Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Узбекистан >> Для вас и бешбармак приготовим, и споем, и станцуем…


Забронируй отель в Узбекистане по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Для вас и бешбармак приготовим, и споем, и станцуем…

Узбекистан

ДЛЯ ВАС И БЕШБАРМАК ПРИГОТОВИМ, И СПОЕМ, И СТАНЦУЕМ…
Гастрономический и фольклорный туризм в Угам-Чаткальском природном парке

ВСТУПЛЕНИЕ

Новая форма путешествия и отдыха предложена местными сообществами, основанными на туризме (Community Based Tourism), которые расположены в Бостанлыкском районе Ташкентской области, для тех, кто в весенне-летний сезон прибывает сюда, чтобы полюбоваться горным ландшафтом, искупаться в озере Чарвак, пошататься по склонам гор Чимгана или Кулосьи, нарвать лечебных трав или половить рыбу в реке Угам. Что именно? Кухня равнин и гор. Об этом мы услышали на встрече журналистов с Виктором Цоем — национальным координатором Международного проекта EuropeAid по сохранению биоразнообразия Западного Тянь-Шаня, состоявшейся в середине мая в Ташкенте в помещении Ассоциации путешественников «Рабат Малик».

- Гастрономический туризм — вот что до сих пор не было востребовано визитерами в этот район Узбекистана, — заявил В.Цой. — Многие слышали, что кухня горцев — великолепна, но не каждый из посетителей прекрасных мест Чимгана или, скажем, поселка Бричмуллы, пробовал, что на самом деле это такое. Обычно туристы, особенно приехавшие в неорганизованном порядке, сами готовят пищу, используя костры или специально заготовленные местными жителями «казаны» (котел на кирпичах). Но мало у кого возникала мысль, что биоразнообразие преподнесло такой набор продуктов, которые уже давно используются в пищу местным населением. И что это может стать новым направлением экологического туризма — гастрономия и кухня местных жителей.

Оказалось, что ряд туристских фирм и групп СВТ разработали турпродукт под названием «Гастрономия и фольклор Угам-Чаткальского природного парка» (дело в том, что ряд поселков находится в зоне этой особо охраняемой территории), и теперь предлагают его для жителей Ташкента, а также иностранцам, которые считают себя гурманами и не отказываются от познания «экзотической» пищи. Ранее эксперты негативно относились к пикникам, называя их «казан-туризмом» (или, аналог, плов-туризм, водка-туризм), но затем поняли, что искоренить это невозможно, да и не нужно. Просто необходимо упорядочить это направление, предложив людям лучший мир кухни, вместо привычного шашлыка и кетчупа с пивом.

- Хочу заметить, что это не только еда, которую мы готовим для туристов, используя природные дары нашего края, но и традиции их приготовления, приема, а также фольклор и ремесла, которые демонстрируют нашу связь с окружающим миром, — подчеркнула руководитель СВТ поселка Бричмулла Риски Рахимова. Кстати, она недавно получила уведомление от президента Международной ассоциации гастрономии Slow Food Карло Петри, что принята в членство этой организации, и ее рецепты горной таджикской кухни будут включены в многотомные издания энциклопедии «Ковчег Вкуса».

С конца мая в Бостанлыкском районе начинается туристский сезон: открываются пансионаты, летние оздоровительные лагеря, дома отдыха, турбазы и гостиницы. По новому скоростному автобану из столицы республики, минуя города Чирчик и Газалкент, на территорию Хумсана, Чарвака, Чимгана и Кулосьи начнется интенсивный поток частных автомобилей и общественного транспорта, развозящего туристов по местам отдыха и развлечения. Заканчиваются последние приготовления тех объектов, которые будут в течение трех-четырех месяцев обслуживать всех посетителей, — канатные дороги, кафе, бюро проката. Также ремонтируются дороги и мосты, которые были повреждены последними оползнями, вызванными проливными весенними дождями.

Расцвела природа. Все жарче солнце. И для туристов местные жители готовят новые услуги — размещения в уютных гостевых домах, экскурсии на плато Гиза, в пещеру неандертальца, к старым городищам, которым насчитывается несколько сотен лет. И в числе сюрпризов — кухня и фольклор.

Жители трех поселков — Чимгана, Бричмуллы и Чимгана и сотрудники ташкентской фирмы «Елена-тур» пригласили нескольких ташкентских журналистов опробовать новый турпродукт. И, сами понимаете, мы не отказались. Особенно потому, что там готовились и к празднику — Международному дню биоразнообразия (22 мая), что сулило нам много интересных встреч и зрелищ.

«ЗОЛОТАЯ БРИЧМУЛЛА»

Путешествие началось 20 мая 2005 года ровно в семь часов утра. Машина турфирмы собрала нас всех, еще сонных, но предвкушающих удивительные приключения, в центре города — у станции метрополитена Хамида Олимджана. Нас было четверо, и мы разместились в автомобиле «Нексия».

Вскоре ветер свистел в ушах, лучи били в глаза, и машина мчала нас к горам, пики которых можно было различить в такое солнечное утро. Я смотрел на белоснежные вершины, едва закрытых редкими облаками, и думал, как там прекрасно. Мои товарищи также хотели побыстрее попасть туда.

Из столицы мы выскочили довольно быстро. По дороге нас никто не останавливал, хотя были опасения, что после Андижанского восстания (13—14 мая) на территории Ташкентской области введено чрезвычайное положение, и доступ для отдыхающих к туристским ресурсам ограничен. Да, по дороге встретились блок-посты местной милиции, но автоматчики на нас внимания не обратили (лишь у подъезда в поселок Бричмулла, когда мы переезжали мост, милиционер проверил документы, записал сведения в свою тетрадь, и разрешил двигаться дальше).

Новая автострада показалась нам весьма удобной. Скорость зашкаливала за сто пятьдесят километров в час, и никакой встряски. Не зря сюда из госбюджета вбухали огромные средства (в некоторых местах магистраль имела искусственное освещение). Правда, подъезжая к «бочке» (так называется перекрестье дорог, обтекающих озеро Чарвак), мы замедлили скорость и стали осторожно подниматься в горы. Дорога была здесь также неплохой, только стоявшие по краям огромные камни вызывали подозрение: было видно, что они скатились сюда по воле природной стихии. «Как бы на голову не свалился та-акой булыжник», — невольно подумали мы. Но это не остановило нас. Лишь на одном участке нам пришлось съезжать с дороги на грунтовую, так как оползень снес часть трассы, накрыл чей-то дом (надеюсь, что все обошлось без жертв). Там уже работали бульдозеристы и самосвалы, очищая путь.

Погода стояла отличная. На солнце гладь Чарвака блестела как надраенное ведро. Вскоре мы подъехали к поселку Бричмулла. И нас ждали. Едва машина остановилась у школы, как раздались звуки национальной мелодии. Нас встречали с хлебом и солью, а также чашкой каймака (сметаны). Дети, одетые в национальные костюмы, весело смотрели на нас и по-таджикски, по-узбекски, по-русски пригласили на праздник.

Школа была заполнена людьми, казалось, сюда съехался весь поселок и соседи в придачу. Ну, тысячи две было точно. В числе приглашенных — старейшины, аксакалы, уважаемые люди (руководители местных органов власти). Риски Рахимова объявила о начале праздника.

Скажу вам, это было очень интересно. Первая часть состояла из театрализованных сценок о том, что нельзя хищнически относится к природе. Школьники в костюмах исполняли роль с таким азартом и чувством, что любой профессиональный актер бы им позавидовал. Нам показали номера, как охотники не жалеют птиц — кекликов, орлов, как нерадивый сын мусорил вокруг своего дома, поставив своих родителей в неловкое положение, как человек не умеет дружить с солнцем, водой, травой, землей, животными. Это было замечательно, особенно учитывая то, что сцены придумывали сами дети (они же при помощи родителей шили костюмы). Но больше всего порадовали младшеклассники, одетые в наряды фруктов и овощей, которые сыграли сказку.

Вторая часть — это фольклор. Здесь мы увидели прекрасные горно-таджикские песни и танцы в исполнении школьных групп «Гунча», «Садбарг». Простенькие белые наряды и яркая вышивка как нельзя лучше гармонировали с окружающим пространством и той духовной аурой, которую девушки создавали вокруг себя. А движения — одно очарования. Было видно, что не один час и не одну каплю пота пролили исполнители на репетициях, готовясь показать свои четкие и размеренные движения, па и пируэты тем, кто приедет на праздник.

Подростки из группы «Нилуфар» продемонстрировали хоровое пение, и тоже вызвали бурю аплодисментов. А вот участники фольклорной группы «Новбахор» исполнили таджикские песни в современной обработке, танцуя, они ритмично стучали деревянными ложками, которые сжимали пальцами одной руки. Учителя и старшеклассницы из группы «Лола» показали, что они знакомы и с узбекским и русским фольклором.

После этого нас повели в школу, где располагался краеведческий музей. Он только начал функционировать и не располагал значительным объемом экспонатов, но то, что уже было, вызывало уважение к директору школы. Она сумела найти старинные платки и одежду (черного цвета мужские халаты — чапаны, светлый женский халат — ялак, паранджа, пояса), обувь (сапоги, именуемые как чукай), что носили еще до революции. Огромное число тканей с узорами — сюзане, изделия ремесла. В числе материальных ценностей — масляные лампады, кувшины, ступы, ложки, тарелки, инструменты и прочая бытовая утварь позапрошлого века. Все это демонстрировалось в полутьме, что создавало у нас особые впечатления. Кстати, как сказала Рахимова, ее ученики обещали принести и то, что часто находят в развалинах городищ и на берегу озера (Чарвак — искусственное озеро, в 60-х годах строители, возведя плотину, затопили много старинных поселков). Кстати, здесь много и «черных археологов», которые находят золотые, медные и серебряные монеты, а также изделия из металла, камня, но сами понимаете, то это все утекает за границу.

- И последнее — гастрономия, — заявила Риски, открывая нам путь в следующее помещение. Мы вошли в комнату и обомлели. Весь длинный стол был забит различными блюдами. Мне даже трудно описать их количество и объем, но мы сразу поняли, что это все не одолеем и за месяц, если даже будет интенсивно двигать челюстями. Слава богу, на помощь призвали старейшин, и мы вместе уселись трапезничать.

Вначале подали молочные блюда — каймак, куртова (это жидкий суп из измельченного курта — сухого творога+зелень). Аромат щекотал ноздри, а язык ощущал вкус соли, молока, трав. Потом принесли семь видов лепешек, изготовленных совершенно различными способами: на масле, на соленной воде, с мясом, с луком, с жиром, с зеленью. Это — тонкие печенные «патыры» и жаренные пластинки «катлама», огромные килограммовые «чам-патыры» с травой и другие, название которых я — увы! — не запомнил. Зато нам обещали показать, как готовят хлебные изделия в национальном доме, чем заметно оживили наши впечатления.

Далее, пошли первые блюда: холодные супы их молока, кукурузы и зелени (название не запомнил). Не успели мы это унямать, как подали «шир-бирич» — горячий молочный суп + рис + топленое масло. На стол подали «тунук» — блины со специями. Каша «Будина» — крахмал из так называемой горной картошки — растения «олги» (название по-таджикски) — была также вкусна, но на него налегала женская половина. Кстати, из этого растения также делают кисель «каудак» (+ чебрец, райхон + кислое молоко) — мы его тоже попробовали. Как заявили жители, они полезны для желудка. Но больше всего полезным для женщин считается «аталла» — жидкая каша, которая подается им после родов, мол, она восстанавливает силы и укрепляет организм. Мужики, сами понимаете, слегка хлебнули, подумав, нууу, вкусно, не все-таки это пища для слабого пола, нам бы поплотнее…

Поплотнее принесли. Были плов по-бричмуллински, сущенные корни растения «ожит», варенья из ревеля («кислячка»), именуемого «ривож», и плодов тута и винограда (они варятся в собственном соку, что выделяется фруктоза, не нужно добавлять сахара) — «шины». Между тем, наша пищеварительная система заполнялась пластами, и мы не чувствовали желания прекратить этот процесс. Не успели мы покончить с вышеуказанными блюдами, как принесли «жахори-ерма-бутка» — полужидкое блюдо из пшеницы + мяса (его томят более 2—3 часов).

У меня в глазах помутнело, когда принесли голубцы из дикого лука «Кук-пиез» и из виноградных листьев с яйцами, блюдо «казан-кабоб» — тушенной козлятины, шашлык из белых грибов, пельмени с мятой, плов по-корейски (добавляют картошку), толченные сушенные яблоки, тутовник, сладкое пшено и еще много-много чего другого, что в мой, например, желудок не вместилось. Я поднял руки и сдался.

- Все, не могу больше, — прошептал я, чувствуя, что мне нужно куда-нибудь завалиться, чтобы переварить все это. Тут подали чай из различных растений, и я освежил горло.

Нам дали передохнуть пару часов. А потом повезли в сторону каньона Кулосья. Именно там показали частный гостевой дом, где старые женщины как в театре подемонстрировали мастерство приготовления лепешек. Они замесили тесто, нарезали на куски, дали форму, намочили ее соленой водой и стали закидывать в «тандыр» — глиняную печь, где уже горели поленья. При этом нам пели различные песни. И среди зелени, журчания реки, на тахте (кровать-площадка, вмещающего большое число людей) нас опять угощали блюдами — самсой (пирожком) из травы «ялпиз», супами и кашей, горным медом, миндалями, косточками. Не понимаю, как это я сумел съесть. Но признаюсь, пузо у меня расползлось, и пришлось даже ремень перестегивать на несколько делений.

Дав возможность отдохнуть на природе, нас повели в другое место — в горы. Туда «Нексия» подняться не могла, поэтому пересели в «УАЗик» и на «Жигули», которых приспособили для горных гонок. За пять минут мы уже были на одной из вершин, откуда представилась красота Чарвакского озера, окружающих гор, зелени и рек.

Гостевой дом был построен в старых традициях — из глины и дерева. Внутри все обшито коврами и сюзане. Маленький столик, «курпачи» (типа матрасов), подушки — и опять угощения — самса из одуванчиков и иных трав, сметана, супы, сладкое…

В этот день мы завалились спать, чувствуя, что желудки в состоянии шока. Такого разнообразия горной кухни они никогда не пробовали. Кстати, нас разместили у брата Риски — дом был ухоженный и аккуратный, хорошие условия для проживания туристов.

Перед тем, как мои глаза сомкнулись, я услышал песню, которую пели девочки. Пели на русском, из классики бардов Никитиных. Про «Золотую Бричмуллу»…

«АЛПАМЫШ» В ЧИМГАНЕ

На следующий день нас повезли в Чимган. Это поселок, расположенный в 40 километрах от Бричмуллы. Дорога была чистой, в частности, оползень убрали, и поэтому мы без проблем доехали до пункта назначения. Нас там тоже ждали.

Хочу заметить, что если Бричмулла — поселок таджикский, то Чимган — казахско-кыргызский. В чем различие? Ну, не только в этническом (таджики — персы, казахи и кыргызы — тюрки, разная языковая группа), но и в образе жизни: таджики — земледельцы, казахи и кыргызы — кочевники. Только здесь есть одна специфика — в Чимгане живут горные этносы, и этим они отличаются от степных, которые проживают на территории Казахстана и Кыргызстана. И поэтому культура здесь несколько иная в сравнении с исторической родиной.

Как бы там ни было, но нас ждал радушный прием. Девушки, одетые в национальные казахские костюмы, пригласили на почетные места. А затем начался концерт. Вначале был школьный сюжет на тему о вредном влиянии человека на природу, и мы заметили, что привлекли к театральной постановке не только старшеклассников, но и детей из первых классов. Были песни и танцы из казахско-кыргызского фольклора, нас пригласили станцевать вместе с участниками (правда, под современный казахский шлягер), что мы сделали с превеликим удовольствием (нужно же место приготовить для следующего угощения!).

Но больше всего нам понравилась постановка «Алпамыша». Это народный эпос о герое, который боролся с несправедливостью, за счастье родных и близких. Трудно сказать, какому этносу конкретно относится Алпамыш (есть определенные споры), но было ясно, что это — кочевник. И поэтому мы с удовольствием смотрели всю игру актеров из числа учеников и учителей.

О боже, как хорошо были подобраны костюмы, атрибутика (даже юрту поставили), кони. Как сказал нам лидер поселка Бахтияр Режепов, было трудно найти старинную одежду, ибо не все семьи сохранили их. Пришлось самим готовить мечи и лук со стрелами. Но самое большое удовольствие мы получили от игры актеров. Особенно старался ученик 11 класса, который играл брата Алпамыша. По легенде, его схватили нукеры (слуги) по приказу бая (феодала) и пытали за то, что он не дал в обиду своих родителей. Среди гостей послышался всхлип: плакали старушки, приглашенные на праздник. Да и мои коллеги сидели с красными глазами. Нужно согласиться: парень играл с чувством и вызвал у нас определенные эмоции.

Но как всегда бывает в сказках, хеппи-энд обеспечен — и радость царит на земле. Мы поблагодарили актеров и выразили надежду, что другим туристам будет не мене интереснее здесь. На этом фольклор закончился. Хотя обещали вечером игру на домбре и песни о вольной казахской жизни (к сожалению, по разным причинам этого не произошло).

Расселили нас в коттедже Бахтияра, домик, кстати, располагался рядом с главной дорогой, и это удобно для подъезжающих на машине. Здесь же было кафе — на втором этаже другого здания, и бассейн, который оказался без воды. Хозяин выразил желание заполнить его, но мы попросили этого не делать, так как было еще холодновато на улице — только позавчера здесь прошел град. Не забывайте, Чимган — это горный поселок.

Как сами понимаете, после фольклора полагается обед. Он по программе путешествия назывался «Ауыл дастарханы». И тут у нас открылось второе дыхание, хотя желудок еще еле-еле переваривал бричмуллинскую пищу. На стол подали казахские блюда. Первым был «жупка» — это тесто, испеченное без масла, + бульон + жареный лук + зелень. Мы его проглотили в один присест. Потом принесли «тарак-оши» — просо, которое сначала варится, а затем… жарится, толчется и смешивается со сметаной или молоком.

Блюдо «жент» — это сушенный творог, который жарят, потом в него добавляют жареное пшено, молотят в ступе, добавляют сливочное масло, катают в шарики. Сами понимаете, были лепешки, курт огромных размеров, и кумыс.

- У казахов-мужчин должно быть три буквы «К», — сказал Бахтияр, который также стал членом Sloe Food. — Это «К» — «кыз» (девушка), второе «К» — кумыс (кобылье молоко), третье «К» — «казы» (конина). Первое не предлагаем, но второе и третье можете попробовать.

Действительно, горный кумыс очень вкусен, и в нем есть некоторая доля природного алкоголя. Может, это из-за трав, которым питаются лошади. А казы подают вместе с блюдом, именуемым «бешбармак». Это бульон с пластинками теста + мясо + лук + зелень. В отличие от степенного «бешбармака», в чимганском преобладали душистые травы. Его едят руками, но мы, не привыкшие к такой простоте, предпочитали орудовать ложками и вилками. Замечу, что это не просто: тесто так и выскальзывало из ложки, и приходилось пластинки протыкать вилками.

Чтобы ускорить процесс пищеварения нам предложили охладительный напиток «боза» (типа пива, с алкоголем до 9%), изготавливается он из просо в теплой воде, дают закваску… идет брожение… Сами понимаете, что становится весело мужику в степи или в горах после этого напитка, так и тянет петь песни и танцевать.

После сытного обеда мы немного отдохнули на тапчанах (типа вышеуказанной «тахты») под деревом, кое-кто из нас покатался на лошади, кто-то походил по окрестностям, фотографируя и беседуя с местными жителями. Спали мы хорошо, мне лично снилась супруга Алпамыша… Уж не знаю, почему…

«БЛАГОУХАЮЩИЕ ЦВЕТЫ ХУМСАНА»

Хумсан нас встретил также приветливо, как и предыдущие поселки. Добавлю, это — узбекское село, и поэтому здесь преобладают несколько иные традиции, чем в Чимгане и Бричмулле. В школе организовали фольклор. Девочки пели песни и танцы, правда, под магнитофон, но это не снимало интереса. Здесь же бродили французские туристы, которые, заслышав музыку, явились сюда как пчелы на мед. Они с интересом наблюдали за представлением школьников под названием «Кашгарская легенда», которую в свое время написал писатель Шараф Рашидов (он же первый секретарь ЦК Компартии Узбекистана), и остлись довольными.

После концерта начался гастрономический период, который, сами понимаете, заканчивался увеличением веса на несколько килограмм. Были предложены блины «юбка», суп «шурпа» (мясо говядины + картошка + морковь + горох + бульон с зеленью), плов по-чимгански (в нем также много трав), салаты из свежих овощей, молочные продукты — сыр, масло и курт. И много-много цветов на столах. Сами хумсанцы называют свой турпродукт «Благоухающие цветы Хумсана». Руководитель СВТ поселка Фарход Акрамов сказал, что для гостей готовы лошади для похода по окрестностям.

После сытного обеда кто откажется растрясти все это в желудке, чтобы ускорить там процесс? И мы покатались два часа. Лошадка мне попалась хорошая, добрая, она не брыкалась, и поэтому приключения прошли без чрезвычайных происшествий. У реки Угам мы немного позагорали (вода там — брррр! — холодная, ведь течет с ледников), и в шесть часов вечера уехали в Ташкент.

Фольклорно-гастрономический тур закончился, оставив у нас приятные воспоминания и впечатления. Мне же пришлось сесть на диету, чтобы вернуть прежний вес. И об этом я пишу для вас, дорогие читатели, если вы захотите поехать в Бостанлыкский район, то знайте об этом…

(22—22 мая 2005 года, Ташкент-Бричмулла-Чимган-Хумсан-Ташкент)

Комментарий автора:Были песни и танцы из казахско-кыргызского фольклора, нас пригласили станцевать вместе с участниками (правда, под современный казахский шлягер), что мы сделали с превеликим удовольствием (нужно же место приготовить для следующего угощения!).

| 01.06.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий