Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Уганда >> Операция Энтеббе 2003 или Зеленый жемчуг на моей ладони


Забронируй отель в Уганде по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Операция Энтеббе 2003 или Зеленый жемчуг на моей ладони

Уганда

Зеленого жемчуга не бывает, скажете вы. А вот и бывает… Черчилль называл эту страну жемчужиной и был прав. Густые джунгли и непролазные дождевые леса, водопады и пороги бурных рек. Здесь из этого водного кипения и бурления, из пены речной, подобно Афродите является миру король африканских рек Нил. Ровно и гордо плещет о берег в этой стране принцесса африканских озер — Виктория . Сверкающие снежные шапки гор. Одни названия приводят к трепету души: Рувензори — лунные горы, Бвинди — непроницаемый лес. Это действительно жемчужина Африки! Зеленая жемчужина — это Уганда …

КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ
 В Ливии, в изгнании умер тиран, людоед, маньяк и просто придурок, бывший правитель Уганды Иди Амин. В связи с этим слово «Уганда» на несколько дней замелькало в новостях, пока дикторы расказывали о маркобесе — диктаторе на экране шли картинки. Эти кадры сразили меня наповал. решение было молнееносным. Надо ехать, смотреть! Тут уже, даже привыкшие к моим закидонам друзья офанарели, предлагали по утрам пить тормозную жидкость с валерьяночкой, чтобы поспокойнее мыслить и столь фееричными идеями не фонтанировать, но вскоре со всей обреченностью поняли идея засела крепко. Решение принято и изменить ничего уже нельзя. Как всегда объявление на сайт http://talka3.narod.ru/ и компания начала подтягиваться.

Конечно, приходилось отвечать на большое количество глупых вопросов особо осторожных граждан. — а как вы туда попретесь со своими синими паспортами, там наверное организованую экскурсию израильского спецназа под названием операция «Энтеббе» еще не забыли … — а это не опасно? (Ну просто дебильный вопрос, откуда я знаю? я сама в первый раз в этом городе…). Стандартный ответ: жизнь, вообще, опасная штука, и всегда с летальным исходом, как ни выкручивайся… Конечно, провоцировать судьбу тоже не стоит особенно, но и тележного скрипа бояться глупо, твоя судьба может застукать тебя и в башнях-близнецах Америки, и в храме Бали , и шуварме в Стамбуле, и стокмане в Хельсинки, и в театре в Москве. Сразу скажу, что к израильтянам там относятся очень хорошо, не понаслышке поняв, что такое терроризм (Армия Христова устраивает там очень кровавые мясорубки). Угандийцы не только простили израильтянам разнесенный аэропорт, который кстати сами израильтяне и строили, а даже превратили его в Мемориал и поставили там андарту памяти жертвам терроризма. А израильтяне им новый аэропорт построили и, вообще, стране активно помогают и правильно. Уж того стоит страна-красавица…

ДЖИНДЖА
Приземлившись в аэропорту города Энтеббе взяли такси и поехали в Кампалу, столицу Уганды. В приют рюкзачников — «бэкпекерс». Там разделились, пока часть ходила покупать большую кастрюлю на всю бригаду, остальные нашли объявление: фирма «Экватор» предлагала рафтинг в Джиндже (65 баксов + подвозка) Класс. То что нужно! Позвонили, договорились, через два часа нас уже везли в Джинджу. Приехали, темень, электричества нет, ни пса не видно, только где-то какой-то шум. Мы завернулись в спальники и немедленно вырубились под это монотонное гудение. Проснувшись утром мы по одному выходили на веранду, говорили «О-ой!» и замирали в восторге. Джинджа — это сотни порогов и рукавов, водоворотов и речушек, образующих Нил. Когда-то Индира Ганди завещала развеять здесь свой пепел. Не промах была старушка… Проблема была в другом, по всем этим водопадикам нам предстояло делать рафтинг. Поверить, что нас сейчас посадят на надувные штуковины и пустят кувыркаться по каскадам и барахтаться в этой стихии мозг отказывался, очень захотелось жить. Инстинкт самосохранения шептал «не делай этого», но отступать было стыдно да и некуда. Нас нарядили в каски и спасательные жилеты, выдали весла, сделали инструктаж и вперед!

Обучили нас команде «даун» — «на пол» и тому, что весло надо держать очень крепко, чтобы ни случилось, даже если выкинет с лодки и окажешься под водой, никуда не пытаться выплыть, а, наоборот, расслабиться и тогда жилет, а заодно и твоя тушка вместе с ним, всплывут на поверхность, а пытаться выплыть бесполезно, т. к. под водой не ориентируешься, и можешь плыть совсем в другую сторону. А когда всплываешь, глаза держать открытыми, чтобы, как только вынырнешь, оценить положение, можно ли глотнуть воздуха или волна водоворота снова накроет. Даже получив все эти  ц. у. было очень страшно! Адреналин хлестал в кровь. Несколько порогов мы все же умудрились пройти весьма успешно, но потом нас все же выкинуло, мало того что я оказалась под рафтом, еще и сидушка от рафта долбанула меня по башке. Я ушла под воду не успев глотнуть воздуха, переждала секундочку и, в надежде, что рафт уже отнесло высунулась снова. На этот раз на голову мне прилетел сначала борт рафта, а потом что-то очень тяжелое, как потом оказалось в процессе дознания, это был гайд, который поймал рафт и запрыгнул на него. Я снова погрузилась в пучину речную. Я попыталась вынырнуть снова и вот тут то я поняла, что у меня серьезная проблема, я попала в водоворот. Все вокруг пенилось белым, запаса кислорода не было совсем, я задыхалась и инстинктивно пыталась выплыть, но гребла в глубину. Честно говоря, я была просто в панике и попрощавшисьсь с жизнью, барахталась пока наконец не сказала себе «стоп! найди в себе силы успокоиться». Вспомнила все указания, перестала грести и делать лишние движения, прекратила судорожные попытки дышать, расслабилась и всплыла. Естественно волны водоворота еще немало поболтали меня и, но главное, что я всплыла. Живая! В сознании! Первое, что я увидела это барахтающегося в воде друга-Борю, без лодки но с крепко зажатым в руках веслом. Молодец! Кремень! Сказали держать весло, он и держит, чтобы ни произошло.

Конечно, все нахлебались по полной программе, когда залезли в лодку, откашливание, хлюпанье и похрюкивание раздавались со всех сторон еще долго. И вот, наконец, пикник: курочка, салатики. «А где попить?» — спрашиваю  я. Тяжелый взгляд грустных глаз. «А ты еще не напилась?». «А-а-а, смешная шутка … кхе-кхе, хлюп-хлюп!» Вообще-то рафтинг это вещь! Это такой впрыск адреналина, что от него пьянеешь. Там же есть серия порогов, которая называется «бед плэйс» — плохое место, т. к. его никто не может пройти. Мои герои решили сделать это и показать всем остальным — русские не сдаются. Гайд сначала сопротивлялся, но потом не устоял под натиском, на это шоу собрался посмотреть весь лагерь, когда пороги были позади, а герои в лодке, лагерь сотрясали свист и вопли приветствия. А гайд сказал: «Вам просто повезло». Ну повезло или нет, а ребята стали звездами базы: английские, немецкие и австралийские девчонки ходили, подмигивали им и спрашивали: «Ой, это вы те русские, которые сегодня прошли бед плейс?» Но вместо того чтобы пожинать плоды своих побед восхищенный гайд утащил их пить виски — дескать, люблю крепко выпить с крепкими мужиками.

Ну-ну… Зря он это затеял… С русскими виски пить, это не на надувной лодочке кататься. Вскоре экстремал терять связь с реальностью и отключаться. Часть ребят повели его погулять, а мы оставшиеся пошли слушать шум водопада и смотреть на сверкающую где-то вдали молнию, молча разрывающую яркой вспышкой черную мглу ночного неба. Вдруг, смотрю по нашей хижине бегает луч фонарика, кто это, думаю рыскает? Кому не спится в ночь глухую? Ждем … На балконе появляется фигура и склоняется над перилами. Пригляделась, смотрю, кто-то глухой ночью зубы принялся чистить. Ну, я и решила пошутить, обползла хибару, по пластунски выскакиваю из под балкона да как завою: «У-у-у-у!». Чистящая зубы фигура пошатнулась и заорала нечеловеческим голосом, но по английски: «Вот из ит, факен щит?!». Отчего уже испугалась я, и с воплями: «И хто это?!» — каждый на своем языке, мы бросились в разные стороны. Еще немного побродив по берегу в задумчивости, размышляя, что это за нерусское созданье, почему-то чистило зубы на нашем балкончике, успокоевшись от пережитого стресса я пошла в комнату. В комнате четыре ряда кроватей по три этажа. Света нет, только свечи. Наши все посапывают на своих коечках.

Я начинаю зашвыривать свои манатки на пустую кровать третьего этажа: мобильник, фотик, сигареты, зажигалку и прочую мелочь, и тут вдруг вспоминаю, что забыла поставить будильник, т. е. нужно снова достать мобильник. В кромешной темноте начинаю шарить по пустующей кровати. Вдруг натыкаюсь на неопознанный, невидимый предмет: «Ой, что это? Там волосы?». «Так, ага, белка пришла… ты смотри, что с тобой виски творит…». Начинаю за волосы тянуть. С кровати стягивается голова, безмолвная. Пересчитала наших. Все на месте. Разбудила одного узнать, не в курсе ли он, чья это там башка там валяется? Оказалось знает, и лежит там не только башка, но и все тело, причем бесчувственное, нашего гида. Он не мог найти дорогу домой и остался спать у нас. Кстати дом его был, точно напротив, в пяти метрах, как потом оказалось. Ну ладно, фиг с ним, пусть спит себе на здоровье. Но мобилу найти все же надо. Пока рылась в складках его тела, пытаясь в кромешной тьме найти маленькую «Нокию», гид лишь сладострастно посапывал. Интересно, что ему снилось? Утром, когда он крыл глаза, первой его фразой было: «Где я?». Что ж, уже хорошо, что не «кто я?». После этого, этот горе-выпивоха носился по лагерю с воплями: «Где моя каска? Я просрал свои мозги!!! Где мой жилет? Мне пора на маршрут!!! Сос! Хелп! Спасите!».

Вообще гид оказался классным мужиком. Он нас познакомил со своим другом австралийцем Дамианом, водителем грузовика. На этом чуде техники мы и продолжили наше путешествие. Конечно, грузовик был чудовищем, 1962 года выпуска списанной из кенийской армии. Стоил он нам 100 баксов в день плюс наш бензин. За эти деньги мы могли бы снять два комфортабельных джипа, но рафтинг и виски спаяли нас в такую крепкую и дружную команду, что нам не хотелось разделяться, даже если для этого надо было поступиться комфортом. Кстати, у этого дела был еще один положительный аспект. Оказалось, что кроме того, что за пребывание в заповедниках надо платить 35 — 45 баксов в день, то еще и 50 баксов в день за въезд машины. И не важно, что это монстр типа нашего или малютка типа ушастого запорожца. Так дружба помогла сократить расходы почти вдвое. Вообще-то я была сильно против того чтобы делать рафтинг в самом начале пути. Опасалась, все-таки, как ни крути экстремальный спорт, опасный и очень травматичный. Малейшая травма в начале путешествия и пострадавший будет мучиться и мучить нас все две недели. Но рафтинг обошелся без серьезных телесных повреждений, хотя меня все таки поймало несколько раз веслом. Один раз стихия и судьба крепко треснула меня веслом по голове, второй раз весло плохо зажатое в руке «стихийного бедствия» ободрало мне руку, но все это, конечно, мелочи и пустяки. Хотя от судьбы не уйдешь. Когда все пошли накрывать на стол, дабы отметить удачное прохождение порогов, Витя пошел отлить, свалился в канаву и вывихнул колено, так что остаток пути его приходилось где тащить, где подсаживать и, конечно, страдал он от этого сильно. вот так, очередное подтвержденье — судьба индейка, жизнь копейка. Эх, был бы пьяный, наверное, даже бы не ушибся.

Кроме крепко спаянной команды рафтинг в начале поездки дал нам еще один положительный эффект — полную утрату брезгливости, когда утром перед рафтингом я пошла чистить зубы водой из-под крана народ охал и ахал, как это опасно. Но после того как нахлебались Нила, так, что он из ушей выливался разговоры о санитарии сошли на нет. Ребятам рафтинг очень понравился. Все были в полном восторге, столько эмоций, столько страстей, да и место шикарное. А какая радуга с утра салютовала победителям! Просто что-то невероятное. Некоторые даже насколько раз предлагали свернуть поездку и вернуться в Джинджу, но демократия это путь к анархии, что в путешествии недопустимо. Так что путем конституционной диктатуры подобные поползновения были категорически подавлены. А с меня получили клятву, что в следующий раз наша поездка будет обязательно на рафтинг. Я и место уже даже присмотрела. В Эфиопии. Там чудный рафтинг есть, на две недели. Сама-то я туда не поеду. Что я дура что ли? Меня там казнят на третий день. Почему? Читайте раздел Эфиопия. И только один неприятный осадок остался у мальчиков от рафтинга. Это зависть… Какое отношение имеет зависть к рафтингу? Да собственно говоря никакого. Просто пока плыли, увидели на берегу ребятишек лет 8—10. Детки глядели на нас и посмеивались. Гена, оглядев с завистью детей ниже талии, и, повспоминав, что там у него ниже пояса, с горечью вымолвил: «интересно, если бы мы им свои писюны показали они бы, вообще, со смеху умерли?». Зависть к анатомическим особенностям угандийских мужчин довлела над сильной половиной нашей компании, поэтому соленые шутки на эту тему проскакивали всю дорогу.

Однажды, после распитого в дороге пива, когда все уже начали спортивную ходьбу на месте, с нетерпением выжидая удобного места, от подлого напитка освободиться, на горизонте появилась заправка, а там объект, с двумя нулями, все шумно завалили в зал с писуарами и удивились. Писуары были установлены примерно на уровне груди мужчины среднего роста. После того как ребята долго и старательно к ним поподпрыгивали раздался недоуменный вопрос: «ну и как эти уроды ими пользуются?» и ответ просветленного и умудренного озарением — «а они „его“ вокруг талии обматывают и потом через плечо свешивают». Эх, и чего злые языки от зависти не напридумывают. Итак, наш гид представил нас нашему водителю Дамиану сказав, что он совершенно не пъет. Отлично! Что может быть лучше, чем совершенно не пъющий водитель-австралиец. Ему же он шепнул на ухо: «Аккуратно. Это бешенные русские. Они меня вчера напоили и напугали, будь осторожен!». Ну, в путь!

ВУЛКАН ЭЛЬГОН И ВОДОПАДЫ СИПИ
Мы едем на границу с Кенией, к потухшему вулкану Эльгон. Хороший парень был наш водитель Демиан, одно плохо — дорог не знал, а карты не имел, поэтому плутали мы с ним где можно и где нельзя. Но благодаря этому посмотрели места, где не ступала нога белого человека. Аборигены видели нашего ревущего монстра и впадали в транс, а мы смотрели на настоящую угандийскую жизнь. Хорошо, что проходимость агрегата была не хуже, чем у самого крутого внедорожника. В конце путешествия мы подарили Демиану карту Уганды, пусть читает пацаненок! Приехали, осмотрели вулкан со всех сторон. Сногсшибательные панорамы и потрясающая природа. Лагерь находился на самом обрыве кратера и с него открывались великолепные виды. Небольшой трек к водопадам через джунгли, внутрь кратера. Вот так она, наверное, и выглядела, Плутония Обручева или затерянный мир Жюля Верна. Один из водопадов запомнился больше остальных, самый большой и самый высокий, поток падает в огромную каменную чашу, глубиной в два человеческих роста, что вызывает завихрения ветра и струй. Если протиснуться к расщелине, то открывается воистину мощное зрелище. Стихия воет как грозные чудовища и беснуется вода, создавая страшный шум. Удержатся на расщелине можно лишь равномерно размазавшись по скользкому камню и уцепившись за валун крепко руками. Мгновенно оказываешься мокрым с головы до ног, от мельчайших капельных облаков, на которые разбивается бурлящая вода. Я была просто заворожена таким буйством природы.

Когда мы шли обратно, в одном месте проводник велел нам пробегать быстро — термитная тропа. Друг-Боря, видимо, бежал недостаточно быстро и термит его укусил. Нет, ну вы посмотрите только на этого муравья, — возмущался Борис. Опасно это или нет мы не знали, так что на всякий случай решили Борю продезинфицировать по возвращению в лагерь. Вернулись мы уже затемно, поужинать в такое время было уже негде, но это было не страшно. Разложили газилки, хлеб, консервы, поставили варить суп. Сервировка, хоть и на земле, зато как в лучших домах Парижа и Лондона. Ребята ныли, что они не ели целый день, у них уже животы сводит, и жадно заглядывали в кастрюлю. Когда суп, наконец-то был готов, разлит по тарелкам и все, в предвкушении, схватились за ложки, с неба полил настоящий тропический ливень. Но оголодавший организм отказывался передать в мозг команду — тарелки отпустить и к эвакуации преступить, пальцы только крепче вцепились в сосуды со столь желанной похлебкой. Вы когда-нибудь видели как в кромешной темноте по джунглям, перескакивая через кочки и лианы, бегут мужчины, нагруженные всякой фигней в поисках укрытия, спасая от ливня провиант и аппаратуру. В руках они держат тарелки и на бегу хлебают ложками суп, причем количество супа в тарелке не уменьшается, он только становиться все жиже и жиже. Это был марш бросок на Оскара. Найдя навес, все продолжили так и не прерванную природным катаклизмом трапезу, а за одно приступили к дезинфекции искусанного Бори.

Борис вновь поведал нам страшную историю о том, что сегодня его укусил муравей. Мы сочувственно повздыхали и хлопнули по маленькой, после еще нескольких маленьких Боря рассказал нам еще раз, как его сегодня ИСКУСАЛ муравей. Накал страстей явно рос. Искусал не укусил, за это можно и по большой, а не по маленькой. После «по большой» Боря поведал нам в подробностях о том, как все это происходило. Сюжет сравнимый лишь с голливудскими триллерами. Безутешный пострадавший рассказал, что днем на него напал муравей и всю ногу ему разодрал!!! Какие страсти-мордасти. Кто-то заботливо отреагировал: «хорошо, в норку не утащил…». Фраза стала хитом и приклеилась к Боре мертвой хваткой. Он слышал ее в той или иной интерпретации по несколько раз в день. Когда в ночном клубе к жертве злобных муравьев подошла здоровенная, шикарная девица негритянка, на голову его выше, в лихо заломленной кепи и вперила в Боречку плотоядный взгляд, перетрусивший Борька робко спросил: «чего она хочет?» — ответ, разумеется был — «а она тебя сейчас в норку утащит», а также «Боря, не тошни на бегемотов, а то они тебя в норку утащат» или «Боря, не дразни марабу, в норку утащит» и прочие вариации.

Через две недели терпение Бори лопнуло, и он заорал — «отвяжитесь от меня со своей норкой!!!», но со времени поездки прошло уже много времени, а злостная «норка» все преследует его. А пока, не подозревающий об этом Борис продолжает убиваться над своей бедой, пить дезинфицирующий виски и вновь и вновь рассказывать о своей леденящей душу трагедии. И тут откуда-то донесся вопль: «Эй! Ай трай ту слип хир» (типа, я тут спать пытаюсь). Мы притихли и только возмущенный крик Бори, выдернутого этой репликой из переживания своего несчастья, разорвал тишину: «Уот, уот, уот?! Ай трай ту дринк хир!» (Что-что-что?! я пытаюсь пить здесь). Сколько горечи, непонятого человека и душевной тоски было в этом отчаянном крике, но так как мы все-таки люди совестливые, дезинфекцию мы стали потихоньку сворачивать, и когда утихомирились, услышали пронзительный крик: «Я ненавижу этот мир». Да-а-а, парниша, депрессия страшная штука… Жизнь она ведь как зебра — полоска черная, полоска белая, полоска черная и … задница.

КАМПАЛА
Из Сипи путь наш лежит в другой конец страны на водопад Марченсон. Говорят Марченсон — это одно из самых неспокойных мест в Уганде. Иногда там бузят повстанцы так, что прежде чем туда ехать надо выяснить каково положение вещей. Интересно как это можно выяснить… на то они и повстанцы, чтобы творить, что в голову взбредет. Кому интересно он передают свой план налета на мирных граждан? Повстанец вещь такая, сегодня есть, а завтра встал и ушел. И наоборот, так что, по-моему, тут лучше на судьбу положиться. Но Марченсон это потом, а пока мы нам предстояло вернуться в Кампалу и там заночевать. О ночной жизни Кампалы мы были наслышаны, поэтому сразу рванули посмотреть столичное казино. Камеры на входе, охранник с металлоискателем, чего они там торчат непонятно, т.к. у каждого из наших ребят было с собой по здоровенному охотничьему ножу, (Африка все-таки, хотя и считается что в Уганде нулевой уровень преступности, но береженого бог бережет).

Хотя все мы были в кроссовках или босоножках, в грязных майках, спортивных штанах и с ножами к нам претензий не было. Претензии были к Сане. Он был одет в камуфляж американского солдата. Уж не знаю, чем не понравилась его военная куртка, но ее попросили снять, когда он чуть приспустил ее, портье сказал: «А-а-ах!», — и щеки его зарделись румянцем, а глаз загорелся страстью. Под армейской курткой была армейская майка, т. е. безрукавка. Увидев обнаженный Санин бицепс и смачный куст из подмышки, портье забегал, позвал управляющего, тот принес Сане пиджак. В камуфляжных штанах, кроссовках, защитного цвета безрукавке и красном пиджаке Санёк смотрелся, мягко говоря, чудаковато. Оглядев себя в зеркало и поймав восторженный взгляд портье, Саня сказал: «Да пошли он в баню, эти гомосеки!» — снял пиджак и пошел на выход, а мне, ну очень хотелось посмотреть как оно там, казино в Кампале, и я заскочила в зал. Казино, как казино. Столы, свечи, зеркала, все как полагается. Одно странно. На меня стали бросаться всякие цветные, с предложением скоротать ночку. Я была просто в шоке. Для Уганды такое панибратское отношение к белым просто верх нереальности. Мне показалось, что я брежу, и я быстренько убралась.

После провала в казино мы отправились на дискотеку — «Олс бар». Миленькое местечко и куча жаждущих ночных приключений девчонок, причем все не проститутки, а именно искательницы приключений на задний бампер. Единственная фраза, выученная мной на угандийском языке фраза это — «айм нот проститут, айм студент», уж очень часто мы ее слышали. Кроме развеселых девок там еще есть столы для бильярда, чтобы эти девки могли демонстрировать свои прелести в, как можно более выигрышном ракурсе, а так же хватать за наиболее интересные части тела игроков. Клеятся девицы чрезвычайно нахально. Если кто-то хотел отделаться от непонравившейся ему липучки, он пытался прикрыться мной как щитом, но местных мамзелей это не останавливало, они бесцеремонно отодвигали меня и продолжали «рукоприкладство». Хотя получалось и наоборот. Одному из наших ребят понравилась довольно симпатичная девица. Он подошел, завел непринужденный разговор, трали-вали и казалось, что дело уже на мази, вдруг девчонка неожиданно спросила: «А белая леди с вами?». Ага, с нами… «Ой, она такая бьютифул!!!», Подкралась ко мне сзади и начала наматывать на свой палец мою прядь волос. Я оглянулась и увидела черную дыру с белыми зубами. От неожиданности у меня приключился шок. «Чёрная леди» начала что-то лепетать, но слушать я ее не стала, размотала локон и пошла к стойке бара, выпить кружечку «валерианки» чтобы успокоиться.

Тем временем, страсти в баре продолжали накаляться. Мамзели терлись о наших ребят всеми частями тела, в умах пошел разброд и шатание. С одной стороны удерживающий факт, что в Африке все-таки СПИД не спит, и тут шутки плохи, а с другой стороны уж очень соблазн велик. И люди по одному начали ломаться. Особо стойкие же, продолжали колебаться (типа и хочется, и колется, и мама не велит). Один из наших бойцов приглядел себе симпатичную девчонку и уже поманил её, и вроде бы девица была всячески «за», но вдруг выдвинула условие: «ты знаешь, я здесь с сестрой, мы всегда все делаем вместе, и факи-факи я тоже буду делать только вместе с ней». Боец посмотрел на сестру и ответил: «Значит, не будешь делать, вообще…». Нет страшных женщин, есть трусливые мужчины…

А вот Вите не повезло. К нему пристала здоровенная, уродливая и очень нахрапистая телка. Слить ее Витюне никак не удавалось, и хитрый Витя выбрал стратегию — он решил ее споить, чего он хотел добиться такой стратегией непонятно, то ли он, коварный, хотел, чтобы она напилась и забылась, то ли сам хотел напиться до состояния, когда она ему покажется красавицей. Результат превзошел все ожидания. Когда мы покидали бар, у входа разыгралась сцена, рядом с которой все мексиканские Марианы, Марии, Кончиты и Хуаниты просто гримасы Еллопуки. Когда она поняла что жертва садится в такси без нее, она вцепилась в дверь машины и начала истошно орать — «Витя! Донт гоу». Витя же, предпринимал отчаянные попытки дверь все-таки захлопнуть. Окончательно озверевший от такого расклада таксист вышел из машины и, упершись ногой в кузов, попытался страстное созданье отодрать от двери. Созданье, хотя и было пьяно в сосиску, все-таки не отдиралось, великое чудо любви придавало силы.

Сильно злой таксист вернулся в кабину и завел машину. В психе, поставив на реверс , а не на передачу вперёд со всей дури рванул с места, очевидно ожидая, что девчонка сама осыпется, но вместо этого был сильно удивлен встретившись с гостеприимным невысоким, но твердым забором бара. В результате этой короткой, но теплой и дружественной встречи, багажник машины был смят в гармонь. Не на шутку взбешенный шофер вышел еще раз и снова предпринял попытку разлучить с дверью настойчивую девицу. Девица продолжала реветь и орать: «Витя, донт гоу» и пыталась пнуть разлучника в пах. Видя эту душераздирающую сцену даже у камней забора выступили слезы (или это была роса, дело шло к рассвету).Ну, в общем, у нас сердце не каменное. Жаль девушку, так убивается. Да и спать уже жуть как хотелось, а кино грозило перерасти в сериал и мы попытались выпихнуть из такси Витю навстречу счастью. Но окончательно испуганный такой бурей страстей Витюша, впился в кресло и выкатываться на встречу любящей никак не хотел. Стало понятно, что катапультировать его можно только вместе с креслом. А на улицы вели бой сила любви и сила гнева. Была явная ничья. Наконец, отчаявшийся водитель сел в машину и поехал. Вскоре девица отстала, но ее крики — «Витя донт гоу», еще долго неслись вслед.

А мы вернулись на базу «Ред чили», где и обосновались, и стали ждать любителей амурных походов. Ребята, у которых кипел разум возбужденный, спать все равно не могли, а чтобы не скучно было, распивали виски, вприкуску с ананасом, за здоровье бойцов, за удачу и прочее. Вообще угандийские девушки ничего, …на любителя. Худенькие, маленькие, стройненькие, с большими бюстами, тоненькими талиями и попами, нереально торчащими. Мы это назвали — «ж… накладная, покроя мама Африка». И он пришёл. Он был явно доволен, рожа его светилась как у кота, который нежданно-негаданно обнаружил себя на молококомбинате в маслобойном цехе. Носители умов, в которых и так проходило брожение, набросились на него с расспросами, как и что. Первая фраза вызвала у всех жуткую зависть, даже у меня (правда, правда). Он сказал, что девчушка повела его в гостиницу и там была такая горячая вода! И хоть залейся! Он так намылся! О, какой везунчик! Что правда, то правда в Уганде с горячей водой серьезная напряжёнка.

Ну, а уж потом, он рассказывал благодарным слушателям, какие они страстные, эти африканки, и горячие, и какие фортеля они вытворяют своей «мамой Африкой». Эти рассказы окончательно деморализовали группу, отчего некоторые напились и сильно проголодались. Голодные стали варить еду. Развели газилку, насыпали полную кастрюлю лапши, лапша начала разбухать и из кастрюли лезть. Ранние птахи лагеря «Ред чили» на рассвете могли наблюдать сюрреалистическую картину — человека, икающего, стукающего пустой пластиковой бутылкой из-под воды по кастрюле из которой лезла лапша, шепчущего «горшочек, не вари!»

ВОДОПАДЫ МАРЧЕНСОН Длинный переезд на нашей колымаге и вот мы к вечеру на территории заповедника «водопад Марченсон», по лагерю разгуливали симпатичные пятнистые косули и дикие кабаны, страшные здоровенные свиньи. На нас эти хрюны особо не реагировали и только Боря вызвал у них интерес, (ну явно любят его животные и по-моему без взаимности, никаких юннатских задатков я не заметила). Огромнный глава свинского семейства поднялся и начал громко фыркать на Борю. Офырканый Борис замер, как вкопанный, и спрашивает у Сани (интересно он что, думал, что Санёк переводчик с свинячьего на человечий?). «Что свинья хочет?» — после неминуемой шутки про норку, Санечка сказал: «Да ладно, он тебя просто пугает». «Ну что ж, тогда это ему удалось, я его действительно боюсь», но кабан интерес к Боре уже утратил, на коленках, он подполз к нашему рюкзаку с провиантом, подцепил его клыком и понесся прочь. Тут уже разъярился Саня, посягнули на святое! С воплями, он бросился догонять хряка. Свинка с визгом носилась по лагерю и мотала головой. Шум и беготня закончились когда довольный хрюн расшвырял всю вылетающую из рюкзака еду и принялся удовлетворенный все это с земли собирать и жрать. Жаждущий мести Саня пытался подкрасться к кабану и совершить акт возмездия — пнуть хрюшу в пятак, но хитрая свинья была совершенно не согласна и ловко уворачивалась.

С утра мы погоняли по территории сафари и надо сказать,что сафари довольно скучное. Ровная как стол поверхность саванны, на другом берегу виднеется Заир. Зверей мало. Мой вам совет, если планируете «Квин Элизабет» не тратьте время на сафари в Мерченсоне. От скуки ребята стали сами садиться за руль нашего зверского агрегата и гонять по территории заповедника. Ветками немногочисленных деревьев умудрились посшибать стойки, которые держали крышу кузова и время от времени кому-нибудь приходилось ее поддерживать, подобно мифическими атлантам, чтобы она не свалилась на бошку. После обеда отправились в круиз на кораблике к водопаду. Конечно, круиз был потрясающий. У берегов, в воде лежали бегемоты, хрюкали и выпускали фонтаны. На берегу лежали крокодилы, шлялись буйволы, бегали слоны, с берега на нас глазели обезьяны. Природа вокруг была восхитительная. То джунгли, то саванны, скалистые обрывы и странные причудливые формы из глины, в глиняных же образованиях какие-то симпатичные птички нарыли свои гнезда, из гнезд доносился милый щебет. И вот мы добрались до водопада, конечно, зрелище грандиозное. Мощный, огромный, широкий Нил падает с высоты в узком ущелье. Но, увы и ах, когда после мы разговаривали с другими путешественниками, мы поняли что сделали идиотскую ошибку. Все туристы в голос твердили, что потрясены водопадом, но не его видом с корабля, а треком к водопаду и его видом сверху. Для этого надо было плыть утренним кораблем, который дает возможность туристам высадиться и вернуться с послеобеденным, а мы вместо этого утром поехали на сафари и только послеобеденным поехали к водопаду. Конечно, это был огорчительнейший промах. Мало того, что сафари слабенькое, так еще из-за него пропустили одну из главных жемчужин Уганды. Ну да ладно, все равно круиз нам очень понравился и в следующий раз, когда я буду на Мерченсон фоллс, обязательно поднимусь…

КИБАЛЕ
Итак мы держим путь в заповедник Кибале. Кибале — это дождевой лес у подножья лунных гор Рувензори. Лес кишит всякими обезьянами и славится шимпанзе. В лагере, в Мерченсон, Демиан познакомился с парочкой австралийцев, которые похвастались, что у них кемпинг около Кибале. Вот к ним-то в гости он нас и решил везти. Почти весь день прошел в тряске по дорогам Уганды (кстати жуткое явление) к вечеру пейзажи за окном, точнее за бортом, окон-то у нашего чудища не было, стали просто восхитительными. Вдалеке, из тумана сверкали снежные шапки Рувензори, узенькая дорожка скользит между двух скальных озер, и мы просто потрясены красотой этих прозрачных сестричек, чем дальше, там лес становился гуще, пот ом дорога и вовсе пропала. Мы поняли Демиан в очередной раз заблудился. Озера пропали, начались болота развернуться негде, дело к вечеру, лес обступил со всех сторон. Ветки деревьев влетали в открытый кузов с разных сторон и зазевавшихся били по лбу. Пригодились навыки рафтинга, при вопле «даун» вся команда падала на пол грузовика и смотрела как по кузову пролетает здоровая дубина, столько экстрима и адреналина в кровь. Забава, видимо, очень понравилась Демиану и он катал и катал нас по темнеющему лесу. Окончательно офонаревшие, мы уже мечтали свалиться где-нибудь в кучу и подрыхать, но доблесный последователь Сусанина продолжал обзорную экскурсию по окрестностям. В очередной раз проплыли чудные скальные озера сестрички, которые почему-то совсем уже не радовали. Проутюжив еще несколько раз подлесок, снова пролетаем мимо озер, которые действуют как красная тряпка на быка.

Стемнело. Дорогу просто не стало видно. Продолжать же стало просто опасно в такой кромешной темноте. Можно было просто промахнуться мимо тропинки и слететь в озеро. Когда, наконец, кемпинг мы нашли, хотелось взять прутик и надрать задницу нашему упрямому лешему, но сил на воспитательную беседу уже не было, и мы быстренько сварганили жаркое и вырубились. Кемпинг был ужасный, без душа и уборной, ночью на наши палатки лил дождь, хотя явным плюсом этой долбанной жемчужины, которую мы так долго разыскивали, было великолепное озеро на которое мы с рассветом все таки успели сбегать. Оплетенные лианами скалы берегов и дым тумана поднимающийся от вод этого, спрятанного от людских глаз чуда природы, влил в нас с утра ощущение утонченной гармонии мироздания. Если бы не этот паршивый кемп мы бы так и не увидели этот бриллиантик, но особо рассиживаться и вздыхать было некогда и мы поспешили в Кибале. На наше огромное везение разверзлись хляби небесные и полил такой дождь, что нам всем пришлось переодеваться, по возвращении в грузовик все были мокрыми до нитки, вплоть до трусов, когда я делала шаг, из моего ботинка взлетал ввысь маленький фантанчик бурой грязной воды.

Во время дождя обезьяны на землю не спускаются, так что мы насладились видом шимпанзячих задниц пролетающих где-то над головами. Зато лес …наверное никогда не перестану восхищаться видом дождевого леса. Все-таки, сколько уникальных чудес сотворила мать природа. Поход в Кибале не был совсем уж бесполезным. Кроме главного — шимпанзе, мы видели там много других приматов разных калибров, пока шли и разглядывали толпы этих верещащих чудиков из за веток высунулась рожа слона. Слон испугался, навалил огромную кучу и бросился бежать. Доблестный проводник сделал тоже самое и бросился в другую сторону, ребята бросились слона догонять, но он был очень шустр и с грацией газели скрылся в кустах, унося свою толстую задницу. Эта удивительная встреча обогатила моих друзей большим объемом полезной информации:

 — слоны бывают лесные
 — лесные слоны много какают
 — лесные слоны быстро бегают

После треков по болотам и лесам промокшие и замерзшие мы двину в Фоот Портал. Почему замерзшие на экваторе? Да потому что, Уганда — это какая-то ненормальная страна. В то время, когда у нас в Израиле, мы страдали от избыточной октябрьской жары, нам было трудно представить, что где-то на экваторе собачий холод, поэтому некоторым пришлось докупать куртки и прочие теплые вещи уже на месте. Мои друзья смотрели на меня грустными глазами и вопрошали: «Ты куда нас привезла? Это по твоему Африка? Где пустынный, выжженный солнцем ландшафт и сухие саванны как в кино? Почему здесь кругом водопады, джунгли, озера и дождевые леса? Почему здесь так холодно, в твоей Африке летом? Тут Кения рукой подать, там жара, а здесь мерзлота». Приходилось отшучиваться старым анекдотом: «вот такое хреновое лето, папа»

ФОРТ ПОРТАЛ
 В темноте, окончательно окоченевших, наш грузовик привез нас в форт Портал. Саня, как самый молодой, делегирован в гостиницу, осмотреться. Выбежав из гостиницы, Саня хватает рюкзак и молча, но очень усердно, начинает тянуть его с борта. Рюкзак не стягивался. Без комментариев, продолжает дергать.

 — Сань, ну чё там? Выгружаемся?
 — Да! Да! 
 — Почем?
 — 35 баксов.
 — А не дороговато?
 — Да вы в номер зайдите, обалдеете!
 — А что там такого классного? — Да там по две розетки в номере!

И столько восторга в глазах одичавших. В такие моменты понимаешь, как мало человеку надо для счастья. и еще явственнее ощущаешь, что иногда просто необходимо бежать от цивилизации, для того чтобы с новой остротой оценить все достижения человеческого разума. Что касается угандийских гостиниц, то это либо шикарные лоджи за 80—100 баксов с человека за ночь, либо дешевые кемпы и базы — общаги, с туалетом и душем вне комнаты и, как правило, с горячей водой напряженка. Вне столицы электричества почти нигде нет, так что с мобильниками и прочей аппаратурой вечная проблема. Когда просматривали видеокассету, отснятую в Уганде, получился фильм о том, как мы посетили три аэропорта, т. е. пока зарядки хватало. Итак — форт Портал.

Второй по размерам город Уганды — цивилизация. Все рванулись окунуться в угандийскую ночную жизнь, правда, большинство, соблазненное большим количеством горячей воды, предпочло вернуться и затеять постирушку. Кстати сказать, угандийская пыль особо стойкая, не отстирывается она ни вручную, ни в машинке, ни «Тайдом», ни хозяйственным мылом. Все угандийские вещи пришлось выкинуть. Как говаривал джентльмен удачи Вася: «Хороший цемент, не отмывается совсем». Итак, пока, ко всем «тетя Ася приехала», и только один презрев санитарный день большой стирки, отправился бороться за дружбу народов. Выбрав на дискотеке борца, точнее борчиху по вкусу, пошел с ней дружить в отель. В отеле эта угандийская Саманта Смит возмутилась: почему в номере еще кто-то спит, а не дружит вместе с ними, растолкала спящего, и начали они бороться за мир во всем мире втроем.

Когда дружба народов нашим любителям экзотики надоела, решили они голубя мира слить, хотя это было нелегко, голубь сопротивлялся и сливаться не собирался. Они что-то врали про менеджера гостиницы, который будет ругаться и т.д. и, в конце концов, голубка оделась и собралась уходить. Денег не просила, а как решить эту заминку нашим романтикам было не понятно. И тут, один из них придумал: «Послушай, мы бы хотели тебе презент сделать». Голубка тут же надулась и выдала коронную угандийскую фразу:
 — айм нот проститют, айм студент
 — да что ты! Мы не это имели в виду, просто ты нам так понравилась, мы так в тебя влюбились, мы хотели бы остаться в твоей памяти, но завтра рано утром мы из города уезжаем, труба зовёт, что бы ты хотела на память о нас? Романтики, блин, лучше бы подумали, чтобы она им не оставила чего-нибудь на долгую память, тоже мне Ромеы (интересно, как имя Ромео во множественном числе?).
 — Ну, тогда бусики
 — А сколько бусики стоят?
 — Пять баксов
 — Ну, возьми десять будет тебе еще на такси.
Счастливый голубь мира выпорхнул в коридор, а Ромео завалились спать, утром мы их ели растолкали. В этот день были запланированы великие дела: переезд в заповедник «Куин Элизабет» и сафари по парку.

ПРИРОДНЫЙ ЗАПОВЕДНИК «КУИН ЭЛИЗАБЕТ»
Один из лучших заповедников Уганды, саванна на фоне снежных шапок Рувензори. По саванне носятся огромные стада различных антилоп, слоны, жирафы, и прочая мелочь. В высокой траве валяются томные львицы. Я уже видела этих цариц зверей в Кении, так же близко, но одно дело, когда ты в Кении, в сафари, в джипе с открывающейся крышей, т.е., чувствуешь себя защищенным, а тут, когда между ними и тобой лишь открытый борт, адреналин в крови просто бурбулирует. К большому количеству животных плюсуются потрясающие пейзажи, потухшие вулканы, озера в кратерах и белые соляные берега, обрамляющие эти озера, а вокруг ходят буйволы и эту соль слизывают. В общем, как говорится, усталые, но довольные дети вернулись домой. Лодж «Куин Элизабет» стоит стандартные 80—100 баксов, да и кемп не дешевый. По кемпу вальяжно прогуливаются дикие кабаны, в мусорках рылись здоровенные марабу и задумчиво ходили бегемоты, только почему-то, размером чуть меньше стандартных среднестатистических бегемотов. То ли несовершеннолетние еще, то ли просто дистрофики.

Некоторых несознательных товарищей весь этот дикий мир, разглядывающий чтобы у нас стырить, совершенно не интересовал. Они разглядывали трусы и лифчики, развешанные под африканским солнцем для просушки, и выбирали желаемый размер, дабы вечером знать в какую палатку забуриться, но их грязным планам не суждено было осуществиться. На вечер, по случаю Дня программиста, была запланирована борьба с малярией. Говорят, что если в тропиках пить колу с виски то малярия и желудочные болезни не прицепятся, не знаю, правда ли это или нет, но мы всегда проводим профилактику и пока, тьфу-тьфу, бог миловал. Когда мы предложили и Демиану полечиться, он отказался, сказав, что пьет только колу (наверное, поэтому за год жизни в Уганде болел малярией три раза).

 В принципе, в ресторан приносить и распивать спиртные напитки запрещено, но так как на каждую бутылку виски мы покупали несколько бутылок колы, хозяйка делала вид, что не видит, а мы делали вид, что не видим, что она видит. Когда все наборолись (набрались?) с малярией, так, что начала биться посуда и, вообще, чуть не разнесли пол ресторана, довольная хозяйка просто сияла счастьем. Она напоминала хозяина салуна в фильме «Человек с бульвара капуцинов». Когда же, самый трезвый, оглядев произведенные в ресторане разрушения и запасы виски, спросил хозяйку — «вы еще не закрываетесь?» она испуганно замотала головой и закричала: «Ой, что вы, гуляйте-гуляйте». Самый трезвый только обречённо выдохнул. Первыми сдались, окончательно спасенные от малярии, программисты. Они буйствовали во мраке ночной саванны и звали Ватсона, а где-то на их рев отзывался слон, трубя в ответ на другом берегу, как гулкое эхо. Наблюдавший с завистью за этим праздником жизни Демиан решился попробовать тоже, причем в процессе попойки количество колы в его стакане уменьшалось, а количество виски стремительно увеличивалось, когда день программиста подошел к логическому завершению, гигантов мысли погрузили в колымагу и вернули в лагерь. (Да, с малярией бороться, это тебе не по клавишам клацать).

Перед сном, я решила погулять по ночной саванне, насладиться ее запахами, запахами и шорохами, а заодно и избавиться от вертолетов, которые шумели в голове и винтами вертели перед глазами. Когда же я вернулась представившаяся мне картина была великолепна своей сюреалистичностью. У костра скакали Гена, Витя и не пьющий Демиан. В одной руке у него была бутылка виски, и он отхлебывал из горла ее содержимое (кстати, жуткая бурда, называется «Бонд 7», другого виски в Уганде нет, есть ром и джин, но они еще хуже, косит этот Бонд безжалостно, но от него нет никакого похмельного синдрома), в другой руке у этого сына австралийского буша было копье, выструганное им из ветвей при помощи мачете. Само мачете было тут же. Буйная тройка прыгала вокруг костра и пыталась метать копья в похрюкивающих где-то кабанов, не простив им поражения в Мэрченсоне. (Ремарка: ни одно животное в эту беспокойную ночь не пострадало). Во-первых, видимо, глаз Демиана-верная рука, друга австралийских аборигенов, был не очень меток. Я думаю, что если бы у него вдруг оказался бумеранг, он был бы более удачлив). Во-вторых, то, что они приняли за хрюканье кабана, было храпом одного из невменяемых программистов, а кабаны в это время безмятежно спали в ямках, в ближайших кустиках и даже не догадывались, как им сегодня повезло.

С рассветом нас разбудили зычные похрюкивания бегемотов. Что может быть лучше, чем просыпаться от такого будильника, и, открыв глаза, видеть пробуждающуюся Африку, рассвет над саванной. Выпив кофейку, вполне очухавшиеся и бодрые программисты плескались под умывальником и чувствовали себя весьма удовлетворительно, и только один продолжал бледнеть и зеленеть. И все из-за вредности, когда в день программиста все его коллеги шокировали богатством своего внутреннего мира фаянсового белого собеседника, он сказал, что не будет этого делать, хотя весь его вид указывал на то, что он уже вполне для этого созрел. Итак, сейчас жертва собственной вредности продолжал страдать от дискомфорта в организме, но мужественно погрузился в кузов, и мы покатили к причалу, чтобы отплыть в недолгий круиз по каналу.

Прогулка была просто потрясающей — дивные пейзажи, рыбацкие деревни, утренние заботы, огромные стаи различных птиц, здоровенные крокодилы, бегемоты, плещущиеся прямо у лодки, и вздымающие ноздрями огромные столбы воды. Я в первый раз увидела в природной среде гипо так близко и просто влюбилась в них. Это потрясающе грациозный зверь, задумчивое и солидное животное, издаваемое им хрюканье мощно и волшебно мелодично. Зауважала я его очень. Особое явление — какающий бегемотик, совершает этот акт он, как правило, в воде, при этом разметывая своим маленьким хвостиком, как пропеллером в радиусе нескольких метров отходы жизнедеятельности организма. Похоже на гигантское приспособление в панковскую игру «веснушки». Нам всем круиз очень понравился и только вредный программист не проявлял к окружающему никакого интереса, а когда суденышко в очередной раз качнулось, натолкнувшись на бошку зазевавшегося гипо, парень не выдержал и, склонившись с борта кораблика, осквернил близлежащего гипо между ушами. Оскверненный гипо даже не повел ни одним из оскверненных ушек, а мы были в шоке, такое жуткое неуважение к такому царственному зверю.

Угандийцы забегали, пытаясь облегчить страдания пассажиру, которого так укачало, а он, совершив свое черное дело, с чувством выполненного долга лег и уснул. Мда-а-а! А с виду приличный человек, профи Паскаля, Бейсика, Алколя. Когда же мы обменивались восторгами по поводу прогулки, проснувшийся диверсант заявил, что ему тоже очень понравилось. Неужели? Нам, конечно, очень повезло с сезоном, несмотря на то, что в Уганде октябрь считается сильно не отпускной порой, иногда было очень холодно, и иногда лил дождь, что мешало, как, например, в Кибале, зато все звери в сафари были с детками. Буйволицы с буйволятами, львицы с львятами, гиппопотамихи с гиппопатамышами, и т.д. что выглядело очень умильно.

После круиза было решено подкрепиться и дуть в Кампалу. Мы решили идти в ресторан, где на кануне происходил «бой Руслана с собственной головой», мне было жутко неловко появляться там вновь, после вчерашнего бенефиса, но мои нахальные спутники, начхав на все мои мольбы, сказали, что все будет нормалек, и поперлись именно туда. Нас встретила хозяйка, все еще подсчитывающая барыши, полученные с нас за беспорядок в ресторане. Разулыбалась, как бабушка, которая встретилась, наконец-то, со своим обалдуем внуком, приехавшим к ней на летние каникулы, и сказала: «Ой, как хорошо, что вы зашли, я тут специально для вас кое-что приготовила, с похмелья нет ничего лучше» и принесла горячие спагетти с острым помидорным соусом и фаршем. Пошло, как дети в школу. Молодец, старушка, просто кудесница. После ее амброзии даже зеленый ненавистник бегемотов оживился и порозовел, и только одному бойцу спагетти не впрок, уж не знаю, были ли виной тому спагетти. По дороге в Кампалу с ним случилось несчастье.

ОСТРОВ БАНДА
Итак, с ним случилось несчастье, «наверно, что-то съел». Сначала он просил остановиться ему на бензоколонках, потом бензоколонки кончились и начались джунгли. Джунгли — это хорошо, но потом началась настоящая проблема, кончились джунгли и начались деревни, без бензоколонок. Сначала страдалец просил остановить ему в кустиках, но кустиков было немного, и он стал просить остановить где-нибудь. Когда он присаживался «где-нибудь», через некоторое время его, сидящего в позе горного орла, окружали любопытные негры и с интересом разглядывали. «О! Музунгу!». Музунгу — это они так белого человека называют. Когда, сделав свое дело, музунгу натягивал штаны и уходил, оставив после себя ворох туалетной бумаги, они заворожено смотрели ему вслед, еще бы, такая удача, увидеть своими глазами какающего музунгу, а потом подбирали бумажки и пристально разглядывали, что за невидаль. Под конец мученик прочуствованно вздохнул: «Ну, разве справедливо? Жрем все всегда вместе, а болеем по одиночке …». Специфика Африки.

Короче, из-за этих задержек и проволочек приехали мы в Кампалу уже ночью. Наша база «Ред чили», ставшая уже почти родной, была вся забита. Нам ничего не оставалась, как поискать другое место, но все везде было занято, наконец, мы все-таки обнаружили свободную гостиницу, очень дорогую. Спрашиваем: «У вас душ в комнатах есть?». «Нет, нету». У меня это вызвало сильное сомнение, ну, не может быть, чтобы в такой дорогой гостинице не было душа, и мы пошли посмотреть комнаты. Апартаменты нас просто шокировали. Мы поблуждали по перегороженным решётчатыми дверьми коридорам и комнатам. «Секьюрити!» (типа безопасность),- гордо сказал портье, видя наше удивление. «Угу! Молодцы!»,- вяло похвалили мы. Наконец, он привел нас в покои, вот тут-то мы и обалдели полностью. Грязь, по стенам лазят пауки, а по кроватям ящерицы, душ, конечно, был, но какой…

Душ и туалет были странного дизайна — дверей там не было совсем. Мы интересуемся, это что, полет дизайнерской мысли, уборная без двери? А он и говорит, как это, нет двери, вот она, и гордо показывает решетку. Ну ладно, у них на входе — безопасность, но здесь то зачем? От кого обороняться? Чтобы из унитаза вдруг не вылез злоумышленник? Долго простояли мы, у этого странного сооружения выдвигая гипотезы о его предназначении и, раздумывая о загадочной угандийской душе. В конце концов, решили, от греха подальше, поставить в «Ред чили» палатки, да и спать в них. Кто знает, вдруг у них по ночам призраки злых сантехников из канализации вылезают. Когда выходили, говорим недоумку с «ресепшена»:

 — ты что набрехал? душ то есть…
 — а он говорит: «нет, душа нет!»
 — — ну, как нет, если мы его своими глазами видели? У нас что миражи? Мужик, ты что, издеваешься, мы сами его видели!
 — это не душ, это ванная!
 — да пошел ты … дегенерат…

А утром мы поехали на острова. Идея отдохнуть на каком-нибудь острове озера Виктория появилась, когда мы поняли, что в гориллятник мы все равно не попадаем. О гориллятнике расскажу чуть позже. А пока, увидев в «Ред чили» объявление, что мистер Доминик приглашает всех желающих отдохнуть на его частном острове Банда, и обещает теплый прием. Ну, Банда, так банда. Мы позвонили мистеру Доминику, он объяснил нам, как добраться и попросил привезти хлеб и молоко.Сделали покупки и поехали на причал.

Свернув с дороги, машина долго виляла по закоулкам и, наконец, остановилась среди полуразрушенных хибар, прибыв к месту назначения. Мы остолбенели, вокруг клубились огромная толпа ободранных черных, жутко подозрительного вида. На ходу они начали наскакивать на нашу машину, лезли в окна и двери. Тут мы первый раз не на шутку перепугались, пытались выпихнуть непрошеных гостей, заперев дверцы и форточки, но их страшные укуренные рожи продолжали размазываться по стеклам, они были похожи на рой любопытных вурдалаков. Вылезать в это жужжащее, лепечущее месиво никому не хотелось. Делегировали одного, он правда пытался этому сопротивляться, пока его выпихивали с машины, цеплялся за двери, для выяснения обстановки и налаживания контактов (а, может быть как жертвоприношение?). Дверь за ним захлопнулась.

Негры его облепили с воплями: «Я капитан!», «нет я капитан!» — и мы всё поняли… Это причал капитанов… Тем временем, наш делегат пытался объяснить этим чертям, что мы гости мистера Доминика. Капитаны долго парили ему мозги, потом отвели какими-то лабиринтами в подвал. В подвале сидела диковинного вида старуха,

 — они говорят вы гости мистера Доминика
 — да
 — тогда езжайте вон с ним, мистер Доминик ждет вас
 — а вы откуда знаете?
 — а он меня предупреждал
 — а что мы должны привезти мистеру Доминику?

Старуха назвала кодовые слова. Наш посланец успокоился и вернулся к причалу, а зря успокоился, т. к. вокруг него, по-прежнему жужжала толпа, и сухонький поджарый мужичок стучал себя в грудь и шептал: «Я крепкий мужчина, айм вери хард мен, я очень крепкий мужик». «Ага, молодец…». «Но я очень крепкий мужчина, я могу показать». «Нет!!! Не надо! Спасибо! Я верю!!!», но мужик уже перешел к действию и полез делегату головой между ног. Ураган мыслей, пронесшийся в тот момент у нашего посланца в голове, он еще два часа описывал. Он просто не увидел, то, что успели увидеть мы через окно машины. Пирса на причале не было. Лодки стояли довольно далеко от берега и желающих плыть до лодок, несли грузчики. Они сажали клиентов себе на шею, потом подкидывали их и забрасывали в лодку. Так что, «сильный мужик» и в мыслях не имел домогаться молодецкого тела, а показывал, какой он Геракл, и какого двухметрового жирафа может легко поднять, посадив на печи.

Страницы: 1 2 Следующая

| 12.04.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий