Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Вьетнам >> Ну, вот мы и слетали во Вьетнам


Самые низкие цены и специальные предложения на отели Вьетнаме!

Ну, вот мы и слетали во Вьетнам

Вьетнам

Ну, вот мы и слетали во Вьетнам. Теперь будем развенчивать мифы и всех агитировать туда ехать. Наиболее частые ассоциации с этой страной: война, партизаны, кхмеры, земля, изрытая воронками, бандитизм. Один знакомый мне сказал: «Ну, Вы даете! Во Вьетнам! Неужели во время войны не страшно?» А война уже тридцать лет как закончилась, конечно, где-то в горах еще есть не разминированные районы, но опасности для туристов нет, так как они туда не попадают. Природа изумительная и не испорчена туристами. Приезжих довольно мало, пляжи с мелким белым песочком, чистые и пустые, еда вкусная и дешевая. Рекомендуем всем поехать, пока уровень цен не сравнялся с другими странами.

Наше путешествие пришлось на первую половину ноября 2004 года. У нас была индивидуальная поездка, хотя всю бронь мы делали через турагенство. Первые 3 дня — Северный Вьетнам в сопровождении гида и с личным шофером, следующие 12 — самостоятельное путешествие по Центральному и Южному Вьетнаму. Конечно, 15 дней на такую страну, как Вьетнам, — это ничтожно мало, но огромную массу впечатлений и желание вернуться мы получили.

Летели мы Вьетнамскими авиалиниями. Полет приятно удивил. Стюардессы были в национальных платьях, кормили вкусно, выдали наушники слушать музыку и смотреть кино, а также показывали на экранах траекторию полета и с информацией о времени, высоте, скорости и т.п. В самолете были, в основном, вьетнамцы, которые везли много детских игрушек, коробки с виски из duty free, а одна дама — даже букет с лилиями. Полет до Ханоя занял около 9 часов. Разница во времени +3 часа летом, +4 часа зимой.

День первый

Ожидая в аэропорту гида, мы наблюдали, как встречают вьетнамцев, возвращающихся на родину. В аэропорт приезжает вся семья (если есть совсем маленькие дети, их тоже берут), обязательно с букетом цветов (европейского типа из лилий или не первой свежести роз). Момент встречи снимают на камеру, после чего вся семья выстраивается в ряд и фотограф делает памятные снимки, на которых виновник торжества по центру и с букетом. Подобная встреча была не единичным случаем, торжественно встречали очень многих. Было бы очень интересно узнать, сколько времени народ отсутствовал дома (судя по тому, что некоторых встречали жены с младенцами на руках, то не очень долго).

Наконец-то, появилась наш гид Лили (это русский вариант ее имени, на самом деле — нечто не выговариваемое по-русски и не содержащее звуков «л» и «и»). Она была одета в красивое зеленое национальное платье. Такой наряд называется ao dai (в переводе — длинное платье) и состоит из длинных шелковых брюк и туники с разрезами по бокам или еще и спереди. Причем носить надо так, чтобы сбоку между верхними краями разреза и брюками был виден кусочек голого тела.

Из аэропорта мы сразу поехали в Халонг, откуда начиналась наша поездка по стране. По пути мы сделали остановку на обед в маленьком населенном пункте, где расположен гуманитарный центр. Там живут жертвы американской войны. Из-за химических атак во время войны во Вьетнаме даже в третьем поколении все еще рождаются уроды и инвалиды. В гуманитарном центре они живут и им предоставляют какую-то работу (роспись по дереву, вышивка и т.д.). Пообедали мы традиционным супом Pho bo (про него подробнее будет потом).

В этом же гуманитарном центре была швейная мастерская. Мне предложили сшить ao dai. Образцов материала было столько, что глаза разбежались. Я положилась на выбор гида и девочек-портних. Как выяснилось, не прогадала. Меня быстро обмеряли, при этом вокруг все с любопытством на это глазели. Срок пошива у них всего 3 часа. Мы договорились забрать платье на следующий день. Пообедав, поехали дальше.

Даже просто ехать на машине (или мопеде) по Вьетнаму очень интересно. Видна жизнь простого народа. Каждый клочок земли занят либо рисовыми полями, либо фруктовыми садами, либо населенными пунктами; и не нужно далеко ходить, чтобы увидеть, как ловят рыбу, собирают рис, сушат кукурузу и т.п. На севере основная занятость населения — выращивание риса. По обе стороны от дороги тянутся участки. На каждом из них кто-нибудь копошится: либо воду носят, либо рис в пучки вяжут (был как раз сезон сбора урожая), либо ловят рыбу прямо там же, на рисовом поле, ловушками, сделанными из бамбука. При использовании глубоководного метода выращивания риса, который применяют в Северном Вьетнаме, участок все время затоплен водой. В этой воде крестьяне разводят рыбу, извлекая из земли двойную пользу.

Довольно часто на полях встречаются могилы, иногда отдельно стоящие, иногда целые кладбища. Вокруг растет рис — почве пропадать нельзя. Старые кладбища остались от времен, когда рисовые поля еще не занимали всю незастроенную территорию, а отдельно стоящие могилы часто объясняются тем, что у семьи нет денег, чтобы заплатить за место на кладбище (как нам сказали, оно стоит 200 долларов). Малоимущие городские жители вынуждены своих покойников кремировать и хоронить пепел в специальных стенах на территории буддистского или католического храма, в зависимости от религии. Для буддистов это плохо, так как если тело кремировать, душа не сможет возродиться повторно, следовательно, пропадает шанс достичь нирваны в следующей жизни. Души тех, кому посчастливилось попасть на кладбище, возрождаются в течение года в другом существе.

Весь народ, работающий на полях и передвигающийся по дорогам, носит конические бамбуковые шляпы. Получается картинка, соответствующая полностью детским представлениям о Вьетнаме — рисовые поля и вьетнамцы в шляпах на велосипедах. Большинство людей прячутся от солнца, особенно женщины, которые хотят иметь белую кожу. Поэтому почти все носят защитные повязки на лице, а если одежда с короткими рукавами, то еще и перчатки длиной до плеча. Первые дни я по ошибке думала, что у них очень плохая экология, и повязки спасают от выхлопов и прочей дряни.

На велосипедах и мопедах перевозится все. Другого транспорта у бедных сельских жителей нет. Для распашки полей используют буйволов, небольшие грузы носят в 2 корзинах, подвешенных на шесте, а все остальное грузят на мопеды. Так, мы видели, как перевозили буйвола. Связали бедному ноги и водрузили его на мопед. Выглядело впечатляюще. Но это было только начало. Потом провезли 3 огромных свиней, связанных друг с другом (все лежали на одном мопеде). Интересно, доехали ли они живыми до места назначения. Еще встретился мопед, увешанный со всех сторон связанными курицами (тоже живыми). В населенных пунктах вдоль дороги всегда можно увидеть группы пионеров в белых рубашках и галстуках. Пионерами и комсомольцами в стране становятся все дети. Причем это нормально уживается с частыми посещениями пагод и храмов.

И вот мы в Халонге. Халонг — залив и одноименный город на северо-западе Вьетнама, от Ханоя около 3 часов пути. Халонг известен во Вьетнаме как восьмое чудо света, но, вроде бы, его стали так называть после того, как ЮНЕСКО взяла его под охрану. В первый же вечер в Халонге мы были поражены вниманием, которое вызываем на улице. Все не просто на нас оглядывались — люди в кафе переставали есть и пялились на нас, причем, если кто-то нас не замечал, его звали, чтобы он такое зрелище не пропустил. Весь вечер мы чувствовали себя как в зоопарке. Потом Лили нам объяснила, что русских пока приезжает очень мало. А так как мы такие красивые (и русская нация и лично мы), то обращаем на себя такое внимание. На юге Вьетнама к нам относились уже совершенно спокойно. Первые три дня на севере, конечно, запомнились. Причем, народ не пытался к нам приставать, как, например, это делают в Египте, пытаясь или что-нибудь всучить, или просто крича вслед. Люди просто бросали все и смотрели на нас.

В самом Халонге купаться можно только на городском пляже, во всех остальных местах вдоль берега камни, а люди занимаются сбором устриц. По пляжу ползают крабы. Такое я раньше видела только в «Мире животных». Множество крабиков под ногами, они разбегаются в стороны, передвигаясь боком, и быстро прячутся в норки, которыми усеян пляж. Желание купаться немного уменьшилось, ведь неизвестно, что там по дну ходит, но в воду я все же залезла. В ноябре местные уже не купаются, только если дети, потому что вода прохладная (около 25 градусов). Море в городе мне не понравилось, потому что в нем плавают взвеси песка, и когда выходишь из воды, тело имеет какой-то глинистый оттенок. Такая вот особенность моря в данной местности. Всеми остальными пляжами во Вьетнаме мы остались довольны.

Вечером мы пошли в Royal Amusement Park — местный парк развлечений. Больше в Халонге пойти особо некуда. В парке посмотрели выставку орхидей и кактусов — довольно слабенькая по сравнению с тем, что мы видели в Таиланде, на петушиные бои мы не попали. Комната страха неплохая, привидениями там работают живые люди, поняв это, мы сами пытались их в темноте напугать. Посмотрели представление кукол на воде (вид традиционного вьетнамского театрального искусства) и шоу с местными плясками (забавно). Зашли на выставку современной живописи. С одной стороны, вроде бы ничего примечательного, с другой — никогда еще не видели такого большого собрания картин, изображающих только азиатов.

День второй

Сегодня плавали по заливу Халонг. Он насчитывает около 3000 маленьких известняковых островков, покрытых тропическими деревьями. Говорят, чтобы объехать их все, нужно 2 недели. Острова совсем крошечные, необитаемые, на большинство из них даже попасть нельзя — они слишком крутые. С островов доносится оглушительное птичье пение. Местами встречаются плавучие деревни. Это ряд крошечных домиков на воде, вокруг дети на лодочках плавают или у порога сидят. Люди живут на воде, ловят рыбу, возят продавать ее в город, а заодно и детей в школу захватывают (школьное образование во Вьетнаме обязательное, какого оно качества — это уже другой вопрос).

На одном из островков мы поднялись в карстовую пещеру. На острове Титова залезли на вершину, на смотровую площадку, а потом искупались на пляже. Здесь когда-то отдыхал Хошимин с нашим космонавтом, отсюда и название. Вокруг острова плавают лодки с фруктами — маленькие плавучие рынки. Кораблик, на котором мы плавали, был небольшой. Комнатка внизу для туристов, а наверху — каморка-пристройка, где живет капитан. Обед на корабле нас просто потряс. После супа, крабов и креветок, когда мы решили, что еда подходит к концу, начали приносить основные блюда. К ним относились рис, вермишель с овощами, какие-то овощи отдельно, жареные роллы, кусочки кальмаров, фрукты. К сожалению, полностью все это вместить в себя не удалось чисто физически.

Описывать сам залив Халонг не имеет смысла — его нужно видеть. Это много-много маленьких островков со всех сторон вокруг и до самого горизонта. В Халонг на выходные часто приезжают японцы (им недалеко), по заливу есть разные двухдневные и многодневные маршруты. Поплавав по Халонгу, мы сразу поехали в Ханой, забрав по пути мое ao dai и купив возле ананасовых садов ананасы (по цене около 10 руб. за штуку). В кафе мы попросили почистить нам ананас. Своими огромными ножами вьетнамцы это делают очень быстро и ловко. Каждый выступ на кожуре обрезается так, чтобы не произошло никакой потери фрукта. К ананасам мы взяли зеленого чая со льдом. В жару очень неплохо оказалось.

В Ханой мы приехали, когда уже начинало темнеть. Гостиница находилась в центре города, и мы решили вечером погулять. Что нас удивило, Лили не смогла нам объяснить, как пройти до озера Хоанкием (ближайшего достопримечательного места к нашему отелю), хотя оно находилось в 7 минутах езды на мопеде. Она сказала, что для нас это — небольшое расстояние, в отличие от вьетнамцев, которые пешком так далеко не ходят. Передвигаться в темноте по карте мы не рискнули, так как не везде можно прочитать на домах название улицы. Лили написала нам на бумажке несколько названий на местном языке, нам поймали двух таксистов на мопедах, если можно так выразиться, и они покатали нас по городу. Провезли нас мимо Западного озера, мавзолея Хошимина, памятника Ленину, а затем высадили у озера Хоанкием.

В переводе Хоанкием — озеро Возвращенного меча. Одна из версий легенды гласит, что в 15 веке золотая черепаха, живущая в озере, дала вьетнамскому императору золотой меч, которым он прогнал китайцев с территории Вьетнама. После победы он вернул меч черепахе. Посередине озера на маленьком острове стоит Храм черепахи, который является символом Ханоя. Есть на озере и еще один островок, на котором стоит храм Ngoc Son Temple. К нему ведет красный деревянный мостик Тхе Хук (переводится «восходящее солнце»). Наверное, этот мостик — одно из наиболее часто фотографируемых мест Ханоя. После прогулки вдоль озера мы зашли в местный торговый центр и, конечно, застряли там надолго. На севере все дешевле, чем на юге, поэтому мы решили частично закупиться сувенирами в Ханое. Посетили также супермаркет, откуда я ушла с мешком зеленого чая, потрясенная ценами (от 3 до 20 руб. за пачку, 50 руб. за жестяную банку).

День третий

Первую половину дня заняла экскурсия по Ханою. Экзотичности этому мероприятию придавало мое платье. Мало того, что нас возили на машине, и мы уже этим привлекали взгляды окружающих, так еще и платье вдобавок. К Лили подходили местные и спрашивали, не свадьба ли у нас. То, что «жених» в шлепках, их не смущало. Какие-то белокожие женщины спрашивали меня, где такую красоту шьют. Японцы дружно щелкали в мою сторону фотоаппаратами.

Сначала мы сходили в Храм Литературы — первый институт Индокитая. Раньше институту принадлежали большие площади, теперь они заняты городскими постройками. В Храме находится несколько дворов, прудик с лотосами, зал со стеллами, на которых указаны имена сдавших Королевские экзамены с 15 по 18 век. Сам храм небольшой. За ним находится садик с помещением, в котором проводятся концерты народной музыки. Мы как раз на такой концерт попали. Интересно, что все музыкальные инструменты были сделаны из бамбука (музыка при этом очень приятная получалась). После концерта желающих пригласили на сцену и надели на головы национальные шляпы (не конические, в которых все ходят, а огромные и плоские, из такого же материала). Сейчас в таких шляпах уже не ходят, что и не удивительно: удержать ее на голове без помощи рук у меня не получилось.

Остальная часть нашей программы по Ханою оказалась несколько смазанной из-за халатности принимающей стороны, которая зачем-то поставила нам Ханой на понедельник. Домик Хошимина оказался закрыт, этнографический музей — тоже. Не пускали даже в мавзолей. Мы, конечно, огорчились не сильно, но было бы лучше, если бы мы на эти открытия времени не теряли.

Вместо домика Хошимина мы сходили еще раз посмотреть при дневном свете на Хоанкием. При храме на озере оказался самый дешевый из всех попавшихся нам магазинов во Вьетнаме (жалко, не знала я об этом заранее, а то 4 лаковыми картинами не ограничилась бы). Затем мы прогулялись по Старому кварталу, который начинается от Хоанкием. Купили фруктов. Все продавцы фруктов, в основном, — женщины. Все носят свой товар в двух корзинах на деревянной перекладине на плече. Попробовала я поднять их ношу, чтобы сфотографироваться, — и не смогла оторвать от земли. Хотя вроде бы не очень слабая. А вьетнамки, ростом мне по плечо, бегают с такими корзинами целый день по улицам.

Потом у нас был обед в забегаловке для местных горожан. По своей инициативе мы бы туда ни за что не пошли: слишком невзрачно и грязновато у входа. Но Лили успокоила нас, что она тут часто ест, а также сказала обслуживающему персоналу, чтобы европейцам подали еду в хорошо вымытой посуде. Одноразовых палочек нам, конечно, не принесли — здесь это не модно, а те, что принесли, Лили еще раз вытерла салфетками. Но, в остальном, все было хорошо, вкусно и дешево. Что меня удивило, так это то, что вьетнамки в длинных платьях не боятся заходить в такие места. Неужели они свои ao dai через день стирают? На улицах они выглядят вполне чисто и прилично.

После обеда мы хотели сами погулять по Ханою. Но хорошего путеводителя у нас тогда еще не было (в России таковых пока не появилось; английский, издательства Lonely Planet, мы купили уже позже), а Лили почему-то не смогла нам ничего предложить. Наверное, у нас о достопримечательностях разное мнение. Она считала, что смотреть особо нечего, мы уже все увидели. Она предложила нам поехать за город, на водопад. Так как нам было все равно, то мы согласились.

Парк, в который нас отвез таксист, производил странное впечатление. Во-первых, сам водопад на ремонте. Десятки (если не сотни) вьетнамцев сновали туда-сюда со стройматериалами. Рядом — гостиница, но на reception по-английски не понимали. Мы погуляли по горной речке, оборудованной мостиками и даже хижинами для смотрителей (не знаю, как их еще назвать). Кроме того, посетили маленький зоопарк, а еще парк, где стоят большие фигуры разных народностей Вьетнама в национальных костюмах. Ни одного туриста и ни одного такси, кроме нашего, мы не увидели. При этом в парке несколько работающих точек по продаже напитков и везде сидели люди и активно предлагали купить у них воды. Трудно поверить, что все они там сидят ради единичных посетителей. В общем, загадочное оказалось место, а на обратном пути еще и шофер заблудился.

День четвертый

Утром мы перелетели в Нячанг, в центральный Вьетнам, на 1200 км к югу от Ханоя. Совершенно другой пейзаж. Мало рисовых полей, но зато соляные сопки вокруг (в Центральном Вьетнаме добывают соль), и пальмы растут как будто в снегу. Отель Yasaka на набережной оказался шикарным. Номер с видом на море тоже очень порадовал. С ноября по январь в Нячанге сезон дождей. Выражалось это в очень сильном шторме на море. Днем было преимущественно облачно (при жаре это даже неплохо). Короткие дождики шли несколько раз после наступления темноты. Ноябрь — также не совсем подходящее время для дайвинга. Но так как дайвинг в этот раз в наши планы не входил, то можно сказать, глубокая осень в Нячанге ничем наше пребывание в этом городе не омрачила.

Вечером, после обустройства в отеле, мы сходили в католический собор Нячанга. Собор построен в готическом стиле во времена французского колониализма. Мы попали на службу. Народу было очень много. Священник был одет в обычную, не церковную одежду, а читать текст ему помогала женщина в фиолетовом ao dai. Сама служба проходила на улице. Может быть, это была и не служба, а поминовение умерших. Вечером в саду нашего отеля был концерт вьетнамской самодеятельности. Служащие отеля в национальных костюмах демонстрировали танцы разных национальных меньшинств. Даже в танцах у вьетнамцев преобладают движения посадки и сбора риса.

Почти каждый день в отелях были свадьбы. В городе не так много мест, где можно снять банкетный зал, так как крупных отелей еще не много. Поэтому свадьбы устраивают даже на буднях. Все виденные нами невесты были одеты в европейские свадебные платья. Как нам сказали, ao dai они одевают для семейного торжества. Только один раз мы видели невесту в местном платье, которая, сделав с женихом торжественный круг по территории отеля, удалилась в туалет, откуда вернулась уже в белом европейском свадебном платье. Свадебные банкеты очень короткие, длятся около 2 часов. Причем в течение часа гости собираются, потом быстро едят и расходятся. Или у них не принято долго сидеть, или даже богатые не могут себе позволить оплатить весь вечер.

День пятый

Сегодня мы решили обследовать город самостоятельно, на велосипедах. Аренда на 6 часов обошлась нам в 40 руб. с человека. Правда, седла великов были установлены под рост среднего вьетнамца, и поднять их было невозможно. Мы съездили в Чамские башни и пагоду Long Son. Чамские башни остались со времен королевства Чам и посвящены богине По Нагар. Они стоят на холме, откуда хорошо просматривается город. Башен несколько, в каждой из них можно молиться, во дворе расставлена еда для духов. Весь комплекс неплохо сохранился, легкие следы реставрации, которые мы заметили, не убили дух старины. В одну маленькую башню я зашла и почти сразу оттуда выбежала. Запах благовоний настолько силен, и его концентрация в маленьком замкнутом пространстве так велика, что непонятно, как молящиеся это выносят.

Пагода Long Son знаменита 14-метровой статуей сидячего Будды, которая установлена на возвышенности. Поднимаясь по ступенькам, проходишь мимо Лежащего Будды, его размеры меня впечатлили гораздо сильнее, чем габариты Сидящего на вершине. При пагоде находится школа, и живут монахи. Девочки-вьетнамки, кстати, для их возраста и национальности неплохо говорящие по-английски, сопровождали нас по территории. Разумеется, в корыстных интересах. Мы у них потом купили открытки, решив помочь детям. Из достопримечательностей в Нячанге еще можно посетить центр грязевых процедур, где предлагаются различные грязевые ванны и сеансы по обмазыванию лечебной мазью. У нас как-то времени не хватило.

День шестой

Ездили купаться и плавать с масками. Групповая поездка по островам с обедом обошлась нам чуть дороже 100 руб. на человека. Посмотрели острова Bamboo Island, Hon Mun, Hon Tam и Hon Mot. Как оказалось, шторм бушевал только у побережья, в городе. На островах море было практически спокойно. Нячанг считается лучшим местом для дайвинга во Вьетнаме, хотя после Красного море Южно-Китайское потрясти уже не может. Увидели рыб-хирургов, флейт, очень много морских звезд и, собственно, все.

На корабле нас не только кормили, но и развлекали. Возле одного из островов нам устроили плавучий бар. Народ подплывал к нему на надувных кругах, цеплялся ногами, получал стакан вина и кусок ананаса и наслаждался жизнью. На острове Hon Tam у нас была высадка на пляж. Ничего особенного. Песочек, пальмы, как и везде. На последнем острове, куда нас привезли, была рыбацкая деревня. За 10 руб. меня покатали в бамбуковой лодочке. До этого мы были уверены, что в рыбацких деревнях на берегу валяются большие круглые бамбуковые корзины. Оказалось, это лодки, которые совершенно серьезно используются для постановки сетей. Вернувшись с островов, успели до темноты искупаться в городе. В таком жутком шторме кроме нас и местных детей не купался никто. Зато для детей купание в шторм рядом с белой девушкой, было, похоже, настоящим аттракционом.

День седьмой

Ездили с местными вьетнамцами на водопад Yang Bay. Довольно дорого — по 12 долларов с человека за 6 часов на мопеде. Но турагенства таких поездок не предлагали, поэтому выбора не было. Мистер Ан, который нас на все это уговорил, носит с собой книжечку, в которую довольные туристы заносят свои впечатления. Мы прочитали русские отзывы и решили, что поехать стоит. Сначала нас завезли посмотреть на производство глиняных горшков, которым занимается целая семья, причем ремесло передается из поколения в поколение. После, в другой деревне, нам показали, как плетут соломенные коврики. Адский труд. Мне дали вплести в ковер несколько нитей.

По пути на водопад проезжали горное селение, в котором живет какое-то из национальных меньшинств. Дома у них принципиально отличаются от построек на побережье. Маленькие глиняные домики, часто без окон и дверей, часто не разделенные перегородками на комнаты, и оттуда выглядывают дети. Крыши домов покрыты сухими листьями, проемы для окон иногда пустые, иногда частично затянуты какой-то соломой. Вдоль дороги у домов сохнет кукуруза. Дети с ранцами идут в школу. Поверить, что в таких условиях живут люди, европейцу очень трудно.

Водопад окружен красивым парком с кафе, но ни одного туриста за 2 часа мы не встретили. Или сюда привозят организованные группы, с которыми мы не столкнулись, или опять же не сезон (непонятно, когда же тогда для белых людей сезон). Кафе у входа в парк рассчитано на большое количество посетителей. Мы не видели ни одного. Yang Bay — красивое место, в водопаде можно купаться. Вокруг — настоящий тропический лес. Вьющиеся лианы, переплетающиеся корни. Место, которое стоит посетить уже хотя бы только из-за растительности.

День восьмой

Утром мы уехали из Нячанга в Мюи Не. Это маленький населенный пункт недалеко от Фантьета, расположенный уже в Южном Вьетнаме. Мюи Не — это бухта, по берегу которой стоят отели, а напротив отелей, через дорогу, — многочисленные кафе. Мы жили ближе к центру бухты, в отеле Blue Ocean, который, несмотря на 3 звезды, был просто шикарным. Без дополнительной предоплаты нам досталось бунгало с видом на море. Вышел — и плюхнулся в воду. Как оказалось впоследствии, трехзвездочные отели в центре Мюи Не гораздо лучше пятизвездочных на периферии. Так как в московских турагенствах не хватает сведений о Вьетнаме, то они часто отправляют людей, готовых заплатить за дорогой отель, на окраину Мюи Не. Отели считаются более престижными за счет фитнесс- центров и массажа на своей территории, может, и номера покруче, зато стоят они в чистом поле. До трассы 400 м. Куда-либо уехать тяжело. Кафе нет.То есть ужинать надо либо в своем ресторане, либо брать в аренду мопед (почему-то гораздо дороже, чем в Нячанге, хотя все равно вполне приемлемо), либо идти на трассу, чтобы подъехать до центра. Кроме того, там на пляже и в море встречаются каменные глыбы, что исключает купание в шторм. Так что нам с Blue Ocean, который мы выбрали по принципу «подешевле», очень повезло.

Пляж в центре Мюи Не — замечательный, как из телевезионной рекламы: мелкий белый песочек, крупные ракушки, крабики иногда пробегают. Вдоль пляжа — пальмы, скрывающие бунгало. Народу очень мало. Отели занимают приличную территорию, но они рассчитаны на небольшое количество отдыхающих. На пляже мало лежаков, и, даже, если они все заняты, пляж остается приятно пустым. Около 10 человек, одновременно купающихся в море, — это аншлаг. Отдых в Мюи Не — очень спокойный и размереный, 4 дней мне не хватило, но больше недели, наверное, задерживаться тоже не стоит. Из экскурсий мы ездили только на дюны и в каньон. 2 дня провалялись на пляже.

День девятый

Поездку можно заказать прямо напротив отеля, в одном из кафе. Можно ехать на джипах, но это гораздо дороже. Мы выбрали мопеды (около 8 долларов с человека за 5 часов), так как это экзотичнее. На мопедах мы были в тот день одни такие, все другие предпочли машины. Ехать было временами страшновато (разгонялись больше 100 км/ч). Кроме того, выдался очень жаркий день, и мы боялись обуглиться в пути. Но оно того стоило. За полдня мы увидели белые и красные песчаные дюны (настоящие, как на картинках в детских книгах, когда нога утопает в песке; когда ветер дует, песок перемещается, следы сразу стираются), Красный каньон и Розовый ручей.

Белые и красные дюны — это как маленькие пустыни в степи, недалеко от моря. Едешь по степному ландшафту и, вдруг, перед тобой начинается пустыня. Различаются дюны, соответственно, цветом песков. С песчаных дюн местные дети катаются на подстилках, как с ледяных гор. В песках мы увидели журавлей, которые выглядели как мираж в пустыне. Среди песков — маленькое озерцо — оазис, по берегу которого бегают какие-то птички на длинных ножках и растут лотосы и сиреневые цветы, немного соцветиями похожие на орхидеи. Красный каньон находится почти на берегу моря. Стенки абсолютно красные, за счет глинистых почв. Узкая извилистая тропинка ведет наверх. Местами приходилось подтягиваться и ползти на коленках. Зато вид с вершины каньона просто классный. Красная земля, а внизу — синее море.

Розовый ручей называют Fairy Stream, он течет между розовых скал, по розовому песку, отсюда и название. На всем своем протяжении он мелкий, можно идти босиком по воде из Мюи Не. В населенном пункте выглядит он, правда, как отвод канализации, и если не знаешь, что это, ни за что в эту мутно-розовую воду не полезешь. С нами, как и в других местах, увязался мальчик-провожатый. Довольно долго мы шли вверх по розовому ручью под палящим солнцем. В ущелье, окружавшем ручей, встречались горные породы в виде сталактитов — сталагмитов, небольшие гроты, арки, все вокруг — красных и серых оттенков. Временами ноги утопали в красной грязи, иногда встречались неглубокие запруды, а мальчик ловил в воде крабов. До истоков ручья мы решили не ходить, потому что уже хотелось поскорее забежать в море, и, дойдя до небольшого водопада, поднялись наверх. Пейзаж сразу кардинально изменился. Из красно-серых сказл мы попали на небольшое рисовое поле, на котором пасся буйвол. Рядом была банановая плантация, росли огромные пальмы, иногда встречались лотосы. Обратно мы шли по верху. Ручья внизу почти не было видно. Зеленые пальмы на фоне красных гор впечатляли. За полдня исщелкали целую пленку.

День двеннадцатый

Днем уехали в Хошимин. По пути проезжали фруктовые сады дрэгонфрута, много мелких населенных пунктов, а также пронаблюдали в окно автобуса обучение военных частей. В Хошимине у нас был забронирован отель Metropole, но, оказалось, для нас зарезервирован другой отель, о чем нас не сочли нужным предупредить. Пришлось на такси поехать в другой отель. Конечно, разорились мы не сильно — около 2 долларов потратили, но моральный ущерб как-то начал ощущаться. Это оказался единственный отель во Вьетнаме, с которым нам не очень повезло. Там были плохие окна. Три ночи было ощущение, что спим посреди улицы.

На автобусной станции в Хошимине всем на выходе совали рекламу экскурсий. Сначала мы в нее не вчитались, но когда выяснили цены в Сайгон-туристе, решили позвонить в Delta Adventure Tour. Оказалось, что Сайгон-турист, рекомендованный в Москве, предлагает партизанские туннели за 25 долларов (на полдня) и круиз по Меконгу за 40 долларов (на целый день). От таких цен мы уже успели отвыкнуть, поэтому рискнули обратиться к более дешевому оператору. В туннели мы съездили за 5 долларов (причем пятый доллар сопровождающий нагло забрал себе, а поездка стоила 4, но мы уж не стали спорить), а по Меконгу за 10 долларов с двухразовой едой. Экскурсию по городу мы не стали брать, решив погулять с путеводителем. И потом не раскаялись.

День триннадцатый

Утром поехали в туннели Cu Chi. Набился целый автобус с туристами разных национальностей. Гид старался во всю. Его английский словарный запас был действительно велик. Правда, благодаря его произношению и моему месту в самом конце автобуса под вентилятором, я из его речи почти ничего не поняла. В туннелях было уже проще — он хотя бы махал руками для большей наглядности.

По площади туннели занимают территорию около 250 кв.км. Туннели были трехуровневые, на глубине 3, 6 × 8 метров. Входы в туннели были такими узкими, что пролезть могли только местные жители. Американцы не проходили по толщине. По высоте самым просторным был верхний уровень. По нему вьетнамцы ходили согнувшись (а мы, соответственно, почти на коленках ползли), следующий уровень — еще уже, а по третьему уровню сами партизаны ползком пробирались. Туристам предлагают проползти по участку каждого уровня. Мы осилили только верхний, широкий уровень. Потом решили выбраться на волю, извинив себя своим высоким ростом. В туннели народ запускают сразу группами (только желающих, конечно, но их очень много). Внутри темно, видишь только зад впереди ползущего. Когда он притормаживает, становится жутковато от мысли, что сейчас движение застопорится, и ты останешься задыхаться в этом туннеле без возможности даже протянуть ноги-руки.

Нам продемонстрировали разные ловушки для американских солдат. Замаскированные в лесу ямы содержали на разной высоте заточенные бамбуковые клинья, которые впивались в различные части тела. После туннелей мы вернулись в город и зашли в музей истории войны (War Remnants Museum) — по мнению вьетнамцев, единственный интересный музей в Хошимине. Там выставлена военная техника и есть несколько залов с фотографиями времен войны. Народу в музее очень много. Впечатление оставляет тяжелое. Сходили также во Дворец Объединения — бывший дворец Президента Южного Вьетнама. Там туристов было очень мало, но нам предоставили личного гида на троих. Третьим был канадец Мишель — бывший американский солдат во Вьетнаме. Экскурсию проводят по 3-му и 4-му этажам, где можно осмотреть приемные кабинеты и личные покои президента и его супруги. Вечером поехали в центр. Зашли в магазин Saigon Trade Centre. Это большой четырехэтажный супермаркет. Очень понравился нам этот магазин. Цены весьма приемлемые. Много разных сувениров. Ушли, нагруженные пакетами.

День четырнадцатый

Плавали в круиз по Меконгу на самый короткий однодневный вариант. Вообще, можно до 6 дней плыть, с заходом на территорию Камбоджи. Как мы поняли, оптимально брать 2—3 дня. Плавучие рынки можно увидеть только рано утром, то есть, те, кто едут на 1 день их не застанут. На кораблике нас довезли до городка My Tho. В пути мы были 4 часа. За это время мимо нас постоянно по направлению в Хошимин проплывали суда и маленькие лодочки, груженные фруктами и прочим товаром. В обратном направлении все плывут пустыми. На своих кораблях жители дельты Меконга рисуют красный глаз, отпугивающий крокодилов. По глазу на носу корабля сразу понятно, откуда он приплыл. В дельте Меконга выращивают рис и фрукты. В основном, жители живут продажей товара в Хошимине.

В My Tho нас пересадили на кораблики меньшего размера, и мы поехали осматривать прибрежные деревни. Так как в дельте Меконга наводнение случается по несколько месяцев в году, а на хорошие дороги нет денег, то, чтобы не быть отрезанными от суши в течение долгого времени, вместо дорог прорыты каналы, по которым местные жители передвигаются на маленьких лодках. Кораблик, на котором нас привезли, там уже не пройдет, по протокам нас возили по 4 человека в лодке. Нам показали, как делают конфеты из кокоса. Все производство происходит на открытом воздухе. В чанах булькает мутная жидкость, из которой потом получают конфеты. Работой занята вся семья. Дети заворачивают конфеты в бумажки с поразительной быстротой. Рядом эти же конфеты продают. Неплохой бизнес. После нас возили по каналам мутной желтой реки Меконг. Затем был концерт народной музыки. Обратно в Хошимин возвращались на автобусе. Вечером ходили на известный рынок Бен Тханх. Оказалось, что закрывается он очень рано. Около 6 часов вечера продавцы начинают суетиться и укладывать свой товар. Сам рынок напоминает наши вещевые рынки, где ходят толпы народа, стойки до потолка увешаны одеждой. Только на этом рынке еще еду продают. Много фруктов, сушеной рыбы, сладостей.

День пятнадцатый

В последний день мы никуда не ездили, а просто слонялись по городу. Сходили к собору Нотр-Дам, который был закрыт на большой замок. Мимо его стен проходили жених с невестой, а на площади продавали кокосы. Больше ничего достопримечательного. Оттуда пешком прошли до зоопарка, совмещенного с ботаническим садом. Ботаническая часть представлена очень слабо для тропического климата. Животных тоже немного. Слоны, верблюды, свинья, бегемот, птички разные. Обычный социалистический зоопарк. Для слонов продают сахарный тростник. Потом съездили посмотреть пагоду Винх Нгием. Выбрали ее просто потому, что она была включена в один из вариантов обзорной экскурсии по городу, про которую мы читали. Закончили световой день прогулкой по набережной, а потом снова поехали в Saigon Trade Centre. Там пробыли почти до самого отлета и снова ушли, нагруженные покупками. В duty free в аэропорту выбор очень даже не плохой, но цены выше раза в четыре. Конечно, все равно не очень дорого получается, но жалко ведь покупать соломенную шляпу за 4 доллара, если час назад видел такие же за 1. Весь наш багаж, как ни странно, уложился в норму по весу. Даже обидно, что так мало купили.

Как мы кушали

Местную кухню мы попробовали максимально, насколько хватило объема и выносливости желудков. Больше всего меня радовали свежевыжатые соки и цены на них. Конечно, каждый день пили кокосовое молоко, хотя во Вьетнаме растет только один вид кокосов, крупный и зеленый. Молоко в таких кокосах менее сладкое, чем в маленьких кокосиках, которые продаются в Таиланде (там растут оба вида). Соки выжимают из всех видов фруктов. Мы пили соки из dragon fruit, манго, арбуза, банана, яблока, хурмы, папайи. Очень удачно у вьетнамцев получается лимонный сок (со льдом и сахаром). Стакан любого сока стоит от 10 до 20 руб. В некоторых ресторанчиках не жадничают и приносят сок в огромных пивных кружках. Очень вкусен сок из сахарного тростника, особенно если добавить в него выжатый лайм с сахаром и лед. Соковыжималки для сахарного тростника представляют из себя большие агрегаты с колесом для вращения. Стебли тростника несколько раз прогоняют через эту машинку. Если не знать, как делают этот сок, ни за что не подойдешь к продавцам на улице. Просто не обратишь на них внимания. В супермаркетах продают сок из алоэ, в банках и бутылочках. В бутылочках дороже и вкуснее. В дельте Меконга мы пробовали банановое вино (похоже на обычный самогон), сакэ и зеленый чай с медом (оказался на удивление вкусным).

Выбор фруктов во Вьетнами поскромнее, чем в Таиланде, но в Хошимине на центральном рынке купить можно все. В небольших городках всегда есть фруктовые развалы, где продают лонганы, ананасы, хурму (ее не покупали, правда, ни разу), dragon-fruit, помело, кокосы. Один раз пробовали мелкие-мелкие яблочки, название их осталось неизвестно, вкус приятный. В отличие от прочих фруктов, мы часто видели, как сами вьетнамцы едят эти яблочки.

Во Вьетнаме можно попробовать всевозможные блюда из морепродуктов, кухня во многом похожа на тайскую, но, как правило, все не так остро. Из национальных блюд очень распространены роллы, свежие и жареные. В рисовую бумагу заворачивают овощи, мясо, рыбу, креветки, иногда по отдельности, иногда все вперемешку. Иногда роллы подают сильно поджаренными, иногда сырыми, но всегда с соусами. Мы ели мясные, из морепродуктов, вегетарианские, один раз свежие из 2 компонентов: креветки и спаржи.

На завтрак вьетнамцы едят лапшу (pho bo). По нашим понятиям, pho bo — первое и второе в одном флаконе. Подают его в огромных мисках, это густой суп из рисовой лапши, одного или нескольких сортов мяса и зелени, часто добавляют пророщенные зерна, лук, душистые травки, выжимают половинку лайма. Едят палочками, помогают ложкой. Глядя на размер порции, мне всегда было непонятно, почему же большинство вьетнамцев такие худые. Наверное, все-таки далеко не все могут себе такой завтрак позволить. Есть во вьетнамской кухне и свои блины. Хотя, на мой взгляд, больше напоминает рыбу или мясо в кляре. Называется Banh Xeo, очень вкусно.

Ели мы по-разному приготовленных креветок (гриль, на пару, жареные в кокосовом молоке и т.п.), крабов (на стол подают специальные щипцы для расщепления конечностей), кальмаров (самые вкусные — в кисло-сладком соусе), лягушачьи лапки, ракушки гриль и на пару, улиток, тунцов и прочую рыбу. Один раз опростоволосились с креветками. К ним подали плошку с зеленым чаем, в котором плавали кусочки лайма. Я удивилась, т. к. чай не заказывала, и решила отпить, чтобы убедиться, что это и вправду чай. Позабавила официантов. Выяснилось, что в плошке надо руки мыть после жирной пищи. Один раз решили попробовать змею. Сырую и приготовленную по рецептам китайской народной медицины съесть не решились (сырых змей, говорят, опасно есть). Заказали котлету. Она нас совершенно не потрясла. Мясо как мясо. Кроме pho bo вьетнамцы готовят множество других вкусных супов. С крабами, креветками, курицей. Во всех отелях на завтрак предлагается pho bo, но иногда некачественный: лапша не рисовая, а быстрого приготовления. Весь колорит сразу теряется. Суп из птичьих гнезд поесть не удалось. Не сезон. Но купили баночку сока из птичьих гнезд. Нечто сладкое, с какой-то взвесью, но пить можно. Пробовали вкусную рыбу, тушеную в горшочке с ананасом. Ели традиционный вьетнамский десерт, местный аналог мороженому. Это зеленое желе на основе риса, сладкое, на вкус необычное, но это, наверное, дело привычки. Продают на пляжах в коробочках, как йогурты, по 4 руб. Покупали местные булочки. Своей пшеницы во Вьетнаме нет, но булочки из покупной получаются неплохо. Кокос — одна из самых распространенных начинок. Выпечка с кокосом очень понравилась. На улицах часто продают сладкий картофель. Это длинные клубни, по вкусу похожи на нашу картошку, если лень идти в кафе, можно перекусить ими. Попробовали фондю. Фондющницы глиняные, вместо вилок — деревянные палочки. В очередной раз убедились, что европейскую еду в Азии есть не надо. Мясо жесткое, соусы не соответствующие.

В Хошимине ходили в японское кафе. Думали поесть дешевых суши. Не тут-то было. Меню совершенно не похоже на то, к чему мы привыкли в Москве. Ни суши, ни салатов, ни супов. Мы оказались в японской блинной. Блины чем-то напоминают пиццу. В столики вделаны плитки, на которых официант на глазах посетителя жарит блинчик с выбранной начинкой. В этой же блинной мы ели жареный лотос. Съедобно, за счет масла, соли и специй. Сам по себе он, скорее, безвкусный. Лотосы в нарезанном виде продаются в супермаркетах, упакованы как у нас сыр и колбаса.

Также в Хошимине мы посетили кафе — барбекюшную (не знаю, как еще назвать). Очень хотелось кушать, а в нашем квартале в Хошимине (недалеко от Нотр-Дам) никаких кафе не попадалось. Встретился один дорогущий ресторан и несколько забегаловок, которые вечером уже не работали. Когда, наконец, мы набрели на какое-то заведение, предлагающее еду, мы туда радостно забежали. Это было нечто. Очень экзотично, но для непривычного человека тяжеловато. Кафе для вьетнамцев, явно не рассчитанное на иностранцев (они туда просто не доходят). За каждым столом сидело по 4—5 вьетнамцев, все что-то одновременно друг другу кричали. Когда я попросила чай, официант на меня посмотрел слегка удивленно. У них есть только пиво и кола. На всех столах стояли металлические горшки с решетками — гриль сверху, на которых жарилась еда. Так как у кафе была крыша, но не было стен, то запах, дым и угли разносило из разных углов по всей территории. Мы решили заказать что-нибудь уже готовое. Не получилось. Блюдо из свинины, овощей и чего-то еще оказалось полностью сырым. Так что и нам пришлось иметь дело с горшочком, стряхивать пепел со стола и ерзать на стуле, чтобы не сидеть прямо по направлению ветра.

Во всех кафе меню — на вьетнамском и английском. Только 1 раз видели меню на русском. Вьетнамцы еще совершенно не освоились в роли официантов, о чем свидетельствует тот факт, что практически ни разу за 2 недели мы не ели в точности то, что заказывали. Суп из краба со спаржей стал у меня навязчивой идеей. Не потому, что я обожаю спаржу, а просто потому, что мне нигде его не подавали. Один раз вообще они вообще забыли про суп и начали сразу со следующих блюд. Несколько раз мы заказывали 2 разных супа, тыкая для большей наглядности пальцем в меню, но в итоге все равно получали 2 одинаковых супа, например, оба с курицей. Однажды вместо барракуды я ела тунца (узнала об этом уже из счета), вместо ананасового сока нам принесли арбузный (не потому что официант не понял, он просто пока шел, забыл), как-то принесли лишнюю миску с фруктами (мы ее молча съели, денег с нас за это взять забыли). По большому счету нам было все равно, когда они ошибались, так как все равно было вкусно. Возмутилась я только один раз, когда вместо 2 лимонных соков, которые мы замучались ждать и уже проклинали это заведение, мальчик принес 2 кофе со льдом. Ну, не люблю я кофе. Мальчика я обругала, он испугался. Я ему говорю: «Это же кофе!». Он отвечает: «Да». Я ему: «А мы же просили лимонный сок!». Он мне опять: «Да». Вот и говори с такими.

Еще был случай, что нам не хотели давать палочки. Предлагали ножи и вилки. Как мы только им не объясняли, чего мы от них хотим. Английского у них никто не знал. Мы брали ложку и вилку в позу палочек, официанты вокруг кружком стояли, пялились и не понимали. Потом подошла какая-то смышленая девочка и подала им правильную идею. Все эти казусы, конечно, ни в коем случае не испортили наше впечатление от вьетнамской кухни.

В среднем, в пересчете на рубли, мы обычно ели на 200—300 рублей на двоих. Шикарные рестораны для иностранцев мы старались обходить стороной, выбирая кафе попроще, в которых царит более «национальная» атмосфера. В среднем, на Севере все дешевле, чем на Юге. Самые дорогие кафе — в Хошимине. Может, конечно, просто места знать надо. Самый разорительный ужин был в последний наш вечер во Вьетнаме, в японской блинной (на 400 с лишним рублей). Оттуда мы вышли с чувством, что мы близки к банкротству, и нам нужно быть скромнее и кушать умереннее.

Ну, вот, наверное, все основные впечатления. Как ни старалась, сократить не получилось.

Автор Евгения

| 22.03.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий