Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Украина >> Правдивые сказки весеннего Крыма (Начало)


Забронируй отель в Украине по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Правдивые сказки весеннего Крыма (Начало)

Украина

Был конец мая. Ехать в Крым я собралась спонтанно. Одна, без путевки и без особого желания жить в частном секторе. Подумалось, что совершенно свободно уже на месте смогу купить проживание в любом пансионате или санатории. Тем более что в Крым я ехала в шестой раз и примерно представляла как там и что, хотя до сих пор отдыхала именно в частном секторе. Теперь же мне захотелось побольше комфорта (уж, по крайней мере, не греметь кастрюлями на хозяйской кухне), приличного душа, пусть даже общего, на этаже, и хоть какой-то компании, чтобы не ходить повсюду в гордом одиночестве. При этом моими основными условиями были, конечно, близость моря и набережной и относительная НЕДОРОГОВИЗНА проживания.

1. ПУТЬ

В путь я отправилась 18 мая, как и полагается, с Курского вокзала столицы. Поезд был до Симферополя, вагон плацкартный. В это время в Крыму еще не сезон, и поезд был наполовину пустым. Но мои опасения, что мне не с кем будет и словом перемолвиться, рассеялись уже здесь. Несмотря на то, что я – девушка, в общем-то, скромная, трое молодых людей, включая не очень молодого проводника, предложили мне свое общество не только на время дороги. Правда, сразу были отвергнуты.

Таможню мы прошли очень быстро. Наши пограничники просто полистали мой паспорт, украинские – вчитались в прописку, но сумки никто осматривать так и не стал. После Казачьей Лопани в вагон вдруг ввалилась группа торгашей. Один за другим они проносили мимо нас всякую мелочь: машинки для закручивания банок и стрижки волос, кошельки, игрушки, конфеты, спиртное. Пассажиры реагировали слабо. После того, как торгаши прошли весь состав, они вернулись в наш вагон и расположились как раз напротив моего купе. Мы разговорились. Оказалось, что все они из Харькова. Все заводы и фабрики, включая авиационный, там или давно стоят, или дышат на ладан. А зарплату на тех, что еще работают, народу выдают продукцией, вот и носят ее несчастные работяги по поездам, мотаясь целый день по маршруту Харьков – Казачья Лопань.

На следующее утро, в Джанкое к нам в вагон подсели две миловидные особы. Они, как и торгаши из Харькова, тоже до этого прочесали весь состав. Но предлагали они отнюдь не сковородки. Уже давно здесь, в поездах, процветает такой бизнес: дамы отлавливают из всей массы пассажиров едущих на отдых и стараются тут же продать им путевки в местные санатории. При этом обязуются доставить их до места назначения на личном транспорте. Обмана в таких случаях обычно нет, если не учитывать того, что в самом санатории ту же путевку можно купить значительно дешевле. Но сервис – есть сервис. Мне предложили отдых в Партените за 25 долларов в сутки с питанием. На мои возгласы, что это слишком дорого, среагировали и тут же предложили частный пансионат в Алуште за 12 долларов без питания. Я отказалась. Не из-за того, что дорого, я просто хотела видеть товар лицом, и чтобы товар этот, то бишь санаторий, был рядом с морем, а не в обычно предлагаемых 10 минутах ходьбы, которые, как правило, превращаются во все 25.

Уже через несколько часов мы приехали в Симферополь.

Отступление на местную экзотику. Иду по перрону и вдруг слышу за собой отчаянное хрюканье. Оборачиваюсь в недоумении и вижу. С нашего поезда сходит полная женщина средних лет и тащит на спине огромный холщовый мешок. Из него-то и слышится хрюканье. В мешке – поросята. На мой немой вопрос хозяйка мешка заливисто смеется и с кубанским выговором изрекает: «Из Москвы везу!» Это шуточки такие. На самом деле едет она с ближайшей станции. Билеты до Симферополя местным жителям продают на любой проходящий мимо транспорт, в том числе и на московский поезд, в том числе, и если в мешке у этих жителей поросята.

Из Симферополя я решила отправиться в Алушту, тем более что именно там я отдыхала почти все предыдущие разы. Доехать до нее на троллейбусе стоит 2,5 гривны (1 гривна = примерно 6 рублям), ехать 1,5 часа. Можно на маршрутке за 7 гривен и за 1 час. По старой привычке я выбрала троллейбус. Поехали. Дорога, точнее, все ее окрестности, как всегда, великолепные, дух захватывает и, наверно, до конца жизни будет захватывать. Один профиль Екатерины Второй, сотворенный матушкой-природой при помощи ветра на горе Демерджи чего стоит! Вид на море с гор, вообще, описывать не имеет смысла, это видеть надо. Пока мы ехали, я заметила некоторые изменения – вдоль дороги местные жители раньше продавали красный крымский лук, а теперь продают корни роз и какие-то кусты. Наверно, это от сезона зависит.

2. АЛУШТА НА РЕМОНТЕ

На конечной троллейбусной станции, умело увильнув от старушек, предлагающих жилье отдыхающим (их здесь всегда тьма тьмущая), я вышла на Алуштинскую набережную. И… чуть не упала от изумления. Здесь был ремонт. Ремонтировали все – клали новую плитку на мостовую, чинили скамейки, а рядом строили новые санатории и гостиницы, реставрировали старые. И при этом, несмотря на середину дня, народа совсем не было, не считая самих строителей. Вот что значит май! Не сезон!

Промаявшись со своей сумкой от троллейбусной станции до рынка (это примерно километр в гору) я решила сдать ее в камеру хранения и искать пансионат налегке. Перед этим зашла в санаторий «Северная Двина». Он как раз соответствовал всем моим условиям насчет близости моря. Но там я чуть не упала во второй раз. В санатории, состоящем из нескольких корпусов, сейчас жили только трое (!) отдыхающих.

У рынка стояло множество такси. За 5 гривен меня согласились довезти до камеры хранения, которая оказалась как раз в подвальчике на троллейбусной станции, откуда я только что пришла, а до того прокатить по Алуште с мини-экскурсией. Пока мы ехали, таксист рассказал мне, где сейчас лучше всего остановиться. Оказалось, что в Алуште подходящих моим требованиям мест мало, народа сейчас нет почти нигде. Но без жилья я в любом случае не останусь. Уж к какой-нибудь бабульке устроюсь точно, благо вывески о том, что сдаются комнаты, квартиры и дома целиком, висят на каждом заборе по всему городу. Но я решила действовать согласно заданному плану, тем более что таксист намекнул, что в Рабочем Уголке санатории заполняются обычно быстрее, чем в Алуште. И почти все они стоят на берегу моря.

3. РАБОЧИЙ УГОЛОК ТЕПЕРЬ ПРОФЕССОРСКИЙ

Находится Рабочий Уголок в 4 км от Алушты. Это небольшой курортный поселок, к которому из Алушты ведет окультуренная набережная, вся в цветущих красных, белых и желтых душистых кустарниках. Когда я была здесь в прошлый раз, то в Рабочем Уголке мне нравилось даже больше, чем в Алуште. Здесь уютнее, красивее, но намного тише, хотя есть множество кафе и даже свой рынок. В Рабочем Уголке почти нет частного сектора, одни санатории да пансионаты. В 2001 году его переименовали из Рабочего в Профессорский. Точнее, вернули старое название, забытое с революционных времен. До революции это место облюбовал один известный в здешних местах профессор Голубинский, который изучал местные реки и даже сделал какие-то открытия. В Алуште ему памятник есть. Этот профессор построил здесь себе дачу, а вскоре и другие светила науки к нему присоединились. Так появился Профессорский Уголок. Но народ не спал. Место вскоре понравилось многим. И после революции из профессорских дач сделали кучу санаториев для простых рабочих. Уголок стал называться Рабочим. Теперь он снова Профессорский, но это название пока не прижилось, и его до сих пор величают по старинке Рабочим Уголком.

Таксист мне порекомендовал пансионат «Алушта». Но пока я шла к нему по набережной, встретила еще кучу здравниц, в которые тоже заходила. Надо заметить, что было воскресенье, и в некоторых из них мне сказали, что с заселением нужно подождать до завтра – сегодня вся администрация выходная.

В пансионате «Алушта» мне не очень понравилось. Во-первых, стоит он не на самом берегу моря, а, во-вторых, номера там какие-то темные, хотя очень даже пристойные и всего за 76 гривен с питанием в день. Так я добрела до пансионата «Днепр». Это 4-х этажное здание советского образца, но вполне приличное. Проживание с питанием здесь стоит 48 гривен (меньше 10 долларов) в день. Жила я в трехместном номере с умывальником и холодильником внутри и душем и туалетом на этаже. Туалет обычный, а вот о душе я завидовала днепровцам белой завистью даже после того, как оттуда уехала и, несмотря на то, что горячая вода, как и по всей Алуште, подавалась там всего два раза в сутки. Душ, хотя и на этаже, настоящий шедевр деревянного зодчества – двери дубовые, огромные зеркала в деревянных рамах, внутри евроремонт. В общем, стон, особенно, если вспомнить, во сколько обошлось мне здешнее проживание. Правда, жила я с подселением. Моей соседкой была очень милая женщина Света из Минска. Мы с ней вместе ходили загорать на пляж.

Кстати о пляжах. Наш находился буквально в 20 метрах от пансионата. Разумеется, пляж бесплатный. Правда, в мае и июне в Крыму все пляжи бесплатные – прелести не сезона. Кормили нас в столовой, расположенной недалеко от пансионата, тоже очень даже недурно. Причем питание я оплачивала отдельно по дням, то есть, когда ездила на экскурсии и не ела, не платила за него вообще. Очень удобно. Единственным минусом было то, что окна нашего номера выходили на море. Утром и днем – красота. Синяя гладь, освещенная солнцем, от горизонта до горизонта. А вот вечером прямо под окнами размещалось кафе, и музыка в нем грохотала, несмотря на несезонное отсутствие посетителей, до 2—3 часов ночи. Впрочем, со временем я привыкла и по ночам спала как сурок.

Но вернемся ко дню моего приезда. Бросив сумки в номере, я переоделась и решила сходить в Алушту. Вообще-то, туда можно и доехать. За 25 украинских копеек от Рабочего Уголка до города ходит троллейбус, за 50 копеек – маршрутка. Но и то, и другое заканчивает ходить ровно в 7 вечера, поэтому после 7 надо или идти пешком, или ехать на такси за стандартные 5 гривен. Пешком ходить не страшно, далековато, правда, но терпеть можно, особенно если учесть близость моря, шум прибоя и романтику Крыма. Потом я обычно так и ходила, хотя несколько раз все же и ездила на такси, но только тогда, когда сильно мерзла. Но об особенностях весенне-крымского климата я расскажу попозже.

В Алуште я обнаружила, что народ после обеда на набережной все же появился, хотя ее так же упорно продолжали ремонтировать. Неподалеку от куч цемента, битой плитки и прочего мусора уже стоял ряд лотков с сувенирами. В них можно было купить любую крымскую экзотику – лакированных крабов, композиции из ракушек и кораллов, запечатанные бутылки, якобы провалявшиеся на дне морском сотни лет, брелки-ракушки и прочее и прочее. Выбор очень велик, цены приемлемые. В киоске по соседству я купила себе чудесную голубую шляпку, тем более что из Москвы своей не взяла, а нос мой в таких случаях обычно в положение не входит и моментально обгорает на солнце.

К ужину я вернулась в Рабочий Уголок, а поздно вечером решила прогуляться уже здесь. Во всех кафе громко играла музыка, но… посетителей в них почти не было. В одном кафе одиноко сидели две девушки, в другом трое поддатых молодых людей лихо отплясывали сиртаки. Уже ночью из кафе напротив нашего пансионата местная милиция забрала какую-то разбушевавшуюся девицу. И все. Тишь.

4. ОТДЫХ

В первые дни я предалась исключительно матрасному отдыху — бездумному валянию на пляже, режимному питанию в пансионате, вечерам на набережной в Рабочем Уголке. Погода установилась странная. Днем было жарко до 25 градусов, но при этом море 15—16 градусов, хотя некоторые все же отваживались купаться. Но как только солнце скрывалось за облаками, резко холодало, и приходилось натягивать на себя брюки и даже свитера. То же самое происходило и вечером, когда без теплого пиджака на улицу и носа не кажи.

Несколько раз я ходила на рынок в Алушту. Наш, в Рабочем Уголке, еще не работал. Правда, клубнику и черешню у местных бабуль уже можно было купить и здесь. Они выстраивались шеренгой у магазина. Для согрева в этом же самом магазине я купила себе бутылку симферопольского коньяка «Херсонес». Гадость жуткая, но, несмотря на это, вместе с моей соседкой Светой мы каждый вечер накапывали его себе по 30 граммов, чтобы не замерзнуть окончательно. Шубы надо было с собой брать!

Как я уже говорила, кормили нас (точнее, меня, Света самостоятельно варила сосиски и супы из лапши у нас в номере) в пансионатской столовой. Кормили отлично. За весь срок пребывания блюда не повторялись ни разу. Правда, примерно дней через 6 порции вдруг стали меньше, а вкус немного хуже. Как потом выяснилось, до этого нас обслуживали студенты-практиканты из кулинарного училища, а теперь в столовой появился новый повар-профессионал. Но все равно было не плохо. Когда я уезжала из Рабочего Уголка, я даже написала им пару добрых слов в книге отзывов.

Отступление на местную экзотику. Однажды прихожу на ужин. У дверей в столовую стоит стремянка, а двое рабочих ремонтируют потолок. Я в недоумении. Оказывается, огромный кот бандитского вида, с потерянным в боях хвостом, залез на крышу, там погнался за крысой и вдруг провалился вниз. С потолка отлетели планки. Кот жутко перепугался и с воплями удрал на улицу. Все это произошло на глазах у наших изумленных поваров и официантов. Во, как бывает!

А за стол меня посадили к даме предпенсионного возраста бухгалтерше из Кременчуга Анне Федоровне. Тоже очень милая тетя. Рассказывала мне про своих сыновей и как лечиться водорослями. Вместе с ней мы ходили дышать к морю и пили Диазолин от солнечной аллергии, которая у меня появилась совсем не понятно с чего. Никогда раньше ее не было. Впрочем, после двух таблеток я о ней больше и не вспоминала.

5. КИСА

На третий день жизни в Рабочем Уголке я решила разнообразить программу и съездить на какую-нибудь экскурсию. Купить экскурсию, как в Рабочем Уголке, так и в Алуште, можно элементарно. И здесь и там на набережной стоят дяди и тети и с радостью продадут любую поездку. Проблема была в другом. Во многих местах я уже была в предыдущие разы, а туда, где не была, группы из-за отсутствия отдыхающих набирались очень слабо. И все же в Рабочем Уголке мне удалось за 60 гривен (в среднем остальные экскурсии стоят в пределах 7—10 долларов) купить конную экскурсию по долине горы Демерджи. При этом продавец поклялся, что я буду там не одна.

Это было чудесно! Нас было пятеро – супружеская пара, парень с девушкой и я. На конную базу «Аллюр» в горах нас довезли на рафике. Пока ехали, смотрели в окно на крымские виноградники и персиковые сады, на ошеломляющую природу, на горы с причудливыми останцами выветривания. Не зря долину горы Демерджи называют Долиной Привидений. Словно столбы и каменные статуи возвышаются фигуры, сотворенные природой, напоминающие силуэты людей, зверей, фантастические образы. Ночью, да с большого бодуна, наверно, и впрямь решишь, что окружен привидениями! В любом случае, впечатляет сильно и всегда, даже во второй и третий раз, как меня.

Итак, нас привезли на базу «Аллюр». Как нам потом рассказала ее хозяйка Наташа, всего в «Аллюре» 36 лошадей и один ослик по кличке Яша. 19 из них берут в Симферополе в аренду на лето, чтобы катать туристов. Говорят, что иногда бывает такой наплыв желающих, что даже этих лошадей не хватает. А вскоре ко мне подвели коня – буланого 1,5 годовалого Кису, как потом выяснилось породы Украинская скаковая (сразу надо было предупреждать). Мне выдали ветровку, потому что опять вдруг резко похолодало. Верхом на лошади я ни разу не сидела, тем более не скакала. А тут мне коротко и ясно сказали: «Садись!» Кое-как я взгромоздилась на коня и сразу же поняла, что меня лучше к седлу привязать. «Ничего, привыкните!» — сказала мне Наташа, и Киса зашагал. В это время остальных тоже рассаживали по лошадям. Потом Наташа снова подошла ко мне. К этому времени я уже поняла, что Киса не так-то прост. Если другие лошади останавливались или вообще стояли, Киса шел, несмотря на то, что я пыталась сдерживать его изо всех сил. Я сказала об этом Наташе. Она ответила, что ему просто хочется походить, из всех лошадей он самый шустрый, но она сразу почему-то поняла, что я с ним справлюсь. И с чего она это взяла? Правда, Наташа меня успокоила. По ее словам, Киса на маршруте просто обязан вести себя смирно. Ага!!!!

А маршрут наш лежал вдоль подножия Демерджи с двумя остановками – у камня, где танцевала Варлей в «Кавказской пленнице», и в развалинах генуэзской крепости Фун. Поначалу мы с Кисой ехали нормально, потихоньку привыкали друг к другу. Когда лошади замедляли ход или останавливались, их понукали, щелкая по земле кнутами, два мальчика-проводника Саша и Юра. Лошади кнута очень боятся, поэтому их не бьют, а только пугают. Но все же Лосенок, на котором ехал супруг из супружеской пары, случайно получил кнутом по хвосту и тут же стал лягаться. Бедный супруг!

А Киса мой проявил себя где-то на середине маршрута. Кто-то привязал у тропы верблюда. Вообще-то, верблюды в Крыму – явление редкое. Видимо, Киса об этом знал и, проходя мимо, вдруг шарахнулся в сторону и понесся галопом. Ох, и понатерпелась же я! На обратном пути мы с Кисой обходили этого верблюда за километр. На стоянках ребята, как могли, рассказывали нам о местных достопримечательностях. Летом здесь обычно проводят профессиональные экскурсии, а теперь мы смотрели и сами задавали вопросы. На что могли, ребята отвечали. У камня Варлей слезать с коня не хотелось, но мне сказали: «Надо!» Слезла. Полюбовалась природой, пофотографировала товарищей по коням, поделилась с ними впечатлениями, с товарищами, в смысле. Оказалось, что у всех нас почему-то теперь болят левые коленки. Мы решили, что это неспроста, хотя потом нас убеждали, что это у нас с непривычки или потому, что у нас что-то с ногами не так. Не знаю. Почему же тогда у всех левые? А с Кисы я слезла зря, видимо, сроднились мы с ним. Потом чуть ли ни лестницу к нему приставлять пришлось.

Но обратный путь был легче, наверно, я уже привыкла, хотя, когда ехала под горку, все равно становилось как-то не по себе. На базе нас накормили ужином – шашлыком и чаем. Все были живы. Правда, сидеть после прогулки на Кисе было тяжело еще несколько дней. Я только на обратном пути научилась привставать в стременах, чтобы не прыгать на седле. Это ведь только в кино показывают, что легко скакать на лошади! Как же!

По дороге назад шофер нашего рафика рассказывал нам про крымских татар. Теперь их здесь примерно треть населения. Мы как раз проезжали мимо их поселка. Вместе с русскими и украинцами татары не селятся никогда, даже хоронят своих они на отдельных кладбищах – мусульмане. Но с нашим населением они не ссорятся. Правда, рожают в 4 раза чаще. Значит, вывод один — Крым скоро будет татарским!

Вечером я ходила гулять в Алушту. Думала, что людей там побольше, чем в Рабочем Уголке. Наивная – все кафе полупустые. Какой-то старый дядя предложил мне испить с ним шампанское. Я отказалась. Этим вечер был закончен.

6. ВИНОЗАВОД

На следующий день на море поднялся несусветный шторм. Ну, это для меня несусветный. Местные жители сказали, что было 5 баллов. И я вместо пляжа решила сходить на дегустацию на Алуштинский винозавод массандровских вин. Сначала, как белый человек, я хотела купить экскурсию у дяди на набережной в Рабочем Уголке. Но он признался, что, кроме меня, идти на дегустацию больше желающих нет – во, странные люди! – и объяснил, как самостоятельно добраться до завода. Я пошла. Пришла раньше, чем было нужно, спросила у вахтера, куда мне идти дальше. Он сказал, что никуда, экскурсовода надо ждать у заводских ворот, а пока пригласил меня к себе в вахтерскую. За милой беседой он рассказал мне про винозавод (ему, оказывается, уже 170 лет стукнуло, тогда как самой Алуште только 100) и про некоторые местные обычаи. Например, в Алуште принято на Крещение, 19 января, купаться в море. Ну и пусть, что оно у берега льдом покрыто! Потом народ разжигает костры, жарит шашлыки, пьет вино и отогревается. Говорят, так уже пол Алушты развлекается.

А потом пришла экскурсовод. Группа на дегустацию так и не собралась, и на экскурсии я была одна. Меня привели на территорию завода. Во дворе лежало множество дубовых бочек. В них, как и полагается, уже несколько лет зрела знаменитая «Мадера». А рядом пустые бочки обдавали паром, чтобы потом в вине не заводилась никакая зараза. Экскурсовод провела меня в дегустационный зал. Это прохладный старинный подвальчик, в котором раньше хранились запасы массандровского вина. На подносе подали 10 шкаликов по 20—30 граммов в каждом и объяснили, что дегустация – дело не простое. По правилам, начинать надо с сухих вин, а заканчивать десертными, сначала пить красные, а потом белые. У меня были Красное Столовое, Херес, Мадера, 2 портвейна – красный и белый, Кагор Партенит, Токай, Нектар Демерджи, Мускат и еще одно какое-то. Уже забыла какое, напилась, видимо. Больше всего мне понравился «Нектар Демерджи». Это новая заводская марка, белое десертное вино с привкусом груши и муската. Просто стон! В заводском магазинчике я потом домой целых три бутылки купила.

В пансионат я опять ехала на такси – уж больно тяжело было тащиться туда с бутылками. Машина была старая «Волга» 1961 года выпуска, опять же такая, как в «Кавказской пленнице». Водитель рассказал, что в Алуште она такая единственная, потому что 40 лет простояла у него в гараже. Ехать на ней было необычно, но здорово. Еще водитель сказал, что у здешних таксистов есть такая услуга – за 100 гривен отвезти желающего или группу желающих на весь день в любое место Крыма, куда тот или те захотят. Будь то Ялта, Ливадия, Массандра, Судак или все сразу. В общем-то, если подумать, даже недорого получается.

7. ВИЗИТ В ЯЛТУ

24 мая я решила съездить в Ялту. Во-первых, хотелось проведать любимый крымский город, а, во-вторых, приглядеть себе какой-нибудь санаторий наподобие того, в котором я жила сейчас, и через несколько дней в него перебраться. На одном месте засиживаться не хотелось.

В отличие от Алушты в Ялте уже кипела жизнь, хотя кое-где все еще белили фасады зданий и заканчивали ремонт. На набережной было полно аттракционов и лотков с сувенирами. Но сезон, как выяснилось, не начался и здесь. Потом я это испытала на собственной шкуре.

Прежде всего, я решила найти себе санаторий. Пройдя всю набережную и не найдя ничего, кроме гостиницы «Ореанда» за 50—100 долларов в сутки, я спросила местную тетечку, какие санатории и пансионаты есть поблизости. Тетечка удрученно покачала головой и изрекла, что они есть только в Алупке, Мисхоре и Ливадии, а в Ялте их нет. Я, конечно, разочаровалась, но все-таки решила купить карту Ялты. Взглянула я на нее и поняла, что тетечка просто была ни в курсе. Санаториев в самой Ялте полно. Первым я решила посетить «Киев» в минутах 5 ходьбы от центра набережной. В дирекции мне сказали, что проживание здесь будет стоить 35 гривен в день + 35 гривен за питание и 5 за лечение при желании. Номер с удобствами, но, когда я его посмотрела, он показался мне слишком темным и тесным и, кроме того, странно спланированным. Как бы две комнаты (два на два метра каждая). В первой, сквозной, стоят кровати, во второй – стол и холодильник, все до ужаса старое и обшарпанное.

Вторым пунктом программы был санаторий «Энергетик» на пешеходной улице Пушкинской в 7 минутах ходьбы от набережной и пляжа. В общем, пришла я туда и была сражена: проживание + питание + лечение (отдельно нельзя) стоят всего 48 гривен. И это в самом дорогом городе Крыма уже практически в сезон! Правда, когда я решила посмотреть номер, то чуть не умерла. Дело в том, что корпусов у санатория шесть. Построен он был еще в начале прошлого века. Находятся эти корпуса на параллельной Пушкинской улице Гоголя, через речку. А вот там… Короче, я сделала 2 круга вокруг квартала, пока не нашла нужный мне корпус. И то пришлось возвращаться и брать сопровождение. В результате провела меня туда медсестра. Номера оказались гораздо светлее и просторнее, чем в «Киеве», но совершенно старосоветского типа. Например, на стене в номере висели две инструкции: куда бежать при пожаре и как правильно проветривать помещение. Да и удобства полагались только на этаже. Окончательно меня добил душ. Кабинки там не закрывались, а окошко выходило как раз на улицу, где ходят люди. Весьма пикантно! С другой стороны, а что вы хотели за 48 гривен? Правда, горячая вода была круглосуточно. Но так по всей Ялте.

Третьим был санаторий «Севастополь», расположенный практически на набережной.Но в дирекции мне сказали, что все номера тут уже проданы чуть ли не до конца сезона. Странно!

А потом я поняла, что никуда больше не сдвинусь, если где-нибудь не присяду и чего-нибудь не съем. Кафе и ресторанчиков в Ялте на набережной – пруд пруди! Но цены!!!!! Например, 100 граммов шашлыка стоят 17—20 гривен, кофе – 5 гривен, малюсенький кокот из мидий – 10 гривен. Но фрукты, креветки, пирожки и все остальное, что продают бабульки с рук, стоит так же, как и в Алуште, то есть дешево. Например, мини-шашлычок из рапанов мне обошелся всего в 3 гривны.

После небольшого отдыха я отправилась в сторону морского вокзала. Именно там находилась приглянувшаяся мне по карте база отдыха. Сначала окрестности даже понравились – кругом сплошные пляжи. Но с другой стороны до набережной – как до Киева пешком босиком. По пути к базе я зашла в гостиницу «Отдых» — 129 гривен в день с завтраком. Да и на самой базе оказалось не легче – 80 гривен проживание + 60 питание. Зато в номерах все удобства, телевизоры и кондиционеры.

В общем, хорошенько поразмыслив, я пришла к выводу, что нужно остановиться на «Киеве», но тут же вспомнила его угрюмые номера… Короче, решила ехать в «Энергетик», хотя их душ…

Отступление на местную экзотику. Захожу на морвокзал. Пустота. Корабли никуда, кроме Турции раз в неделю, не ходят. В справочном бюро судачат две бабульки, а на двух единственных в зале креслах… спит по кошке. Обе свернулись в клубочек и в ус не дуют. Картина маслом: «Всюду жизнь»…

В Алушту я возвращалась вечером. Только встала в кассу за билетом на троллейбус, ко мне тут же подошел водитель этого троллейбуса и дал понять, что было бы лучше купить билет у него в салоне. Я согласилась. В результате таких «безбилетных» нас оказалось человек десять. Водитель был счастлив, видимо, хорошо он так подрабатывает!

Всю дорогу до Алушты нам встречались дети, торгующие цветами. Они стояли на шоссе и держали в руках букетики ландышей и васильков. Собирают они их тут же у дороги, за рощей кипарисов. Очень удобно, по-моему.

8. ПЕЩЕРА ЭМИНЕ-БАИР-ХОСАР

На следующий день я собралась на экскурсию в пещеру. Купила я ее на набережной в Алуште. Продавщица уверяла меня, что поедем мы в Эмине-Баир-Хосар, в совсем недавно открывшуюся для посетителей пещеру, а не в Мраморную, в которой я уже была. Каково же было мое удивление, когда, загрузившись в автобус вместе с еще 20 туристами, я узнала, что мы сами сейчас должны решить, куда ехать. Хорошо еще, что экскурсовод захотел ехать именно в Эмине-Баир-Хосар и уговорил группу. А-то бы пришлось мне во второй раз осматривать Мраморную.

Экскурсовод, молодой парень, по дороге в пещеру рассказывал нам про окрестности, которые мы проезжали. К примеру, я открыла для себя, что неподалеку от Алушты есть село Кутузовка. Раньше оно называлась как-то по-другому. Но именно тут Кутузов получил ранение в висок (не путать с измаилской потерей глаза). Ранение посчитали смертельным, но Кутузов был жив, и его отнесли к ближайшему источнику, промыли рану и приложили к ней лист растущей неподалеку груши. На удивление фельдмаршал выжил. Все были счастливы.

А наша пещера располагалась в Крымском заповеднике на горе Чатыр-Даг. Ехали к ней мы примерно час. Ее название переводится с татарского, как Колодец Эмине на склоне горы. Эмине – это девушка, о которой здесь ходит куча легенд. Например, по одной из них, она была очень бедной, но сильно красивой. Родители отдали ее в гарем к богачу и получили за это выкуп. А девушка из гарема сбежала, бросилась в пещерный колодец (благо он метров 60 глубиной) и погибла. По другой легенде, Эмине была охоча до богатств, которые скрывала пещера, полезла в нее, сорвалась и погибла. По третьей легенде, она бросилась в колодец от несчастной любви и тоже погибла. В любом случае, после смерти Эмине стала духом пещеры, и в одном из залов здесь есть ее сталагмитовая статуя.

Экскурсоводом в пещере у нас была девушка-спелеолог в натуральном спелеокостюме, хотя пещера полностью оборудована. Прошли мы пещеру не до конца. На некоторых участках она все еще продолжает образовываться, и сталактиты со сталагмитами там очень хрупкие и могут сломаться от малейшего прикосновения. В общем, туристов туда не пускают. Да что там говорить! Совсем недавно даже вход в ту часть пещеры, в которой были мы, и тот был забетонирован. Говорят, сюда лазали дикие спелеологи и отковыривали все, что под руку попадется.

Вообще, пещера очень красивая. По сравнению с Мраморной здесь меньше натечностей, но больше сросшихся каменных колонн. В некоторых местах они даже образовали коридоры-лабиринты, протиснуться в которые упитанному человеку, на мой взгляд, сложновато. Я, девушка хрупкая, и то шла боком, едва не отирая стены. Сложены сталактиты, как и полагается, кальцитом или известняком. Но он необычный и как фосфор может удерживать и отражать свет, правда, недолго. Под руководством нашей барышни-спелеологини мы даже провели такой эксперимент. Она взяла «мыльницу» со вспышкой, мы закрыли глаза, а она в это время поднесла фотоаппарат к сталактиту очень близко и нажала на вспышку. Мы тут же открыли глаза. От вспышки на сталактите остался зеленый квадратик света, который тут же пропал. Вот такие необычные в пещере известняки. В общем, красиво!

А еще там есть музей костей, где покоятся кости разных древних животных и даже людей, которые случайно подали в колодец на протяжении всей истории существования пещеры. Спелеологи их откопали и уложили в витрины. Напоминает палеонтологический музей. Фотографироваться в нем разрешают за отдельную плату.

На обратном пути мы заехали в лесное хозяйство при заповеднике. В нескольких вольерах там жили прирученные дикие животные. В одном, к примеру, лежала кабаниха с пятью полосатыми кабанятами, в другом стояли косули, по маленькому пруду плавали толстые дикие утки и селезни, в загоне резвилась вороная лошадка Звездочка. При нас кабанят надумали покормить, выпустили из вольера, налили в корыто какой-то каши. Они хрюкали, визжали и ели.

Отступление на местную экзотику. Рядом с лесничеством работает небольшое кафе. Продают в нем пиво и чебуреки. Вижу, мужчина из нашей группы покупает бутылку пива, подходит к кабанихе и выливает его ей в рот. Кабаниха радостно похрюкивает, жадно пьет и просит еще. Как потом выяснилось, пиво – ее любимый напиток. Разрешили угостить ее им сами лесники. Такая вот она у них современная дама!

9. ЛУНА И ЮПИТЕР

После экскурсии в пещеру я несколько дней предавалась праздному безделью. Наконец-то, открыла для себя купальный сезон. Вода +18 градусов. Я бы еще долго собиралась с духом, если бы Света, да и остальные купающиеся уже надо мной смеяться не стали. Собралась с духом и пошла за толпой. Ничего, выжила. Кстати, на море теперь был полный штиль, а в воде плавали стайки маленьких прозрачных медуз. Дети брали их руками, они, вроде бы, не стрекались, но все равно противно. Несколько раз видела дельфинов. Они прыгали по волнам и подплывали совсем близко к берегу, метров на 50—100. Здорово! Ходила на рынок, гуляла по алуштинской набережной. Здесь ремонт уже почти заканчивался, появилось даже несколько аттракционов.

Отступление на местную экзотику. Как-то решила доехать из Алушты до Рабочего Уголка на троллейбусе. Иду на троллейбусную станцию. Прохожу мимо обменника. На нем надпись: «Обмен валюты. Быстро, выгодно, честно». Ниже от руки: «Ты еще мамой поклянись». Веселится и ликует весь народ!

Вечера я обычно проводила в Рабочем Уголке. Народа не прибавлялось, и в кафе всех праздно шатающихся зазывали чуть ли не силой. Зато на набережной появилась одна достопримечательность – мужик с поющей собакой. Мужик брал гармошку, начинал что-то наигрывать и напевать, а его овчаристая дворняга тут же садилась рядом и подхватывала – выла в тон с умным видом. Пройти мимо и не кинуть монетку было невозможно.

А поздно вечером в хорошую погоду в Рабочий Уголок приезжал астроном с телескопом. Он наводил его на луну или юпитер и всего за одну гривну показывал нам лунные моря и горы и юпитерные спутники и кольца, расположенные у планеты на одной диагонали. Романтика, понимаешь!

10. МЫС ПЛАКА

Я уже собиралась переезжать в Ялту, как вдруг по местному радио услышала, что организуется экскурсия на мыс Плака. Что это за мыс, я совсем не представляла и поэтому решила задержаться на один день и туда съездить.

Честно говоря, экскурсия мне не очень понравилась. Она скорее подходила для пенсионеров или лиц, до безумия любящих гулять по паркам и дышать целебным ароматом южных растений.

Мыс Плака находится неподалеку от поселка Малый Маяк по направлению к Ялте. Осматривали мы там два санатория – «Утес» и «Карасан» — бывшие усадьбы Гагариных и Раевских. Первый из них – настоящий средневековый замок, увитый плющом, второй был чем-то похож на древний восточный дворец. Но и в «замке» и во «дворце» сейчас находилась только администрация санаториев. А отдыхающие жили в обычных корпусах. Конечно, прекрасна природа и сам мыс, очертаниями схожий с нахохлившейся совой. Даже после Никитского ботанического сада прекрасен старинный санаторный парк с пихтами, кипарисами, соснами, фисташками, оливами, бамбуками и даже бананами, с морем цветущих роз и незабудок, анютиных глазок и васильков. Неплох санаторный бар с винами в разлив от местного завода-совхоза по выращиванию винограда и производству вин. Наши дамы из группы, прихватившие в отличие от меня с собой из Рабочего Уголка пустые бутылки, (своих в баре не было) накупили крымского розового Мускателя. Мма!!!! Но, в целом, экскурсия была скучноватой. Но, как говорится, на вкус и цвет…

Вечером, прожив в пансионате «Днепр» 11 дней, я прощалась с Рабочим Уголком. Где-то в полночь с бокалом вина и со стулом, взятым на время из соседнего кафе, вышла на пирс. Села. Потягивая вино, слушала шорох волн, смотрела на звездное небо, любовалась огнями нашего маленького поселка. Вдруг за своей спиной я услышала легкое покряхтывание. Обернулась. Рыбак-браконьер, каких тут много, ставил сети. Ловить собирался для собственных нужд и на малую продажу морских карасей и кефалей. Он очень боялся, что его сети засекут рыбонадзорские приборы ночного видения с проходящих мимо катеров. В таких случаях, охранники порядка не чикаются и сети конфискуют. Но хочешь жить – умей вертеться…

11. ПЕРЕЕЗД В ЯЛТУ

Ехать в Ялту я решила на троллейбусе, предварительно добравшись до Алушты на такси. Света помогла мне снести сумки вниз, таксист загрузил их в машину. Вместе со мной в Алушту ехали еще двое отдыхающих, хотели успеть на троллейбус до Симферополя. По дороге мы разговорились с таксистом. Узнав, что я еду в Ялту, он предложил довезти меня туда за 40 гривен. Я сначала отказалась, но потом согласилась – уж, больно не хотелось таскаться с тяжелыми сумками – тем более что таксист сразу сбил цену до 35 гривен. В общем, доехала я на такси до самого санатория «Энергетик».

Накрапывал дождь. Пока я регистрировалась, бедному таксисту пришлось прождать меня с вещами минут сорок. Потом я ему доплатила за его муки. Сначала я написала заявление о приеме и оплатила проживание. Потом меня направили в лечебный корпус на взвешивание, завели медицинскую и лечебно-санаторную карты и со всеми этими бумагами послали к врачу. Моим лечащим врачом был весьма оригинальный, но приятный в общении пожилой мужчина. «Что у вас болит?» — спросил он первым делом. «Ничего не болит», — ответила  я. «Ну, знаете, — сказал он. – Сюда люди лечиться приезжают, и вы будете! Выбирайте от чего!» С этими словами он перечислил мне все болезни, от каких лечат в его санатории. После этого он прослушал меня со всех сторон, убедился, что я действительно пока здорова, и прописал две процедуры – ингаляцию горла и фитотерапию (нюханье полезных трав).

В двухместном номере я жила одна. Правда, перед тем, как в него въехать, я попросила медсестру-рецепшинистку меня к кому-нибудь подселить. Одной жить не хотелось, потому что скучно. Медсестра тут же сказала, что, в общем-то, это возможно, но только живут у них в основном… одинокие бабушки. Так! Такого поворота событий я, разумеется, не ожидала, в конце концов, не в дом престарелых ехала! Но подселяться к кому-либо сразу расхотелось. С тоской и не сильно приятными предчувствиями я к 14 часам поплелась в столовую обедать.

Предчувствия меня не обманули. Столовая представляла собой пункт питания годов эдак семидесятых с белыми скатертями на столах, вазами с искусственными цветами и тарелками с полустертыми эмблемами санатория. Контингент отдыхающих — женщины за 50, в основном, из провинции, приехавшие сюда по бесплатным путевкам лечиться, и мужчины того же возраста или чуть помоложе. К примеру, за моим столом сидели мужчина лет пятидесяти и женщина под 60. Весь обед она с увлечением рассказывала про свои болячки, а еще, как они тут по средам и выходным дням весело танцуют в клубе под гармошку. Я кисло слушала и то и дело повторяла про себя одну фразу: «Боже мой, куда я попала? Я не вынесу тут и трех дней!» Вынесла!

А началось все с первого ужина. Такого количества интеллигентного мужского внимания, как здесь, у меня не было никогда. Сначала я толком даже не поняла, в чем дело. В санатории дам – практически их ровесниц – толпы, а мужики почему-то все свои взоры на меня обратили. Правда, вскоре я разобралась. Эти 60-летние дамы им, наверно, были так же интересны, как и мне. В общем, став «королевой местной бензоколонки», я в дальнейшем чудесно и весело проводила время в мужской компании. Мои, так сказать, консуманты, оказались приятными и интеллигентными людьми, замечательными собеседниками. Как потом выяснилось, путевки в «Энергетик» получают ликвидаторы последствий взрыва на Чернобыльской АЭС, коими они и были. Но, слава Богу, работали они там гораздо позднее самого взрыва и никаких особых последствий, к счастью, пока не получили, хотя про Чернобыль рассказали мне столько всего интересного, что, наверное, хватило бы даже на книгу. А про Донецк, в котором они живут почти все, я теперь могу сказать следующее: джентльмены там пока не перевелись!

В столовой нас кормили три раза в день, точнее, пять: завтрак, обед, булка на полдник, ужин и кефир. Но из-за того, что народа в санатории было пока что мало, булку и кефир давали в ужин. Кормили так себе, опять же по-старосоветски — особым вкусом еда не отличалась и повторялась через каждые три дня, а то и чаще. Но меню мы заполняли ежедневно, и ни один обед без фруктов (клубника, черешня, бананы, апельсины) не обходился.

Но вернемся к первому дню моего приезда. После ужина я решила погулять по набережной. Набережная в Ялте – это, вообще, отдельный разговор. Чего тут только нет! Видимо, местный народ подрабатывает летом, как только может. Здесь играют симфонические оркестры, отдельные личности поют под гитару, рисуют картины и портреты, фотографируют желающих в царских нарядах, просят милостыню, гадают. Девочка лет 7—8 нарядилась клоуном, принесла из дома коврик и теперь занималась на нем акробатикой, не забыв рядышком положить панамку. Какая-то бабулька навязала крючком всяких кофточек и шапочек, другая нашила игрушек. Кучи позолоченных фигурок, морских сувениров и т.д. и т.п. И все это на фоне миллиона кафе и ресторанчиков, аттракционов, уличных караоке, где спеть одну песню стоит 5 гривен, и парусных яхт на пристани за 30 долларов в час. Ялтинская достопримечательность – шахматисты-любители. К вечеру мужики всех возрастов приходят на набережную, расставляют шахматные доски на скамейках и до потери пульса, времени и здоровья режутся в шахматы. Некоторые обучают этому мастерству подрастающее поколение, правда, не бескорыстно. А еще каждый вечер в Ялте проходит неофициальный парад собак. Часов около семи на набережную выходят местные и приезжие фифы со своими жучками – стрижеными на разный манер, под Артамонов и лысых Сфинксов, пуделями и болонками. Смотреть – одно умиление, как на стрижки собак, так и на наряды их хозяек. Кстати, и те, и другие между собой частенько бывают похожи.

12. ЖИЗНЬ — ЖИЗТЯНКА

Через несколько дней я решила куда-нибудь поехать на экскурсию. Стенды с ними, как и в Алуште, здесь были раскиданы по всей набережной. Но беда была в другом – несмотря на то, что в Ялте народа было все же побольше, чем в Алуште, группы абсолютно не набирались. То есть группа в 5 человек, к примеру, по мнению местных организаторов экскурсий, считалась вовсе не группой, и экскурсию в таком случае отменяли. Нет, на классические экскурсии, в Ласточкино гнездо, Воронцовский дворец, в Ливадию, Массандру, Большой каньон Крыма и даже в Севастополь, уехать, конечно, можно было. Но в этих местах я была уже, как минимум, по два раза. Хотелось чего-то новенького.

В общем, поначалу, еще не зная, что с экскурсиями тут возникнут такие проблемы, я купила билет в пещерный город Мангуп. Продавец попросил меня перезвонить ему накануне, чтобы узнать, откуда будет отправляться автобус. Вечером, уломав нашего санаторного врача, так как телефонные звонки из санатория лимитизированы и звонить можно только в экстренных случаях, я уселась за телефон. Дозванивалась примерно час. За это время мы успели с врачом обсудить все местные темы. В результате пришли к общему мнению, что Крым совмещает в себе природу чуть ли не всего света. Здесь есть все. Ялта и Алушта очень похожи на Югославию, Евпатория – это Балтика, Бахчисарай – натуральный восток, Севастополь – военный морской порт и т.д. А в Ялте: 25 минут в одну сторону – и море с чайками, 25 минут в другую – и горы, покрытые облаками! Но жизнь в Крыму очень дорогая. Чтобы безбедно прожить зиму, местным жителям нужно вкалывать все лето. «Вкалывают» в основном сдачей комнат и квартир отдыхающим, а также работают в летних кафе и торгуют всякой чепухой на набережной. А в целом, на летние заработки в Ялту стекается пол Украины. В основном, народ трудится на строительстве гостинец и пансионатов и в торговле, потому что для того, чтобы устроиться на более престижную должность в кафе или ресторан, здесь требуют местную прописку. Жалуясь на свою жизнь, мой собеседник рассказал, что, работая врачом, он получает всего 250 гривен в месяц, притом, что на еду у него в день уходит 8 гривен (не знаю, уж, как он питается, лично у меня меньше 20 гривен в день никогда не уходило). Так что без дополнительного заработка в Ялте просто нельзя. Кстати, в разгар сезона снять самую плохенькую однокомнатную квартиру с удобствами на улице здесь стоит примерно 10—15 долларов. А купить ее – 8 тысяч долларов. Ну, по сравнению с Москвой…

За разговорами я, наконец-то, дозвонилась до своего экскурсовода. И тут-то он меня и огорошил тем, что экскурсия в Мангуп не состоится. Группа не собралась. На следующий день нужно было идти сдавать билет.

Продолжение следует…

| 12.04.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий