Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Вьетнам >> 7300 км по ЮВА


Самые низкие цены и специальные предложения на отели Вьетнаме!

7300 км по ЮВА

Вьетнам

Для того чтобы стать самостоятельными туристами, настоящими «рюкзачниками» или, как ещё их у нас называют, «дикарями», необходимо совсем немного:

Желание увидеть, понять, осознать несколько больше, чем покажут, расскажут, объяснят (любой экскурсионный тур зажат рамками усреднённого интереса). Наличие отрицательного опыта организации вашего отпуска туристическими агентствами (если у вас всегда всё было на «высшем уровне», то вряд ли вы ударитесь в самодеятельность). Отсутствие достаточного количества дензнаков, дабы избежать соблазна, купить, все-таки, путёвку, когда вы поймёте, с чем вам придётся сталкиваться «один — на один» в незнакомой стране (предательские мысли обязательно будут подкрадываться в ходе вашей подготовки). Знание хотя бы нескольких фраз на английском языке (впрочем, если вы не знаете никаких других языков, кроме русского, это только придаст вашему путешествию экстравагантность и непредсказуемость).

Мы с Галей для себя уже давно решили не доверять наш драгоценный отпуск кому-либо. Гораздо надёжней, интересней и дешевле получается самим организовать любую поездку, надо только глобус внимательно изучить и расставить приоритеты. На этот раз мы опять едем в Юго-Восточную Азию. Чтобы избежать досадных ошибок, готовиться начали загодя, а, чтобы денег поменьше потратить, к туристическим фирмам решено было обращаться только в случае крайней нужды. И на первом же этапе сборов пришлось: визу во Вьетнам можно получить только в Москве, к тому же требуется приглашение. Нашли агентство, которое бралось за $280 оформить нам индивидуальные визы во Вьетнам, а заодно и в Камбоджу. Деньги огромные, но ведь выхода нет! Вздохнув, отдали кровные, и думать забыли на пять недель. Другие насущные проблемы пока решаем: прививки от жёлтой лихорадки на всякий случай, таблетки от малярии, кремы, лосьоны всякие, страховку, опять же, оформить. Наконец, сборы закончены, билеты «Аэрофлота» в Ханой и обратно из Бангкока в кармане. Осталось только паспорта с визами из агентства забрать. Звоню, отвечают: «Приезжайте, мы вам визы открыли в Индонезию и Таиланд!»… Я дар речи чуть не потеряла! Лететь через неделю, вьетнамская виза две недели оформляется, а билеты на самолёт самого жёсткого тарифа: штрафные удержания за изменение даты вылета или отказ от полёта равны чуть ли не стоимости билета! А в Индонезию мы и вовсе не собирались!

Почти в коматозном состоянии едем на разборки в турфирму. «Нечего волноваться! — говорят, — не завтра же едете! Мы делаем всё, что можем. Сейчас ведём активную переписку с вьетнамскими партнёрами, они уже выслали нам счёт на $500 за вашу недельную программу. Оплачивайте, оформим вам тур, и летите себе спокойно!». Трудно на бумаге, печатным текстом отобразить весь спектр нахлынувших эмоций. Ну и не стоит, наверное, и так ясно. Последние два года туристические агентства, с которыми приходилось общаться, обеспечивали нам только головную и зубную боль.

Как бы там ни было, в битвах и спорах неделя прошла, и в день отъезда мы получили свои паспорта обратно и две мятые бумажки, где на вьетнамском и английском языке было обращение вьетнамских партнёров нашей злополучной турфирмы к своим иммиграционным властям с просьбой содействия в открытии визы в аэропорту двум туристкам, прибывающим в Хошимин (!) 13 августа(!). Когда я углядела в своей фамилии три ошибки, а в номере Галиного паспорта пропущенную цифру, то на такую мелочь, как Хошимин вместо Ханоя и 13 августа вместо 17 сентября, мы уже решили не обращать внимания. Самолёт уже на старте! Где наша не пропадала!

Вылет из Москвы поздно ночью. Аэропорт пуст. После теракта в Америке здесь яблоку негде упасть было, рейсы отменяли, задерживали, вводили повышенные меры безопасности. Но вчера по телевизору показали, какой в Шереметьево бардак, и сегодня уже полный порядок. Усталая таможенница перебирает громадные котомки вьетнамских челноков. Кинула взгляд на наши две скромные сумочки, зачем едете, спрашивает. На ответ: «туризм» — кивает, как убогим, и рукой машет, мол, проходите. На регистрации тётка в форме спрашивает, почему визы нет. Предусмотрительно протягиваем ей бумажку на вьетнамском языке. Покрутила, повертела, ну не признаваться же ей, что в языках неграмотная, пропустила. Граница позади, дежурный виски в нейтральной зоне, девятичасовой перелёт, аплодисменты пилотам и — впереди 7300 километров по Юго-Восточной Азии!

Вьетнам

Странно, но на границе проблем никаких не возникло. Заполнили анкеты, и сразу же в паспорта были вклеены визы. Правда, с теми же ошибками в фамилии и шестизначным номером паспорта, но зато бесплатно, по 25 положенных долларов с нас почему-то не взяли. Довольные, выходим последними через таможню в пустой уже зал аэропорта и видим одиноко стоящего встречающего с табличкой в руках, на которой крупными буквами написаны наши фамилии. Вот это да! Такого мы уж никак не ожидали! Нас встречает русскоговорящий гид с лимузином и водителем от вьетнамских партнёров нашей турфирмы. Теперь ясно, почему за визы с нас денег не взяли — уже оплачено, входит в стоимость того счёта, про который нам в Питере рассказывали. Но мы-то не платили, и платить не собираемся, а они, видимо, об этом ещё не знают. Туристы прилетели — они встречают, своё дело делают и ждут, когда из России денежки придут по счёту, неделю назад выставленному.

Мысли в голове кругом: что делать, как от навязчивого сервиса отказаться? Но сначала решили до города доехать. По дороге наш гид пытается убедить нас остаться во Вьетнаме на пару недель, красочные индивидуальные экскурсии описывает, великолепный пляжный отдых рисует. Мы обещаем позвонить, если надумаем, а пока спрашиваем, куда он нас везёт. Оказывается, в отель, стоимостью $70 за номер, «Интурист». Нас этот вариант никак не устраивает, и мы решительно прощаемся у «Prince Hotel». 25 долларов за чистый, просторный номер со всеми удобствами. Быстренько принимаем душ, глотаем виски для акклиматизации, сдаём в стирку штаны, облитые вином в самолёте, и выходим в город.

Духота, пыль, шум. Автомобилей очень мало, общественного транспорта нет вовсе, но и пешком, кроме нас, никто не ходит. Кругом снуют мотоциклы, мопеды, мотороллеры, но, в основном, велосипеды. Десятки, сотни, тысячи их проносятся по улицам Ханоя. Никакого порядка в движении, едут, куда хотят, на редкие светофоры внимания не обращают и постоянно сигналят. Хаос и неразбериха — полные, дорогу перейти практически невозможно.

Карты города раздобыть нам не удалось, поэтому идем, куда глаза глядят. Попали в какой-то совершенно нищий квартал. Ни гостиниц, ни ресторанов, ни магазинов по пути не попадается. Похоже, что потерялись, обратной дороги уже не найти. Пытаемся спросить — никто английский не знает, русский не понимает. Совсем уж было, растерялись, но тут неожиданно выходим в красивый парк, вокруг которого пристроились фешенебельные отели и рестораны. Встречаем уже и белых иностранцев, которых теперь называем «наши люди». В парке снуют торговцы открыток с видами Ханоя. Покупаем мятую, бывшую уже у кого-то в употреблении карту города за 3000 донг ($1 — 15000 донг) и теперь уже движемся целенаправленно в сторону центра, к озеру Хуанкием — озеру Возвращённого Меча. Как не трудно догадаться, за этим названием стоит легенда. Якобы в давние времена, когда страна в очередной раз стонала под гнётом иноземных захватчиков, рыбак Ле Лой ловил в этом озере рыбу и вдруг увидел, как из его глубин всплывает на поверхность огромная черепаха. Во рту она держала золотой меч. Рыбак понял, что это неспроста, взял меч и возглавил восстание против поработителей, закончившееся победой. Благодарный народ провозгласил его королём. И вот однажды, уже в богато украшенной лодке, король прогуливался по озеру со своей свитой. Меч, с которым он не расставался, был и здесь при нём. И вдруг волшебное оружие само выскользнуло за борт, а из глубин тотчас всплыла черепаха, подхватила меч и унесла его. Глубокий смысл этой легенды в следующем: меч был вручен народному вождю для спасения родины. А когда цель достигнута, высшие силы решили забрать меч обратно, дабы у короля не возникли соблазны пойти походом на соседние страны. Такова легенда. Но если обратиться к историческим фактам, то загадочная история с мечом выглядит несколько иначе. Ле Лой, в действительности, не был бедным рыбаком, он происходил из знаменитого, феодального рода, жившего в Тханьхоа. Именно там, у себя на родине, он поднял в 1418 году восстание против захватившей страну китайской династии Мин. Уже по одному этому он не мог получить свой чудесный меч от черепахи, жившей в ханойском озере. Вьетнамские авторы о происхождении меча высказываются довольно смутно: будто бы дал его Ле Лою то ли Бог, то ли святой дух, или просто герой обрёл его неким таинственным образом. А вот исчезновение меча действительно связано с черепахой, обитающей в озере. Ле Лой к тому времени был уже правителем и носил тронное имя Ле Тхай То. С утратой волшебного меча он не смирился: напротив, велел осушить озеро, чтобы отыскать его, но все попытки найти меч были неудачны. Насчёт меча неизвестно, а вот гигантские черепахи и поныне, говорят, в озере водятся. Ханойцы уверены в этом, и даже якобы кто-то видел, как они всплывают и греются на маленьком островке посередине озера.

Темнеет на Юго-востоке рано, и, хотя ещё нет и шести часов, к озеру выходим в сумерках. Здесь — самый центр Ханоя, поэтому всё в огнях. Вокруг озера выстроились и Дворец Пионеров, и Большой Театр, и главный Почтамт. Тут же роскошные отели и рестораны, множество сувенирных лавок и различных магазинов. Посередине озера Старинная Башня, а рядом тот самый остров Большой Черепахи, в честь которой на острове выстроен одноимённый Храм. Туда можно попасть по мостику, купив билет за 10000 донг. Кстати, во Вьетнаме цены на любые билеты для местных жителей и для иностранцев разные: для последних всегда в два раза дороже.

Посетив Пагоду Большоё Черепахи, огибаем озеро с южной стороны. От воды исходит немного спасительной прохлады, и очень приятно посидеть на маленьких скамеечках, любуясь красивым пейзажем, в надежде, что именно сейчас всплывёт огромная черепаха и нам посчастливится её увидеть. Но надо ещё решить вопрос с завтрашней программой, с ужином, и мы двигаемся дальше.

Вот и нашли туристическое агентство. Стены увешаны рекламой различных увлекательных маршрутов. Все двенадцать древних столиц Вьетнама, Сайгон, сафари в государственные заповедники и даже пятидневный тур на «Русском джипе» (УАЗик) в горы. Глаза разбежались от заманчивых предложений. Но мы заранее ещё планировали съездить на залив Халонг (залив Приземляющегося Дракона), поэтому покупаем туда двухдневный тур за 26 долларов с каждого. Довольны, ведь встречающий гид предлагал нам однодневную поездку на залив «всего» за $100! А заодно и заказываем авиабилеты в Хошимин. Вообще-то, мы думали ехать туда поездом, но, оказалось, что цена двухместного купе равна стоимости перелёта, поэтому, конечно, выбрали самолёт.

Заходим в ресторан, очень вкусно и дёшево ужинаем, по обычаю заказывая традиционные национальные блюда и местное пиво.

Вернувшись в отель (оказалось, он совсем недалеко), встречаем ожидающего нас гида. Совершенно расстроенный, он рассказывает, что ему сильно попало от начальства за то, что не довёз нас в забронированный ими заранее дорогой отель, просит собирать вещи и переселяться немедленно. После нашего решительного отказа уточняет, сколько же мы заплатили денег в России их партнёрам, и уходит ни с чем совсем потерянный. Думаю, в Питере уже десять раз пожалели, что связались с нашей вьетнамской визой. Наверняка, теперь в отношениях туристических партнёров пролегла тень недоверия из-за досадного недоразумения. Ну и Бог с ними! Они нам тоже кровь подпортили!

Встаём рано — ведь отъезд в 7.00 утра. Завтракаем, сдаём номер и двигаемся к озеру, откуда нас заберёт автобус. Как всё-таки здорово, что весь наш багаж — всего две небольшие спортивные сумки, ведь с чемоданами совсем несподручно было бы мобильно путешествовать!

Видеокамера, как вышли на улицу из кондиционированного отеля, сразу запотела и перестала работать. А жаль! Можно было бы заснять замечательные кадры утреннего Ханоя: тут разносчица фруктов с тонким гибким коромыслом на плече спешит куда-то босиком особой, пританцовывающей походкой, там пожилой вьет босиком метёт улицу, у каждого дома вокруг маленьких столиков на корточках завтракают жители, загребая рис прямо руками, мальчишки босыми ногами гоняют пластмассовый мяч, а на берегу озера пожилые дамы группами занимаются гимнастикой.

Небольшой автобус приехал за нами вовремя. Это приятно удивило, мы привыкли, что на Востоке ко времени относятся философски, всегда приходится долго ждать обещанного. Но, как выяснилось, Вьетнама это не касается.

В нашей группе 13 человек, кроме нас ещё одна большая вьетская семья, собравшаяся вместе после долгой разлуки: один из трёх сыновей старого отца оказался в США ещё во времена американской войны во Вьетнаме, и только сейчас смог вернуться на Родину с уже взрослой дочерью. Собрал всю семью: отца, братьев и их, тоже уже взрослых детей. И вот они все вместе, шумные, весёлые едут с нами на Жемчужину Индокитая — залив Халонг. Руководит группой молодой гид по имени Дык.

Вырвавшись из тесноты городских кварталов, переезжаем Красную реку по мосту, построенному «советскими товарищами», и направляемся к побережью Тихого океана. 165 километров от Ханоя на юг. Дорога лежит среди бесконечных рисовых полей. Чередуются деревушки, харчевни, рынки; крестьяне с мотыгами по колено в воде на работах, где-то идёт похоронная процессия с флагами и драконами на пиках, где — то свадьба с цветами и музыкой. На дороге трофейные грузовики времён американской агрессии, мопеды и, конечно, велосипеды. В деревне велосипед популярен вдвойне. Не только как индивидуальное средство передвижения, но и как «вьючное животное». Чего только не везут они в плетёных корзинах, навешенных по бокам: дрова и фрукты, керамику и строительный камень. Это своего рода «изобретение» партизанского движения освободительной войны: тропинки в джунглях узкие, никакая телега не проедет, а тачка, едва её разгрузишь, становится обузой. Велосипед — совсем другое дело!

Три часа пути — и перед нами открывается восхитительная панорама залива. На морском пространстве в 1500 кв. км разбросаны 1600 островов и скал самых причудливых форм. Многие называют залив Халонг восьмым чудом света.

На берегу множество сувенирных лавок, ресторанов и различных отелей. Наш минибас ловко взбирается по узким извилистым улочкам в гору, и мы останавливаемся у маленького, всего 12 комнат, отельчика, чистого и уютного. В нашем номере кондиционер, телевизор и все удобства, а с балкона великолепный вид на залив.

Обед накрывают в вьетском стиле на двух больших круглых столах. Несколько блюд из мяса, куры, рыбы и овощей, кастрюля бульона, проросшие семена бамбука и огромный таз риса. Каждый накладывает в свою пиалу порцию из общей миски. За столом знакомимся с нашими попутчиками. Молодые ребята из Хошимина, немного говорят по-английски, что для Вьетнама большая редкость. Хорошо говорит только девчонка, которая приехала с отцом из Америки. Папаша её уже разливает водочку за соседним столом.

Мы — единственные иностранцы, и вся группа нас трогательно опекает. Каждый, кто бывал в этой стране, подтвердит: вьетнамцы улыбчивы, дружелюбны, отзывчивы и приветливы к гостям. В ресторане сразу же официанта просят вилки для нас принести, мол, палочками нам несподручно. Соберёмся фрукты прикупить — всем коллективом выбирают для нас самые спелые, потом угощают экзотическими, которые мы сами не рискуем купить, обязательно покажут, как надо чистить, резать, косточки выплёвывать. На корабль загружаемся — объяснят, что панамка необходима, солнце нещадное. Советы дают на будущее, сколько за такси платить, где остановиться лучше, что посмотреть. В общем, всю поездку мы чувствовали постоянную заботу о себе.

После обеда наша повеселевшая компания двинулась на водную экскурсию. Прислушавшись к совету о панамках, перед морской прогулкой мы купили себе ноны — знаменитые вьетнамские конические шляпы из пальмовых листьев с ленточкой под подбородком. Я очень хотела привезти домой именно нон в качестве сувенира из Вьетнама. Но двумя днями позднее, покидая Ханой, мы забудем свои шляпы в отеле…

Кораблики для прогулок по заливу двухпалубные, небольшие, максимум на 30 человек. Старые партизаны расположилась внизу за длинным столом, продолжая праздновать встречу, а мы поднялись наверх. К нам присоединился ещё один японец. Он приехал на Халонг всего на один день, а по Вьетнаму путешествует самостоятельно, что очень удивительно. Обычно японцы никогда не отрываются от коллектива и в поездки отправляются большими группами с гидом и руководителем. Но этот и на японца-то, собственно, мало был похож, мы решили, что он — японский еврей, приветливый и общительный. В его компании мы прекрасно провели четыре часа на верхней палубе, рассказывая друг другу о своих странах, обычаях, личных путешествиях и обсуждая, много ли змей, летучих мышей и обезьян проживает на островах, которые мы проплываем мимо. Проблему Курильских островов на всякий случай затрагивать не стали.

В ходе экскурсии у нас было две остановки: первый раз мы осматривали огромную пещеру со сталактитами и сталагмитами, где во время войны укрывалось до полутора тысяч человек, а вторая остановка была на песчаном пляже одного из островов для релакса. И хотя вода в заливе тёплая настолько, что от жары не спасает вовсе, все с радостью бросились купаться. Только несчастный японец, позабывший взять с собой плавки, остался один бродить по берегу.

На второй день опять была поездка по заливу, но уже в другую сторону. Сначала осмотрели ещё одну гигантскую пещеру, потом на малом ходу вошли в небольшую гавань, образованную несколькими, близко расположенными друг к другу островами. Можно сказать, мы попали в морскую деревню — на водной глади плавали десятки домов, сооружённых на понтонах, плотах и скреплённых между собой пустых бочках. Крошечные домики, развешенное сохнуть бельё, гамаки, тазы, вёдра, дети и даже собаки на нескольких квадратных метрах посреди моря.

Со всех сторон к нашему кораблю потянулись моторные лодки, доверху набитые разными фруктами, рыбой, крабами, устрицами, ракушками, в надежде сбыть богатым туристам хоть что-нибудь. Чуть погодя подгребает вёсельная плоскодонка, и мы, усевшись на хлипкие скамейки, отправляемся в сторону большого острова. На вёслах две молоденькие вьеты, в нонах, перчатках до плеча и закрывающих лицо платках, гребут стоя, неторопливо. Обогнув остров, оказываемся у совсем низкой арки в скале и через неё, пригнув головы, как по тоннелю, попадаем вглубь острова. Небольшое озерцо с совершенно мутной, коричневого цвета водой, со всех сторон окружено высоченными мрачными скалами с острыми выступами, откуда несётся странный завывающий звук, видимо, ветра. Неприятный холодок пробежал по спине от мысли, что если сейчас начнётся прилив, то низкий свод арки быстро скроется под водой и мы окажемся в западне, другого выхода из кольца скал нет. Но, благо, этого не произошло, мы благополучно вернулись на корабль. За свою работу девчушки собрали с каждого пассажира по две тысячи донг, так что в сумме у них получился один доллар.

После морской прогулки мы отобедали в ресторане на набережной. Видимо, ресторан специализировался на приёме туристических групп, так как многочисленные столы все были заняты и после ухода одних сразу же накрывались для других туристов. Тут же рядом парковались автобусы; подъехал и наш, забрал своих сытых экскурсантов и отправился в Ханой. По дороге сделали остановку в какой-то деревне, где продавались различные традиционные изделия, видовые открытки и сувениры. Особенное внимание привлекли картины, вышитые вручную гладью, мы прикупили две с национальными мотивами.

В столицу прибыли к вечеру. Остановились в «Prince Royal Hotel», совсем рядом с центральным озером. Те же $25 за номер, но много современнее и комфортней, чем там, где останавливались в первый день и где до сих пор мои штаны в стирке. Пока Галина готовилась к вечерней прогулке, я дошла до прежнего отеля, забрала штаны, а вернуться решила на мототакси, благо байкеры всюду предлагают свои услуги. Надо сказать, за три минуты пути на заднем сиденье мотоцикла по центральной улице вечернего Ханоя я натерпелась страха на всю оставшуюся жизнь! Доехала ни жива ни мертва, только стакан виски вернул меня к жизни.

Сто долларов, которые мы обменяли в аэропорту по прибытии, почти закончились, а обменных пунктов в городе мы нигде не обнаружили. На ресепшейн в отеле курс предлагался грабительский, поэтому мы решили пойти на главный Почтамт в надежде обменять деньги там и заодно позвонить домой в Россию. По дороге нам встретились две толстые шумные тётки и тощий мужик, размахивающие пачками долларов и донг. За пятьдесят долларов предложили хороший курс, «ударили по рукам» и начался отсчёт купюр. Редкие прохожие оглядывались, некоторые даже останавливались, глядя, как мы пристально наблюдаем за отсчётом семисот пятидесяти тысяч донг пятитысячными купюрами. Видимо, они заранее знали, что эта троица — «кидалы», и всем было интересно посмотреть, как нас «обуют». Но мы в грязь лицом не ударили! Галина не выпускала полтинник из рук до последнего, а я сразу узрела подвох: вместо десятитысячных купюр в ход пошли тысячи! Договор расторгнут, мы двинулись дальше, а троица нас преследовала всю дорогу до входа в Почтамт, уговаривая продолжить сложные расчёты и обмены. Не на тех напали!

Деньги поменять нам так и не удалось, но родственникам позвонили и затем, подсчитав скромную оставшуюся наличность, сели под вентилятором в уличном кафе на берегу озера. На последние 74 тысячи удалось взять салат из помидор, две большие порции свинины и три кружки пива. После ужина неспешной походкой прошлись по набережной Хуанкиема. Только присели на скамеечку посмотреть на пожилых женщин, занимающихся под музыку вечерней гимнастикой, как к нам подошёл молодой парень с предложением своих секс-услуг… Мы решили не искать больше приключений на одно место и поспешили в отель.

Утром следующего дня на такси, заказанном с вечера, за $10 мы прибыли в аэропорт. Только там уже обнаружили купоны, прикреплённые к билетам на бесплатный автобус из города. Но не стали расстраиваться из-за десятки. Летим мы первым классом «Pacific Airlines», время в пути два часа, это наш первый местный перелёт.

В Сайгоне мы планировали провести один день и завтра рано утром вылететь в Камбоджу. Поэтому, выйдя из здания местного аэропорта, сразу направились к международному с целью покупки авиабилетов. Но мы были единственными иностранцами среди прибывших, поэтому моментально оказались в плотном кольце таксистов. Один из них в наглую выхватил наши сумки из рук и уже чуть было не стал загружать их в багажник. Буквально пришлось применить силу, чтобы вырваться из окружения. Прихватив аэропортовскую тележку, мы уверенным шагом направились в сторону международного терминала. Но не тут-то было! Нахальный таксист и тут опередил нас, захватив и тележку. Пришлось дальше двигаться в его компании. Подошли к входу. Оказывается, в здание аэропорта впускают только при наличии билета! Но билеты-то продают внутри! Пользуясь нашим замешательством, навязчивый провожатый, отчаянно жестикулируя, повёл нас за угол, вдоль какого-то забора, по совершенно пустынным задворкам. Чувствуя недоброе, оттолкнули его от наших вещей и повернули обратно. Вернувшись на людное место, я оставила Галину охранять тележку, а сама налегке сбегала в кассы местного аэропорта (туда впускают всех желающих) ещё раз убедиться, что международная касса находится inside International terminal… Настырный таксист, который уже больше часа ошивался у нашей тележки, увидев, что я возвращаюсь, оживился; видимо, в моё отсутствие ему наскучило общаться с Галиной, не понимающей ни одного его слова. Собрав последние капли терпения, я выслушала длинный монолог о том, что для того чтобы купить билеты на самолёт, нам необходимо сесть в его такси и съездить с ним в город. Почти что с зубной болью я растерянно оглянулась вокруг: ни одного белого человека, только нищие, грязные, шумные вьетнамцы сидят на земле, на тюках, плюют семечки и все, абсолютно все, смотрят на нас, двух здоровых кобыл в ярко-жёлтых футболках, и смеются… Решительно кинув сумку через плечо, я молча направилась к входу и, растолкав охранников, не слушая их крики, уверенным шагом достигла вожделенной кассы. Пользуясь замешательством охраны, следом просочилась и Галина. Полицейские, убедившись, что мы не обращаем на них внимания, оставили нас в покое.

Надменная, в стиле советских времён, безучастная, ленивая тётка в кассе сообщила, что на утренний рейс билетов нет, только дневные.Я представила, как мы осчастливим таксиста, который наверняка ждёт нас у выхода, и решение пришло тут же само собой: лететь тотчас! Отдав по $101 за билет, прошли регистрацию, которая уже началась, таможню, границу, и Сайгон, бывший так рядом, остался за бортом. Сейчас, по прошествии времени, мне обидно, что так получилось. Интересно было бы посмотреть на Южный Вьетнам, который не так уж давно лежал по ту сторону красной черты и был практически недоступен для северных братьев. Всё-таки бывший экономический центр всего Французского Индокитая с его «Собором сайгонской богоматери» достоин более близкого знакомства.

Перед посадкой на самолёт у меня изъяли мой «Victorinox», а у одной монашенки даже маникюрные ножницы забрали! Что поделаешь — безопасность! Все колюще-режущие предметы пассажиров путешествуют теперь в кабине пилота и раздаются владельцам только по месту прибытия.

Статья разбита на нескольких частей. Читайте следующую часть

| 12.04.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий