Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Узбекистан >> 9000 километров по Средней Азии (Узбекистан, Киргизия, Казахстан, Таджикистан) >> Страница 2


Забронируй отель в Узбекистане по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

9000 километров по Средней Азии (Узбекистан, Киргизия, Казахстан, Таджикистан)

Узбекистан

Новый центр Бухары представляет из себя сразу несколько широких площадей и проспектов со множеством многоэтажных гостиниц советской еще постройки. Все гостиницы — в радиусе километра друг от друга, пркрасно видны и обойдя их вы обязательно найдете наиболее оптимальный вариант размещения. Как и в случае с Ташкентом, здесь два вида гостиниц — старые советские блоки в крайне запущенном состаянии и пара-тройка отелей отремонтированных и доведенных до ума. В первой категории вы заплатите 5—7 долларов за убогий номер (например отель «Зеравшан», где остановился я), во второй — от $40 и более. Есть еще несколько частных пансионов в старой части Бухары, интереса ради я поинтересовался их стоимостью — порядка $15 за номер. Судя по всему, можно сторговаться и на десяти, впрочем, сами комнаты я не видел и от комментариев воздержусь.

Бухара — одна из жемчужин Узбекистана, успешно соперничающая с Самаркандом в своей туристической значимости. Здесь хорошо сохранился целый комплекс старого города и множество памятников старины. Исторический центр очень компактен и памятники расположены недалеко друг от друга. Особенное впечатление на меня произвела крепость Арк и площадь между Медресе Мири-Араб и мечетью Калян с ее массивным минаретом-башней. Несомненно достойны посещения: Медресе Улугбека и Медресе Абдулазис-Хана (находятся рядом). Крепость Арк весьма впечатляет со стороны, но вот внутри делать особенно нечего — в 1920 году старая часть Бухары и особенно крепость подверглись бомбардировке с аэропланов по приказу Фрунзе. До сих пор внутренняя часть крепости в руинах и восстановления вряд ли подлежит. Там есть несколько малозначимых музеев, но я пришел поздно и они были уже закрыты, о чем не особенно сожалею. Но вид на старую Бухару, открывающийся со стен крепости — достоин отдельного посещения! Еще с десяток интересных объектов можно посетить в течении нескольких часов. В часть из них обязательно стоит зайти, но в большинство — необязательно и достаточно полюбоваться со стороны.

Кстати, в момент моего пребывания в крепости произошел забавный эпизод: стою и любуюсь вечерним городом, рядом прогуливается милиционер. Он подходит ко мне и начинает рассказывать, что его прадед служил в этой крепости и сражался с Красной армией, когда те захватывали Бухару. При этом, усердно жестикулируя, милиционер указывал рукой, где именно шли уличные схватки, где укрепились солдаты Эмира и откуда наступали русские. И в тот самый момент, когда он произнес фразу «…Они сбросили на крепость бомбы и начался пожар…», по всей Бухаре…вырубился свет. Совершенно серьезно!!!

Словно по мановению волшебной палочки, город за несколько секунд погрузился во тьму. Милиционер замер в полной растерянности. Я выдвинул версию, что Анатолий Чубайс завладел Бухарой и приступил к реформированию энергетики города. Но милиционер не оценил моего сарказма (или он не слышал о Чубайсе?) и спешно направился к выходу из крепости.

В Старом городе было совершенно темно — не работали фонтаны, умолкли многочисленные ресторанные музыканты. Сотни людей призраками бродили по темным старинным улочкам, в поисках пути домой. Проходя мимо какого-то ресторана я услышал английскую речь. Какая-то тетенька истерично доказывала своему спутнику, что теперь им не удастся поужинать, а меж тем заказ уже сделан. Смеха ради, я, проходя в нескольких метрах от них, сказал громким голосом: «Even more, than to stay hungry — we`ll stay here forever!» (Даже больше, чем остаться голодными — мы тут останемся на вечно!). Но те лишь замолчали и принялись вертеть головами в поисках источника этих «магических» слов.

Довольно долго я добирался до гостиницы, а потом, в потемках поднимался к себе в номер. При свете луны расстелил кровать и улегся спать. Электричество дали посреди ночи и я проснулся от яркого света в комнате. Что же, на часах — далеко за полночь — самое время принять душ.

Самарканд

С раннего утра, так и не сумев заснуть, направляюсь на автовокзал, что в удаленной части кгорода, а если быть точным, то в семи(!) километрах от центра. Все это расстояние я прошел пешком, о чем не жалею — в мыслях и чувствах ощущалась страннаая нестабильность на тему смысла жизни и для ее успокоения требовалась хорошая физическая встряска. Например пару часов пройтись с 20-и килограмовым рюкзаком по спальным районам Бухары!

Друзья, не совершайте моей ошибки, не садитесь в битком набитые рейсовые Икарусы, следующие между городами Узбекистана! Выехав из Бухары на таком вот дешевом ($2) и убитом транспорте в 6:00 утра, я прибыл в Самарканд лишь в час дня. Иными словами, делая остановки почти в каждом поселке, автобус преодолел 270км пути за 7(!) часов и это был экспресс. Намного практичнее воспользоваться услугами такси, где каждый из четырех пассажиров скидывается по $4—5 и уже через два с половиной часа вы будете в Самарканде.

Автовокзал и ж.д вокзал Самарканда расположены на противоположных окраинах города и прибыв в город общественным транспортом, вы в любом случае будете вынуждены воспользоваться маршрутками. Не ведитесь на уговоры таксистов на тему отсутствия автобусов и маршруток. И те и другие ожидают пассажиров в ста метрах от автовозала. За $0,10 вас довезут до Площади Регистан. Там же, неподалеку от исторического центра, расположены почти все отели города. Отель «Афросияб» — самый дорогой отель города, ориентированный на иностранцев. А вот близлежащий многоэтажный отель «Самарканд» — это то, что вам нужно. Во-первых совсем рядом с Регистаном (пять минут пешком), во-вторых дешево и сердито. Двухместный номер обойдется в $15, одноместный — в $10. Небольшой торг уместен — реально скинуть цену на четверть. Номера сравнительно терпимы и что немаловажно — есть горячая и холодная вода (в самом Самарканде горячей воды не бывает большую часть года, а холодную подают по два часа утром и вечером).

Я был уже готов вселяться в упомянутый «Самарканд», но тут ко мне подошла молодая изящная дама и предложила снять у нее квартиру за меньшую стоимость, чем номер в отеле. Она честно предупредила, что там не будет горячей воды и будут перебои с холодной. Зато квартира с евроремонтом, спутниковой антенной, кондиционером и громадной супружеской кроватью. Более того, она лично отвезла меня туда на своей машине. Квартира оказалась и впрямь что надо — я понял, что нуждаюсь в этом домашнем комфорте хотя бы на пару дней. Разбитые и грязные узбекские гостиницы стали порядком утомлять. Сговорились на $7 и меня это устроило.

…Бытует мнение, что Самарканд — город большей частью молодой, а пара обьектов, достойных интереса разбросана по всему городу. Не соглашусь с подобной теорией. Довольно много значительных исторических памятников расположены в пределах городского центра — Регистан, громадная Мечеть Хонат-Хатун, пара впечатляющих мавзолеев и другие. До любого из них можно дойти пешком за десять-пятнадцать минут. Итак, прежде всего — Регистан. Это — великолепный, большой, отлично сохранившийся памятни архитектуры и искусства. Не стану вдаваться в исторические отступления — их вы в облии найдете в путеводителях, скажу лишь, что посетить его стоит два раза.

Вначале, с 8.30 до 9.00 утра вы сможете посетить Регистан бесплатно (в этот промежуток времени уже уходит милицейская ночная охрана, а билетеры приходят лишь к девяти утра). Если вы уже внутри, то можете гулять сколько угодно — никто не заставит вас покупать билет, таким образом вы сэкономите несколько долларов за вход. Второй раз стоит придти вечером, начиная с семи-восьми часов. В это время билетеры уже ушли домой и на службу заступили милиционеры. Эти самые милиционеры за небольшую сумму откроют вам один из Регистанских минаретов и вы, поднявшись наверх, сможете полюбоваться чудесным видом на город и собственно Площадь Регистан. Иногда, если милиция не ожидает проверки, вам предложат подорйти к 5.30 утра, подняться на минарет и снять восход солнца. Обычный тариф — два доллара. Но можно сойтись и на меньшем.

Следующий день я проспал до обеда, затем озадачился на тему регистрации своего пребывания в городе. Как уже упоминалось в начале повествования — живя в гостинице вы получаете автоматическую регистрацию, но если вы на квартире — все зависит от владельца жилья. Сей вопрос я поднял при встрече с хозяйкой и она прдложила мне сделать регистрацию путем оплаты какой-то дешевой гостиницы в пригороде за два дня. В сумме это выходило около шести долларов. Не много, но неприятно — жить на квартире, платить за нее и параллельно платить за гостиницу не живя в ней. Но делать что-то было надо, на выезде из Узбекистана не хотелось оставлять ментам ни малейшего повода для вымогательства взятки.

В результате долгих размышлений, я пришел к сознанию того, что спасением из создавшейся ситуации является поездка в близлежащий Таджикистан. Посетив соседнюю страну и вернувшись назад в Узбекистан, я получил бы необходимые 3 дня на повторную регистрацию. И этого времени вполне хватило бы на то, что бы покинуть «Страну Храмов и Ментов».

Таджикистан

Ближайший пропускной пункт в Таджикистан находится в 40км к востоку от Самарканда на шоссе Самарканд-Пенджикент. Маршрутки, по мере заполняемости, отправляются туда от стоянки напротив Регистана. Проезд стоит $0,75 но с вас, как с заслуженного туриста Узбекистана, запросят вдвое-втрое больше. В процессе торга принимало участие человек десять, не менее и разговор выглядел примерно так:

-Сколько стоит проезд на маршрутке до границы?
— Садыс, садыс брат, уже едем!
— Стоп, вы мне цену назовите прежде!
— 10 долларов и поехали брат, не много!

- Хорошо, но прежде посмотрите пожалуйста на мой лоб…(чуть наклоняюсь, что бы им было удобнее изучать мой лоб. Те чуть растерянно рассматривают, не понимая зачем это нужно).

- Брат, но у тебя на лбу ничего не видно!

- Ничего? Совсем ничего? Может быть там есть небольшая дырка? Посмотрите внимательно!

- Да нет, брат! Ничего нет, совсем ничего!
— Так какого, хрена вы…№#@&%*^!!! (пи-пи-пи) мне могзи, черт подери?!

Мужики отпрянули в сторону, но тут же все поняли, от души расхохотались и похлопывая меня по плечу заявили, что, мол — вот это — по нашему, брат! Поедешь за обычную цену, то бишь за 800 сум ($0,75). Упомянутый прикол развеселил их сверх всякой меры, а один из них даже достал ручку и записал его на бумажку, что бы не забыть.

Путь в Таджикистан лежит через сельскую местность. Один кишлак сменяется другим, а на горизонте все более четко вырисовываются горы Памира, что уже на таджикской стороне. Граница представляет из себя стандартный навес для транспорта, небольшое одноэтажное здание рядом и пограничный забор тянущийся по обе стороны от перехода. Вообще говоря, Узбекистан старательно отгораживается от своих соседей. Заборы уже выросли на большей части границы с Казахстаном и Таджикистаном, вовсю строятся с Киргизией и Туркменистаном. На мой взгляд, делается это не столько с целью предотвращения потока контрабанды, сколько для ограничения передвижения собственных граждан. Как известно, десятки тысяч узбеков не первый год скрываются в соседних странах из опасений за свою жизнь. И страхи их имеют серьезные основания, особенно ярко это проявилось после последних событий в Андижане.

Границу прохожу бодро и почти без волнений. И действительно — вещи в Самарканде, в квартире. Деньги — спрятаны на улице, в укромном месте на случай, если будет обыск. Особенно опасаться нечего, отобрать у меня смогут не более пятнадцати долларов, что были в наличности. И то, если дойдут до личного обыска и вскроют кроссовок с левой ноги. Живем! Наверное уместно пояснить суть моих тревог, ибо, в противном случае может возникнуть впечатление об откровенном перегибании палки. Логика была такова:

На этот день я не имел уже регистрации и по идее на границе могли поинтересоваться, где я живу. Да, я живу на квартире, но регистрации у меня пока нет — повод для новых и новых вопросов из цикла «Где живете, куда едете, откуда едете, сколько денег везете, где ваши вещи, не журналист ли вы?» и так далее. Скорее всего ничего страшного не будет, но не исключено, что пограничные менты позвонят своим коллегам в Самарканд и попросят их проверить, действительно ли я живу по указанному адресу. Туда выедет бригада из ближайшего отделения милиции, во дворе скучающие бабки тут же расскажут, что какой-то иностранец тут появлялся. Эти же бабки подскажут как связаться с хозяйкой квартиры и очень скоро менты проникнут внутрь и примутся обыскивать мои вещи. Красть там особенно нечего — не самые новые походные вещи. Ни денег, ни документов им не найти, ведь они спрятаны вне квартиры и в руки ментов не попадут при любом раскладе.

К счастью, все обошлось. Никто не задал мне ни одного вопроса и уже через пять минут я шагаю по дороге в сторону таджикского поста. Там все гораздо спокойнее и проще. Усталый пацан-солдатик с огромной нелепой каской на голове и автоматом через плечо, поднимает шлагбаум. Мир тебе, Таджикистан!

Несколько строительных вагончиков, с красно-зелеными полосами — вот и все имущество таджикских пограничников и таможни. Десяток сонных солдатиков сидят на корточках в тени одной из будок, а на капоте военного УАЗика дремлет мужик к чине майора с босыми ногами. Вот и вся граница…та, что «на замке». При моем появлении происходит некоторое оживление — несколько солдат медленно поднимаются и что-то кричат спящему на капоте офицеру. Тот просыпается, долго и непонимающе смотрит в мою сторону, после чего нехотя сползает с машины и идет ко мне. Заходим в вагончик, майор плюхается в кресло под портретом президента Рахмонова и широко улыбается.

Он с большим удивление отнесся к тому, что турист из самой России пожаловал в Таджикистан, да еще и таким «окольным» путем. Она рассказал, что на днях тут был парень-автостопщик из Уфы, которого как липу обобрали на узбекской таможне. Я с пониманием киваю, соглашаюсь, что узбеки творят полный беспредел в отношении туристов и скоро ним вообще перестанут приезжать. Майор добавил, что они строят забор на границе с Таджикистаном так как боятся таджиков. По его словам, Самарканд — исконо таджикский город и узбеки очень опасаются, что таджики еще отберут его назад.

Очень скоро мы пожимаем друг-другу руки, я получаю в паспорт печать «Чумхурий Точикистон» и выхожу на трассу. А там — совершенно пустынно. Несколько Жугулей стоят у обочины, там же сидят их водители. Но никто не бросается на встречу с призывами поехать в ним. Здешние таксисты полны собственного достоинства и ожидают, что пассажир сам подойдет и поинтересуется проездом. Вот что значит «неиспорченность» массовым туризмом! Мне обьяснили, что проезд до ближайшего города Пенджикент (25км) стоит $4 за всю машину. Пока что есть один пассажир. Так что ждем еще троих и выезжаем.

Пенжикент — один из древнейших городов Средней Азии, а ныне административнй центр этой части Таджикистана. Город окружен могучими склонами Памирских гор, а чуть в стороне бурлит речка Зеравшан — неглубокая, но стремительная и широкая. В городе действует интересный музей со множеством археологических экспонатов. Увы, на всем здесь лежит печать запустения и бедности — облупленые потолки, покосившиеся стенды, еще советские комментарии к экспонатам на русском языке. Примерно так же выглядит и сам городок — облезлые девятиэтажки при въезде, часть домов оставлена жителями, часть недостроена еще со времен СССР. Небольшой базар с фантастически низкими ценами. С почты отправляю открытку домой — не исключено, что она когда-нибудь дойдет.

Чуть позже, по совету местных жителей, отправляюсь в лучший в городе ресторан. Там очень мило и комфортно — прогуливаются фазаны, небольшой фонтан, приветливые хозяева. От души пообедав, я было собрался двигаться дальше, но меня пригласили к себе за стол местные старики в традиционных халатах и тюбетейках. Мы довольно долго общались о жизни, о политике. Они рассказали, что некогда в Пенджикенте работали две фабрики — консервная и табачная. Теперь не работает ничего, а люди выживают лишь собственным хозяйством. Такое положение почти везде в Таджикистане. Немного лучше в Душанбе и Худжанте, но после того, как сотни тысяч жителей провинции нахлынули в столицу — там тоже стало тяжело с работой. По словам моих собеседников, треть населения Таджикистана работает в России и только это спасает народ от голода, а страну от социального взрыва, уже имевшего место в 1990—92 годах. Тогда десятки тысяч человек погибли во время гражданской войны. Что сказать — все эти вещи, увы, очевидны…

В связи со сказанным выше, вспоминается общая анти-таджикская истерия в России, а особенно высказывания Евгения Ройзмана — екатеринбургского политика (ныне уже заседающего в государственной думе) и главу фонда «Город без наркотиков» в одном лице. Все эти обвинения таджиков в причастности к торговле наркотиками, призывы к введения визового режима с республиками Средней Азии и организация анти-таджикских митингов в городах России. Такое впечатление, что далеко не все власть`имущие представляют себе истиное положение вещей, а именно тот факт, что Таджикистан нужен России в не меньшей степени, что и Россия таджикским работягам!

В отличии от США, Россия не может предложить этим республикам ни серьезных инвестиций, ни долгосрочных перспектив развития и помощи. Как известно, на одной лишь их ностальгии об СССР далеко не уехать и политику делают деньги. Пока что Таджикистан на пару с Киргизией являются главными геополитическими союзниками России в этом важнейшем регионе. То единственное, что нынешняя Россия может предложить этим странам — это дать возможность их гражданам беспрепятственно приезжать в Россию и зарабатывать на жизнь. Плюс надежды заполучить значительные запасы вооружений по мере вывода российских войск из региона. Если отнять у них это немногое — маловероятно, что нынешние про`московские лидеры Средней Азии долго продержатся у власти, а Россия потеряет крупнейший стратегический плацдарм, чем немедленно воспользуются…хорошо, если американцы! А что, если исламисты?

На обратном пути к границе с Узбекистаном, оказываюсь в одной машине с мужиком, который пользуясь случаем, просит меня прочитать ему письмо от сына. То ли сам он плохо видит, то ли не грамотен. Так, или иначе беру в руки конверт и вижу обратный адрес — «ИТК № 27, Нижегородская область». Сын, видимо через переводчика, пишет, что на зоне все хорошо, кормят нормально, не обижают. Только очень хочется домой. Просит выслать ему 20 тысяч рублей ($700), благодаря которым он сможет освободиться досрочно. Зачитываю все это мужику. Тот плачет. Какое-то время молчим, затем он спрашивает мое мнение — высылать деньги, или нет. Он говорит, что для них это огромная сумма и собирать их придется всем кишлаком, каждый даст сколько сможет, продадут старый телевизор «Горизонт», продадут заготовленые на зиму дрова для печки. Но дойдут ли деньги до его сына..?

Дорога домой и семь кругов ада

Снова граница, получаю въездную печать в Узбекистан. Теперь у меня в запасе трое суток, в течении которых можно не регистрироваться, но важно успеть покинуть страну. Утром следующего дня собираю вещи, звоню хозяйке — она заходит забрать ключ. По пути на автостанцию забираю припрятанные во дворе деньги и паспорт. Русский таксист довозит меня до выезда из Самарканда, где десятки водителей легковушек ожидают попутчиков на Ташкент (300км). Обычная такса — 5—6 долларов. Вскоре наша «Нексия» заполняется и мы стартуем. Начинается обратный отсчет времени — я возвращаюсь домой!

Мои соседи — семейная пара таджиков, которые едут в Москву на заработки. Он — школьный учитель физики из Худжанта, жена — медсестра. Никаких четких планов по поводу жизни и работы в Москве у них нет. Какие то родственники обещали временно вселить в свою квартиру в Выхино, еще обещали помочь найти работу на ремонтах квартир. С собой у них около тысячи долларов, из которых почти половина уйдет на дорогу. Отдельная статья бюджета — ментовские поборы по ходу движения. Вначале взятка узбекским пограничникам, что бы не цеплялись к документам. Потом тоже самое — казахским пограничникам, потом взятка российским погранцам в Илецке. Ну и напоследок — поборы московских ментов на вокзале. Все это выливается в крупную сумму, но главное по их словам — доехать.

На Ташкентском ж.д вокзале творится невообразимое действо! Великое вавилоново столпотворение людей, ожидающих посадку на поезд № 5 «Ташкент-Москва». Только мы остановились у вокзала, как нас прямо таки атаковали десятки(!) посредников по продаже билетов на этот поезд. Уже опытные таджики лишь отмахиваются от них как от назойливых мух и мы выбираемся на свет божий. Увы, здесь шагу нельзя ступить без новых и новых проблем. Теперь к нам прицепились узбекские менты. Мой паспорт не вызвал у них интереса, а вот к таджикам они прицепились цепко и злобно. То фотография блеклая, то прописка не та, что еще что. Карманы моих попутчиков облегчаются на 10-долларовую купюру. Не теряя времени быстро двигаемся к выходу на перрон, попутно отбиваясь от навязчивых жуликов, предлагающих подсадить в поезд без билетов.

На перроне менты проводят повальное изъятие денег у пассажиров. Напоминает московское метро с их отловом иногородних. Я прохожу без проблем, мои попутчики и многие другие — попались снова.Без билетов не выпускают на перрон — делать нечего и очередные 10 долларов перекочевывают в карман блюстителей порядка. Зато мы на перроне, ура!

Здесь нас находит какой-то знакомый таджиков, тоже «билетный посредник», но якобы «надежный». Он уговаривает нас всех уплатить ему по 100 долларов на человека и взамен гарантирует подсадку в купейный вагон до самой Москвы. Надо сказать, что билеты на поезда в Москву весьма дороги — 180(!) долларов в купе и 134 доллара в плацкарт. При этом билетов в кассе стандартно нет — по крайней мере именно это говорят кассиры. На самом деле, как мне видится, билеты есть и в довольно большом количестве. Просто на вокзале существует самая настоящая билетная мафия, в которой в одной связке работают кассиры, проводники и менты. Отказывая в продаже билетов, вас искусственно толкают в руки жуликов, о чем я расскажу ниже.

Интересно, что при таком положении народ не летит самолетом, который стоит примерно столько же. Ларчик открывается очень просто. Дело в том, что почти все везут с собой значительный багаж и на самолете они заплатят сотни долларов за перевес. Вторая причина еще более глобальна. Пограничный контроль в Шереметьево и Домодедово гораздо более серьезный, чем на наземных переходах. Если через илецкий железнодорожный переход вполне реально провезти почти все, что угодно, лишь только уплатив через проводника фиксированную мзду пограничникам и таможне, то в Москве все хуже — там могут развернуть, или даже определить в обезьянник. А причин для этого — хоть отбавляй, достаточно немного порыться в их вещах, или полистать паспорта, полные штампов о депортации из России за нелегальное пребывание и работу.

Меж тем таджики уже отдали посреднику по сто долларов и предлагают мне последовать их примеру, якобы тот уже идет передавать деньги проводнику и это срочно. Такой расклад меня просто шокировал. Стараясь быть вежливым (а это нелегко в данном контексте), обьясняю диляге, что никаких денег он не получит до тех пор, пока мы не займем место в купе и поезд не тронется. В этом случае я готов дать ему не более, чем десятую часть суммы. Вторую часть денег я предложил ему после пересечения границы с Казахстананом и третью — не ранее, чем мы въедем в Россию.

Не менее получаса длится утомительный торг и переговоры. Посредник явно недоволен тем, что я ему предложил, тем более, что таджики со мной согласились и забрали у него свои деньги обратно. В итоге договоренность достигнута — мы платим по 70 долларов с носа до Москвы. Но по частям и не ранее, чем выедем из Узбекистана. Все это время со всех сторон к нам липнут другие посредники и отбиваться от них уже нет сил. Методично посылаем их звонким русским матом.

Не знаю, возможно преувеличиваю, но я изначально ни на йоту не верил во всю эту авантюру с подсадкой в поезд. Изначально не собирался никому ничего платить и единственное, ради чего вообще принимал участие в этом спектакле — исключительно из спортивного интереса. Поэтому не удивился, когда поезд тронулся, а десятки людей, уже оплативших посредникам свой проезд, принялись в панике метаться по вокзалу, испытывая страстное желание найти своих «благодетелей». Забавно, что мои попутчики совершенно искренне подивились проявленной мною «великой мудрости» и предположили, а не еврей ли я. Пришлось признать, что таковые крови у меня в наличии. Но не согласился я с тем, что нежелание отдать свои кровные жуликам — есть мудрость, скорее среднестатистическая острожность. Сами же таджики вызвали у меня большое удивление своей детской наивностью и хроническим непониманием этого жестокого мира.

Меж тем вокзальная комедия подходила к концу, народ постепенно расходился, ажиотаж плавно спадал. Самое время пожелать удачи моим новым знакомым, распрощаться и выдвигаться в аэропорт — ближайший самолет на Москву вылетал ночью. И тут новый виток приключений! Мои друзья опять подцепили какого-то товарища и тот уже за 50 долларов обещает догнать поезд на пограничной станции и подсадить нас в него. Более того — деньги он готов взять уже в Казахстане. Какая феноменальная честность, просто не укладывающаяся в рамки разумного. Здесь конечно же присутствует подвох, но где он? Мысли лихорадочно проносятся в голове. Через минуту, пока таджики ведут переговоры, мне видятся три варианта:

1. Нас подсаживают в вагон, мы отдаем деньги, а проводник спустя какое-то время, угрожая высадить, требует еще денег.

2. Посредники выведывают, сколько денег мы с собой имеем, а при переезде через границу передают эту информацию ментам — нас обирают и высаживают из вагонов. Потом менты делятся с посредниками.

3. Нас просто вывозят за город, грабят и оставляют там.
Почему то вспоминается бородатый грузинский анекдот:
Два грузина пошли мыться в баню,
У обоих в один момент выскальзывает мыло,
Глядя друг на друга они говорят -
«Мдда…называется помылись!».

Впрочем, похоже на то, что нас ожидает именно первый вариант. Уж слишком много народу набрали эти посредники — целых четыре «Газели», неужели всех поставят к стенке и расстреляют? Нет, тут явно предусмотрен другой вариант. Понимая, что сильно рискую, все таки соглашаюсь ехать и очень скоро мы мчимся по трассе. Позади остается Ташкент и вот мы прибываем на знакомую уже границу с Казахстаном Жибек-Жолы. Бригада посредников состоит человек из пяти — толстые, жлобского вида небритые физиономии. Я им чем-то не понравился и они предлагают мне заплатить за провоз к границе и ехать самому по себе. Как пояснили таджики, я показался посредникам странным товарищем и рисковать они не желают. Я с готовностью соглашаюсь покинуть сей «бизнес», а за то, что «контракт» прерван по инициативе исполнителя, отказываюсь им что-либо платить. Начинается очередной базар на тему «должен — не должен». Но мою сторону принимают все пассажиры всех «Газелей», а их без малого три десятка человек!

Посредники нехотя соглашаются меня оставить, опасаясь, что продолжение шумных разборок отпугнет других клиентов и их затея полностью сорвется. Но я вижу, что посредники очень недовольны моим присутствием в команде и, похоже, по-узбекски обсуждают как от меня избавиться. Кажется, они задумали задержать меня на таможне, по крайней мере в их разговоре улавливаю слово «Кедем» (таможня). Собственно, так оно и вышло — при переходе границы только ко мне прицепились таможенники и потребовали выложить на стол все содержимое рюкзака. Пока меня обыскивали, группа уже перешла на казахстанскую сторону. Минут через пять, тем не менее, один из посредников вернулся, бросил пару слов досматривающуему меня таможеннику и тот оставил меня в покое. Оказалось, что пассажиры массово отказались ехать, пока я не пройду границу и не поеду с ними. Похоже, что подозрения охватили уже всех.

Итак, мы едем в… казахстанский городок Туркестан, где нас ожидает следующая «бригада», специализирующаяся на подсадке в поезда. Ехать 270км, совсем не близко, да еще и в ночь. Ташкентский поезд должен прибыть туда в 4 часа утра и у нас есть время его опередить по трассе. Примерно через полтора часа приезжаем в Чимкент, здесь у них перекур. Здесь же предпринимается попытка получить часть денег за «подсадку». Кто-то поторопился заплатить, но большинство сослалось на то, что уговор другой — плата передается уже в вагоне и не ранее.

В тот момент, когда я отошел за водой к ближайшей чайхане, услышал резкий рев стартующих машин. Оборачиваюсь и вижу уезжающие «Газели» и мой рюкзак, валяющийся прямо на асфальте!!! Владелец ларька был шокирован не меньше моего и предложил вызвать полицию. Но я прежде всего притащил рюзак, отряхнул его от пыли, присел на скамейку. Ну и дела, вот значит как они решили от меня избавиться. Теперь я оказался посреди ночи в Чимкенте. История все меньше меня забавляла.

Не стану пересказывать все последующие шаги. Отправился на вокзал, первым делом убедился в правильности своей версии по поводу якобы «отсутствия билетов в Ташкенте». Убедился совершенно банальным способом — пошел в кассы и поинтересовался наличием билетов на тот самый поезд Ташкент-Москва. Что вы думаете? Билетов — ПОЛНО. На выбор СВ, Купе, Плацарт. Еще комментарии..? Вскоре сажусь на поезд «Алма-Ата — Актюбинск», а еще через три часа мы прибыли в тот самый Туркестан, куда собственно и везли пассажиров «Газелей». Они были там! Прямо на вокзале! Высунувшись из окна кричу знакомым уже таджикам, те спешно бегут к поезду, нервозно договариваются с проводником и садятся в мое купе.

Оказалось, что их банально «кинули», чего собственно и следовало ожидать. Прежде всего жулики обьяснили пассажирам, что я — переодетый ГЕБЕшник и если бы они меня не оставили в Чимкенте, то я бы не дал им посадить людей на поезд. По дороге они собрали у людей деньги и все заплатили, кроме разве что нескольких «упрямцев». Но когда они таки привезли людей в Туркестан, то выяснилось, что поезд уже ушел(!), и теперь надо немного подождать. Буквально два дня. До прибытия следующего поезда «Ташкент-Москва». Меж тем от жуликов и след простыл! Кто-то ходил в местную полицию, но те отказались принимать заявление — видимо все у них там повязано.

…Через сутки мы прибыли в Актюбинск, откуда я выдвинулся на Урал, а таджики остались ждать ближайшего поезда на Москву. Благо, что через Актюбинск их идет много.

Последний рывок

Актюбинск — довольно крупный западно-казахстанский город в непосредственной близости от границы с Россией. В иной ситуации, вероятно, я бы посвятил пару-тройку часов прогулке по этому городу, но сейчас…утомление от завершающегося путешествия превысило все допустимые пределы. Больше обычного хотелось домой, в горячую ванную и теплую постель. От актюбинского автовокзала очень удачно выехал древним ЛАЗом в российский городок Орск, что в 120км к северу. Ехать пришлось на полу на собственном рюкзаке, из-за переполненности автобуса, но к этому за сие путешествие стал уже привычен!

Дорога в Россию пролегала через холмистую степную местность. Асфальтированная часть дороги завершилась вскоре после выезда за пределы Актюбинска и мы уверенно запылили по укатанной грузовиками грунтовке. Салон в один миг наполнился пылью. Кашляя и чихая, пассажиры принялись раскрывать все окна и люки. Грунтовка все не заканчивалась, а езда, напоминающая слалом, продолжалась еще часа два, до самого пограничного поста. Казахстанская таможня находится посреди бесконечной степи и представляет из себя свежеотстроенное двухэтажное здание с таможней и несколько временных вагончиков пограничников. Всех приезжающих таможня встречает приветствием на русском и казахском языках «Добро пожаловать на пограничный пост Алимбет».

Надо заметить, что на границе с Россией казахстанские стражи границ ведут себя потрясающе вежливо и корректно. Не в пример своим южно-казахстанским коллегам с узбекистанской границы! Никаких попыток облегчить ваши карманы от излишней наличности, никаких повальных обысков личных вещей. Даже на просроченные иммиграционные карты некоторых пассажиров реакция вполне мирная, вроде «Пожалуйста, в следующий раз вовремя регистрируйтесь!».

Далее грузимся назад в автобус, проезжаем с километр и оказываемся перед воротами российской погранзаставы. Здесь все по «советски» долго, сложно и нервно. Нет, российские пограничники не ведут себя подобно узбекам и южным казахам. Но в отличии от Казахстана вас не встретит приветственная надпись на въезде, вам никто не улыбнется, а обстановка будет напоминать пересылочный лагерь для зеков по пути в зону. Мрачноватые солдаты с автоматами прогуливаются вокруг нас, пока мы стоим в очереди на паспортный контроль. Что же — зато граница наверное на замке?

На таможне почему-то проверяют всех подряд, что здорово затягивает процесс прохождения границы. Усталые тетушки вываливают на длинные столы свои нехитрые пожитки: старый мятый свитер, баночку домашнего варенья для внуков, очки с одной дужкой, газета «Комсомольская правда». Таможенники, почти и не глядя на вещи, говорят: «Проходите, все в порядке. Следующий!». Видимо сегодня у них очередное указание от начальства утроить усилия по поимке злодеев и контрабандистов. Следуя букве приказа, но понимая его бессмысленность, они лишь формально выполняют волю начальства. И действительно — какой серьезный контрабандист повезет свой товар через таможню, в то время, как вокруг на тысячи километров простирается никем не охраняемое российско-казахстанское пограничье?

Вспоминаю рассказ старого приятеля, служащего офицером как раз на южно-уральском участке границы с Казахстаном:

…Да какая там граница на замке? Заборов то никаких нет. Езжай — не хочу! Дважды в день делаем облет на вертолете. Сто пятьдесят километров туда и обратно. Всегда в одно и тоже время. Бывает увидим сверху нарушителей границы — автобус какой-нибудь, или легковушка. Обычно это местные жители, многие живут на казахстанской стороне а огороды у них на российской. Да и родственники туда-сюда ездят, обычно и без документов вовсе. Тогда сообщаем на землю, те высылают УАЗик с пограничниками. Или не высылают, когда как…

Через час добрались до Орска, где мне предстояло провести пару часов в ожидании поезда в Екатеринбург.

Конец

Комментарий автора:Вот попался долговязый парень с огромным баулом — обыск происходит прямо посреди перрона. Мент грубо вышвыривает вещи на асфальт, орудуя как руками, так и ногами…

Страницы: Предыдущая 1 2

| 27.06.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий