Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Вьетнам >> Северный Вьетнам.


Самые низкие цены и специальные предложения на отели Вьетнаме!

Северный Вьетнам.

Вьетнам

Наконец нашел в себе силы, для написания отчета о месяце пребывания во Вьетнаме и жизни во вьетнамской семье. Может кое-что из этого кому-нибудь пригодится, а для кого-то будет просто любопытно. Итак, Северный Вьетнам, февраль 2004г.

Преамбула — знакомая вьетнамская семья пригласила отца в гости на новогодние праздники по-восточному. Я за компанию, с ним.
Билеты на самолет купили на дату уже после нового года, так получилось дешевле. Билеты Владивосток-Ханой, через Сеул обошлись в 650 постоянно зеленых, на человека. Визы — в пределах 35 таких же зеленых, на человека. Полет на Владивосток-Авиа: стюардессы просто не давали продохнуть: соки, напитки, корм на убой (объелись), газеты и т.д. Когда со всем разобрались — уже Сеул. Два часа лета — как один миг. Стрелку часов переводим на 1 час назад и времени прибавилось, мелочь, а приятно.
Терминал в Сеуле впечатляет, больше 50 выходов к самолетам, уйма магазинов, ресторанов, все блестит и сверкает.
Приколы тоже начались с Сеула. Вначале поменяли выход к самолету.
Сидим возле своего выхода, ждем посадки. Грузятся гавайцы, уже пора нам грузиться, а все гавайи. Все изменения конечно объявлялись по радио, но с нашим знанием английского, с таким же успехом диктор могла объявлять и по-вьетнамски. Один результат. Поэтому ничего не ведая и не ожидая «подвоха» со стороны корейцев сидим возле своего выхода, ждем. Когда время нашей посадки перевалило за середину, а гавайи все не заканчиваются, поняли, что что-то здесь не так и стали искать, где бы все-таки выйти к самолету. Нашли в сторонке, взлетели.
 В полете познакомились с двумя русскоговорящими вьетнамками, летящими на Родину, отдохнуть после трудовых будней на рынках г. Владивостока. Услышав, что мы говорим по-русски, они подсели поближе к нам, так весь перелет и прообщались.
Позднее не однократно убеждался, в дружелюбности, коммуникабельности и какой то, часто, детской любознательности вьетнамцев.

 В полете приколы продолжались. При подлете к Ханою, по салону зачастил веселый мужичонка из экипажа (мы его прозвали специалистом по связям с общественностью) и с прибаутками, улыбаясь, стал объяснять, подходя к каждому, что летим уже не в Ханой, а подальше — в Бангкок. Вот думаем, какой шутник. Если бы.
 В полночь или около того приземлились в столице Таиланда. Сразу на выходе из самолета, у нас с отцом забрали паспорта, отделили от остальных пассажиров и куда то повели. Стало еще интереснее. Да, забыл сказать, что в самолете было европейцев, всего то два человека, отец мой да я. Первой провожатой по тайской земле стала симпатичная индианочка, правда, понять, что-либо из ее объяснений, куда мы идем, а куда повели остальных мы не смогли.
После переходов по пустым коридорам нас приводят, в транзитную гостиницу, и обещают забрать завтра в обед, что бы отвести в самолет, для еще одного полета в Ханой.
Грешным делом подумалось, что нас представителей в прошлом сверх державы поселили в самом лучшем, что здесь есть, а другие наши товарищи по несчастью или по счастью (по мне так второе, за чем как не за приключениями стоит ездить), мучаются на лавках и стульях, подобных, что стоят на наших вокзалах. Оказалось все с точностью наоборот. На следующий день при посадке уже знакомые вьетнамки рассказали, что их всех вывезли из терминала, расселили, где- то за городом, дали возможность погулять и т.д. Вот такое неравенство не полов, но народов.

Терминал Бангкока отличается от терминала Сеула, как восточный базар отличается от супермаркета. У первого какая то восточная атмосфера, у второго стиль и современность.
Причина наших скитаний по столицам оказалась более чем прозаичной, аэропорт Ханоя не принял наш борт из за бушующего над ним тайфуна.
Тайский столичный аэропорт расположен прямо в черте города, поэтому посчастливилось увидеть Бангкок сверху: ночной (когда прилетали) и дневной (когда улетали). Зрелище, впечатляющее в обоих случаях.
Итак, мы опять в самолете, вторая попытка полета до Ханоя. Короткий перелет и мы в другой столице — Ханое. Путешествие продолжается. Естественно продолжились и приколы.
 В аэропорту нам не выдают один багаж, объясняют, что не долетел. Пока возмущались и оформляли документы по пропаже, подумал, блин, так вот ты какой дружественный Вьетнам.
Понятно нас не дождались, поэтому никто не встречал. А путь лежал в Хайфон, где нам предстояло жить. Это 40 км от аэропорта до Ханоя, и еще 100 км от Ханоя до самого Хайфона. Таксисты около аэропорта соглашались довезти до места, но не меньше чем за 60$. Я бы наверно и согласился, дело уже к вечеру , куда и на чем там добираться. Но отцу показалось дорого.
 В итоге погрузились в рейсовый микроавтобус: аэропорт — г. Ханой, (2 $ с человека), с каким то американцем и десятком вьетнамцев, и поехали до городу Ханою.

Сразу скажу, по итогам не очень большого общения во Вьетнаме с янки, последние не понравились, в отличие от других иностранцев. Только что не лопались от значимости и принадлежности к своей державе.
На улицах Вьетнама поразило огромное количество вело-мото участников движения, сплошное бибиканье, минимум автомобилей в толпе транспорта и еще более минимум правил движения.
У Задорнова есть шутка, что только в России, если ты едешь по встречке, в зад твоего авто могут въехать. Ничего подобного, во Вьетнаме, если встречная полоса чуть свободнее, по ней пойдет поток транспорта. Еще будут сигналить двигающему по своей полосе транспорту. Еще более удивило и порадовало другое, при очень интенсивном движении и минимуме правил, аварии крайне редки. За месяц пребывания, видели всего две, правда одна на трассе со смертельным исходом, столкнулись две грузовые машины, вторая авария — пострадали бампер и оптика у легковушки. Все! У нас во Владивостоке, в день можешь увидеть гораздо больше, хотя правила соблюдаются больше и инспекторов на дорогах больше. Кстати, гаишников, или как они здесь называются, во Вьетнаме видел только на стационарных постах. Так и не понял в чем причина низкой аварийности.

За месяц передвижений, на авто и мопедах (естественно в качестве пассажира), вывел для себя несколько основных неписаных правил дорожного движения, во Вьетнаме:
Велосипедист всегда пропускает мотоциклиста, например выезжающего даже со второстепенной дороги на главную, мотоциклист всегда пропускает легковой автомобиль, легковой автомобиль всегда пропускает грузовой транспорт, который носятся на огромной скорости по крайней левой полосе, но самые крутые на дороге, это пассажирские автобусы, им все уступают дорогу и ездят они быстрее всех. А при аварии больше виноват тот, у кого больше денег, как правило.
Однако вернемся к прибытию.

Темнеет во Вьетнаме рано, поэтому добрались до Ханоя, когда уже стало смеркаться.
Пассажиры нашего микроавтобуса стали постепенно выходить на разных остановках, даже американец свалил. А нам где выходить? Вопрос повис в воздухе. Водитель автобуса качал головой и говорил, что он только до Ханоя, а дальше как не знаю. (Типа, мы не местные, ничего не знаем).
Но есть бог на земле. В микрике нашелся англо и понятноговоряший пассажир, который пообещал, указать по дороге нужный нам автобус. И действительно, на трассе обгоняем какой то автобус, вьетнамец показывает, это ваш. Сразу выскакиваем и тормозим его прямо посредине дороги. Кондуктор с удовольствием нас сажает, автобус почти полный, но нам находят в проходе сидячие места, поехали. Позже не раз наблюдал картину, когда кондукторы сажают столько пассажиров, что самим не остается места в салоне и они, просто висят на подножках, снаружи автобуса. Все для клиента. С нас взяли по 4 $ с человека. Курс местной валюты : 1 $ — чуть больше 15 000 донгов, в зависимости от того, где и кто менял.
Во всех междугородних автобусах- стоят телевизоры. Когда едешь ночью, прикольно, все сидят смотрят телевизор. На выезде из Ханоя переезжаем по мосту через огромную реку — Красную, одну из двух основных водных артерий Вьетнама. Вторая конечно Меконг, который хоть и больше, но по территории страны течет меньше.

По темноте въехали в Хайфон. Велорикши на остановке штурмовали автобус, предлагая довезти. Но у нас не все вещи не долетели, кое-что еще оставалось, поэтому мы пошли к единственному такси. 6 $ и таксист готов был нас вести по указанному адресу. Пока мы считали, сколько это в донгах и рублях, цена стала -5 $. Подозреваю, что подожди еще, и цена упала бы еще ниже, но хотелось уже приехать. На том и порешили.
Позже, уже зная город, в особенности его центральную часть и смотря на видео нашу поезду на такси, понял, что нас везли до места уж очень окружным путем. Водитель честно отрабатывал полученные деньги.
Известно, что во Вьетнаме к иностранцам особый подход, особенно в плане цен на услуги и товары. Так сказать политика двойного стандарта. Соответственно двойная, а то и тройная цена за одно и же для иностранцев. И с этим приходилось сталкиваться постоянно. Как-то, даже находясь в агентстве вьетнамских авиалиний, показали колонку цен на билеты для местных и колонку для не местных, смысле иностранцев. Цифры заметно отличались.
Во общем, сменив два автобуса и одно такси, дольше, но дешевле, ближе к полночи мы добрались до места.

Немного информации: такси предлагали отвезти нас от аэропорта до Хайфона за 60$, мы добрались за 8,5 $ c человека, а можно еще дешевле:
 В ста метров, от терминала, чуть вправо, останавливается городской автобус № 07 маршрутом аэропорт-Ханой (стоимость проезда 2.500 донгов), одна из его остановок в Ханое, напротив автовокзала Ким Ма, от которого отходят автобусы во все концы, переходишь дорогу, выбираешь пункт назначения (на всех автобусах на ветровом стекле таблички с маршрутом, все очень понятно), садишься и едешь. Стоимость проезда в рейсовом автобусе Ханой-Хайфон 50 000 донгов.
Сидя в автобусе через окна тебе еще будут предлагать взять в дорогу всякую снедь. Рекомендую попробовать французские булки. Их предлагать будут везде. Цена маленькой — 500 донгов, хотя вначале по незнанию с нас брали по 1000 × 1500 донгов. Последствия французского колониализма — очень вкусные вьетнамские французские булки, а если еще попросить сделают с маслом и сахаром.
Французская выпечка одна из самых лучших в мире, и ее вьетнамская вариация — лучшее тому подтверждение. Но о вьетнамской кухне будет особый разговор. Хозяева нас уже ждали. Накрыли аппетитный стол, подготовили 5 литров рисовой водки. В качестве подарков мы привезли детям — киндер сюрпризов (очень любят), шоколада (во Вьетнаме сильно отличается) и т.д., взрослым — разное.
Полночи все это поглощалось. Понравилось все, что было на столе, особенно брюхоногие моллюски с сильно закрученной раковиной и сам процесс их поедания: зубочистку в руки, одно движение — слетает крышечка, следующим движением втыкаешь зубочистку в тело моллюска, крутишь ракушку и вот у тебя в руках маленький ароматный кусочек мяса. Затягивает, так же как и семечки, только все гораздо вкуснее.

Гостеприимные и радушные хозяева — семья, к которой мы приехали. Им пришлось терпеть нас и наше присутствие в своем доме целый месяц. По мне так это просто подвиг.
Обычное вьетнамская семья в настоящее время, это папа, мама и двое детей максимум. Больше иметь, закон не разрешает. Государство борется с чрезмерной, по его мнению, рождаемостью. А вот у родителей нынешней малышни, по трое, четверо и более братьев и сестер. Где-то прочитал, что Вьетнам сейчас самая густонаселенная страна Юго-восточной Азии. Как говорится, нам бы их проблемы. Удивительно, но на следующий день, после бурного празднования встречи, проснулись с нормальной головой, смысле не больной. Хотя обычно не так. Верный признак хорошей водки и хорошей закуски.
С утра позавтракали, по пиву, по зеленому чаю и поехали по достопримечательностям Хайфона.

Хайфон оказался красивым, зеленым городом, с какой то особой аурой. Я бы сказал очень уютным городом. Дома в городе в основном 3—4 этажные, (редко 5 этажные, значит хозяева богаче), необычного внешнего вида: неширокие спереди и очень длинные в глубину. Когда дом стоит одиноко, это особенно бросается в глаза (причина, если я правильно понял, в особенностях местного налогообложения на землю). Один дом — одна семья. Если дом выходит на оживленную улицу, то первый этаж это обязательно какой нибудь семейный бизнес: торговля, закусочная, ремонт и т.д. Если в доме есть двор, он будет обнесен двухметровым забором по верх которого — слой битого стекла. От незваных гостей, на всякий случай. Случаи с нами не встречались. А про насильственные правонарушения даже и не слышали. Учитывая к тому же коммунистическое прошлое страны, подтверждаю, где-то прочитанное, что Вьетнам одна из самых безопасных стран АТР.
Хайфон один из трех самых крупных городов Вьетнама (больше только Хошимин и Ханой). Но не очень — туристический. Каких то особых достопримечательностей, ради которых стоит специально сюда приезжать туристам здесь нет. Посмотреть город, погулять по его улочкам, посидеть в местных ресторанах, особенно под открытым небом и т.д. — да, а по достопримечательностям — нет. Характерная черта за четыре дня в Ханое мы купили различных туристических безделушек и сувениров больше, чем за месяц в Хайфоне.

Вечером, после осмотра имеющихся местных достопримечательностей: памятник в честь освобождения Вьетнама (в каждом населенном пункте есть такие памятники), озера, вокруг которых еще французы катались на лошадях, памятник женщине — воительнице, парк и т.д. посетили — популярный пивной ресторан под открытым небом. Набрали закуски: рыбу, змей, и т.д. ее тут же приготовили, а мы ее тут же съели. Выпитое пиво, оплачивается по количеству пустых кувшинчиков складывающихся под стол, каждый по 2 литра. Под стол «складывается» также и все лишнее со стола. Причем чем больше «положишь» под стол, тем больше счастья тебе привалит. Такие вот правила. В этом есть практический смысл: у тебя всегда чистая тарелка и чистый стол, особенно учитывая многообразие и специфику вьетнамской кухни. Кстати, о последней. Несколько «открытых» правил вьетнамской кухни:
Свежесть и еще раз свежесть продуктов: вчерашнее становится в два раза дешевле. Часто свою будущую пищу, ты видишь еще в сыром виде, и готовится она при тебе. Только однажды, обедая где то в окрестностях Хайфона, показалось, что принесенная жаренная рыба, была не очень свежей. Блюдо было без разговоров компенсировано горой снеди.
Абсолютное господство Риса в пище. Именно так с большой буквы. В том или ином виде рис всегда присутствует на столе.
Большое количество различной зелени: что-то съедается в сыром виде, что-то варится прямо на месте.
Разнообразность: употребляется в пищу почти все, что шевелится.
И еще одно замечательное качество — сколько бы не сидел за столом и не ел (у нас бывало доходило до 3—4 часов ), встаешь из за стола всегда легко. И за месяц пребывания местная кухня не только не приелась, но просто полюбилась.
Написал и помечтал, что бы такое из вьетнамской кухни я бы сейчас съел. Наверно почти все.

На следующий день завтракали на улице недалеко от дома у соседки: ели сырую кровь свиньи с тертым арахисом (кушанье на любителя, я смог поесть только один раз). Можно было бы поесть и дома, но нам рассказали об одном правиле, очень достойном на мой взгляд. Если у тебя достаточно денег, а у кого то их очень мало, то возьми и помоги. Причем не тем, что просто отдал им деньги, а воспользуйся их услугами с оплатой. Хотя качество при этом может страдать. В нашем случае у пожилой соседки не было мужа и поедание ее стряпни было для нее существенной поддержкой. В дальнейшем мы несколько раз также поступали. И это было здорово.
Утром заехали друзья хозяев, сели на мопеды и целой кавалькадой (5 экипажей) поехали на рыбалку. Рыбалка это несколько прудов с домиками, дорожками, помощниками из обслуживающего персонала. Сидишь на скамейке на бережку пруда, макаешь в воду удочку, пьешь пиво, за спиной в домике тебе готовят стол с серьезной закуской и такой же выпивкой.
Кстати, пива пьется во Вьетнаме очень много. Когда мне говорили, что в день выпивают по пять литров пива, я не верил пока не приехал и сам не стал его пить. Оно слабое, дешевое и вкусное. Употребляются в основном местные сорта на разлив.Bia Ha Noi и bia Hai Phon. Последнее bia, т. е. пиво- вкуснее.
Поллитровый стакан стоит 1.500 донгов, т. е. три рубля. Пиво я люблю и дома часто пью, но столько сколько выпил я во Вьетнаме за этот месяц, я никогда не пил. За завтраком, за обедом, за ужином, когда к тебе приходят гости, когда ты приходишь в гости, когда ты дома, когда ты на улице и т.д. Потом очень нравилось- сидеть где-нибудь на маленьком стульчике на тротуаре, пить пиво в толпе таких же праздных вьетнамцев, в районе какого-нибудь перекрестка, и наблюдать за проносящейся мимо, точнее проезжающей мимо, жутко интересной вьетнамской жизнью. Вспомнил и опять захотелось все повторить. Однако продолжим.

Поймали мы соответственно, я что то одно очень маленькое, похожее на нашу верховку. У наших вьетнамских друзей, чуть получше, но классифицировать добычу так и не смог, одна — похоже на пиранью, сине-красного цвета, другие типа наших пелингасов.
Спортивное рыболовство на месте оказалось в не очень развитом состоянии: удилища, леска, катушки, все достаточно грубовато. А увиденный ассортимент рыбацких отделов вообще оставил равнодушным.
Кстати у отца были большие планы по приобретению во Вьетнаме именно рыбацких принадлежностей, даже блесну привез и показывал везде, но в итоге купил только чехол для удочек и крючки. Забегая вперед, скажу, что купленные во Вьетнаме крючки, весной, попробовали на наших приморских карасях, результат очень даже не плохой. Думаю у вьетнамского рыболовного спорта все еще впереди, тем более для этого есть все условия.

А мы, поскольку рыбалка не заладилась (за полдня всего то несколько рыбов, решили что во всем виновата погода) пошли в домик выпивать и закусывать. Здесь впервые попробовал местных лягушек. Когда то ел этих земноводных во Владивостоке, вкусно но уж больно маленькие. Вьетнамские тоже вкусные, но гораздо по больше. Позже мы здесь часто питались лягушками, которых приготавливали, прямо на столе, на газовой плитке, пока ты ел, что-то другое, а однажды, друг хозяев Чин, угостил лягушками собственно особого приготовления: выбрал на базаре самых прыгучих, освежевал и приготовил. Кушали с аппетитом.
После рыбалки заехали в гости к Хаю, соседу хозяев, и главному рыбаку, который выступал нашим провожатым на рыбалках. Угощались его настойкой собственного изготовления. Когда большинство его друзей ездило на заработки в бывший СССР и говорит теперь по-русски, Хай уезжал в ГДР, и теперь говорит, соответственно, по-немецки. Так мы с ним и общались на смеси немецкого (что то вспомнил из фильмов про войну) и вьетнамского (что то выучил на месте).
На следующий день поехали в столицу. На улицах сплошной поток транспорта. Необычно смотрятся участницы дорожного движения (а их не меньше, чем мужчин), которые, в большинстве своем, сидят за рулем в марлевых повязках. Наиболее правдоподобные ответы: местные красавицы так защищаются от выхлопных газов, холода, загара (нужное подчеркнуть).
Не менее впечатляющее зрелище открывается, когда в школах заканчиваются уроки. На улицы выплескивается лавина из сотен школьников, на велосипедах, в одинаковой одежде и в пионерских галстуках. Аж защемило от увиденного количества пионеров. Россия, которую мы потеряли.
Когда мы проходили мимо, из этого потока, в наш адрес часто раздавалось: «Hello, Hello». Мы, как носители российской культуры (хочется надеяться), отвечали: «Привет, Здравствуйте», и т.д., что было никому из проезжающей детворы, не понятно. Молодежь вырастит и в отличие от своих родителей, будет говорить не по-русски, а по — английски. К сожалению. Хотелось бы ошибаться.

 В аэропорту мы забрали оставшийся багаж. Такие вещи, как у нас, с задержкой багажа происходят, когда властям не все понятно из вещей, которые вы ввозите в страну. В нашем случае, как мы думаем, были лекарства. После все, что не запрещено, все возвращается.
Заехали в российское посольство — комплекс больших серых зданий за таким же большим и серым забором. Расскажу об интересной встрече произошедшей здесь. Нам надо было оформить в посольстве, какие то формальности. В отделе, где ведут прием, вход через отдельную дверь в заборе, справа от центрального входа, нам отказывают, говорят типа, что надо запрашивать и получать документы из Владивостока и т.д., во общем долго и не известно еще какой результат.
Последняя попытка и что бы разузнать побольше идем к центральному входу. Наши вьетнамские друзья начинают общаться с охраной и потом с кем то по домофону. Мы в это время с отцом, пока суть да дело, ходим под красивым раскидистым деревом, похожим на каштан, недалеко от входа и собираем его плоды, которых под деревом, как желудей под дубом в урожайный год.
Открываются ворота, и из посольства выезжает представительная машина с таким же представительным мужчиной за рулем. Я приостанавливаю сбор урожая и стою смотрю на обоих, интересно. Товарищ тоже останавливается и смотрит, через открытое окно авто. Так мы стояли и смотрели друг на друга достаточно долга. В итоге, здороваемся, и товарищ спрашивает: «Русские?». Я киваю головой. Он продолжает: «Какие то проблемы?». Я опять киваю головой. Подходит отец, все объясняет и просит помочь. Мужчина еще расспрашивает, оставляет машину прямо посреди выезда и идет к домофону. Там долго с кем то общается, возвращается к нам, и говорит что к нам сейчас выйдут и выслушают. «Мы из — Владивостока, а Вы наверно из — Москвы?». Он говорит — «я из Рязани», а на наши благодарности, отвечает — «Что мы не русские что ли, мы должны помогать друг другу». Попрощался с нами, сел в машину и уехал. Вот так.
Чаще приходится сталкиваться с другим отношением. Поэтому удивительно, но одна из многих приятных и запомнившихся встреч во Вьетнаме оказалась встреча с российским чиновником.
Потом состоялся долгий разговор в консульстве, со звонками в г. Владивосток, но где то через неделю все формальности были улажены. К сожалению не знаю как зовут нашего помощника, но ему огромная благодарность от всех нас (россиян и вьетнамцев) и за помощь и за надежду, что есть и среди наших власть имеющих нормальные люди, хотя они находятся и за границей.

Заночевали мы в Queen Hotel, небольшой гостинице на улице Саt Linh. Для удешевления ночлега, в гостиницу вначале зашел Хынг и договорился о цене. Только потом появились мы. Ударив по рукам, вьетнамцы цену не меняют. Гостиница нам встала по 10 долларов на человека. В номере: две кровати, ТV, маленький холодильник с пивобезалкогольной продукцией (Тiger, Red Bull), ванная с горячей и холодной водой. Скромно, но со вкусом.
Когда мы улетали из Владивостока, в городе несколько месяцев не было воды ….., а на вопрос симпатичной девушки — пограничника в аэропорту: «Цель поездки?», пришлось ответить: «Туризм, и просто помыться». Так и получилось. С водой во Вьетнаме, проблем не было.
Утром на улице позавтракали рho bо (суп с зеленью, говядиной и рисовой лапшой), поехали в мавзолей Хошимина. Посмотрели музей дедушки Хо, где в фотографиях, вещах и т.д. представлена все его богатая событиями жизнь.
Удивило вначале, большое количество людей в музее: иностранцев, вьетнамцев — от школьников до пожилых. Почтительное отношение вьетнамцев к Хошимину и ко всему, что с ним связано, впечатляет и вызывает уважение. В мавзолей Хошимина не попали, оказался закрыт.
Погулять вокруг популярного в Ханое озера Ho Hoan Kiem (озеро Возвращенного меча) тоже не удалось, пошел сильный дождь. В итоге забрели в какой то ресторанчик, ели ужей (сами варили их тут же, в том числе и я ), ели жаренные члены быков. Последнее тоже было вкусно, без костей, но очень мало мяса. Может бычки такие маленькие оказались, или повара занимались членовредительством, не понял. Вечером вернулись в Хайфон.

Следующий день-выходной. Приехал бывший начальник нашего хозяина, представительный вьетнамец по имени Чау, ныне директор фирмы, у которой в подчинении несколько фабрик по пошиву одежды. Во общем большой человек. На машине, красивой, но маленькой тойота виос 2003г., отвез нас вначале — познакомил со своими фабриками (на каждой несколько сот молоденьких девчонок — шьют одежду, зарплата порядка 50$ в месяц), а затем в Ха Лонг (около 70 км от Хайфона).
Ха Лонг потрясающая вещь, даже в такую холодную и дождливую погоду, как мы приехали. Вряд ли стоит здесь описывать эту красоту из тысяч островов удивительных форм, именно взмывающих из вод Тонкинского залива. Много раз уже все описывалось. Говорят, что ЮНЕСКО включило Ха Лонга в список объектов мирового значения.Не знаю дает ли это что то Ха Лонгу, но за ЮНЕСКО я рад. Возле пирса сотни посудин, готовых вас покатать по этой красоте. Мы взяли на прокат одно из этих суденышек и вперед. В сезон, когда тепло, и что бы не пролететь, заказывать корабль надо за несколько дней. Но даже сейчас, зимой, когда все небо было в тучах, туристов было немало. Мы взяли одно из этих судов — на 4 часа. На одном из островов высадились, посмотрели очень красивую пещеру через весь остров, с подсветкой и дорожками, и вынырнули уже на другой стороне острова, где ждал наш корабль. По дороге на одной из джонок купили свежих овощей с морепродуктами, и прямо на корабле все было приготовлено и съедено, под славное пиво 333 (кто помнит), и халида.

Вернулись в порт только под вечер. Все катание, с уничтожением крабов, омаров, креветок, пива и т.д. обошлось в 40 долларов. Это оказалось нашей самой большой тратой связанной с чревоугодием за месяц.
На следующий день с Чау едем в горы на плотину, построенную совместно с советскими строителями, за 200 км от Хайфона. Вьезды в города, по дороге, для автотранспорта платные, стоят КП и берут мзду. По дороге заехали в Ханой, посмотрели наконец то мавзолей Хошимина. Мавзолей в Москве гораздо скромнее, хотя строительство здешнего мавзолея тоже не обошлось без участия советских специалистов. Прогулялись по местам где жил и работал дедушка Хо: все очень скромно, даже по спартански, только самое необходимое. Пришел к мысли, что во Вьетнаме очень уважают людей, которые пожертвовали собственным благополучием ради общественного. Вот и дедушка Хо — остался без семьи, женщин, комфортного быта, но приобрел огромное почитание.
Со всеми остановками, добрались до ГЭС только к вечеру. Дело следующее:
Огромная плотина, электростанция и др., построены вьетнамскими и советскими строителями. При строительстве погибло порядка 148 человек — и наших и вьетнамцев. Рядом с плотиной, на берегу реки, вытекающей из водохранилища, стоит памятник, построенный в честь погибших. На памятнике по кругу высечены имена всех людей, оставшихся здесь навсегда. Испытываешь сильные чувства, когда в горах Вьетнама, читаешь на гранитной стеле имена погибших здесь советских людей, граждан страны, которой тоже уже нет, и названия мест откуда они приехали сюда — РСФСР, УССР, БССР, и др., что тоже уже история.
За вознаграждение в 50 000 донгов, нас пропустили за шлагбаум, и мы на машине проехали по плотине и до подножия огромного белого памятника на горе. Угадайте чей памятник. Правильно, дедушки Хо. До памятника можно добраться и бесплатно, но это пешком по плотине и серпантину, думаю, 2—3 км не меньше. Памятник понравился, как сам памятник, так и обстановка вокруг. Все очень красиво — белый мрамор, пальмы в кадках, куча народу, много школьников (сказалось воскресенье), у постамента — венки, благовония. Но еще больше понравилось, так это панорама, открывающаяся вокруг. Посмотришь налево — знаменитые рисовые чеки, город, посмотришь направо — водохранилище, плотина, река.

На обратном пути заехали на работу к другу Чау — директору фабрики по производству плетеной мебели. Правда, его на месте не оказалось, но нас напоили, как обычно зеленым чаем, я посмотрел куда идет продукция фабрики (на школьной доске было написано), — география от Азии до Европы.
На обратном пути, в Ханое, уже в темноте, заехали посмотреть озеро Ho Hoan Kiem, перекусили — попробовал кишки свиньи (на любителя, мне не понравилось). К 12 ночи были уже дома.
Так закончилась первая неделя нашего пребывания во Вьетнаме.

На следующий день, выбрались с отцом в город самостоятельно. Потом это стало обычным и очень приятным делом, гулять по улочкам Хайфона или Ханоя.
Подобные прогулки очень способствуют тому, чтобы лучше понять и почувствовать страну. Думаю, ни один гид, ни одной турфирмы не даст тебе того, что ты сам можешь получить от таких вещей.
Впервые, я это понял, когда в 90 году был в Индии, и после недельного скитания по Дели, Агре (Тадж Махал — Forever, это что-то), Хайдарабаду (правда из за демонстраций, все время просидели в гостинице) нас в итоге, привезли в окрестности Мадраса, на берег океана, поселили в бунгало, и сказали отдыхайте. Лежание на берегу и купание быстро надоело, океан, оказался мутным, и я, иногда с компанией, иногда один, стал выбираться в окрестные деревни и леса. Получал потрясающие впечатления именно от этого: общения с местным неиспорченным туристами населением, или когда идя по лесу натыкаешься на древние заброшенные каменные изваяния, с изображениями местных богов и животных. Многие из этих впечатлений до сих пор в памяти, а то что говорили многочисленные экскурсоводы, уже и неупомнишь.
Вернемся во Вьетнам, к нашим лягушкам. В обед пришел Чин и угостил оными собственноручного приготовления, по какому то особому рецепту. Все действо происходило на полу (когда было много гостей, кушали всегда в гостиной на полу).
На следующий день первый раз за неделю пребывания, наконец то выглянуло солнце. Приехал Чау на авто, и мы поехали, в курортный городок, за 30 км от Хайфона. В городке посетили казино для иностранцев на берегу моря, куда впускают только по паспортам, а мою фото и видеотехнику обклеили наклейками, с запретом на ее использование. Понаблюдали за картинкой, как какой то кадр проигрался при нас и расстался с десяткой штук зеленых, явно не последних. Посидели в каком то ресторанчик перед пляжем, на парапете, в гордом одиночестве. В городке и на пляже — ни одного отдыхающего, сказывается не сезон. Зима, однако. Но нас с отцом это не остановило и на удивление присутствующих, мы пошли купаться. Вода холодная, но терпимо, примерно как у нас в июне. Выходить из воды просто не хотелось.
На следующий день накупил видеодисков с вьетнамской музыкой и с удовольствием все просмотрел, — решил, что южновьетнамский музон более современный и про западный, а северо-вьетнамский — более спокойный и мелодичный.
Но все равно музыка, и исполнители, в особенности исполнительницы — очень даже понравились. Голоса очень красивые. Думаю дело в самом вьетнамском языке — очень мелодичном и музыкальном. Да и сами вьетнамцы — большие любители по петь караоке, которые здесь на каждом углу. О другой стороне караоке чуть позже. Весь следующий день бродили с отцом вдвоем по городу, пообедали на улице, обошлось в 15 000 донгов, причем интересно: по английски мне показалось не 15, а 50 тысяч, мы расплатились и пошли, нам вдогонку стали кричать, в итоге догнали и отдали сдачу 35 000 донгов. Хотя мы отошли уже прилично. Вот так. Видно, что Вьетнам заметно развивается. Постоянно где-то что-то строится. Магазинов одной только сотовой связи возле нашего дома было не меньше, чем во всем Владивостоке. Звонить домой мы ходили за 50 метров от дома на соседнюю АЗС. За сущие копейки через несколько минут после подачи номера мы получали отличную связь с Родиной. Обслуживали молоденькие девчонки, одну из которых, как сейчас помню, звали Миа.

Вечером посидели в гостях у соседей — Хая, заядлого рыбака и его жены бакси, смысле врача. Надо сказать что несмотря на то что нам приходилось много общаться с вьетнамцами: к нам постоянно приходили гости, мы по гостям ходили, но по настоящему теплые отношения у нас сложились, помимо хозяев, именно с семьей Хая и Чином. Несмотря на то, что Хай и его жена не говорили по-русски, только по-немецки. Но как говорится, хорошим людям не знание языка не помеха в общении.
 В пятницу, с утра приехал Чин и мы на мопедах поехали в окрестности Хайфона смотреть птичий питомник и самую высокую сопку. Долго ехали на северо-запад от города, в итоге на сопку с питомником мы не попали, что-то там с военными, не пропустили они нас, но зато налюбовались видами окрестностей Хайфона с самой высокой его сопки. Информация: около 143 м над уровнем моря, на самом верху стоит метеостанция, еще в прошлом году, здесь были военные и никого сюда тоже не пускали, даже Хынг не бывший на родине некоторое время, никогда здесь не был. Теперь все наоборот: мы приехали, (лучше ехать, т. к. замучаешься подниматься по серпантину около 3 км), нам выставили столы, пиво, фрукты, тут же руками отжали сок…. короче сервис, все для человека. А вид с горы открывается действительно красивый.
Спустившись с горы, завернули на обед в ресторан неподалеку, под открытым небом со стилизованными под древность домиками из бамбука. Рекомендую. Наш обед в нем, я посчитал, продлился три с половиной часа, со всеми атрибутами вьетнамской кухни: уйма зелени, тофу, рыба, здесь же все варится, жарится, из нового ели мясо козы, член козы, смысле козла, пили кровь козы с водкой, водку, настоянную на опять же козлиных — мошонке и желудке, и т.д. говорили, что последнее хорошо помогает мужчинам. За все эти удовольствия заплатили — на 6 взрослых и 2 детей — около двадцать долларов. Хочу опять туда :-)
 В субботу Хынг с Чау ушли, на какое то партийное собрание, а мы поехали в парк, недалеко от пивного ресторанчика, где были в первый день. В парке — наигрались в настольный теннис под открытым небом, и это 14 февраля, когда на Родине зима, поели местного мороженного (не лучше и не хуже нашего), покатались с детьми хозяев на циновках с горок и т.д. Если идти по парку от центра и до конца, то выйдешь к морскому порту.
После обеда зашел Хай, с дочерью, и мы едем на рыбалку, в окрестности Хайфона, где живут их родственники.
Озеро, оказалось как озеро, по берегам пальмы, и заросли какой то неизвестной водной растительностью. Посмотреть на местных обитателей озера не удалось, т. к. ничего мы не поймали, даже ни разу ни у кого не клюнуло. Что за наживка была, тоже не понял, какое то тесто с чем-то очень вкусным, и сами ели и насаживали на крючок. Для рыбы видимо это было не так вкусно, потому что судя по всплескам, рыба в озере была и она кормилась. Понравилось продолжение рыбалки. На обратном пути зашли к родственнику Хая, живущему рядом, местному латифундисту. Его история такая: повоевав и оставшись не у дел, после окончания войны с Камбоджой, покупает в окрестностях Хайфона никому не нужные тогда земли по бросовым ценам. А через несколько лет в этих местах началась активная застройка. И цены на землю резко полезли вверх. Во общем, классика обогащения времен освоения америки. Теперь предприимчивый вьетнамец не работает, по мере потребности, в средствах продает землю, и выращивает в свое удовольствие бойцовских петухов.

Надо сказать, что мы были во Вьетнаме, в период разгула, так называемого птичьего гриппа, и по TV каждый день показывали репортажи об уничтожении очередного куриного поголовья на какой- нибудь птицефабрики. Для борьбы и в целях предотвращения этой заразы во Вьетнаме убили порядка 25 миллионов кур. Просто и сердито. Нет животного — нет проблем. Но это на государственных птицефабриках, в деревнях все сложнее. Во первых, кушать будет тогда нечего (курица в деревне — основное мясо), а во вторых, это — частное, поэтому в деревнях репрессии по отношению к куриному племени не устраивались. Тем не менее, первый и единственный раз мы увидели живых кур во Вьетнаме, именно у нашего латифундиста. А посмотреть было на что: высокие, красивые, голенастые птицы, с мощными лапами, каждый бойцовский петух в отдельной клетке.
Землевладелец оказался веселым и гостеприимным хозяином, зашли вроде на минутку, выпить, как обычно, зеленого чая, и дальше в путь, но после чая появилася закуска, пиво, потом опять пиво, потом еще пиво и т.д. Обнимались, вели задушевные разговоры, для полноты картины не хватило только затянуть песню. А жаль. Было бы прикольно. Под конец хозяин расчувствовался и выкатил огромный бутыль, с каким настоем на коре деревьев коричневого цвета. Разлил нам по рюмкам, как объяснили, супер настой для увеличения мужской силы. Раньше говорят, никогда и никого не угашал.
Интересно, что подобные вещи, т. е. многолитровые бутыли с настоями на животных (лапах медведя, пресмыкающихся, и т.д.) и растений есть почти в каждой семье и в каждом ресторане. Считается, что такие вещи очень помогаю мужчинам в их нелегкой жизни. И вьетнамские мужчины охотно такой помощью пользуются. На обратном пути заехали в уже знакомый пивной ресторан и продолжили. Ездили вдевятером, на трех мопедах.

Следующий день воскресенье. С утра приехал Чин и мы отправились на остров Кат Ба.

Немного информации:
это самый крупный из островов залива Ха Лонг, с известным национальным парком, мангровыми зарослями, пляжами, пещерами, и т.д.

Когда ехали по горному серпантину вдоль побережья острова, сверху открывались интересные картинки: лежащие на илистом дне многочисленных бухт разные посудины, на якорях. Когда наступает прилив, они всплывают, когда отлив — лежат на грунте.
Добираться традиционным путем до Ха Лонга, как мы с Чау на прошлой недели на авто еще можно, а вот на мопедах долго, да и никакая задница не выдержит. На этот раз мы отправились по новому пути, которого в прошлом году еще не было: вначале к побережью, потом на пароме до острова, затем по острову, опять паром и мы на Кат Ба. Расстояние получилось следующее: 18 км по морю, 7 км по первому острову, еще немного по морю, и около 30 км по горному серпантину по самому Кат Ба, до столицы острова. Вообшем, получилось около 55 км в один конец. Обедали в местном плавающем ресторанчике. В годы советской власти во Владивостоке на станции Океанская был аналогичный ресторан, назывался поплавок. Поскольку мы были единственными посетителями местного поплавка, то выбрали самое красивое место на открытом врздухе на краю платформы. Откуда потом мы с отцом и ныряли в воду. Бухта оказалась очень мелководной, а дно илистым. Потребление креветок, улиток, и др., настоек на лапах медведя и варане встало нам в 25 долларов. Причем, оказалось, что цены сейчас в 3 раза больше, так как зима, холодно, и желающих добывать морепродукты находится мало. Остров красивый. Но в 15 часов пришлось ехать назад, так как в 16 часов отходил паром с Кат Ба до первого острова, а в 17ч. уходил паром с этого острова до материка. Где нибудь застрять в планы не входило. В темноте вернулись домой.

На следующий день в гости пришел Хай со своим семейством: женой и дочкой. Из новых блюд, которые мы потребляли в этот вечер понравилось особенно такое: берется маленькая рисовая лепешка, тонкая как бумага, в нее по очереди складывается — мясо, овощи, и т.д., потом все это заворачивается, окунается в соус и с аппетитом кушается. Что то похожее на пекинскую утку. Причем дело не только во вкусовых качествах блюда, но и в самом ритуале, когда все за столом сидят и сворачивают «самокрутки».
Весь следующий день, вдвоем с отцом, ходили по городу, по районам, где еще ни разу не были. Вкушали так сказать аромат и вкус города. Вечером в гости пришли многочисленные родственники хозяев, были поминки матери нашего хозяина. Надо сказать, что дни смерти во Вьетнаме отмечаются более торжественно, чем дни рождения. Вроде того, что родился человек и родился, делов то.
На следующий день поехали по местным турфирмам, чтобы с какой-нибудь группой поехать в Хюэ и далее. Объехали почти все более менее приличные фирмы, никто в древнюю столицу Вьетнама, в ближайшие дни, группы не отправляет. Как нам объяснили, не сезон. А просто вдвоем не поехали, что очень жалко.
На следующий день после обеда поехали в сауну. Здесь на улице Da Nang, расположился целый оздоровительный комплекс, с набором соответствующих услуг, в том числе сауна, массаж и т.д. Администратору объясняем, что хотим, выходят симпатичные вьетнамки в коротеньких халатиках и уводят нас с отцом по отдельным кабинетам. Наши вьетнамские друзья отправились в ближайший ресторан коротать время.
 В помещение, куда меня привели: комната с кроватью, трюмо, креслами и картинами на стенах, душевая и маленькая комната непонятного, вначале, назначения.
С душевой проблем не возникло, а вот маленькая и пустая комнатка с трубой вызывала вопросы. Пока не пришла вьетнамка не поставила стул в комнату и не покрутила вентиль. Это оказалась сауна. Итак, сидишь на стульчике в маленькой комнатке без окон и крутишь вентиль на трубе, а из трубы идет пар и такой густой, что через минуту уже ничего не было видно. Просидел сколько смог, открывая и закрывая краник, и в комнату. А там вьетнамка сидит и ждет, когда ты придешь к ней на массаж.
Помяла она меня основательно, от каждого пальца на ногах до шеи, крутила, вертела, конечности выворачивала на излом. Сама маленькая, а пальцы очень сильные.
Кстати, в Харбине в сауне, (встречал там, тогда еще новый 2000г.), в потолке массажной были приделаны брусья, и массажистка, цепляясь за них руками, так топталась по мне, что я даже отключился.
У меня еще оставались не тронутые массажем части, но тут прозвенел звонок, как в школе, урок закончился, смысле наше время истекло. Вьетнамка стала просить денег, но меня заранее предупредили, я говорю ей, что все деньги у товарищей, и расплачиваться будут они с администратором. Девчонка губки поджала, видно, что расстроилась, но ничего не сказала. Отца также мяли, только как оказалось более сексуально. Все удовольствие, без караоке, обошлось на каждого в 100 000 донгов.
После сауны присоединились к нашим друзьям в ресторане. Из блюд, которые здесь попробовали запомнилась сырая свинина в бамбуковых листьях свернутая в трубочку.

На следующий день после обеда надо было побыть дома. Попытался позагорать, залез на крышу, но ветер, пыль со строящегося рядом дома (во Вьетнаме везде и постоянно, что-то строится), солнце за тучами, в итоге замерз и вернулся назад.
Выходные — покупка подарков, поездка в пригород на сельхозрынок за комнатными растениями для сада хозяевам и семенами для нас (захотели посадить дома некоторые вьетнамские растения) и т.д.
Надо сказать, что с вьетнамцами можно и нужно торговаться, цена может измениться существенно, особенно если ты показываешь, что ориентируешься в местных ценах, но нередко натыкались на случаи, когда продавцы упорствовали, и не сбрасывали даже первоначальную цену ни на рубль, смысле донг. Неделями могут продавать, но цену не сбросят. А такие вещи, как мы часто и успешно практиковали с китайскими продавцами дома и в Китае (делать вид, что ты уходишь, поторговаться или уйти-придти) с вьетнамцами не прокатывали не разу. Ни кто тебя уговаривать не будет, и уж тем более ни кто не пойдет за тобой, и не будет хватать за руки, предлагая купить. Действовали по принципу: не хочешь — не надо. Понятно я не говорю о фирменных магазинах, где цены не меняются по определению.

Вечером в воскресенье нам устроили прощальный ужин. В действительности билеты на самолет у нас были только на четверг. Но в понедельник мы собрались уезжать в Ханой и оставшиеся дни провести в нем. В Хайфон планировали заехать уже только попрощаться, перед самым отлетом.
На прощальный ужин собрались все те, с кем мы провели этот незабываемый месяц, и с кем мы особенно подружились во Вьетнаме.
На столе ассортимент уже ставший привычным: морепродукты, горы растительности, рыба, мясо, тофу, лягушки, газовая плитка для приготовления всего этого и море пива, производства Хайфон. Ни в чем себе не отказывали, оставили порядка 20 долларов.
По итогам ужина, расчувствовавшись и по предложению наших вьетнамских друзей, решили не переезжать в Ханой, а ездить туда на день, а вечером возвращаться назад.

На следующее утро, в день защитника Отечества, в 8 ч. утра мы уже отъезжали от вокзала Хайфона в столицу Вьетнама. Через 2 часа были на месте — автовокзал Кiм Ма, конечная остановка многих автобусных маршрутов, в центре Ханоя. Наконец то рассмотрели в подробностях одно из основных туристических мест Ханоя озеро Ho Hoan Kiem. В предыдущие приезды к озеру мешал то дождь то сумерки. Добираться до озера от автовокзала несложно — полчаса ходу по улице Nguyen Thai Hoc. Столько европейцев, как у озера, мы не видели во Вьетнаме целый месяц. Народ гуляет вокруг озера, сидит на скамейках, читает, пьет пиво. Кусочек европейской жизни в столице Вьетнама. В центре озера на маленьком островке стоит одинокая маленькая башенка, а в верхней части озера — нефритовая пагода и музей Черепахи. Внутри, кроме всего, много туристов, магазин сувениров и чучело крупной черепахи.
Обед застал нас неподалеку от GA Hanoi — центрального железнодорожного вокзала столицы. Нашли приличную закусочную со стандартными для Вьетнама маленькими столиками и стульями, стоящими прямо на тротуаре. Кстати, когда обед заканчивается, и народ расходится, все столы и стулья убираются и тротуар опять становится тротуаром. Взяв по обыкновению phо bo, садимся на единственно свободные места за стол к какой то вьетнамке. Продолжаем с отцом, что-то обсуждать, а соседка по столу начинает странно улыбаться и бросать взгляды.
Отец обращает на это внимание, говорит, наверно понимает по-нашему. Но вьетнамка продолжает упорно молчать и улыбаться. Только когда мы запутались в названиях, наша соседка на очень приличном русском языке нас поправила. Оказалась, что она преподает русский язык в местном вузе. Так обед и прошел в непринужденной беседе. Подсказала нам, где искать старый квартал города. Оказалось, что мы пошли в другую сторону, а сам квартал находится рядом с озером Ho Hoan Kiem, примыкая к его верхней части. Успели посмотреть только шелковую улицу и на 19 часовом автобусе отправились назад в Хайфон.

На следующее утро выехали в Ханой по раньше, на 7 часовом автобусе. Высадились на старом центральном автовокзале столицы — Lorg Bien. От него ближе идти к озерам Ho Tay (Западное озеро, самое крупное) и Но Truc Bach, другому туристическому центру Ханоя. По дороге позавтракали, как заправские старожилы, в какой то многолюдной столовке.
Озера разделены улицей, с дорожками для транспорта и пешеходов, красивыми аллеями и клумбами. Говорят, раньше здесь любили гулять вьетнамские вельможи. В центре Но Truc Bach — много катамаранов, но не работают, видимо из за не сезона. А по берегам Ho Tay — на каждом шагу кафешки и ресторанчики: на лодках, расписанных в древнем стиле, на баржах и т.д. Везде было пусто: или не сезон, или еще рано. Здесь же — действующая пагода, очень красивая, много туристов, и операторов с камерами. Нас тоже поснимала профессиональной камерой какая то женщина-оператор. Так и не узнали, по какому каналу какой страны и когда себя смотреть.
После озер отправились в старую часть города, посмотреть известный квартал 36 улиц. Где еще с древних времен поселялся народ по интересам, и где каждая улица носит соответствующее название — Серебряная улица, Шелковая улица, улица Надгробий, Специй и т.д. Шелковая улица нас интересовала особенно, хотелось купить что-нибудь на память.
 В старом квартале оказалось тоже полно туристов: на улицах, в магазинах, в ресторанах, с одной парой из Австралии имели даже довольно продолжительную беседу. После Ханоя они уезжали в Хайфон (мы рассказали им что и где смотреть), Хюэ, Далат и потом Хошимин. Туда куда мы не доехали. Расставались с ними уже как с друзьями, обнимались, долго трясли друг другу руки. Очень дружелюбные люди. Надо признать, что люди, живущие в разных странах сильно отличаются друг от друга, и в первую очередь по менталитету (вроде правильно слово написал) и отношению к другим людям.
Большинство сувениров мы купили в старом городе, в особенности на Шелковой улице — тарелки, статуэтки, шелковые вкладыши для спальников и т.д.
Сказывается туристическая направленность района. Двигаясь по старому кварталу с сверху вниз (с севера на юг) выходим на озеро Ho Hoan Kiem. Вновь посидели в около озерных кафешках, нас уже встречали как старых знакомых, с улыбками и всем коллективом. Может быть еще и потому что в предыдущие посещения мы на нашем ломанном вьетнамском выясняли у них кое что. Выяснили все что хотели только минут через двадцать, но процесс общения вызвал у вьетнамской стороны бурю энтузиазма, и понравился обеим сторонам. Поэтому следующие посещения были гарантированы повышенным вниманием.
Впечатлений на этот раз оказалось выше крыши, поэтому уже в 15 часов поехали назад в Хайфон. Вечером пришли, как обычно, гости, и ужин продолжился на полу в гостиной. Наблюдал, как Чин держа на коленях, сколько то месячного своего очередного ребеночка, ну очень маленькую девочку, и кормил ее палочками, вернее будет, смазывал ей рот едой. Ужин закончился далеко за полночь.

На следующий день мы с отцом остались в Хайфоне, гуляли по городу, в котором провели целый месяц и к которому уже привыкли, по знакомым улицам, забрели в парк, по фотографировались, посидели на берегу канала и домой, собирать вещи. Следующий день- день отъезда. Утром завтракали на улице. Зашли в одну соседскую закусочную, но там готовили утку. Пошли искать другое место. Угроза птичьего гриппа все еще витала в воздухе. Завтрак на человека с пивом обошелся в 11 рублей.С Хынгом сходили, сделали последние покупки, целого месяца как часто бывает, не хватило, и домой.
На прощальный обед нам достали вилки (честно говоря отвык уже от них) и русской водки. Как объяснили для быстрейшей акклиматизации.
Все слова уже давно были сказаны, поэтому просто кушали и болтали за жизнь. Заказанный джип за 10 000 донгов довез нас с вещами до автовокзала. Вспомнил, что за такси в день приезда, за тот же маршрут только наоборот, отдали в несколько раз больше.
Погрузились в рейсовый автобус, когда он уже выезжал из ворот автовокзала. Заплатили кондуктору по 50 000 донгов за билет, еще по 20 000 донгов сверху за каждое место багажа. Далее маршрут более чем знакомый: вокзал Ким Ма в Ханое, остановка автобуса № 07 на аэропорт через дорогу и, наконец, сам аэропорт. В аэропорту попрощались с нашими вьетнамскими друзьями, они поехали назад, а мы остались ждать своего рейса. Аэропортовский сбор обошелся в 14$. Последние часы нашего пребывания на гостеприимной вьетнамской земле шел проливной и холодный дождь. Забавно было смотреть на иностранцев прилетающих в такую погоду в одни шортах и футболках.

Потом перелет, ожидание в Сеуле стыковочного рейса на Владивосток. Еще одна интересная встреча произошла в терминале. Встретили хороших знакомых, которые тоже месяц назад улетали из Владивостока, но только в направлении Таиланда. На фоне их обгорелых, по несколько раз, лиц, наши — смотрелись как-то бледновато. Рассказали, что тоже гостили, у знакомых тайцев, и наколесили за месяц по стране более 1000 км.
Еще один перелет и мы на родной земле. Родина в лице погранцов отметилась, и прохождение именно формальностей, заняло времени почти столько же, сколько сам перелет из Сеула до Владивостока. Но как говорится это уже другая история, и настроение испортить никак не могла.

По прошествии нескольких месяцев, в памяти о Вьетнаме:

Тропическая природа,
Интересные культура и быт,
Вкусная и разнообразная кухня,
Дешевизна пребывания,
Дружелюбие и гостеприимство местного населения.

И надежда — еще вернуться.

Александр.

Комментарий автора:Когда мы улетали из Владивостока, в городе несколько месяцев не было воды …,а на вопрос симпатичной девушки-пограничника в аэропорту: «Цель поездки?», пришлось ответить: «Туризм, и просто помыться».

| 28.03.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий