованиям правил дорожного движения). В этом плотном и бесконечном потоке двухколесных фыркающих транспортных средств периодически появляются автомашины, с учетом того, что мотобайки постоянно лезут им под колеса, водители машин регулярно жмут на клаксон, оглашая улицы громким бибиканием. Если же на проезжей части появляется грузовик (обычно это наши Камазы) или автобус, то их басовитое гудение призвано распугивать не только суетливые мотобайки но и респектабельные автомашины. Для перехода улицы в таком плотном и практически не подчиняющемся никаким правилам потоке, пешеходу требуется огромное мужество, даже московская реакция не позволяет безопасно перейти улицу, поэтому первоначально ты с ужасом стоишь на обочине, пытаясь выискать просвет в бесконечном потоке. Затем убеждаешься, что это практически невозможно (а перейти улице все равно необходимо), тогда, зажмурив глаза, и ожидая неминуемого и сокрушающего удара в бок, ступаешь на враждебную мостовую. Но вдруг происходит чудо: если ты идешь медленно и размеренно, без резких рывков и метаний, всем мотобайкам, летящим прямо на тебя, удается каким то чудом избежать столкновения, и объехать твое драгоценное тело, буквально в сантиметре от неминуемого соприкосновения. Еще одним полноправным участником дорожного движения являются велорикши — как обычные такси они стройными рядами стоят на обочине и жестами приглашают любого желающего совершить велопрогулку на диковинном гибриде велосипеда и коляски. За доллар-два они готовы катать туриста по улицам города в течение часа. Если пустой велорикша едет по городской улице, он, увидев бледнолицего туриста, сначала привлекает его внимание с помощью специального звонка, потом недвусмысленными жестами предлагает занять место в его коляске. Такси в городе тоже имеются в избытке, они относительно дешевы, и достаточно поднять руку, как рядом остановится машина.

Темнеет в южных широтах очень рано и быстро, поэтому к 18—30 — времени начала представления в Театре кукол, на улице было темно (солнце уже село, а освещение улиц в Ханое довольно скудное). Приближаясь на минибасе к театру, наблюдали забавный эпизод: Леня снимал на видеокамеру двух ребят, едущих на велосипеде, один из них заметив его интерес, решил показать акробатический этюд в движении, в результате чего велосипедист-водитель потерял равновесие и упал вместе с велосипедом, пассажир при этом перелетел через его голову, и совсем не мягко приземлился на мостовую. С учетом того, что данное происшествие произошло в плотном потоке транспорта, просто удивительно, что на них никто не наехал, ребята отделались только легкими ушибами, с виноватыми улыбками быстро подняли велосипед и поехали дальше. Жара и духота, которая по логике к вечеру должна уменьшится, с наступление темноты еще более усилилась, поэтому перспектива сидения в душном зале не прельщала. При входе каждому выдали небольшой веер, к счастью он не понадобился, ибо со стен дули мощные вентиляторы. Что можно сказать о представлении? Ничего подобного нигде в мире я еще не видел: в небольшом бассейне куклы, изображающие людей, домашних животных, рыб и драконов, на первый взгляд совершенно самостоятельно разыгрывают занимательные сценки из вьетнамской жизни. Один крестьянин пашет рисовые поля, другой ловит рыбу, дети гоняются друг за другом, ловят бабочек и купаются в реке. В бассейне внезапно появляются огнедышащие драконы, их длинные тела, отливающие золотом, извиваются в воде, из пасти брызжет настоящее пламя, яркие искры летят в разные стороны, а над водной гладью повисает белый дым. Все куклы насажены на длинные шесты, находящиеся под водой, и управляются опытными кукловодами, сидящими за ширмой, с таким искусством, что создается полное впечатление, что куклы живут своей самостоятельной жизнью. Весь спектакль сопровождается громкой национальной музыкой, извлекаемой «живым» оркестром из диковинных музыкальных инструментов, а так же возгласами ведущих (к сожалению, на вьетнамском языке). Представление нам очень понравилось, жаль только, что после ночного перелета очень хочется спать. После выступления в бассейн-сцену выходят кукловоды, весь спектакль они проводят за ширмой по пояс в воде (бедняги! хотя, может они привычны? ведь на рисовых полях тоже надо весь день проводить в воде), а спектаклей бывает до трех в день. Всю эту красоту совершенно бесплатно можно снимать на видео и фото.

Первая ночь во Вьетнаме прошла под мощными струями холодного воздуха, дующего из кондея, попытка спать в духоте, без кондея, была заранее обречена на неудачу. Утром были разбужены громовыми раскатами, прогноз, к сожалению, оправдался, весь город был обложен темными тучами, и шел сильный ливень. К счастью к 8 утра дождь утих, и нам удалось посетить мавзолей первого руководителя социалистического Вьетнама — Хо Ши Мина, данную экскурсию я рекомендую посетить каждому российскому туристу. Это по меньшей мере интересно: мумий в мавзолеях в мире не так много (из наиболее известных: Москва — В.И.. Ленин, Пхеньян — Ким Ир Сен, Пекин — Мао Цзе Дун), кроме этого, с оттенком ностальгии можно вспомнить наше недавнее прошлое: пионеры, очереди в затылок друг другу, почетный караул с непроницаемыми лицами. Во Вьетнаме вся эта церемония сохранилось неизменной до нынешних дней. Сначала очередь, затем проход через рамку, изъятие фотоаппаратуры и телефонов, опять очередь, через каждые десять метров стоит военный в белоснежной форме, правда при этом несколько странно выглядят черные резиновые сапоги на ногах каждого из них, надетые по случаю дождя. Внезапно рядом стоящий страж устремляется к одной из наших туристок — Лене, которая была одета в открытый сарафан с оголенными плечами. Бравый служака ростом не более 160 см совсем хило смотрится на фоне русской красавицы ростом 182 см, тем не менее, он выводят ее из очереди, а у нас возникают самые неприятные предчувствия. К счастью, через несколько минут слегка побледневшая Лена, уже в наглухо застегнутой куртке, догоняет нашу группу (оказывается, посещать усыпальницу в легкомысленной одежде запрещено). В мавзолее очень холодно, при приближении к саркофагу температура воздуха все падает и падает, а количество военных все возрастает, свидание с телом происходит при жутком холоде в течение всего нескольких секунд. Выходим в душный парк и обозреваем президентский Дворец, в котором Хо Шим Мин никогда не жил (по причине скромности), заглядываем в небольшое бунгало — мемориальное жилище вождя, проходим мимо пруда, где он любил отдыхать, и гуляем в том парке, где гулял самый равный из вьетнамцев. Здесь же в парке размещена очень интересная пагода, построенная на одном столбе, стоящем в бассейне, заросшем лотосами — один из символов Ханоя, контур этой пагоды изображен даже на вьетнамской монете достоинством в 5000 донгов — своим видом она символизирует цветок лотоса. Храму около тысячи лет, он был возведен по повелению одного из императоров, который увидел контур пагоды во сне, в 1954 году французы уничтожили уникальный памятник, а потом пагоду восстановили. Передвигаясь по городу, неоднократно проезжали мимо сквера, где установлен памятник В.И.Ленину, черный обелиск Ильича, никому не мешая, многие годы стоит в центре столицы, пионеры и пенсионеры приходят ежедневно в сквер гулять. Никого не смущает, что фамилия Ленин написана в два слова — Le Nin, это не мешает уважать русского революционера наряду с Хо Ши Мином, ну а вопрос о сносе памятника даже не обсуждается.

Далее наш путь лежит в г. Халонг, расположенный в 170 км от Ханоя, на берегу Южно-Китайского моря. Название Халонг переводится как Бухта приземляющегося дракона, место знаменито огромным количеством живописных островов, разбросанным по водной глади залива на площади в полторы тысячи квадратных километров. Едем около трех часов, все дорогу опять льет ливень, пейзажи, остающиеся за окном очень интересны, особое удивление вызывает странная привычка вьетнамцев хоронить умерших прямо на краю небольших рисовых полей, а не на коллективных кладбищах, при этом, в сезон дождей, и поле и могилы оказываются затопленными водой. По приезде дождь все-таки прекращается, а мы пересаживаемся на небольшой, и очень оригинальный деревянный кораблик, и отправляемся в путь к скоплению островов, расстояние от берега до них небольшое, поэтому кораблик тащится с черепашьей скоростью. На ходу к нам пристает небольшая лодка с фруктами, так что каждый желающий может приобрести бананов, ананасов или рамбутанов. Для начала показывают рыбацкую деревню, где можно подержать в руках гигантскую черепаху, или прикупить рыбу для обеда (рыбка оказалась золотой — по 12 долларов за кг — чуть дороже осетрины, поэтому пришлось единодушно отказаться от заманчивого предложения). Корабли в Халонге, так же как и мотобайки в Ханое, пренебрегают правилами движения, поэтому один из судов резко и нагло пересек курс нашей посудины, при этом он ударил наш катер своим корпусом так, что туристы, стоящие на верхней палубе, едва удержались на ногах. По странной случайности в корабле-нарушителе ехала единственная группа русских туристов, встреченная нами за все время пребывания в стране.

Пейзажи в бухте Халонга действительно удивительны и прекрасны: по зеленой морской поверхности разбросаны тысячи островов-скал. Когда проплывешь между ними, создается впечатление, что ты попал в огромный морской лабиринт, миновав один остров, сразу видишь другой, а за ним скрывается третий, и так на протяжении многих километров. У большинства островов наклонные стены, поросшие кустарниками, однако есть и совсем голые вертикальные стенки, на некоторых из них хорошо видны карстовые образования, в виде небольших сталактитов, свисающих вниз. Внутри некоторых островов сотни, а может быть и тысячи лет назад, образовались огромные карстовые пещеры, две из них, нам удалось посетить. Первая пещера называется Небесный Дворец, она полностью оправдывает свое наименование, несмотря на всю его поэтичность, т.к. с первого момента просто завораживает своей грандиозностью. Огромная высота потолков поражает, как будто ты находишься в храме, весь объем пещеры хорошо освещен, в нужных местах умело размещена разноцветная подсветка, проложены мостки. Гигантские сталагмиты похожи на застывшие водопады из камня, а сталактиты, свисающие с потолка, сильно напоминают зимние московские сосульки, правда, по размеру сталактиты раз в пять-десять больше. Идем мимо застывших каменных водопадов, и вдруг видим крошечный фонтан, воды которого стекают по белым известковым склонам куда-то под землю. Вторая пещера конечно поскромнее, ее название как-то стерлось из памяти, но ее тоже стоит посетить (хотя бы для сравнения), правда к концу осмотра двух пещер после бесконечных подъемов-спусков выходишь к морю в поту и мыле, да еще с высунутым языком. Карстовые пещеры очень надежно прячутся от людей, поэтому есть большая вероятность того, что среди тысяч островов Халонга, существуют еще неоткрытые пещеры — вот где раздолье для спелеологов. В завершении прогулки нам предлагают искупнуться в проливе между соседними островами, к сожалению, вода недостаточно чистая, но отказывается от морских процедур не в наших правилах. Такое купание смело можно назвать экстремальным занятием, т.к. в это время происходил отлив, и течение было такой силы, что проплыв 15—20 метров против течения я быстро понял, что силы уже на исходе, и олимпийский заплыв пора завершать, тут же я прекратил грести. Через несколько секунд меня уже вынесло в исходную точку — к трапу нашего кораблика. Что можно сказать об этой прогулке? Экскурсия весьма интересна, ее надо посетить хотя бы потому, что группа этих островов внесена в список всемирного наследия ЮНЭСКО (кстати, в недалеком Таиланде в Андаманском море расположен аналогичный заповедник Панг На, его единственное отличие от Халонга — это отсутствие столь огромных и интересных карстовых пещер).

Вечером в Халонге очень интересно пройти по шумной набережной — кафе, ресторанчики, бары-караоке, и конечно огромное количество прилавков с различными сувенирами тянуться вдоль моря на сотни метров. Стартовые цены на все товары, конечно, завышены, но после недолгой торговли их можно быстро сбить на 20—50 %. Продается много изделий из крупного жемчуга самых разных расцветок, оценивать его качество не берусь, однако женщины из нашей группы с удовольствием приобретали его, тем более, что цены за одну нитку крупного жемчуга не превышали 10 баксов.Особое внимание привлекает широкий выбор картин, вышитых шелком — сцены из сельской жизни, городские пейзажи и портреты выглядят так, как будто они написаны настоящими яркими красками, минимальная стоимость от 40000 донгов. На следующее утро надо возвращаться в Ханой, ранним утром как обычно начался ливень, который и продолжался до самого Ханоя. Правда, в проливном дожде так же можно найти свою прелесть: окна нашего номера отеля Heritage 4* (88 Ha Long Beach) выходили прямо на залив, поэтому молнии, разрывающие тучи на части, и потоки дождя, хлещущие по деревьям, морской поверхности, и дну залива, обнаженному в отлив, производили феерическое впечатление. Самое странное, что даже в такую непогоду по дну ходили вьетнамцы и искали что-то на песке.

На обратном пути решили попробовать местных ананасов, в изобилии продающихся на обочинах дороги. Под навесом продавалось два сорта: одни большие желто-коричневые (привычные нам), вторые совсем маленькие (размером с большое яблоко) и ярко-желтые. Первое желание было купить больших, однако заботливый гид доходчиво объяснил, что кушать надо именно маленькие ананасы, а большие плоды — просто раскормлены на удобрениях. Ясное дело, что покупать крупные плоды расхотелось, но при этом все крепко призадумались: А что же мы едим в России? (стоимость покупки оказалась достаточно смешной — за большой, пакет очищенных на наших глазах ананасов, отдали 30000 донгов)

В Ханое оставалось еще полдня для осмотра основных достопримечательностей города. Сначала посетили Храм литература, — это первый университет Вьетнама, в котором первоначально обучались последователи Конфуция, а затем постигали науки многие известные мудрецы страны. Кстати, обучение в те годы шло на китайском языке, и дипломы самых маститых профессоров, окончивших университет, выставленные в витринах музея, заполнены китайскими письменами и скреплены иероглифическими печатями. В одном из корпусов университета выставлены статуи трех королей Вьетнама, которые очень заботились об образовании и приняли непосредственное и живое участие в развитии учебного процесса. Во дворе стоит здоровенный барабан, вьетнамцы говорят, что он самый большой в стране, раньше его использовали в качестве университетского звонка. В целом университет по своей планировке очень похож на комплекс буддистских храмов, во двориках растут причудливые низкорослые деревца-бонсай, а бассейны с лотосами, в окружении Вьетнамских флагов различных времен, навевают мысли о бесконечности бытия и взаимосвязи времен. Гуляя по тенистым аллеям Храма, начинаешь чувствовать какое-то особенное спокойствие и отрешенность от мирских забот, вьетнамцы часто бывают в таких местах и погружаются в эту особенную атмосферу. Может быть, именно в таких визитах и кроется тайна уравновешенности и внешней неконфликтности местных жителей?

В Ханое много озер, на одном из них — озере Vest есть крошечный полуостров, соединенный с сушей узкой дамбой; два ряда пальм, высаженных вдоль краев дамбы, создают красивую пальмовую аллею, ведущую к храму. На этом клочке суше возвышается уникальное творение 6 века — Tran Quoc Pagoda — одна из самых древних пагод Ханоя. Первоначально она было построена совсем в другом месте, затем ее аккуратно разобрали и перенесли сюда. Все Вьетнамские пагоды очень красивы, но эта пагода просто нечто особенное — высокая башня кирпичного цвета, уменьшающимися ярусами поднимающаяся в небо. В плане каждый ярус шестигранный, а по периметру каждого яруса расположены ниши, в которых установлены статуи Будды из белого камня. На фоне голубого неба, изумрудной зелени и буйства цветущих растений, двенадцатиярусная башня, увенчанная белым шпилем, устремленным ввысь, выглядит исключительно величаво и органично. Пагода кажется очень хрупкой и воздушной, как одинокий бамбуковый стебель на ветру. Рядом с пагодой расположена небольшая печь, подойдя ближе, видим: молодая вьетнамка сосредоточенно ворошит в печи горящую бумагу, когда пригляделись — сильно удивились. По виду совсем небогатая прихожанка жгла в печке несколько стобаксовых бумажек и пачку вьетнамских донгов — странно, страна вроде небогатая, а деньги жгут без сожаления. Гид быстро развеял наше удивление: в ритуальной печи вьетнамцы сжигают фальшивые деньги, считая, что богу все равно, какие деньги сожгли ему во славу — настоящие или ксерокопированные, он не разбирается в таких тонкостях, а жертва все равно считается принесенной.

Завершает экскурсионную программу Озеро возвращенного меча, которое располагается в центре города и конечно имеет свою легенду. В общих чертах история выглядит так: в древние времена вьетнамцам приходилось много воевать, в 16 веке приключилась великая битва с китайцами. Силы были уже совсем на исходе, понурый король плавал по озеру в лодке, и тут к нему приплыла огромная черепаха, которая предложила волшебный меч, побивающий любого врага. Меч был вручен с одним условием: как только враги будут повержены, волшебное оружие надо вернуть черепахе. Действительно все враги вскоре были побеждены, а благодарный монарх вернул меч. Много воды утекло с того времени, а вот панцирь гигантской черепахи до сего дня экспонируется в пагоде Ngoc Son Tample, построенной на озере в честь столь знаменательного события. Ханойцы и сейчас уверены, что другая гигантская черепаха и сегодня живет в озере, в случае необходимости она поможет в борьбе с любым врагом, некоторые жители Ханоя даже утверждают, что сами видели ее голову на поверхности озера.

Рядом с озером расположены многочисленные торговые улочки, на которых есть все…, что нам не надо. Здесь же мы впервые познакомились с маленькими хитростями большого Вьетнамского народа по извлечению денег из карманов доверчивых белых туристов. По улице «грациозной» подпрыгивающей походкой идет торговка в национальной одежде, облаченная в неизменную коническую шляпу; на длинном коромысле, перекинутом через плечо, у нее висят две корзины с фруктами. Зрелище исключительно колоритное и привлекающее внимание туристов, женщина видит наш интерес, подходит к Николь, и предлагает ей свое коромысло для фотографирования. После коротких переговоров выясняется, что предложение сделано исключительно из уважения к гостям страны и конечно, на «халяву». Бесплатный сыр развращает не только мышей, но и людей тоже, поэтому через секунду коромысло уже на плече Николь, а я фотографирую ее в разных ракурсах. По завершении фотосессии хитрая бестия предлагает нам купить у нее фруктов, «Но проблем»! сколько стоит? и тут настает момент прозрения — за 1 кг фруктов, красной ценой 60—70 центов, она требует 3,5 доллара. Моему возмущению нет предела, сунув нахалке доллар, и не забыв забрать фрукты, посылаю ругающуюся тетку как можно дальше. Через несколько минут уличный торговец предлагает купить путеводитель Lonely planet: хочет 15 долларов, предлагаем 10 — согласен, забираем книгу, расплачиваемся, требует — 12, получил свои — 10, был недоволен и послан.

К вечеру, перед отъездом в г. Hue — бывшую столицу Вьетнама, расположенную в центральной части страны, зашли в национальный ресторанчик. Вся группа очень устала, за столом как обычно подают одно блюдо за другим, только на третьей перемене замечаем, что нам не подали вилок, а между тем, вся группа с огромным аппетитом и без лишних слов поглощает еду палочками, столь быстрой адаптации к местным традициям мы никак не ожидали. Впоследствии, нам так понравилось есть палочками, что в случае их отсутствия на столе, в обязательном порядке требовали заменить вилки на палочки. Вагоны 1 класса поезда Ханой-Сайгон, поданного под посадку за час до отправления, практически ничем не отличаются от своих купированных российских собратьев, единственное отличие — это раздельный умывальник и туалет. Стоимость билета около 35 долларов, если лететь на самолете — это обойдется в 55 долларов, но можно обойтись намного меньшей суммой, если ехать на автобусе — поездка будет стоить 5—6 долларов, однако комфорта никакого (ноги девать совершенно некуда). В вагоне страшнейший ледник, у непонятливого проводника пытаемся вытребовать стаканчики, однако он не хочет нас понять, и обещает обеспечить тарой только после отхода. Хорошо, что в сумках нашлось пару кружек, а в пакетах покоилось несколько бутылок с образцами местного спиртового производства: виски, коньяк, ром. В нашем 4х местном купе собралась вся группа — 9 человек, час до отправления прошел в теплой и дружеской обстановке — температура в купе резко поднялась, голоса начали звучать громче, а усталость как рукой сняло. Последний гудок был прерван грозовыми раскатами, тугие струи дождя захлестали по вагону, поезд тронулся, а перрон, как водится, остался на месте. Вагонные разговоры затянулись далеко за полночь, в самый разгар веселья Леня поймал в коридоре молодого американца, и притащил его в наше купе. С английским языком у Лени отношения не сложились, поэтому одна из последних его фраз перед сном была обращена ко мне — «переводи быстрее американцу мои слова, пока я не начал его бомбить!» (надо пояснить, что Леня в прошлой жизни был военным летчиком). Утром, через каких-то 12 часов, поезд привез нас в г. Hue, специально пишу название на латинице, т. к. шуток по поводу его произношения было уже предостаточно. Перед высадкой даже покормили завтраком, стоимость которого входит в билет — подавали отвратительную лапшу Доширак. Проводники, энергично встряхнув наше использованное белье, аккуратно расстелили его на полках для размещения следующих пассажиров, видимо белье здесь не стирают никогда. Уже по традиции, перед въездом в город, поезд пересек очередной мост через реку, которую здесь называют Ароматная.

Hue. Зной, солнце и носильщики встретили нас на перроне, кроме них на вокзале обнаружились проверяющие, которые выпускали пассажиров с платформы только после предъявления билетов (у нас до такого еще не додумались!). У вокзала толпились представители местных турфирм и водители, но нас они не заинтересовали — автобус с гидом уже поджидал группу. Подъезжая к городу, замечаем странные россыпи на дорогах — крестьяне сушат свой урожай риса прямо на мостовой, автомашины периодически проезжают по россыпям зерна, оставляя на них колеи, однако это совершенно не смущает владельцев зерна. На тротуарах иногда можно заметить рассыпанную кукурузу, ее сушат аналогично рису, однако колеса большегрузного транспорта кукурузе совершенно противопоказаны.

г. Hue был одной из столиц Вьетнама, знаменит расположенным здесь императорским дворцом, построенным в 1804 году королем За Лонгом, гробницами короля Ты Дыка (правил в 1848—1883 г.г.) и Кхай Диня (Правил в 1916—1925 г.г.), рекой Ароматной, названной так из-за растений, которые произрастают по ее берегам, (именно из них делают ароматные палочки, которые курятся в каждом Вьетнамском храме), а так же тяжелыми боями, которые происходили здесь между американцами, и войсками Северного Вьетнама. Проплывая по реке на катамаране, украшенном драконьими головами, веду неспешную беседу с гидом Зунгом. Вдруг он показывает мне на ближайшие горы и говорит, что в войну эти горы американцы бомбили по несколько раз в день. «Да-а-а, это ваша недавняя история» — я, как могу, поддерживаю беседу на военную тему, однако Зунгу не нужна моя поддержка, и он продолжает, безмерно удивляя меня: «…я воевал в этих горах под бомбами, тогда мне было 13 лет, было очень тяжело и страшно, партизаны умирали десятками, особенно много умирали от малярии». На вид простой вьетнамец, а оказывается он настоящий герой войны! Далее он завершает свой рассказ: «…Советский Союз очень хорошо помогал нам в те годы: снабжал оружием, продуктами и лекарствами. Мы очень благодарны всем Вам за эту помощь». Старшее поколение Вьетнамцев действительно до сих пор хорошо относится к русским, у нас не раз были возможности убедиться в этом. Дальнейшая судьба гида была не менее удивительна, чем его детство — после ранения его отправили на юг страны — лечиться, а затем в СССР — учиться. На Украине он женился, завел двух детей, в период перестройки уехал назад во Вьетнам, здесь вновь женился, снова завел детей, и теперь живет в Дананге, периодически выезжая на Украину. Весьма насыщенная жизнь получилась у мужика, особенно если учесть, что ему в этом году исполнилось всего 50 лет.

Через короткое время высаживаемся на берег у пагоды Тхиен Му, она красноватого цвета, имеет 6 ярусов, каждый из них опоясан кольцевым балконом, сама постройка существенно шире, чем аналогичная пагода в Ханое, но тоже очень здорово смотрится, величественно возвышаясь на высоком берегу Ароматной реки. Знаменита пагода тем, что один из ее монахов добрался на автомашине до Сайгона, и около президентского дворца совершил самосожжение в знак протеста против диктата американцев. Автомашина бедняги в качестве экспоната выставлена на территории. Монахи и сегодня проводят службы в этой пагоде, живут рядом в небольших кельях, ухаживают за территорией, разводят изумительные орхидеи и множество неизвестных нам растений и цветов. Мы поприсутствовали на службе — одинокий монах в оранжевом одеянии, стоя на коленях и покачиваясь, заунывным голосом читал молитвы, периодически он ударял колотушкой в колокол. В большом ритуальном сосуде, украшенном двумя головами черных драконов, дымились благовонные палочки, воткнутые в песок, их дым сначала поднимался к потолку, а затем растекался по всему помещению, заполняя его сладковатым, слегка дурманящим ароматом. Несмотря на то, что Вьетнам до сего дня остается социалистической страной, его власти (в отличие от Советского Союза) никогда не притесняли титульную религию страны — буддизм. Т.е. пагоды никогда не закрывались, священнослужителей никто не преследовал, а любой гражданин страны (даже член коммунистической партии!) мог в любой время посещать буддистские службы. Кроме буддистов, во Вьетнаме со времен французской колонизации, осталась прослойка граждан, исповедующих католицизм, а вот их, в самый разгар социализма, преследовали, и эта религия подлежала запрету (сегодня католики живут в стране абсолютно спокойно).

Немного проехав по берегу Ароматной реки, прибываем к Старой цитадели — она обнесена крепостной стеной длиной 10 км. Внутри Старой цитадели, как матрешка вложен Императорский дворец, который так же обнесен стеной, протяженностью 2,5 км, а внутри Императорского дворца спрятан Запретный Пурпурный город, вход в который, кроме короля имели только его жены и евнухи. Сегодня над центральным фортом развевается огромный красный государственный флаг Вьетнама, сам форт, крепостные стены, и многие постройки комплекса отлично сохранились. До войны с америкосами, весь дворец был в идеальной сохранности, но когда янки поняли, что поиграли войну, они провели массированные авианалеты на памятник архитектуры, в результате большинство построек Пурпурного города были стерты с лица земли, сейчас ЮНЭСКО решает вопрос об их восстановлении. Но даже то, что осталось во дворце, производит сильное впечатление. Стиль всего ансамбля очень напоминает Китай: надписи, выполненные золотом на китайском языке, каркасы всех зданий изготовлены из черного отполированного дерева, углы красных черепичных крыш причудливо загнуты кверху, оригинальные китайские фонари свисают с потолка, оборонительный ров зарос сплошным ковром лотоса, бассейны с золотыми рыбками буквально вскипают золотом, когда рыбам высыпают очередную порцию корма. На площади, где раньше короли принимали парады своих войск, сегодня группы пионеров готовятся к экскурсиям; вечером, когда спадает полуденный зной, целые семьи с удовольствием совершают здесь прогулки, а их дети с огромным азартом запускают бумажных змеев. Кое-где на территории дворца расставлены огромные чаши с водой — я подумал, что это предмет декора, однако это было ошибочное предположение — в королевские времена котлы имели простое «утилитарное» значение: в них варили проворовавшихся вельмож. Правда, у этих вельмож был широкий выбор — быть сваренными живьем, повешенными на виселице, либо принять яд, таким простым способом владыка поддерживал дисциплину во вверенном ему королевстве. Монархи были просвещенными людьми, поэтому во дворце обязательно существовал театр, он сохранился и сегодня. Там выставлены одежды актеров и музыкальные инструменты, особый интерес вызывают ударные инструменты в виде бумерангов, выпиленные из камня. Здесь же любой желающий турист за 15000 донгов может примерить королевские одежды, за эти же деньги тебя сфотографируют, а снимок принесут вечером в отель. Преобладающий цвет монаршего облачения — золотой, даже сапожки расшиты золотом, однако, каким образом король мог долго находится в таком одеянии, непонятно — в нем ужасно жарко. Вечером, после возвращения в отель Huong Giang 4* (51 Le Loi Str) я заметил поразительное сходство оформления холла нашего отеля с интерьерами королевского дворца. Отель весьма достойный, стоит прямо на берегу Ароматной реки, рядом с центром города, напротив отеля расположены многочисленные магазины, кафе и туристические агентства. В целом городок Hue мне очень понравился, полтора дня, проведенных там — это конечно мало, совсем неплохо провести в этом милом городке 2—3 дня, тем более, что в 7 км от города располагаются отличные пляжи.

Утром нас ждала дорога в г.Хоян, но перед этим обязательно надо осмотреть две усыпальницы. Первая наиболее известна — гробница короля Ты Дыка, который был совершенно уникальной личностью, при росте чуть более полутора метров он имел более 150 жен и наложниц, но при этом не оставил ни одного наследника! Короли Вьетнама, в отличие от многих других, были очень практичными людьми: они по примеру египтян заранее строили свои усыпальницы, но сначала место будущего упокоения проектировалось как обычный дворец, в нем еще живой король отдыхал, работал и наслаждался жизнью, а после смерти, его хоронили в хорошо знакомых стенах. Сегодня очень интересно ходить по аллеям и слушать примерно рассказ гида о жизни короля: «… это библиотека, здесь король читал трактаты, здесь был театр, здесь жили наложницы, а здесь похоронен он сам». Кстати, последние слова гида не совсем точны — точное место захоронения короля сегодня не знает никто. В общем, гробница Ты Дыка представляет из себя типичный вьетнамский дворец, (конечно, не такой шикарный, как Старая цитадель), на территории которого покоится прах властителя. Посмотреть его стоит хотя бы как оригинальный архитектурно-ландшафтный памятник центрального Вьетнама. Относительно недалеко от него расположена гробница другого короля — Кхай Диня, она производит несравненно большее впечатление — на высокий склон холма взбираются ступени крутой лестницы, в качестве перил используются тела каменных драконов, по территории расставлены каменные стелы. А на среднем ярусе сооружения застыл целый отряд каменных воинов, стоящих ровными рядами, вперемешку с лошадьми и боевыми слонами. Цвет камня, из которого построено все сооружение — серо-черный, и это только подчеркивает величие построек. На самом верху стоит сама усыпальница, в которой выставлена золоченая статуя короля. Особой изюминкой комплекса является тот факт, что внутри здание украшено поразительными картинами, выложенными на стенах из черепков китайской посуды, специально завезенной сюда для этой цели. А королю так и не пришлось пожить в этих хоромах, он закончил свой жизненный путь раньше, чем строительство было полностью завершено.

ДАНАНГ — ХОЙАН. От Hue до Хояна (до чего вьетнамцы любят называть города на букву Х) всего 140 км, но трасса идет через живописный перевал Хайван, поэтому на преодоление этого отрезка требуется около 3 часов. Сначала дорога бежит по пересеченной местности, пейзажи один лучше другого проносятся за окном, частенько мы просили водителя остановиться для того, чтобы сделать колоритные снимки: стадо буйволов, спасаясь от жары, залезло в небольшую речушку, из воды торчат только их рогатые головы, а своими ушами животные периодически отгоняют надоедливых насекомых; крестьянин, стоя по колено в грязи на рисовом поле, занимается своей нехитрой работой; две высохшие старухи тащат из ближайшей рощи по две здоровенных вязанки дров. Таких сценок по пути попадается немало — это и есть настоящая жизнь вьетнамской глубинки. Далее дорога, сильно петляя по склону горы, упрямо лезет вверх, автобус, не без труда одолевает подъем, даже и не пытаясь обгонять грузовики, ползущие впереди, панорамные пейзажи моря, зелени и облаков, расстилающиеся внизу, вызывают сплошное восхищение. После очередного крутого поворота открывается совершенно уникальный вид — широкая река впадает в Южно-Китайское море. Над голубой рекой вздымается ажурный мост, у ее берега теснятся разноцветные кораблики, дельта реки плавно расширяется и переходит в морскую ширь, а берег моря абсолютно пуст, лишь бесконечная череда нереально зеленовато-голубых волн, увенчанных белыми барашками, вдалеке накатывается на белый песок. Буквально через километр видим аварию (какой молодец наш водитель — не лихачит) — большегрузный трейлер лежит на боку в кювете, рядом с горным склоном, растеряв часть груза по обочине дороги — Счастливчик! — если бы он опрокинулся в другую сторону, его обломки еще долго собирали бы где-то у подножия горы. На самой высокой точке горной дороги — остановка, здесь небольшой рынок. По обеим сторонам дороги стоят два потемневших от времени ДОТа — долговременные огневые точки, оставшиеся со времен войны, раньше они охраняли перевал от нежданных гостей. Сегодня на их фоне отлично смотрится плакат, выполненный в духе соцреализма, призывающий трудящихся Вьетнама ударным трудом крепить могущество Родины. Спуск вниз проходит намного быстрее, чем подъем, и вот на берегу бухты, широким полукругом вдающейся в сушу, появляется  г. Дананг — крупный морской порт и промышленный центр, здесь же имеется неплохой аэропорт. В экскурсионном плане город не представляет особого интереса, но если на окраине города по высокой лестнице забраться на Мраморную гору, то можно посетить пещеры, расположенные рядом с каменоломнями Вьет конг, веками они использовались как места поклонения буддизму, (статуи и алтари с дымящимися благовонными палочками стоят в пещерах и сегодня). Во время войны здесь прятались партизаны, американцы, понятное дело, их бомбили, в результате одна из бомб проломила потолок самой большой пещеры, и теперь туда беспрепятственно приникает дневной свет, а туристы, задрав голову, со дна пещеры смотрят на далекое небо, которое из глубины кажется темно-синим. Рядом с пещерами построены многочисленные храмы и пагоды, у подножия горы располагаются камнерезные мастерские, где из мрамора и других камней изготавливают очень искусные поделки (фигурки Будды, вазы, скульптуры животных, сценки из национальной жизни, и т.д.). Соотношение цена-качество в этих мастерских весьма приемлемое. Но нам Дананг запомнился совсем не этим, а посещением частного дома нашего гида — Зунга, он любезно пригласил к себе всю нашу группу, благо нас было совсем немного. Живет он вместе с семьей (включая бабушек и дедушек) в 4 этажном доме веселенькой желто-белой раскраски (таких домов очень много во Вьетнаме — узкий фасад и большая глубина дома напоминает коробок, поставленный вертикально) На каждом этаже — балкон; деревья, растущие у дома, достигают второго этажа. На первом этаже — магазин, им заведует жена, на втором — гостиная, а третий и четвертый — это спальни. Конечно, в таких домах живет не каждый вьетнамец, страна и ее жители весьма бедны, но таких строений уже достаточно много. Повод для визита самый благой — дегустация национальных напитков. Оказывается, вьетнамцы весьма уважают самогонку, которую варят самостоятельно, но в отличие от нас, они потребляют ее в виде настоек, некоторые из них нам удалось продегустировать. На дне первой трехлитровой банки уютно свернулись три змеи, залитые чистым и крепким самогоном. По словам Зунга данная настойка обеспечивает хорошую мужскую силу, а так же предохраняет от радикулита и костно-мышечных болей. Во второй банке лежит лишь корень женьшеня, он обеспечивает завидное долголетие. Третья банка содержит набор бычьих яиц и пару небольших ящериц — это просто для души. Мы с большим интересом попробовали по рюмочке из каждой посудины, не могу сказать, что это шедевр вкуса, но если не заглядывать на дно банки, то никаких неприятных ощущений не возникает.

Через 30 км наконец добрались до г. Хояйн — это уже настоящий морской курорт, где можно в полное свое удовольствие наслаждаться морем и прочими радостями жизни. Подъезжая к побережью поражает обилие воды вокруг — такой ландшафт создают затопленные рисовые поля и река Thu Bon River, которая на многие километры протянулась вдоль берега моря на расстоянии нескольких сот метров от береговой линии.

Разместились в отеле Palm Garden Resort, расположенном на самом берегу моря. Отель только что открылся, и как показалось, кроме нашей маленькой группы больше постояльцев в отеле не было. Это обстоятельство не мешало целой армии уборщиков, садовников и прочего обслуживающего персонала постоянно суетится на территории отеля.Заселились мы уже к вечеру, а когда вышли на берег, были просто очарованы — широкий песчаный пляж без конца, и без края, ждал только нас, волны, увенчанные пенными гребешками, с шипением и шумом накатывались на песок, а над полосой прибоя стоял туман из мельчайших морских брызг — зрелище просто исключительное. На пляже никого, за исключением спасателей (июнь месяц в центральном Вьетнаме не курортный сезон, хотя дождей в эти дни не было, но к вечеру становилось очень душно). Именно они пытались нас вытащить из объятий теплых волн, желая втолковать интуристам, что на море якобы шторм (по нашим меркам это были просто волнение). После горячих дебатов удалось достичь компромисса — обещание не заплывать далеко их полностью удовлетворило. Стоишь в воде в метрах 20 от берега, ждешь очередную волну, как только она подошла, ложишься на нее, теплая волна мягко подхватывает тебя, и несет твое почти невесомое тело несколько метров — полная релаксация. Однако стоит зазеваться и оказаться рядом с берегом, здесь тебя поджидают уже другие ощущения — набравшая силу волна сбивает с ног, накрывает с головой и тащит по песку (удовольствие не из приятных), после такой водной процедуры приходится долго вытряхивать песок из волос и плавок. Недалеко от берега рыбаки готовились к рыбалке, очень странно смотрятся их лодки, сделанные в виде круглых корзин, диаметром около 2 метров. Гребец, стоя на краю лодки, очень ловко работает одним веслом, издалека кажется, как будто диковинная рыба помахивает хвостом. В 6 вечера спасатели потребовали прекратить купание, в связи с тем, что пляж закрывается, пришлось перейти на необорудованный пляж и наслаждаться водными процедурами уже там, однако спасатели поплелись за нами и страховали нас даже на чужом пляже, затем принесли полотенца и проводили к душу.

Утро было посвящено детальному знакомству с отелями Хояна: можно однозначно сказать, что отельная база на курорте в полном порядке, ни одного плохого отеля нам не удалось увидеть, мы инспектировали 5*, 4* и даже 3* отели. Некоторые из отелей расположены так удачно, что фасадом смотрят на море, а тылом на реку — безусловно, они принадлежат к высшей ценовой категории. На ресепшн предлагается широкий спектр развлечений (скутер, парашют, банан и даже дайвинг на ближайших островах). Однако отели, расположенные вдоль реки, тоже весьма приятны как по своему виду, так и по ценам, предлагаемым хотельерами. Берега реки покрыты густыми зарослями кустарников, деревьев, и пальм, именно в этой густой растительности располагаются некоторые отели, у их причалов привязаны лодки, ожидающие туристов, а вдоль берега реки растянуто множество сетей, предназначенных для ночного лова рыбы.

После осмотра отелей мы плавно переместились в историческую часть города, она исключительно интересна — город вобрал в себя характерные черты трех народов, которые веками проживали здесь вместе: вьетнамцев, китайцев и японцев (в 15 веке Япония активно торговала в этих местах). В историческом центре города расположены китайские улицы, многие сотни лет китайцы вели здесь свои торговые дела, большинство из них так и остались жить в этом городе, при этом они сохранили свою самобытную культуру. Китайские дома построены по старинным китайским канонам, и уклад в жизни в них так же сохраняется китайским. Мне, как европейцу, конечно, очень тяжело отличить местного китайца от вьетнамца, но аборигены утверждают, что Хоянские китайцы сильно отличаются от вьетнамцев и они легко их определяют. В некоторые дома можно зайти как в музей, тем не менее — это настоящие жилые дома, в которых несколько веков живут этнические китайцы. За те неудобства, которые доставляют слоняющиеся по дому туристы, государство обеспечивает хозяев бесплатным ремонтом раритетного дома. На первом этаже каждого жилого дома расположен магазин, в котором торгуют сувенирами, или кафе для туристов. В китайском квартале есть аптека, где торгуют всякими китайскими и вьетнамскими снадобьями, однако сроки реализации многих коробок давно просрочены, здесь же можно попробовать и прикупить спиртовую настойку на змеях. В начале китайского квартала расположен Phuc Kien Assambly Hall — по виду красивая Буддистская пагода. Вьетнамцы действительно считают эту постройку пагодой, посвященным Небесной женщине, которая спасает мореплавателей. Алтарь, посвященный этой даме, в храме есть, рядом стоит даже макет китайского судна, спасенного Небесной женщиной, но китайцы считают это сооружение домом собраний, а по сути — своим национальным клубом. Здесь они встречаются, обсуждают проблемы, помогают друг другу, и конечно молятся. Еще одной несомненной достопримечательностью является крытый японский мост — горбатый мостик на куриных ножках-подпорках стоит над водой в течение последних 450 лет. Он был построен японцами-мореходами, которые очень боялись землетрясений, с целью умиротворения злокозненных подземных богов, и несмотря на свой почтенный возраст, успешно справляется со своей основной функцией — соединять два берега крошечной речки-вонючки. Рядом рынок — он почти не отличается от вьетнамских рынков в Москве, единственное отличие — пол погрязнее, да люди победнее. В рыбных рядах продается множество связок вяленой рыбы, запах — специфический, поэтому желания попробовать эту рыбку не возникает. Вечером проезд транспорта по китайскому кварталу закрывают, улицы переходят в полное распоряжение туристов, а на домах загораются пузатые разноцветные китайские фонари.

Страницы: 1 2 Следующая

| 27.07.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий