Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Украина >> Легко ли быть гидом?


Забронируй отель в Украине по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Легко ли быть гидом?

Украина

Тишину воскресного вечера разрывает телефонный звонок. «Зоенька, здравствуйте, это Наталья К. Я раньше преподавала у вас в университете. Знаете, вот тут у меня греческая делегация, приезжает завтра на один день в Киев. Нужен грекоговорящий гид. Вы же возьметесь, правда?» Пытаюсь объяснить, что я хоть и грекоговорящая, но не гид, а переводчик. Безрезультатно.

На следующий день представитель турфирмы довозит меня до аэропорта, вручает табличку с надписью «Greek delegation», телефон водителя нашего автобуса и позорно сматывается. Я остаюсь одна в терминале «А» внутренних рейсов Бориспольского аэропорта. Все, что удается выяснить о греках — что это какие-то артисты и прилетают из Одессы на день, а потом — в Афины. «Небось одни бабы старые, балерины какие-нибудь» — решаю я и стыдливо машу табличкой всем выходящим из зала прилетов. Никого подходящего на роль делегации старых баб не вижу. «Есть, есть ваши греки» — успокаивает какой-то раввин в шляпе. Я все равно отчаиваюсь. Тут появляется… мексиканец, иначе не скажешь: смуглое лицо, огромный нос, черные длинные волосы, мешковатые оранжевые штаны. «Мексиканец» подходит ко мне и стеснительно улыбается. Я ему тоже. Он — мне. Тычет в мою табличку и кивает: «Yes, yes!» «Это вы?» — недоверчиво спрашиваю по-гречески. «Мы, мы! — радуется „мексиканец“. — А ты наш гид? Как зовут? Очень приятно, а я — Панделис. (пауза) Фалассинос. (пауза) Певец». Ни фигаааа себе! Вот так нос к носу столкнуться с одним из известнейших греческих певцов! (Справка: Панделис Фалассинос — поэт, композитор, певец, по уровню — как в России Гребенщиков). Он уходит на улицу курить и искать тележки для багажа, а я, осмелев, захожу в зал прилетов… где меня немедленно окружают примерно 25 греков! Начинается галдеж: «Где наши инструменты? Где автобус? Куда девать багаж? Можно будет поменять деньги? Поедем покупать сувениры?» Следуют рукопожатия и поток имен: «Йоргос…Христос…Димос…Панайотис…Янис…» Вот кем оказались мои старые балерины — молодыми парнями, музыкантами и актерами! В стороне жмутся четыре греческих девушки, одна удивительно похожа на ворону, три — просто никакие. «Славянки — лучшие!» — решаю я и веду свою ватагу на улицу, впереди — молодой человек с инструментом в футляре, очень напоминающем гроб. Водитель просит загружаться немедленно, чтобы ему не платить за паркинг. Немедленно? Как можно приказать грекам что-то делать немедленно? Начинается детский сад: одни бегут в туалет, другие в камеру хранения, главная знаменитость — Фалассинос — вообще уселся пить кофе. Я хватаюсь за голову. «У тебя нервы крепкие? — сочувственно интересуется один из греков. — Нет? Зря…» Наконец удается всех погрузить в автобус. Мне не хватает места (задние сиденья они завалили своими инструментами), сажусь на приступочку рядом с водителем и пытаюсь рассказать сегодняшнюю программу. «Мы не хотим экскурсию! — с ходу заявляют греки. — Мы устали, сейчас в автобусе и заснем!» Новоиспеченный гид скрежещет зубами, водитель улыбается. Сходимся на компромиссе: даю им час на раскачку, кто хочет — идет в кафе пьет кофе и завтракает, остальные в этом время могут погулять со мной по Крещатику (центральная улица Киева).

Сколько же, вы думаете, со мной пошло? Аж четверо. Остальные прочно приземлились в ближайшем кафе. Я браво вожу свою четверку по центральным достопримечательностям, заодно они меняют евро, звонят в Грецию, покупают пленку и так далее. Всячески помогаю. Греки начинают симпатизировать гиду и то под ручку сводят с тротуара, то помогают надеть кофточку. Один из них, самый красивый и белозубый, так и вообще от меня не отлипает и, похоже, готов целый день слушать историю Киева. Что ж, отыгрываюсь на нем за тех лентяев, которые пошли в кафе. Но вот мы снова в автобусе. Я бодро рассчитываю высадить свою делегацию возле Владимирского собора и оттуда вести по основному туристическому маршруту (Университет — Оперный театр — София Киевская — Михайловский собор). Греки, узнав о моих планах, дружно взвывают: «НЕ ХОТИМ!!!» Оказывается, они хотят на базар за сувенирами, да побыстрее. Ах вы черти полосатые, зачем же вы экскурсию вообще заказывали? Сделали бы себе трансфер — Аэропорт-Базар-Аэропорт! Провожу обзорный тур из окна автобуса, даже микрофон не очень помогает перекричать царящий внутри гам. Греки упорно не желают вести себя цивилизованно. «Справа Министерство Внутренних дел» — надрываюсь  я. «А нам все равно!» — орут дурным голосом откуда-то с конца автобуса. На Андреевском спуске удается слегка передохнуть — все набрасываются на матрешек и красноармейские шапки со звездой. Со мной остаются: юный стеснительный Димос, ищущий диски с народной музыкой, Ставрос с лицом старой усталой черепахи, присматривающий деревянную флейту, и тот самый высокий белозубый красавец Христос, проявляющий все больший интерес к гиду. Как-то так выходит, что внизу спуска мы с Христосом остаемся одни, и он немедленно приглашает меня на кофе. Ну и пойду! Что, гид не человек? Тем более, что моих «подопечных» собрать все равно сейчас невозможно. За час беседы в кафе Христосу удается выманить мой адрес и телефон. Он приглашает меня в Грецию и обещает достать автограф певца Далараса, с которым якобы выступает на одной сцене.

Дальше в планах было: везти греков обедать в недорогой фольклорный ресторан. Это либо «Пузата хата», либо «Первак», либо «Царское село». Но я уже поняла, что имея дело с греками, строить планы — вещь неблагодарная. «Мы не хотим никуда ехать!» — заявили греки. — «Ведите нас в ресторан где-нибудь поблизости». Поблизости есть только «Домашняя кухня», еда недорогая и вкусная, но интерьер типа столовой — нужно ходить с подносом и выбирать блюда. Что делать? Веду их туда, строго объявив: «Чтоб больше без опозданий! Кто хочет сегодня вернуться в Грецию — через час в автобус!» Разумеется, попав в ресторан, греки опять начинают возмущаться. «Куда вы нас привели? Мы хотим в другой ресторан!» Всем мило улыбаюсь (улыбка уже на грани превращения в оскал) и иду к выходу — от нервов аппетит пропал. Там меня ждет верный Христос. Он, мол, тоже есть не хочет. Ну и ладно. Угощаемся пирожными. Поев, греки стали вроде благодушнее. Дружно разучиваем фразу: «Ты красивая», которую главный хулиган — Йоргос — немедленно начинает кричать всем проходящим мимо девушкам. «Все-таки в Украине женщины действительно самые красивые, — замечает Христос. — И ты тоже к ним относишься». Последняя фраза, конечно, предназначается гиду. Прошу у Фалассиноса автограф. В ответ — тяжелый взгляд: «В этом вашем ресторане на одно очко в туалете — двадцать человек очереди. Мне что, на газон идти мочиться?» Да, знаменитости тоже люди…Но вот все собрались, головы в который раз пересчитаны, автобус выруливает на бориспольскую трассу. «Сюзанна!» — дружно поют все под радио. Водитель отбивает такт и хохочет шуткам греков, хоть ни слова не понимает. Мне дико жалко расставаться со своей бесшабашной группой, которую с утра ненавидела…В аэропорту раздаю им всю свою мелочь, чтобы смогли взять тележки, Фалассинос все же подписывает открытку, Христос целует в щеки и говорит: «До встречи», внезапно лезет обниматься та самая девушка-ворона, с которой я и двух слов не сказала. Делегация исчезает в лучах вечернего солнца. В ушах остаются слова Йоргоса: «Друзья, я влюблен. Я влюблен в Киев, в этот удивительный город, где столько зелени, где никто никуда не торопится».

Занавес.
Автор sinnefaki

| 03.05.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий