Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Украина >> Крымские Зарисовки (папка вторая)


Забронируй отель в Украине по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Крымские Зарисовки (папка вторая)

Украина

Зарисовка девятая
Сплошной ряд столиков с фруктами, вином, орешками, рыбой. Из многочисленных кафе несутся последние хиты «Фабрики Звезд». Мы гуляем по центральным улочкам поселка Рыбачье.

День выдался спокойный, мы решили отдохнуть от экскурсий и провели его в Рыбачьем. Для начала, мы решили ознакомится с местными рынками. На центральном рынке продавцы — всё сплошь татары — непрерывно зазывают: «подходи, попробуй, поговорим». На маленьких импровизированных рынках торгуют в основном славяне.
Цены на фрукты ниже московских, но не так значительно, как ожидалось от юга. И снова много вина. Прямо на улице стоят столики с полторалитровыми пластиковыми бутылками. Продавцы активно приглашают попробовать стаканчик. Мы, естественно, не отказываем себе в удовольствии снять несколько проб. Вино, прямо скажем, разное — разбавленное заводское — известных марок, и домашнее — из винограда неизвестного сорта.
Ещё замечаем много очагов семейного бизнеса. В кафе работают родители и дети, братья и сестры, тети и дяди. На углу центральных улиц открыта минипекарня — тоже семейный бизнес. Мама с бабушкой пекут пироги, папа с дочерью продают свежую выпечку.
Доходим до местного развлекательного центра — навеса под которым стоят ряды игровых автоматов. Развлечения стандартные — однорукие бандиты и компьютерные игры, игра «поймай игрушку краном», а также мини-баскетбол, и настольный хоккей. Не тот, что с хоккеистами, а тот, что с большой шайбой на гладкой магнитной поверхности.
Мы немного поиграли и в баскетбол, и в хоккей, после чего зашли еще в одно кафе, где стоял стол для игры в пул. Кстати, эта игра оказалась не очень популярной среди местных курортников. Столы практически всегда были свободны. И лишь мы, проходя мимо, часто заходили погонять партию, другую, на зеленом сукне.
Еще, по дороге, мы заходили на территории санаториев Рыбачьего. Ну что сказать, внутри попахивает совком и санитарщиной. Лучший санаторий — Кулон (КБ Сухого), но и там все мало изменилось с советских времен.

Зарисовка десятая
Тусклый свет, холодный металл поручней лестницы, влажные стены. Мы спускаемся по каменному тоннелю в Мраморные пещеры.

 В пещеры мы поехали втроем — Леша, Оксана и я. Наш путь начался от санатория «Рыбачье», далее мы пополнили нашу группу в Малореченском и Солнечногорске и, на стареньком ЛАЗе, попыхтели в горы.
На Симферопольской трассе подобрали гида. Он сразу взялся за микрофон, но лучше бы он этого не делал. Его язык был просто ужасен. Он так и сыпал архаизмами-диалектизмами типа «Соберётеся», «Подыметеся» и словами паразитами, например, назидательным «Чтоб вы знали!». При этом, являясь большим любителем ботаники, он не уставал всю дорогу нам рассказывать об особенностях произрастания редких видов крымских растений.
С трассы мы свернули в горы, в сторону селения Мраморное, за которым начинался Крымский заповедник. Поднимая клубы пыли и постоянно взбираясь в гору, мы проследовали через весьма приятный лесочек с дикими грушами, черешнями, яблонями, а также буками, дубами и соснами. И конечно, про все эти растения, их уникальность и ценность, мы узнали от нашего «зеленого» гида.
По пути мы обогнали пару Икарусов с туристами. Наш Львовский дизель прет как танк, медленно, но верно, а они буксуют на подъемах. Поднявшись на плато, автобус повернул к недавно открытым для туристов пещерам Эмир-Баяр.
Уже после остановки и выгрузки, часть женщин из нашего автобуса вдруг подняла скандал — при заказе поездки были обещаны «мраморные» пещеры, а не какой-то там Эмир-Баяр. Гид прямо вскипел от возмущения, мол, какая разница, тут тоже хорошие пещеры, и народу никого нет почти. Но, в итоге, был вынужден пригласить всех обратно в автобус, хотя мне лично показалось, что обратно в автобус сели все-таки не все, кто-то уже успел уйти в пещеры. По дороге до «мраморных» пещер, гид, наконец, пересчитал людей, но к тому времени нескольких человек из группы уже точно с нами не было.
Перед Мраморными пещерами образовалась небольшая очередь из групп, минут на десять-пятнадцать. Дождавшись своей очереди, мы начинаем спуск вниз, предварительно одев прихваченные с собой куртки.
Проводник по пещерам нам достался веселый, эдакий шутник-самоучка. Когда нам навстречу по лестнице поднималась группа, он заметил — «Эта группа уже 5 месяцев ищет выход, давайте их пропустим». При встрече со следующей группой он развил тему — «Смотрите — как они оголодали».
Описать красоту пещер очень сложно, но поверьте, если вы ни разу не были в крупной пещере, то стоит там побывать. В крымских пещерах свет, точнее специально выстроенное для подсветки значимых объектов освещение, несколько тускловато. Зато размеры залов впечатляют. Из названий запомнился «Зал Сказок», где представлены сталактиты, напоминающие героев сказок, и «Зал Перестройки», который заканчивается хаотичным нагромождением камней. Еще в мраморных пещерах запомнились красивые наросты в виде кораллов и огромные столбы-сталактиты.
 В Зале Сказок проводник поведал нам еще одну историю. Там на стене, почти под потолком, есть одно образование из сталактитов в форме юбки, называемое «Белоснежка». Так вот, история следующая. Пришли в пещеры папа, дочка и сын. Дети маленькие, лет по 7—8. И вот девочка и спрашивает — «Это Белоснежка? А кто же её там повесил». Папа шутит по-черному — «Гномы, наверное». На что добрый сынок уточняет — «И не повесили, а прибили гвоздями».
Далее проводник развлекал нас историями про то, что порода, в которой вода пробивает себе путь, образуя пещеры, обладает еще одним замечательным свойством. Она поглощает толчки землетрясений. И возможно наверху уже все разрушено, а мы тут внизу ничего и не услышим.
А когда мы подошли к большому каменному завалу, крупные камни в котором достигают веса 1000 тонн, проводник рассказал еще одну историю. Однажды «одна маленькая девочка» (такое ощущение, что у него почти все истории связаны с маленькими девочками) предложила ему, как разобрать этот завал. Нужно просто давать каждому посетителю по молотку, и тогда каждый отломит от большого камня кусочек и вынесет его из пещеры. Так, постепенно, завал будет разобран.
Ну и, наконец, со слов все того же проводника, крымские пещеры считаются 5-ми в мире по красоте. Я был в пещерах в Словении и Чехии, и должен с ним согласится. Хотя площадь освоенной части Крымских пещер и не такая большая, но по красоте они точно не уступают другим европейским пещерам.
На поверхности нас уже ждал гид-ботаник и дождь с переходом в ливень, поэтому в автобус мы грузились бегом и сумбурно, и боюсь, кто-то не успел к отходу автобуса. В автобусе мы спустились на кордон заповедника, где поели чебуреков с цветочным чаем, что входило в обязательную программу гида. При отъезде в обратный путь, гид снова бегло посчитал людей, но, кажется, снова кто-то из нашей группы остался на заповедном кордоне наблюдать за повадками диких свиней в вольерах.

Зарисовка одиннадцатая
Одна за другой, медленным шагом, лошадки взбираются в горку. Слева горный массив, справа роскошная долина. Мы сидим в седлах, крепко держась за поводья.

На конях мы с Катей до этого не катались ни разу. Да и Леша с Оксаной тоже только пару раз и то не долго. Но то, что лошади животные полезные и дружелюбные мы знали наверняка. Поэтому идея прогулки верхом по горам Крыма нам как-то сразу всем приглянулась. И мы, особо не раздумывая, записались на одну из предложенных конных экскурсий.
Так получилось, что почти все 12 человек из нашей группы до этого тоже не катались верхом. И, когда нам стали по одной выводить лошадей из конюшни, все нерешительно переминались с ноги на ногу, боясь подойти к лошадям. Да и лошадки на мой вкус были несколько хиловаты, для моих-то добрых 100 кг веса. Я долго ждал, пока мне не выведут крепкого добротного коня, ну как из сказки про Илью Муромца. И, в результате, мне досталась самая последняя из выведенных лошадей — небольшая кобылка Карина. Кате досталась стройная и изящная Чайка. Леха сел на рыжую Мальту. А Оксана на Хана — гнедого низенького, можно сказать «татарского» конька. И Карина и Хан явно не вышли статью, на них, как сказал проводник, обычно катают детей.
Однако, Карина целый день простояла в стойле, и, даже несмотря на ношу в виде меня, сразу легко пошла в сторону ближайших колючих кустов шиповника, и с завидным аппетитом принялась их жевать. Мне пришлось применить силу, чтобы развернуть ее.
Для пробы, мы, по указанию нашего старшего группы (на четырех туристов выделили по одному проводнику), сделали пару кругов по плацу.
Карина слушалась хорошо, видимо и правда, приученная к детям лошадка. Вправо так вправо, влево так влево, вперед — да нет проблем. Но только шагом, и только пока подгоняют. Другие кобылы идут с неохотой. Мальта пошла только тогда, когда проводник дал Леше палочку, которой тот пригрозил лошади.
Наш путь пролегал преимущественно вверх, мимо селений и дач, в горы. Деревенские собаки активно реагировали на конный кортеж, сопровождая нас лаем. Редкие машины нас сторонились. И не случайно — Карина, например, панически боится машин, и мне пришлось приложить некоторые усилия, чтоб удержать ее на склоне, когда она стала пятиться от проезжающего УАЗика.
Кое-как научившись управляться с лошадью, начинаем оценивать окружающие пейзажи, и замечаем, что места вокруг конефермы в районе Изобильного и впрямь замечательные.
Тем временем, наши с Лехой лошади, преодолевая очередной подъем, временами подгазовывают от усердия, что почему-то очень веселит наших девушек. Чтобы оторваться от их усмешек, мы изредка переводили наших кобылок на рысь, чем еще больше их забавляли.
Долго ли коротко, но, следуя по дорожке за нашим проводником, мы добрались до небольшого озера. Первая группа, шедшая впереди нас, к тому времени уже искупалась и загорала на берегу. Мы привязали своих лошадей и последовали их примеру. Вода приятно освежила наши тела, уставшие с непривычки от тряски, и пробудила аппетит, который мы не преминули удовлетворить припасенными заранее бутербродами. Перед обратной дорогой, проводник, насмотревшись на мой комический дуэт с низенькой Кариной, попросил нас с Лешей поменяться лошадьми.
Мальта оказалась не намного более крупной, но еще и достаточно упрямой. Я сразу взял в руку тоненькую палочку, которую всего один раз показал лошади, после чего она пошла заметно веселее.
Уже ближе к конюшне, достаточно наразвлекавшись с подъемами и поворотами, мы с Лешей переходим на рысь, идущие следом Чайка и Хан, с сидящими на них Катей и Оксаной, тоже. Мы переходим в галоп, и ветер начинает свистеть в наших ушах. При галопе трясет заметно меньше, чем когда идем рысью, особенно если немного привстать в седле. Но, через несколько десятков метров, становится страшновато и мы притормаживаем. Девчонки сзади снова умирают от смеха, видимо очень забавно смотрятся наши скачки со стороны.
Спешиваемся возле конюшен. Ноги держат плохо, идем немного в раскорячку. Но впечатлений, конечно, море и мы даем себе слово в ближайшее время повторить конную прогулку еще раз.

Зарисовка двенадцатая
Восточный тюрбан плотно сидит на моей голове. Катя прикрывает лицо тонким восточным платком. Мы стоим под ярким южным солнцем посреди двора в ханском дворце в Бахчисарае. Рядом, на лужайке, прогуливаются павлины.

Ранний подъем, и уже в 7—30 утра мы выехали на микроавтобусе хозяина гостиницы в сторону Симферополя. Проехав через бурлящую будничной жизнью столицу Крыма, выходим на Севастопольское шоссе, и минут за 30 долетаем до Бахчисарая.
Бахчисарайский ханский дворец оказался совсем не большим по размеру. Не сравнить его ни с западноевропейскими замками, ни с кремлями Руси. Но зато внутри очень уютно — кругом цветы, практически в каждом дворике дворца журчат фонтаны.
Ожидая начала своей экскурсии, мы подходим к фотографам. У них большой набор различной восточной одежды для переодевания и фотографирования. Мы с Лешей, не долго думая, переодеваемся в ханские костюмы, берем в руки четки. Девушки также надевают татарские платья. Делаем несколько снимков на свой фотоаппарат. Самый забавный кадр — когда мы все вчетвером сидим за столом с фруктами из папье-маше.
После фотографирования, побывав, так сказать, в ханской шкуре, мы отправились на экскурсию по дворикам и залам дворца, конечно же, в сопровождении гида. С легкой руки Александра Сергеевича, выражение «Бахчисарайский фонтан» стало практически устойчивым словосочетанием. И действительно фонтанов мы увидели большое множество — ну улице, в беседках и даже в комнатах дворца. Но сам Фонтан Слез, воспетый поэтом, назвать фонтаном сложно. Впрочем, это не уменьшает той идейной ценности, которую вложил в него согласно легенде его создатель.
Рядом с фонтаном — бюст великого поэта. Гид сделала попытку прочитать стихи, но быстро сбилась на бессмертных строках, благо ей помог кто-то из туристов, и она смогла завершить начатое.
Одним из этапов экскурсии было предложение фотографирования с павлинами, конечно же, возле одного из фонтанов. Павлинов принесли на руках, точнее подмышками. Птицы при этом иногда противно покрикивали. Помните как в известном мультфильме — «Спой, птичка!».
 В целом, экскурсия по дворцу оказалась достаточно занятной. На женской половине можно было ознакомится с музыкальными инструменты времен ханства и бытом наложниц. В частности, представлены специальные решетчатые балконы, с которых наложницы могли наблюдать за жизнью города, при этом сами оставаясь невидимыми для глаз простых смертных. На мужской же половине развернут достаточно традиционный этнографический музей.
Выйдя из дворца, мы зашли в татарское кафе, где поели манты и выпили зеленого чаю со сладостями. Затем снова двинули в путь, в средневековое поселение-крепость Чуфут-Кале.

Зарисовка тринадцатая
Каменный пол, каменные стены, каменный потолок. Любой, даже тихий возглас усиливается прекрасной акустикой. Трехэтажная рукотворная пещера в скале, бывшая тюрьма для славян, попавших в татарский плен. Непреступная крепость Чуфут-Кале.

От автостоянки путь до крепости Чуфут-кале идет все время вверх. Первая достопримечательность — православный Успенский пещерный монастырь. В немного нависающей над дорогой скале видны дыры — это окна монашеских келий, выдолбленных в камнях. Часть скалы расписана красками, изображены лики святых.
По лестнице в скале мы поднялись в пещерную церковь. Внутри, под низким потолком, продают святую воду в пластиковых бутылках разного размера.
Снаружи также можно набрать воды в бутылки, но уже из источника. Современный монастырь живет своей жизнью, вовсю кипит стройка.
Мы продолжаем свой путь вверх по дорожке мимо многочисленных столиков с поделками, сувенирами, травами и маслами. Мы решили оставить закупку трав и масел на обратный путь, что потом и сделали.
Ущелье, ведущее к Чуфут-Кале очень красивое. Светлые известняковые скалы, в которых то и дела видны пещерные углубления, богатая растительность внизу, переходящая по мере подъема в степную, с колючками и выцветшими травами. Мы, конечно, активно используем фотоаппарат, и вдруг, как-то очень неожиданно, на очередном кадре при съемке скал, заканчивается пленка. Запасная пленка осталась в рюкзаке, в машине на стоянке. А впереди еще крепость. Эх надо покупать цифровой фотоаппарат.
Поднимаемся вверх, уже видны развалины средневековой крепости. История возникновения крепости теряется в веках. То ли Аланы, то ли еще кто основал поселение, а потом крепость переходила из рук в руки, была и столицей татарского ханства, и поселением караимов, которых еще называли крымскими евреями.
У входа в крепость продают пленку, но она лежит на солнцепеке, даже упаковка уже немного выгорела. Но деваться некуда, берем пленку, о качестве будущих фото стараемся не думать.
Пройдя через крепостные ворота, мы оказываемся в каменном мешке из стен перед еще одними воротами. Так защитники крепости обманывали нападающих, которые с трудом прорывались через первые ворота, и тут же упирались во вторые, а сверху на них летели камни и стрелы. Кстати, именно тут снимали множество фильмов про средневековые осады крепостей.
 В самой крепости многое еще сохранилось: пещеры в скалах, постройки из камней. Но больше всего поражает глубокая колея в скальной дороге — след от узких колес телег, углубившийся в камень за многих века на несколько сантиметров.
На самом верху, откуда с обрыва открываются замечательные виды на окрестности, можно зайти в каменную тюрьму в скале.
Еще мы сходили к развалинам Восточных ворот крепости, и даже залезли на них. Нашему примеру последовали какие-то поляки, неизвестно как забредшие в эти места. Потом мы зашли в одно из сохранившихся зданий, и нашли там небольшое кафе, где нам предложили отведать караимской кухни. Предложение было неожиданным, да и манты еще до конца не переварились, поэтому мы вежливо отказались и потихоньку побрели вниз, в обратный путь — другой дорогой.
Немного в стороне от крепости мы увидели большой плакат «Сенсационное открытие, древний подземный ход», и решили подойти поинтересоваться — что это такое. У свежевырытого входа в подземелье сидела группа молодых ребят, собирающих деньги за вход. На наш вопрос «что там», они ответили что: «очень интересно», «сходите посмотрите», «пещеры и подземный ход», «древние находки». Все это выглядело как-то подозрительно и походило на разводку, к тому же, нам надо было спешить дальше в район Большого Каньона. Так мы и не узнали, что за сенсация скрывалась под землей.

Зарисовка четырнадцатая
Холодная горная речка с многочисленными водопадиками, мхами и водорослями. Торчащие из земли корни огромных деревьев. Молодая буковая поросль. Природный заповедник — Большой Каньон Крыма.

Загрузившись в Форд-Транзит хозяина гостиницы, через несколько минут, мы снова оказались на трассе Симферополь-Севастополь, но за 40 км не доезжая до города «славы русского оружия», свернули на горный участок трассы Ялта-Бахчисарай. Горы и скалы на этой дороге очень живописны.
Вообще, я очень люблю горы. Может потому, что с самого детства в ясную погоду видел их заснеженные вершины на горизонте, с балкона своего дома. Или может потому, что пионерские лагеря, где я бывал летом, находились в предгорьях, и мы часто убегали в «тихий час» в горные ущелья, штурмовать скалы. А может, окончательно я полюбил горы уже позже, когда студентом путешествовал по тому же Крыму, отрогам Тянь-шаня, Заилийскому Алатау.
Горы это всегда интересно, всегда разнообразно и непредсказуемо. Нет одинаковых гор, как нет одинаковых женщин. Они неповторимы, загадочны и манящи одновременно.
Есть чистый горный воздух, теплые потоки которого ласкают щеки, когда стоишь на краю обрыва, и словно паришь над долиной внизу. Или даже сильный ветер, рвущий одежду, но дающий ощущение борьбы, при подъеме против его воли.
Есть кристальные горные реки, холодные, как стекло бутылки пива из холодильника. Реки бодрящие и заряжающие энергией каждого, кто не боится в них искупаться. Их вода, бурлящая, струящаяся, падающая и взрывающаяся миллиардами брызг, пьется так легко, что кажется ею нельзя утолить жажду.
Есть, наконец, разноцветные, фантастические, завораживающие скалы. Скалы, которые манят к себе, легко отдаются твоим рукам, но могут и ранить острыми краями или испугать звуком осыпающихся камней.
Горы дарят то неописуемое ощущение восторга, которое возникает когда ты смог добраться до вершины, да пусть даже до очередного намеченного рубежа, и посмотрел вниз, туда, откуда ты пришел, где, возможно, осталось что-то, что хотелось оставить, где копошатся маленькие люди со своими проблемами. Все это становится мелким и не важным, здесь, наверху. И пусть еще сбито дыхание и гудят ноги, но ты преодолел все и теперь стоишь на вершине.
Но вернусь к своему повествованию. По дорожному серпантину мы начали подъем на Айпетринскую Яйлу и остановились в районе Большого каньона Крыма. От стоянки по указателям мы пошли в глубь леса. Как мы уже привыкли, вдоль дороги, как «мертвые с косами», стояли местные коммерсанты с бутылками вина.
Переходим по деревянному мостику через мелкую, но быструю речушку. Сразу за мостом натыкаемся на двух здоровых мужиков в камуфляже, которые сидят за небольшим столиком и играют в шахматы. «Мы лесники, вход в заповедник платный», — говорят они нам, и для убедительности показывают на плакат висящий рядом. Кроме сбора за вход в заповедник, на плакате также осмечены и другие небесполезные в лесу действия. Разжигание костров, установка палатки и тому подобное времяпрепровождения имеют свою цену в гривнах.
Знать бы заранее, можно было бы обойти этих стражей природы, перепрыгнув по камням через речку метрах в ста. Но, с другой стороны, плакат ведь еще предупреждает о больших штрафах за неоплаченное нахождение на территории заповедника. А вдруг эти два дендроида оторвутся от шахмат и пойдут по лесу в поисках дополнительного заработка.
Купив у стражей леса билеты на посещение подведомственной им территории, мы углубились в красивый заповедный лес, стараясь держаться хоженых троп, и примечая редкие указатели.
Места кругом были просто замечательные, готовые декорации к любому приключенческому фильму. Вот порожистая речка с крохотными водопадами и большими камнями, по которым можно перейти на другой берег не замочив ног. Вот скалистый подъем, на котором главное не зазеваться, а то можно неудачно споткнутся о торчащие из земли камни, и поранить ноги или руки. Или вот огромные дерево, переломившееся от удара молнии, но все еще крепко стоящее своей нижней частью, вцепившейся в пологий склон многочисленными корнями. А вот Голубое озеро, вымытое рекой, чарующее и манящее своей кристальной голубизной.
Изначально мы хотели дойти до разрекламированной в проспектах «ванны молодости», мол искупаетесь и на 7 лет помолодеете. По предварительным прогнозам она должна быть где-то не больше чем в полутора километров от дороги. Однако, встретив через пару километров идущих навстречу людей, мы узнаем что «ванна молодости» уже «не очень далеко» еще метров через 500. Еще через 500 метров доходим до промежуточного финиша — снова стоят торговцы вином. От них узнаем, что мы почти у цели, ну еще метров 300 не больше.
И тут начинается самая интересная часть пути. Еще, пусть не триста метров, а почти километр, что уже не важно, мы идем по каменному руслу реки. Многочисленные водные ванночки (в каждой из которых, мы пытаемся разглядеть ванну молодости), впадины, водопадики, и сплошная, вылизанная водой до глади, скала под ногами.
Наконец доходим до «ванны молодости» — достаточно глубокой впадины в скале, выдолбленной весенними водными потоками. В ванне, и правда, купаются туристы. Популярное место.
Воспользовавшись местным нехитрым сервисом, стоимостью 50 украинских копеек, мы переоделись за небольшой ширмочкой. В холодную воду ванны, за дополнительными 7 годами жизни, мы прыгали парами. Сначала мальчики, а потом девочки. Ну что сказать, когда вылезаешь из холодной воды, ощущение, что сбросил годы, возникает определенно. Но еще возникает желание выпить чего-нибудь согревающего. Хорошо, что рядом с «ванной» снова оказываются вездесущие торговцы винами. Несколько глотков сладкого и достаточно крепкого крымского портвейна оказываются весьма кстати.
Начал моросить дождик, и мы поспешили назад. Шли долго, но легко и быстро. Замечательно прогулялись — то вдоль реки, то по реке, то вверх то вниз. Обратная дорога далась нам намного проще, может, и правда, сказались сброшенные 7 лет.
Последний переезд, в этот полный приключений день, должен был пройти из Большого каньона, по серпантину вверх на Ай-Петри, потом, уже знакомой дорогой вниз до Ялты и далее по побережью до Рыбачьего. И этот план нам удался в полной мере. Причем, поднимаясь на Ай-Петри, мы буквально убежали от огромной грозовой тучи. На смотровой площадке Ай-Петри, нас чуть не сдул сильный штормовой ветер. От Ай-Петри до Ялты мы подбросили одну замерзающую на ветру парочку. И, в конечном итоге, мы прибыли в Рыбачье, где еще успели обсудить все перипетии насыщенного дня, за бокалом вина, на балконе с видом на море.

Комментарий автора:Восточный тюрбан плотно сидит на моей голове. Катя прикрывает лицо тонким восточным платком. Мы стоим под ярким южным солнцем посреди двора в ханском дворце в Бахчисарае.Рядом, на лужайке, прогуливаются павлины.

| 28.03.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий