Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Вьетнам >> Вьетнамские записки >> Страница 2


Самые низкие цены и специальные предложения на отели Вьетнаме!

Вьетнамские записки

Вьетнам

Смотреть на вьетнамскую дорогу очень интересно — жизнь повсюду кипит. Кстати, на Юге многочисленные мотоциклисты надевают не только повязки на лица (как на Севере), но еще и длинные, до плеч, перчатки и шляпки, полностью защищающие их от солнца и главное предохраняющие от загара! Ну и опять вдоль дороги миниатюрные девушки в платьях Ао Дай, семьи, несущиеся на одном мопеде вчетвером, да еще и с грудными детьми на коленях, крестьяне верхом на быках, свадебные красочные процессии … одним словом, скучать не приходилось. Дельта Меконга — это переплетение огромного количества речек и каналов. Самое интересное — это кататься по ним на лодках и наблюдать за жизнью на воде. Первым на пути был город Mytho. Мы пересели в лодку и поехали по каналам, вокруг небольших островков. По дороге делали остановки в деревнях, где нам показывали кокосовую фабрику, там все накупили кокосовых ирисок и объелись ими; затем пасеку, где мы пили чай с медом, и можно было прямо пальчиком слизывать мед с сот. В живописной бухточке остановились на обед. После обеда сплавлялись на плотах по узкому каналу, окруженному тропической растительностью. И наконец ближе к вечеру отправились в столицу дельты Меконга, город Can Tho. Дельта Меконга очень красивая и колесить по ней одно удовольствие. Вокруг много зелени, каждые 5—10 минут мы пересекали одну из многочисленных речек. Везде целые флотилии лодок, нависающие над водой хибары, народ ставит сети, плещется, моется, стирается — вся жизнь связана с водой. На ужин пошли в традиционный ресторан попробовать кухню дельты Меконга. Я заказала острый рыбный суп и блюдо из креветок. Кажется, это был лучший ужин за всю поездку. Люблю я все-таки поострее, ну и конечно рыба и креветки просто таяли во рту. Вечером уселись всей компанией на улице, пили теплое пиво, наливая его в кружки со льдом — это, оказывается, обычное дело на базарах! Рядом с нами в гамаках под открытым небом спали местные жители. Один ирландец рассказал историю о том, как им сшили отвратительно одежду в Хой Ане и отказались возвращать залог. Хозяйка магазина куда-то исчезла, хотя они предупредили, что через несколько минут у них уходит автобус. Тогда он, озверев, начал набирать вещи в магазине — все что под руку попадется, к ужасу продавщицы, которая бросилась на него, как на амбразуру, но не смогла остановить! Эта история потянула другие, и я наслушалась такого…&n! bsp; о хитроумных, нечестных и коварных вьетнамцах… и ловких, удачливых, не сдающихся в борьбе с ними туристах… А я всего этого и не заметила! И мне совершенно нечего вспомнить из разряда «надувательств». Я всю поездку радуюсь и веселюсь, как ребенок, и вьетнамцы вокруг радуются вместе со мной. Я вообще обратила внимание, что азиаты в этом регионе очень живо реагируют на позитивные или восторженные эмоции.
Второй день начался очень рано. Мы встали около 5ти утра и поехали на плавучий рынок. На реке собирается огромное количество лодок и корабликов — продавцов и покупателей. У продавцов к мачтам привязаны товары, которые они предлагают — капуста, морковка, картошка, горох, петрушка и свекла … J. Ну у них там манго, рамбутаны .. ! но суть все та же. Мачты видны отовсюду, и покупатели на узких подвижных лодках снуют по всей реке, торгуются и отовариваются. Несколько лодок продают завтрак — суп, булочки, напитки. Мы купили и перекусили. Вьетнамцы управляют моторками виртуозно, руль держат ногой. А какие они ловкие и гибкие, когда прыгают с лодки на лодку, — загляденье. Несколько раз мы вступали в «морской бой» с соседними лодками — сначала все боялись замочиться, но когда уже промокли, получили массу удовольствия. Солнышко тем временем начинало припекать, и мы быстро высохли. После рынка мы три часа катались по каналам и смотрели на жизнь на воде. Это то, ради чего стоит ехать на Дельту. Сделали остановку возле «обезьяньего моста» — через реку перекинута пара жердочек, раскачивающихся на ветру. Желающие, не боящиеся искупаться, могли попробовать свои силы. Из всей группы прошли испытание только 3 человека, у всех дрожали коленки и бешено стучало сердце. Героев встречали бурными аплодисментами! Когда мы садились обратно в лодку, к мосту подошли две крестьянки — и перепорхнули через него, как по ровной устойчивой дороге. Мы, конечно, что-то такое и о! жидали, но все равно было сложно поверить, особенно после наших недавних воплей и многочисленных попыток, закончившихся неудачно! После обеда поехали назад в Сайгон и ехали примерно 6 часов с остановками. Последний вечер в Сайгоне. Думаю, чем бы заняться. Еще до поездки я нашла в интернете вьетнамца, с которым переписывалась и пытала его всякими дурацкими вопросами о стране. Обещала, когда приеду в Сайгон, позвонить и даже встретиться, но времени все не было. Набрала его мобильный. Он сначала все не мог понять, кто звонит, потом очень обрадовался и сразу же согласился встретиться и пойти куда-нибудь вместе ужинать. Хон (мой пэн-пэл) приехал ко мне в гостиницу. У него, как и у всех вьетнамцев, тоже был мотоцикл. Перед ужином он предложил прокатиться по Сайгону — проехать по мостам, поколесить по центру. Я, конечно, была за! Носились по городу, наверное, часа полтора, пока у меня не начало щипать глаза от загазованности воздуха, да так, что даже слезы потекли. Мы скорее вернулись в центр и поехали в ресторан, где должны были собраться несколько друзей Хона. Ужин получился очень душевный. Ребята многие учили русский в школе, все старались со мной попрактиковаться. Официанты кланялись чуть ли не до земли, даже неудобно как-то. Все вокруг улыбаются до ушей. Потом я что-то спросила про караоке… и все оказались страстными и хорошими певцами! Для меня тут же было исполнено несколько вьетнамских и английских песен. Вдруг все зашушукались и захихикали и сказали: «А Хон знает одну русскую песню!» Я тут же попросила спеть. К моему изумлению, Хон запел песню «Желтые розы», я даже и слов-то не знаю. Почему он именно эту песню выучил, ума не приложу. Но припев я тоже в детстве слышала: ! «Эти желтые розы. В нежном свете заката. Как прощальные слезы. Как прощальные слезы» … Хон пел с большим воодушевлением и сорвал аплодисменты всего зала! Вскоре мы разошлись. Хон повез меня на мотоцикле в гостиницу, и мы в два голоса запели «Желтые розы» посреди ночного Сайгона. Смешно было на светофоре, где горел красный свет, и где я увидела, как открылись рты у всей толпы мотоциклистов, когда мы подкатили и как ни в чем не бывало подхватили следующую строчку «Нам оставила память — Желтые Розы». J 

Отъезд

Последний вьетнамский завтрак: полюбившиеся мне суп из рисовой лапши, хрустящий багет и крепкий кофе. Такси в аэропорт стоит 3 доллара. Ехать примерно 20—25 минут. В зал отлета пускают только по билетам, поэтому там тихо и стерильно. Небольшая очередь на регистрацию, потом оплата аэропортового сбора (12 долларов) и ожидание посадки. Назад я летела и всю дорогу болтала с двумя вьетнамцами. Они приглашали в ресторан вьетнамской кухни на Савеловской — «Ароматная река». Очень хвалили его. Мы умудрились приземлиться в самый холодный день этой очень холодной русской зимы. «В Москве — 30 С» — объявила стюардесса, и мой организм съежился, предчувствуя что-то страшное… Но все обошлось. Через два дня я каталась на лыжах по морозному красивому лесу и вспоминала Дельту Меконга, и бар Там-Там, и Ханой, и скалы в бухте Халонг, и радовалась, что они навсегда останутся со мной.

Страницы: Предыдущая 1 2

| 28.03.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий