Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Украина >> Киев >> Три дня в Киеве


Забронируй отель в Киеве по лучшей цене!

Дата заезда Дата отъезда  

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Три дня в Киеве

УкраинаКиев

Москва. Идем на поезд. Начинаю искать страшных ментов, которые, по рассказам, должны через мелкое сито просеивать едущих домой заробитчан с целью массового отъема денег. Нет ни одного — лишь где-то вдали скучают два сержантика. Может, поезд Москва — Киев их не интересует. Едем, ночь, спим, решили не вставать и не одеваться перед таможней. Русские пограничники и таможенники не пришли вообще. Поезд постоял несколько минут и поехал дальше. В Конотопе ранним утром, украинские, конечно, пришли. С большим недовольством посмотрели на нас, лежащих под одеялами, пробормотали типа что-то «как-же вы не подготовились…». Поставили штампики в загранпаспорта (российские побоялись им давать из-за возможности постановки тех же штампиков), оторвали половинки украинских миграционных карточек и были таковы.

Утро, Киев. Город начался как-то сразу, в отличие от Москвы, где долго тянутся пригороды, дома, какие-то конструкции. Мост, Днепр, вокзал. Нас встречал водитель и буквально через десять минут мы были в так называемом «Царском селе», дома которого до боли напоминают новостройки на московских окраинах — даже башенки наверху похожие. Оформились, заплатили, получили ключи от квартиры, водитель показал нам дом, где мы будем жить, оставили вещи у него в машине (он забросил их в квартиру, где еще пока убиралась консьержка) и пошли гулять. Тут же наткнулись на Бессарабский рынок. Внутри бросилось в глаза обилие красной и белой копченой рыбы и черной икры. Почему-то именно ее нам стали активно навязывать. Справедливо рассудив, что покупать российскую икру на Украине как-то незачем и непатриотично, совершили культовую покупку. Символический акт, практически — первой покупкой на Украине стало сало.

Крещатик, утро. Знакомая сталинская архитектура. Чисто, мило. Народу немного, все идут не спеша, словно на променаде. Магазины уже открылись. Зашли в продуктовый — доброго старого образца, где продавщицы работают за стеклянными прилавками, купили бородинского хлебца к салу. Идем дальше — через каждые сто метров попадаются группы подозрительно выглядящих молодых людей, которые пристают к прохожим. Что им было надо, так и осталось загадкой. Майдан Незалежности… Я ожидал всего, но… Не покривлю душой, если скажу, что такого вы не увидите больше нигде. Сочетание сталинского ампира, раззолоченной колонны с античным портиком, полумодерновой бабы наверху с микроскопической головкой и аквариумоподобного задника потрясает воображение. Добавьте еще фонтан и две обрамляющие скульптуры в стиле «динамическая композиция» — и больше добавлять вроде нечего — жизнь удалась. Перешли на другую сторону, прошли мимо ряда столиков, где продаются флажки всех мыслимых стран и государственных образований. Я было хотел купить флажок Берега Слоновой кости, но почему-то передумал. Наверное, столь развитый бизнес говорит о том, что киевляне и гости Киева помешаны на коллекционировании государственной символики разных стран. Иначе это объяснить невозможно.

Подумав, что надо купить чаю, сыра и еще чего-нибудь, зашли еще в один магазин. Он оказался двухуровневым, но с таким же принципом торговли — через прилавок. Купить не удалось ничего. Продавщица в отделе чая, повернувшись спиной, меланхолично перекладывала коробочки с одной полки на другую. Подождав минут пять, пошли вниз за сыром. Там стояла очередь из двух человек. Но, судя по темпу обслуживания и тому глубокомысленному, почти философскому обсуждению качеств того или иного крыжопольского сыра между продавцом и покупателем, мы поняли, что свой кусочек мы заполучим в лучшем случае к обеду, когда диспут закончится. Это не входило в наши планы. В колбасном отделе история повторилась. По поводу продавщиц скажу более: возникло ощущение, что они двигаются, как при замедленной съемке. Когда мы стояли около секции чая и сомнабулическая женщина перекладывала коробочки, мы сначала скромно покашливали… затем жена демостративно громко сказала «какой бы чай выбрать…ау!». Ноль внимания. И это чуть ли не главный гастроном на Крешатике! Когда мы, несолоно хлебавши выходили из магазина, жена проговорила: «В Москве за полчаса перед поездом я успела купить фотопленку, видеопленку, оплатить счет, смотаться за сэндвичами в дорогу, а тут этого времени не хватит, чтобы купить 300 граммов сыра…»

Решили поесть в кафе и пойти в квартиру. Что нас там ждет? Нашли по пути кафе. Называется «Старый Киев». В зале никого. За стойкой никого. Захожу. Из подсобки выходит женщина. Происходит следующий диалог:

 — Скажите, вы открыты?
 — А что, не видно?
 — Так вы открыты?
 — А дверь открыта?
 — Открыта, раз я вошел.
 — Так что еще надо?
 — Так вы открыты или нет?
 — Мужчина, вы меня утомили. Разве не видно, что мы открыты, раз дверь открыта!!!
Ну, с такой логикой не поспоришь!

Поели дешево и сердито солянки, мясо в горшочке, попили пивка, отправились на квартиру. По карте выходило, что кратчайший путь на нашу Шелковичную улицу идет через Лютеранскую. Мы жестоко просчитались — Лютеранская улица подходит скорее для тех, кто всерьез готовится к подъему на Эверест. С высунутыми языками, одолев подъем, находим требуемый дом. Рядом лицей, где, как нам сказал водитель, учится внучка Кучмы. Кругом местные менты, куча дорогих машин. По поводу формы ДАИшников. Очевидно, те, кто утверждал эту форму, в юности были большими поклонниками серии фильмов «Жандарм и …» с Луи Де Финесом. Во всяком случае, форма сильно похожа, особенно цилиндрическими фуражками с козырьками, только синего цвета. Входим в квартиру. Белые стены, арка, как «в лучших домах», оборудованная кухня, в холодильнике напитки и закуски, отличная ванная со стиральной машиной, в комнате музыкальный центр, ТВ, электрокамин, ниши со свечами, миллион выключателей для комбинаций подсветки помещения, огромная кровать, диван. Немного выспренно, но жить очень даже можно. Изучили карту, наметили программу, и пошли в город. Погода изумительная, солнце, тепло, на ярко-синем небе ни тучки. Спустились к Крещатику, перешли его через то ли подземный переход, то ли торговый центр и пошли наверх к Золотым воротам. Специально задержался у ларька, торгующего глянцевыми журналами. Все до единого на русском языке. Забавно: рядом два журнала, совершенно неотличимых на вид. На ценнике одного приписка «Россия» и стоит он гривну дороже. Почесав голову над сей загадкой, пошли дальше.

Забавный памятник Паниковскому. Зачем нам окружающие советовали взять зеркальце и заглянуть ему под ногу, вернее, под подошву, не поняли и оставили эту затею до следующего раза. Посмотрев на так называемые «Золотые ворота», увидели далее по улице, перпендикулярной Владимирской, дом с чуднЫми фигурами. Дом в плачевном состоянии, но все равно очень интересный. Если бы не нудный мужичок с гитарой, который бегал вокруг нас и пел какие-то «тридцатисекундные песни», как он выразился, задержались бы у дома подольше. Поскольку мы эти песни не заказывали, гривна мужику не обломилась. Отметив наличие рядом ирландского бара, решили выпить пива, но не в баре, а на отрытой площадке вокруг фонтана у Золотых ворот. Выбрали «Бiле» — и не промахнулись. Отличное нефильтрованное пиво с легким фруктовым оттенком. В дальнейшем оказалось, что это единственное украинское пиво, которое мне по-настоящему понравилось. … Допили свое пиво, увидели бабушку, которая тут же, в скверике, выгуливала огромного петуха, засняли сие чудо на видео. Одна загадка мучила нас с самого утра: дело в том, что на магазинах и прочих публичных местах, мы видели слово, понять и перевести которое, как не мучились, не могли. Проклятое слово появлялось снова и снова, и в итоге стало просто наваждением, загадкой, которую надо было непременно разъяснить. В конце концов не выдержали и спросили, что означает «цiлодобово»!

Означает «круглосуточно». Теперь разбуди меня ночью, спроси, как по-украински «круглосуточно», выпалю «цилодобово» ни секунды не задумываясь. Далее — по Владимирской, до Софии Пошли неторопливо по Владимирской. Я рассматривал машины. Много иномарок, особенно корейских машин. Просто корейское нашествие какое-то. Обратил внимание на модель КИА, которую я в Москве не встречал — с высоким модным просторным кузовом, красивая модель. Забегая вперед, скажу, что и Хаммер в гражданском исполнении впервые вживую увидел в Киеве, — черный, с именным номером. Весь центр Киева покрыт тротуарной плиткой. На мой взгляд, ее даже чересчур много. Закралось подозрение, что какой-то родственник (уж не жена ли, по аналогии с Москвой?) мэра владеет производством тротуарной плитки и булыжника. Много тщательно и с любовью отреставрированных зданий: то, что нужно побелено, то, что нужно — позолочено. Чисто, аккуратно, и в сочетании с обильной зеленью это производит очень приятное, если не сказать более, впечатление. Старая архитектура часто до боли напоминает московскую, но, наверное, это и не удивительно: создавалось примерно в одно и тоже время, в одном и том же господствующем тогда стиле, а может, и одними и теми же архитекторами. В отличие от Москвы, в Киеве все более концентрировано, сжато, расположено близко друг к другу, не разрезано гигантскими проспектами. Постоянно возникало чувство, что я в какой-то «маленькой Москве», аура, внутренний дух городов очень схож, в отличие от Питера, с его гнетущей, холодной аурой.

Жена сказала: «Если в будущем выбирать, куда съездить на выходные, в Питер или Киев, я обеими руками за Киев». Сразу скажу, что видели мы только центр города, да и то только часть и судить можем только по увиденному. Дошли до площади с памятником Хмельницкому. Вход к Софии. Платный турникет, как в метро — и вы внутри комплекса. Первое впечатление — сверкающие купола и …пустота, в поле зрения видны два-три человека. У трапезной бабушка-смотрительница кормит кошку. Одиноко сидящий бандурист в соломенной шляпе и вышиванке при нашем приближении всрепенулся, затянул что-то жалостливое, но, поняв, что мы особого интереса не выказываем, тут же замолк… В Питере прошлым летом, в Петропавловской крепости, гораздо менее старинной да, и менее интересной — тысячи иностранцев, гудящие толпы, часовые очереди на вход… В Новгородском Кремле- почти та же картина, а здесь… Чего не хватает? Рекламы, продвижения, подачи? Киев не достаточно оценен как туристическое место, на мой взгляд. Вернемся к Софийскому комплексу. Общее впечатление: весь этот ландшафтный дизайн, дорожечки — булыжнички, вся эта идеальность, блеск, вылизанность всего и вся напрочь убила ощущение древности памятника. Абсолютное впечатление, что ты посреди дорогостоящей декорации. Не спасают искусственные обнажения старой кладки, выполненные столь нарочито, что тоже выглядят искусственно.

Ощущение древности приходит только внутри. Уникальные светские фрески, граффити, у которых я стоял полчаса — и за это время мимо прошла всего одна маленькая группа украинских туристов. Экскурсовод почему-то обратился ко мне по-английски, спросив, не нужна ли нам частная экскурсия. Обошли и посмотрели внутри все. Не знаю, почему-то запал в душу маленький штрих — вырезанные автографы на деревянных поручнях второго уровня, датированные 1901 × 1905 годами. Саркофаг Ярослава Мудрого поставлен как-то неудобно — видна маленькая его часть. Кстати, дополнительные 50 гривен за право видеосъемки внутри показались чрезмерной суммой и мы по хамски снимали нелегально. Обойдя все вокруг еще раз, и отправились в сторону Андреевского спуска. На колокольню при входе-выходе не пошли — ноги уже гудели так… День уже клонился к закату.

Зашли в сквер перед музеем, осмотрели многочисленных каменных баб, фундамент Десятинной церкви, прошли вдаль, к крутому склону, откуда виден абсолютно девственный поросший кустарником и испещренный тропинками холм, расположенный неподалеку. Кроме парочки, сидевшей на его склоне и ретрансляционной вышки, на нем ничего не было. Пошли вниз по Андреевскому, начались сувенирные ряды. По мере того, как я рассматривал товар на развалах, все более и более крепло недоумение. А что тут собственно украинского, где украинские сувениры? Что увезти на память? Советские флаги, футболки с надписью СССР, огромное количество матрешек, росписей под Палех, Жостово, Хохлому (вот тут может и слышится в названии нечто намекающее на Украину..), янтарь… Если не считать карикатурных глиняных казаков-пепельниц и редких рушников,… пожалуй, и нету более ничего… Завернули к памятнику «За двумя зайцами». Кстати, мода ставить памятники литературным героям с лицами киноактеров …ну не знаю, на мой взгляд, странная, хотя и милая. Миновали храм работы Растрелли, пошли вниз по спуску. Опять возникло ощущение декорации, которая, впрочем, еще достраивается, доделывается. Опять почти никого народу, если не считать торговцев. Так и ждешь, что сейчас выйдет режиссер, закричит: «Приготовились! Камера! Мотор!» и выйдут статисты, задвигаются люди в старинных костюмах. Постояли перед домом Булгакова, я плюнул в омерзительную вывеску ресторана рядом, изображающую кота Бегемота (как не облили краской булгакоманы?).

Пошли к метро «Контрактовая площадь». Миновали забавный памятник: человек, но явно не Самсон, разрывающий пасть льва. Далее начался какой совершенно хаотичный, дикий базар. От чистоты не осталось и следа — грязь, ветер носит какие ошметки и обрывки. Чем торгуют, по причине сумерек, осталось загадкой, но, по-моему, буквально всем. Совершенно случайно нашли вход в метро, (вход не имел никаких опознавательных знаков) через подземный переход — продолжение базара попадаем в киевское метро. Первый раз в киевском метро. Оно, как кажется, заслуживает отдельного рассказа. Итак, киевское метро. Обобщенное впечатление от всех поездок в нем за время пребывания. Считайте это за лирическое отступление. В центре станции очень глубокие. Конечно, это зависит от киевского рельефа, так как центр расположен на возвышенностях, а метро не может особенно нырять или подниматься по горизонтали. Наверное, по причине глубокого залегания станций появился и двухуровневый эскалатор — сначала один, затем площадка, затем еще один, более короткий, уже на поверхность. Думаю, это потому, что максимальная длина эскалатора ограничена некими техническими причинами. В Москве такой принцип я припоминаю только на станции метро, …правильно — Киевская! На первый взгляд, метро в Киеве копия московского, или наоборот, как угодно — например, те же с детства знакомые плафоны освещения между эскалаторами со стилизацией орнамента под листья и цветки лотоса, какие можно еще видеть, например, на Белорусской.

Но сами залы станций метро (еще раз оговорюсь, что видел только центральные станции) очень маленькие и достаточно низкие. Наверно, это опять связано с глубиной — строители старались минимализировать огромное давление сверху. Но в сочетании с тусклым освещением это создает несколько клаустрофобические настроения. В залах висят плазменные панели, где демонстрируются красивые пейзажи, водопады и так далее… Может быть, это сделано по совету психологов, чтобы эти клаустрофобические чувства снизить, а может, в другое время на них показывается реклама. Народ движется неторопливо, медленной массой. На эскалаторе стоят с двух сторон, заполняя всю ленту. Вагоны старые, также тускло освещенные лампами накаливания, с желтыми панелями с мелким рельефом, какие в Москве еще можно встретить иногда на Сокольнической линии. В вагонах много хаотично наклеенной рекламы. Особенно поразило, что вагоны переполнены, забиты в любое время — вечный, непрекращающийся час пик, даже перед самым закрытием метро, которое заканчивает работу сразу после полуночи. Не представляю, как люди могут войти в вагон, найти свободное место и сесть — наверное, только на конечных станциях. Это сильно напрягало, в особенности в сочетании с некоторыми особенностями поведения. Я всегда думал, что по уровню невнимания людей друг к другу московское метро впереди планеты всей — развалится на скамейке, перекрыв ногами проход в вагоне, толкнуть и не извинится, начать входить в вагон, не дождавшись пока все выйдут… В Киеве впечатление такое: на вопрос «Извините, вы на следующей выходите?» не отвечают или оборачиваются и смотрят на тебя как-то неодобрительно и странно. Посторониться при этом не делается никаких попыток, стоит монолитная живая стена. Приходится буквально продираться к выходу.

 В порядке вещей поставить гору баулов прямо у двери, полностью перекрыв вход-выход и не чувствовать при этом никаких угрызений совести — если вы ждете, что хозяева вынесут вещи, чтобы вы вышли — глубоко ошибаетесь. Два раза мы с женой буквально штурмовали огромные мешки и рюкзаки и оба раза на нас кричали, вместо того, чтобы хотя бы попытаться отодвинуть вещи. Чтобы со всем этим бороться, мы стали использовать такую тактику: заходили в вагон последними, чтобы оказаться у самой двери, на следующей выходили, пропускали всех и снова заходили последними. Лучше быть прижатым к двери, чем оказаться в центре вагона, как в мышеловке. Вообще, как ни странно, ощущения хаоса больше, чем в Москве. В метро есть также возможность посмотреть киевский народ в его концентрации. Главное впечатление — одет народ значительно хуже, беднее, унылее, чем в Москве. Практически только темные тона, и эта серость, в сочетании с тусклым светом, честно говоря, производит нерадужное впечатление. Почему-то на поверхности ощущение несколько иное, словно в метро ездят и наверху ходят разные люди. Да, еще несколько слов о метро. Такой штрих: на стенах станций висят расписания движения поездов после одиннадцати часов вечера, поскольку интервалы значительно снижаются. Ну, хватит о метро.

Вышли на Арсенальной, По сравнению с московской феерией света, как-то тоскливо. Народу никого, темно, куда идти, непонятно… Встретилась компания суровых мужчин в строгих костюмах, мы их спросили, как пройти до Шелковичной. — А где это? — спросили нас.
 — Ну… там, где администрация Президента…
 — Запомните, администрация Президента на Банковой! — рявкнули на нас командирским басом.
 — Ну, это параллельная улица… — я аж оробел.

Тогда смилостивились, махнули рукой — вперед мол. Пройдя минут десять, поняли, что в темноте и, не зная местности, будем искать до утра. Слава Богу, тут же нашелся частник, который довез до дома. Рухнули на кровать, заснув еще до того, как головы коснулись подушки. Суббота, утро. На этот день был намечен поход в Лавру. Позавтракали, изучили карту и, наметив визуально ближайшую станцию метро, отправились в путь. Вышли на станции Днипро. Незнание киевской топонимики опять сыграло с нами злую шутку. Может быть, по карте эта станция и ближайшая, но в реальности это оказалось совершенно не так. Купола Лавры сверкали высоко наверху, за стеной растущих на склоне деревьев. Но когда мы искали легких путей? Постояв на открытой площадке станции и полюбовавшись видом реки с плавающими яхтами, решили все же попробовать подняться отсюда, от набережной. Начали медленно забираться вверх по дороге, дошли до перехода, от которого шла мощеная дорожка до нижнего входа в Лавру. И вот мы на территории, которая круто забирается вверх. С остановками и передышками дошли до храма, где располагаются ближние пещеры.

Пещеры очень тесные и узкие, конечно, в них захватывает дух. Но, как мне показалось — экскурсии в них — вещь совершенно излишняя и ненужная. Там надо неторопливо пройтись с горящей свечкой, и когда мимо тебя табуном, прижимаясь к стене, проносится группа туристов, которые просто отрабатывают очередной пункт программы, становится как-то не по себе Вышли из храма и увидели следующую сцену: приехал какой-то местный богатей на джипе с охраной в наушниках на двух машинах попроще. Его подобострастно встречал какой-то худосочный батюшка. Грехи прибыл отмаливать, что ли? На верхнюю площадку Лавры еще подъем… Интересно, сколько альпинистов среди киевлян? По моему, они внутренне готовы к этому спорту с детства. Сама территория Лавры очень красива, опять все отреставрировано с иголочки, и опять, как это ни жалко, из-за этого возникло ощущение декорации, из-за этой «идеальности». На верхней площадке пристали дети-попрошайки, которые настойчиво требовали милостыню на нескольких языках. Надо сказать, что это первый и последний случай за все пребывание в Киеве, когда мы встретили попрошаек. Решили сходить в музей-сокровишницу, где выставлено в основном скифское золото. Великолепное, изумительное собрание! Царская диадема (наверное, она называется по другому, ведь это нагрудное украшение) — вообще что-то невероятное.

Но как эта красота подана! Коллекция мирового значения подается словно малозначащее собрание в провинциальном этнографическом музее — скучающие бабки смотрительницы на лавочке у входа, теснота, почти никакой охраны, скрипящие прогибающиеся полы, отчего экспонаты трясутся в обшарпанных витринах, скученность самих экспонатов в залах… Забавный эпизод. В вестибюле музея подходящему народу предлагают подождать, и, когда накапливается достаточное количество, появляется экскурсовод. Экскурсовод спросил, на каком языке (мове) проводить экскурсию, «украинскою чи российскою?». Народ дружно загалдел «российскою, российскою!». Девушку — экскурсовода выбор явно не расстроил. Солнце уже клонилось к закату — незаметно для себя мы уже провели в Лавре почти половину дня. Вышли из ворот, обошли вокруг храма, где похоронен «киевский князь Юрий Долгорукий» (так гласит табличка при входе). Я и не знал, что он похоронен в Киеве. Храм был закрыт. Дворами мы вышли на улицу, свернули направо, на склон крутого днепровского берега, превращенного в большой ухоженный парк. Народ массово прогуливался, фланировал, явно наслаждаясь отличной погодой. С площадок открывались замечательные виды на реку и другой берег. Стоя на одной из площадок, обратили внимание на суету, происходящую внизу: там бегали взад-вперед невеста, жених и мужик с видеокамерой Самсунг. Происходила съемка высокохудожественного фильма о свадьбе. На площадке наверху вместе снами находились родственники брачующихся, которые подбадривали их криками. Мы достали свою камеру и сняли свой фильм о том, как снимают фильм.

Сначала «режиссер» заставлял жениха и невесту разгоняться, бежать, что есть мочи навстречу друг другу, кидаться в объятия, при этом жених должен подхватывать невесту на руки и кружиться с ней. Первый раз жених упал, второй раз все вроде было нормально, но только третий дубль удовлетворил «режиссера». Потом невеста начала карабкаться по склону, почти до самого верху, а жених остался внизу. Мужик с камерой начал показывать, что невеста на склоне должна кружиться вокруг своей оси, при этом по-лебединому взмахивая руками. Жених при этом сложил ладони лодочкой и вытянул руки перед собой, на линии между камерой и невестой.. По замыслу «режиссера», ракурс при этом был выстроен таким образом, что при съемке казалось, что маленькая невеста, словно дюймовочка, кружится в руках жениха. Вообще это место популярно для свадеб. Рядом находится обелиск, посвященный неизвестному солдату. По стройным шеренгам пустых бутылок из-под шампанского, выстроенным на гранитных парапетах, было понятно, что с утра свадеб побывало тут немало. Пора было подумать и о хлебе насущном. По улице дошли до смешной гостиницы, напоминающей гриб, в архитектурном стиле 60—70-х годов и на открытой веранде рядом с ней немного перекусили. Взяли любимое Бiле, по сэндвичу, стали думать, где поужинать как следует.

О киевских ресторанах мы знали мало, куда идти, имели небольшое представление. У нас была визитка ресторана Первак, который нам настоятельно рекомендовали в фирме, которая нас принимала. По карте выходило, что он недалеко от Бессарабской площади. Как раз рядом была остановка, где останавливался автобус (по-моему, № 20), который шел как раз туда. Уже в автобусе выяснилось, что именно сегодня он туда и не идет, поскольку Крещатик перекрыт для движения. Выскочили из автобуса, и оказалось, что мы недалеко от «дома». Места проехали знакомые — где-то тут ночью мы вчера и бродили. Сверху из парка по ступеням спускалась женщина, которая вела на поводке здоровущего кота сиамской породы. На шее кота была повязана желто-голубая косынка. Кот шел величаво, значительно поглядывая на окружающее. Сняли «национального» кота на фото. Женщина увидела, что мы их снимаем, приосанилась и гордо сказала: «Это кот! Это Мурзик!». Зигзагами спустившись вниз, по заполненному народу Крещатику мы попали на площадь и через переход — торговый центр вышли к ресторану.

Зашли, посмотрели внутри. Как-то он нам не приглянулся — то ли слишком пафосен, то ли еще чем-то… Решили поискать место для ужина где ни будь еще. Пошли по близлежащей улице, высматривая, где можно поесть. В самом конце чем-то приглянулась вывеска корчмы «У Сени и Гоги». Очень остроумная игра слов — ведь рядом находится синагога. Может мы из-за этого стеба в названии и зашли в заведение. Внутри очень мило, в этаком сельском стиле.Плетни, подсолнухи, чучела петухов, деревенская утварь. В Москве совершенно идентичный антураж имеют рестораны сети «Елки-Палки». Но сходство чисто внешнее — если «Елки-Палки» это, прежде всего, «телега», на которую так падки иностранцы, с ее многочисленными закусками, горячей картошечкой и прочим, и только во вторую очередь блюда по меню, то «У Сени и Гоги» — полноценный ресторан. Отличное, быстрое, внимательное обслуживание, очень вкусная, по-домашнему, с любовью приготовленная еда. Я не мог устоять перед наливками да настойками. Прекрасные салаты, домашняя буженина, фирменное мясо на второе — нам все очень понравилось. Без проблем расплатились карточкой плюс наличные на чай.

Вообще же, как мне кажется, ресторанный бизнес в Киеве пока мало развит, во всяком случае, визуально обилие достойных точек не наблюдается. Не знаю, что с концептуальными заведениями, типа «У Сени и Гоги», много ли их. Ведь некий концепт заведения на самом деле не означает их дороговизну. На улице уже стемнело. Зашли в фирменный магазин спиртного. Я все высматривал какую-нибудь сувенирную керамическую бутылку, чтобы увезти с собой. Раньше попадались все какие-то казаки да дивчины, а тут я увидел штуку, от которой отказаться и не купить которую было просто нельзя. Представьте себе длинный, толстый, изогнутый огурец, который вертикально стоит, а внизу расположены два помидора. В целом композиция представляет собой ну, вы понимаете что… Сверху на, огурце, кокетливая шляпка. Продавщица даже немного покраснела, когда это чудо дизайна упаковывала. Вышли на Крещатик. А на Крещатике, освещенном желтым светом, шла массовая гульба. Толпы народа буквально заполонили все видимое пространство… Сколько хватало глаз, бродил, сидел на многочисленных скамейках народ… Стайками шныряют стриженые подростки, все пьяненькие. Почти у каждого в руке — бутылка пива.

 В пиве недостатка нет — буквально через каждые несколько метров стоит лоток со всевозможными бутылками. Хочешь разливного — пожалуйста, прямо в ларьке, которых тоже много, тебе нальют. На проезжей части люди толпятся вокруг самодеятельных музыкантов. Там же стоит какой-то барьер, огораживающий круг, типа манежа, только там ничего не происходит. Иногда толпы образуются и рассасываются вообще без видимых причин. Есть во всем этом какая-то южная нега, неторопливость, променадность. Вообще киевский народ производит приятное впечатление. Стильно выглядящих хватает. Странно, экстремально выглядящих личностей в пирсингах, косичках, ирокезах и прочей лабуде, каких много в Москве, тут я, считай, не видел. Через метро Крещатик, через вестибюль вышли на его верхний выход. По ставшему уже привычному пути, через Банковую, пошли «домой». Около дома с химерами группа молодежи отчаянно лезла на улицу через забор. Стоявшие рядом милиционеры в уже привычной синей форме лениво за этим наблюдали. Золото, а не милиция! Абсолютно индифферентная, ни во что не вмешивающаяся, документы у приезжих не проверяющая! Нам бы такую милицию! «Дома» включили телевизор. Всего он показывал около семи каналов, все местные. В аннотации же к квартире было сказано, что там каналов множество, включая российские.

Когда я позвонил в офис и спросил, где обещанное, сказали, что во всем этом районе отрубили кабельное ТВ, а тарелку им пока не дают ставить, так как дом, якобы «правительственный» Вообще украинское ТВ производит странное впечатление. Я так и не понял, на каком языке оно вообще говорит. То как-то по всем каналам говорили по-украински, в другое время почти везде — по-русски. У меня возникло ощущение, что выбор языка странным образом зависит от времени суток. Когда-то давно у нас шла программа «Любовь с первого взгляда». Теперь я увидел ее аналог на Украине. Причем девушка- ведущая говорила исключительно по-украински, а лысый мужик-ведущий исключительно по-русски. Участники — все по-русски, в том числе и отвечая на вопросы, заданные ведущей. Забавно. Где-то около одиннадцати, перещелкивая каналы, я удивлением увидел на одном из них довольно откровенную эротику, типа Пентхауз-видео. Наверное, украинские дети дружно ложатся спать в 10 вечера.

На другом канале какой-то киновед долго и нудно рассказывал что-то об американском кино, его традициях и прочей фигне. Стало интересно, чем все это кончится. Оказалось, что это была этакая «прелюдия» к комедии «Очень страшное кино-2» Украинский дубляж довольно откровенный. Да простят меня украинцы, в некоторых местах мы просто покатывались с хохоту, но не от фильма, а от перевода. Особенно запомнились такие перлы: «поцелуй мэне у яйцы», и рефрен «трахны мэнэ, трахны мэнэ!» По утрам на главных каналах идут какие-то тупые концерты. С ужасом обнаружил, что украинская попса еще «попсовей» нашей! Особенно запомнилась группа то ли «Толстяки», то ли «Толстячки»… Трое одутловатых парней в необъятных комбинезонах на подтяжках долго прыгали по сцене и чего-то беспомощно пищали. На следующий день решили побездельничать, да и поезд вечером… Отвезли вещи на вокзал. Погуляли, посидели в разных кафешках, спустились на фуникулере к пристани, поплавали на теплоходе. На теплоходе оглушительно играла русская попса, а народ был поголовно пьян.

Вокзал в Киеве чистый, современный и удобный. Произошел забавный случай. Хочу купить минералки, захожу в магазинчик на 1 перроне. Вижу в холодильнике Акву 2 литра… Дайте, говорю.
 — Как-же, отвечает продавец, — — она же в холодильнике!
 — вот поэтому и дайте…
 — ну как же, возьмите другую!
 — Я хочу холодную!
 — ну зачем вам холодная?
 — Давайте!
С неохотой дает.

Девушка за мной просит жевачку без сахара.
Продавец:
 — А я почем знаю, какая без сахара? Я ее не жую!
Ну да ладно… Поезд тронулся, зиграл какой-то марш… Граница, никаких проблем с таможней… Ну и здравствуй, Родина.

Автор Олег

| 19.05.2004 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий