Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Украина >> Карпатский дневник: горы и лавры


Забронируй отель в Украине по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Карпатский дневник: горы и лавры

Украина

КАРПАТСКИЙ ДНЕВНИК: ГОРЫ И ЛАВРЫ

(30.07- 14.08 2005)

Идея была проста, но мила и причудлива. За пару недель долгожданного августовского отпуска максимально проникнуться духом близкого географически, но неизведанного духовно края — Западной Украины. Намерения Геркулесовы: познать Прикарпатье, Закарпатье и Карпаты per se. В отличие от прежнего опыта самостоятельных путешествий, информации по Карпатам в Сети негусто. Распечатываем фрагменты карт и программы экскурсионных туров, с которыми и прорабатываем наш индивидуальный маршрут, следуя поездом 141 «Москва-Черновцы», стартовавшего из столицы в 12.35. Сутки здесь проходят нескучно: немного душновато, но вдохновляет плавный континуум ландшафтов за окном: от ностальгических березок в белых колготках до расстилающегося шлейфа изумрудных равнин Буковины.

 В 5 часов вечера следующего дня мы Черновцах. К обывателям обращаемся по-русски, они отвечают на мовi, но обе стороны понимают друг друга исчерпывающе. Следует осторожно отнестись к масштабу расстояний. «Та тута недалeко, три зупiнки на тролейбусi» — но при этом расстояние между остановками измеряется километрами. Мы выбираем отель «Буковина» в центре города на Головной улице. В холле — изображения именитых постояльцев от Пугачевой до Ющенко. Цены демократичны: двухместный номер со стандартным набором удобств и горячей водой, отключаемой в полночь, обходится в 100гр (прим.600руб, прим 20долл). К 7 вечера температура несколько спала до 33. Вечерний осмотр города оставил в памяти следующее.
Розовый кафедральный собор Александра Невского (середина19 века) похожий на пышный свадебный торт; две центральные площади города — Ратушная и Театральная. В процессе прогулки все более чувствуется особый аромат города, в котором славянская теплота сочетается с европейской ухоженностью. Побаловали себя на ужин мититеем (местные жареные пряные колбаски) и свежайшим местным пивом.

С утра берем наши сумки и, оставив их в камере хранения, открываем собственный маршрут. Итак, мы начинаем с дальнего подступа к Карпатам. Мы едем в Каменец-Подольский, который заинтересовал нас причудливым миксом транскультуральных инфлюэнсов)) В этом ныне глубоко провинциальном, но исторически славном городке, мирно и взаимовдохновляюще проживают представители более 30 наций, фестивалю которых посвящен странный монумент. Город разросся из безопасного местечка на острове, образованном глубокой долиной реки Смотрич, представляющего собой естественное укрепление, обозначенное высокими скалистыми берегами, и доныне сохранившими руины форпостов. История города, прозвучавшая в изложении милой гидессы Доминиканского монастыря, углубляется настолько, что корни не просматриваются, поскольку место это вследствие его мягкого климата, а также расположения, из которого «отовсюду близко», начинается с меловых отложений Сарматского моря. Архитектура старого города поражает своим эклектизмом: ну где еще в комплексе католического храма увидишь турецкий минарет, увенчанный золотой фигурой ангела в натуральную величину)) В интерьер собора входит армянская часовня с чудотворной иконой Армянской Богоматери, а также доставленная сюда из музея атеизма, а до этого — с кладбища, а до этого — из Италии надгробие трагически погибшей красавицы Лауры, высеченное из цельного куска каррарского мрамора скульптором — до этого нам неизвестным — Виктором Бродским в 1870г.

Пройдя закоулками старого города, мы видим перед собой мост, на котором останавливаемся зачарованные открывшейся панорамой крепости, словно вставшей со страниц школьных учебников средневековой истории. Детальный осмотр у нас занял не менее полутора часов, особо запомнился колодец, размером с маленькое озеро хрустальной воды и колоссальным колесом для извлечения оной из глубоко прорубленной шахты. Стены чудовищной толщины, приземистые настороженные башни, из бойниц которых не хватает взгляда охватить расстилающиеся внизу равнины, холмы, хутора и храмы…

Мы возвращаемся в Черновицком направлении через маленький городок Хотин. От автостанции такси за 7гр доставляет нас в «фортецю». Казалось бы нас трудно удивить после Подольской крепости, но от внезапно возникшей картинки рты разинулись синхронно. На берегу широкого стального цвета Днестра предстал перед нами классический рыцарский замок со стенами, равных по высоте которым, мы еще не видели. То ли замок великолепно сохранился, то ли он классно отреставрирован, но впечатление его аутентичности усугубляется впоследвии рассказом аборигенки, что именно здесь снимались фильмы «Айвенго» и «Русалочка». История замка насчитывает порядка семи столетий. Пожалуй, это более всего соответствует понятию «замок» из всех увиденных нами ранее и впоследствии.

Наползающая ночь застает нас в Черновцах на автовокзале и после безуспешных попыток переночевать то в «Туристе», то в «Оазисе» нам ничего не остается, как вернуться в «Буковину», в которой мы были чуть разочарованы прошлой ночью из-за насекомых ее обитателей. Утро следующего дня является последним нашего пребывания в Северной Буковине. В местных турагенствах и информационных центрах, к нашему удивлению, скучающие девочки даже не знают о существовании мирового центра старообрядчества в Белой Кринице. Кажется, в Москве на Рогожском кладбище об этом известно больше, тогда как в давние годы, да и поныне, Белокриницкое согласие является основной ветвью староверия. Теперь это деревушка с десяток домов, которую можно найти на карте лишь очень крупного масштаба. Добираться приходится «мелкими перебежками», меняя все мыслимые в этих краях виды транспортации. Автолайн «Черновцы — Глубокое», затем — на маршрутке, стоя вповалку, до Старого Вовченця, далее десяток километров на Уазике и заключительные пять километров пешком. А там, продравшись через кладбищенские заросли, выходим к величественному Успенскому собору, построенному в одухотворенных традициях старорусского зодчества — с шатровой колокольней, с обилием луковок и маковок. Собор, конечно, закрыт, но стоило ехать хотя бы ради того, чтобы запечатлеть его на фото. Село безлюдно, и ничто не напоминает о былых страстях и вероучительных распрях, когда-то имевших здесь место, хотя позже мы узнали, что в 2000 году здесь состоялся всемирный конгресс старообрядцев, куда съехались приверженцы непорченой веры со всех концов земли, включая Аляску и Аргентину. Чуть разочарованные тем, что не увидели живых носителей почтенных традиций, мы поворачиваемся спинами к храму и топаем по пыльной дороге.

И тут тормозит красная «копейка», в которую гостеприимно распахнув двери приглашает нас колоритный водитель. Приборный щиток уставлен иконами, сам — лет сорока, с окладистой седоватой бородой.
 — Что ездили смотреть, ребята? Что обо всем этом думаете, — неспешно начинает он разговор.
И, не особо заморачиваясь ответами, он произносит страстный и убедительный монолог. «Я-то раньше никонианином был. Но только здесь понял, где она, правда-то. Вот веру-то мы приняли от греков в 988 году, а Никон, то — он хуже Гитлера: взял и перевернул все. Сколько крови пролилось! Как у Василия Великого сказано — перстами надо обозначать троицу, а не щепотью. Вот я вас то сейчас креститься-то и научу. Большой палец с двумя последними соединяется, сообразуя нераздельное троическое единство, а безымянный, чуть приклонившись к указательному, открывает нам тайну умаления Бога, сделавшегося ради нас человеком. А пение бы вы наше храмовое знаменное послушали, по крюкам… тогда б уже вас из храма не вытащить. Все у нас настоящее: и службы долгие, и крещение, не обливательное, как у этих никониан, а погружением целокупным в три раза… И мужи благообразно бороду носят, а то знаете, как один папа Римский бороду-то обрил? Попалась ему в храме на глаза женщина красоты редкостной и добродетели непорочной, стал он ее домогаться, а она возми, да и скажи: Хорошо, мол, приду к тебе, если бороду побреешь, чтоб приятнее мне было с тобой ласкаться, а когда он, отступник, тако и сотворил, говорит она ему — если ты достоинство внешнее, тебя украшавшее сбрил ради потаенной срамной бороды моей, что под пупом, как мне любить тебя? Нет, не приду к тебе».
Так вез он нас километров десять и еще поблагодарил — мол, разговаривая с вами, сам укрепился духовно. Но фотографироваться с нами на память отказался («Не, неполезно это, от лукавого…») Пройдя еще немного, мы напросились в попутную телегу, снабженную госномером, запряженную веселой кобылкой Мартой с красной розой в гриве, которая все время порывалась искупаться и, используя всякий случай, порывалась свернуть к воде. До Глубокой мы добирались автостопом, используя то грузовичок Мицубиши, то старенький Опель-Кадет («Опелька дед», как послышалось Ланке).

На автостанции в Черновцах мы забираем вещи из «камери сховання» i стрибаємо у маршрутку до Вашковцiв. Нам хотелось в этот же день посетить тамошний монастырь Святой Анны, в котором, согласно Интернет данным, совершаются гарантийные молитвы от неудач в бизнесе, а также для счастливого замужества J Монастырь этот новодельный, в псевдорусском стиле, напоминающий подмосковную Давидову Пустынь. Нанятый за 7 гривен таксист, монотонно излагает местную легенду о том, как преследуемая турками красавица Ганна умолила землю на той горе сховати її так, что на поверхности только волосы и остались. Вид с горы действительно впечатляющий — живописны пологие склоны, по которым взбираются на коленях, по уверению того же таксиста, женщины, вымаливающие детей, и люди, отягощенные смертными грехами. Непросто все, однако…

Мы сегодня прощаемся с Черновицкой областью, по дорогам которой встречается так много шкатулок-часовенок и на маршрутке (уже которой за сегодня!) приближаемся к Коломые. Здесь почти на каждом придорожном дереве бросаются в глаза огромные, как рекламные щиты в Москве, гнезда с аистами. Это знак того, что мы прибыли на Гуцульщину — аистиный край.

Городок Коломыя вызывает восхищение неповторимой атмосферой своих чистеньких и комфортных маленьких особнячков, ухоженностью улиц и свежестью бульваров. Останавливаемся в частном отеле «Достаток» (Валовая, 19), с гостеприимной, тактичной и услужливой хлопотуньей Зинаидой Анатольевной. Номер с евроудобствами и католическими иконами на стенах, со спутниковой антенной обходится в 80гр. Примечательна организация такси: любая поездка в черте города стоит 5гр, вызов бесплатно.

Утром третьего украинского дня мы добросовестно осматриваем две достопримечательности комфортно-курортного городка: единственный в мире музей Писанки (где более всего обратила на себя внимание мраморное изваяние местного скульптора Р. Захарчука), а также филигранно расписанные страусиные яйца из Техасса. Техника изготовления писанок нам была поведана специалистами музея Гуцульщины, расположенного через дорогу. Здесь особо умиляют иконы наивных сельских богомазов XVIII века столь отличные от строго аскетичной манеры письма русского севера. Например, Христос, даже снятый с креста, — обязательно в роскошной короне. А на щеках Богоматери — веселый румянец. Всего должно быть много, ярко и весело! Для осмотра Коломыи полдня достаточно, и, после обеда, состоящего из печеных овощей с пивом, мы едем в Яремчу, слушая по дороге свежие хиты — задорные коломыйки в исполнении Гуцула-Хулигана.

 В Яремче мы останавливаемся в отеле «Прут» (40гр.- номер без удобств с ч/б телевизором, 60гр. — номер с удобствами). Ужинали в ресторане с таким же названием, где отведали под горилку блюда местной кухни: вкуснейший украинский борщ с чесночком и пампушками, чанахи, вареники с сыром (50гр на двоих) Дуже смачно — рекомендуем!
Ложимся пораньше, поскольку на следующий день уже заказали в экскурсионном бюро подъем на самую высокую гору украинских Карпат — Говерлу (2061м). Сразу скажем, подъем достаточно сложен, хотя и не требует альпинистских навыков, но хорошей дыхалки. Поднимаются почти все, хотя пройти предстоит почти 10 километров, из них вертикально 1км. Ощущения сравнимы для нас с подъемом на гору Моисея, правда там поднимаешься ночью, а здесь обескураживает взгляд на вздымающуюся вершину. Здесь мы получаем удовлетворение оглядываясь назад и наслаждаясь видом громад мягких отрогов, похожих на исполинов, мирно пасущихся в долинах, о чьи лесистые бока почесываются облака  J. Особенно благодарны мы нашему проводнику Тарасу, незатейливо подбадривавшему нас шутками типа «лучше предохнУть, чем передОхнуть». На вершине, продуваемой холодными сквозными ветрами (ах, как пригодились ветровки)- множество флагов, символов, крестов, икон, надписей, посланий. Обратный путь короче и веселее. Есть особое творчество в том, чтобы выбирать себе путь вниз, перепрыгивая с камня на камень и регулировать свой темп движения от задорной припрыжки до меланхолического сползания. Проходим водопад, с которого берет начало река Прут, впадающая в Дунай. С погодой нам повезло, хотя предыдущая группа возвращалась с Говерлы вымокшей.

Карпаты протянулись на 1200км по территории трех государств (Польша, Румыния, Украина) многочисленными грядами на 300км в ширину. По четырем вершинам-двухтысячникам, находящимся на территории Украины, когда-то проходила польско-чешская неоднократно меняющаяся граница, а ныне рубеж Ивано-Франковской и Закарпатской областей.

На следующее утро — беспросветный дождь. И зачем нам ехать в Ворохту, благо вчера видели летние тренировочные прыжки с трамплина. А, кстати, проезжали через самое большое по территории село Украины — Микуличи. Оно протянулось на 40км, вроде Киева)) Тогда мы решаем покинуть горы и на одноколейке за 2 часа в поезде, пока пишем впечатления, прибываем во Франковск.

Город удивляет погодой — на привокзальном табло температура +15, а ведь два дня назад перлись и прели от 37-градусной жары. Узнаем, что до 30-х годов, Ивано-Франковск именовался Станиславом. По сути дела это производное от разросшегося рыцарского замка славной династии Потоцких. Осмотр центральной части города с посещением двух музеев — краеведческого и художественного — занимает у нас три часа. Особо запоминается двухметровая статуя девы Марии на майдане Шептицкого. Здания городского центра красивы и чуточку похожи друг на друга вне зависимости от конфессиональной принадлежности. Доминирует южно-западный стиль, знакомый нам еще по храмам Белой Руси стиль — плоскостной впечатляющий фасад, увенчанный двумя башенками, и малоинтересный с других сторон.

Ивано-Франковск позиционирует себя как «мiсце центру Европи», поскольку настоящий географический центр континента находится неподалеку, под малым областным городом Раховом.
Из субъективных впечатлений: путешественник со свежим блуждающим взглядом, обращая внимание на вывески, может задаться вопросами: чем накормят в кафе «Скорпион»? «Дитячий рай» это магазин для невинно убиенных младенческих душ? На что намекает название продуктового магазина «Шанс»? И почему больше не подают горячих блюд в привокзальном кафе «Дебют»? Неужели дебют, как и шанс, оказались неудачными? :о))

На вокзале мы легко взяли билеты на поезд до Ужгорода в 18.24. Туда прибываем еще до рассвета. Впечатляет европейский дизайн вокзала — несколько буфетов с горячими бутербродами, аккуратная униформа уборщиков. С первыми лучами солнышка мы идем в центр города. Проходим гостиницу «Закарпатье», где приобретаем отличную туристическую карту города, по которой и осматриваем достопримечательности. Из того, что запомнилось: на улицах нет пешеходов, и мы так весело делаем потешные фотоснимки, усевшись на скамеечку между двумя бронзовыми фигурами. Ужгород насчитывает более чем 1000летнюю историю. Осматриваем городской замок 15-го века, разочаровывающий малой живописностью и неважной сохранностью, сравнительно с замками Хотина и Мукачева. Жаль, что экскурсионные возможности здесь не задействованы. В нескольких турбюро нам отказывают как в пешеходных, так и в автобусных экскурсиях. Что-то мы раньше слышали об архитектурном памятнике XIIв. «Ротонда». Едем в Горяны на маршрутке (0.75гр) и видим маленькую сельскую церквушку, окруженную сливовым садом. Считается, что ее уникальность состоит в том, что северный ее придел представляют собой идеальную окружность, столь нетипичную для окружающих храмов. Исторически здесь усматривается намек на знакомство угорских селян с византийскими храмозодческими традициями. Внутрь попасть не удается, хотя говорят там интереснейшая стенная фресковая роспись.

Завершив полудневный осмотр небогатых ужгородских достопримечательностей, мы едем в Мукачево и между электричкой и маршруткой выбираем последнюю, поскольку вместо двух часов можем добраться за 40 минут. В дороге нас захлестывал дождь, но стоило ступить на мукачевскую брусчатку, как небо прояснилось — удача вновь сопровождает нас. Ах, какой это милый городок! Он подкупает именно своей многогранностью — и туристический, и религиозный, и исторический, и промышленный. Последний эпитет к тому, что по совету предыдущих путешественников мы приоделись в симпатичную х/б продукцию местной фабрики «Мрия». Стоимость проживания в отелях здесь уменьшается пропорционально их удаленности от центра. Так в гостинице «Star» по местному «Зiрка» за двухместный номер просят 375гр, «Дельфин», находящийся в 200м от нее предлагает симпатичные номера за 200гр, а мы останавливаемся в готеле «Лангер» за 150гр, имея номер еврокласса с кондиционером. Бросив чемоданы, возвращаемся в Центр пешком, по пути осматривая впечатляющий православный собор, наконец-то принадлежащий родному Московскому Патриархату, о чем прихожане ведают нам, немного стесняясь.

 В этот чудный субботний вечер, в городе праздничная атмосфера. Во время своего моциона мы встречаем множество свадебных процессий, где номера у лимузинов заменены табличками «Весiлля» або «Свадьба». Здесь не услышишь русскую речь, но обитатели приветливы и благожелательны. На автовокзале священник что-то растолковывает подвыпившему работяге, а тот то угощает его дешевой водкой, то просит денег, на что батюшка отвечает: «Я монах, а монах — он как солдат, а у солдата денег не бывает». Несколько остановок на маршрутке — и мы уже у подножья вулканической горы, на которой царственно расположился замок Паланок. Исторически, город вырос как предместье великолепной неприступной фортеции, и местные селяне были обязаны периодически врывать оборонительный частокол из «паланок» (массивных дубовых колод) и расчищать склоны, что, конечно же, было им мучительно, и отсюда производят название города Мукачево. История замка уходит вглубь на тысячу лет, но сохранившиеся сооружения датируются 14—17вв. Он в превосходном состоянии и необыкновенно интересен. Впечатляет высота его стен, глубина его колодцев, богатство экспозиций его выставок, красота панорамического обзора сверху.
Но это еще не конец нашего насыщенного дня. За 12гр таксист доставляет нас в Свято-Николаевский монастырь. На высоком берегу реки Латорицы монахи селились издавна. Первым каменным постройкам порядка 4х столетий. Эти каменные стены помнят послов Иоанна Грозного, возвращавшихся из Константинополя. Почти 200 лет насельники монастыря хранили унию с Римом, но в 1946 году Советская власть передала его прикормленному ей Московскому Патриархату. В монастыре около ста насельниц: и еле передвигающиеся старушки и девчонки, озорно стреляющие глазками из-под иноческих скуфеек. Служат длинно, истово, по уставу.

Мы покидаем обитель для заключительного променада по пешеходному центру города. Фотографируемся у веселого плаката «Україні не вистачає футболистiв. Кохаймося!» :о)) Вечер венчает ужин в центровом кафе «Бiлий какаду», где кормят, конечно, по первому разряду — консоме и ежевика под взбитыми сливками, но удручает манера официантки, забывающей подать пепельницу и соль, а в финале называющей уверенно сумму заказа с точностью до копейки, не утруждая себя подачей счета. Ночь проводим в согласии с рекомендацией плаката, а ранним утром, снова с вещами едем на автовокзал с намерением добраться сегодня до жемчужины Карпатских гор — озера Синевир.

Прямых маршрутов нет, поэтому приезжаем в ближайший город — Мiжгiр'є. Едем через Хуст, достопримечательностью которого является поле дикорастущих нарциссов, дружно цветущих в мае, через другие поселки, названия которых дублируются то на венгерском, то на румынском языке. В Межгорье мы прибываем в час дня, а единственный автобус до Синевира отбыл в 12. Да, здесь можно снять номер в привокзальной гостинице за 40гр, но планы на вечер нам еще неизвестны. И мы, оставив там тяжелые сумки, оптимистично идем пешком по горной дороге с надеждой попасть посредством автостопа на фестиваль песни «Синєвiр — трембити кличуть». Топаем уже полчаса, наши призывно поднятые руки игнорируются, пока не приходит идея зажать в ладони 20гривенную купюру. Машина тут же остановилась, денег симпатичная супружеская пара, направляющаяся туда же, с нас не взяла. Может сработало все ж таки подсознание?)) Саша и Аня, жители и знатоки здешних мест, поведали нам, что по одной из гипотез, озеро Синевир образовалось от падения метеорита. Название созвучно местному диалекту, обозначающему «голубая глубина», хотя есть романтическая легенда о влюбленных Сине и Вире, чьи гигантские статуи, вырезанные из дерева, украшают берег озера. Посетить это место следует как из-за дивной природной красоты, так и привлекательности людей, любящих и умеющих повеселиться. Они ценят свою фольклорную музыку, они приветливо здороваются друг с другом, не пьют ничего крепче пива и с удовольствием покупают свои же местные сувениры — буковые разделочные доски (10гр), аккуратно выделанные овечьи шкуры (100гр.)

Когда мы вернулись на попутном микроавтобусе в Межгорье и согласно нашему обыкновению сфотографировали местную церковь, разговорились с молодым батюшкой. «Да, — говорит он, — вот только в нашем поселке 7 церквей. Конфликтов между нами и греко-католиками нет, ведь в сущности, одно дело делаем. У нас даже есть межконфессиональный храм, где, скажем одно воскресенье, служу я, а другое — униатский священник. Вообще, у нас в Закарпатье, православные церкви в основном Московского Патриархата, но знаете, между нами, — это дело политическое. Как архиерей с властью договорятся, так все и будет. Народ здесь к вере тянется, традициями дорожит. Пробовали здесь пару лет назад протестанты приезжие проповедовать, но у нас протестантом быть как-то неприлично, это как от семьи своей отрекаться».

Побеседовав с милым священником, мы возвращаемся на автостанцию и тут, о чудо, есть в 19.00 последний рейс во Львов. Кроме нас в автобусе всего двое пассажиров и без остановок через 4 часа мы прибываем на привокзальную площадь Львова. Ночью нам удалось снять лишь номер без удобств в одноименной городу гостинице (90гр.)

Нет, не зря этот город называют «мочевым пузырем Украины». С утра, беременное дождем небо, разродилось непрекращающимся в течении суток мокропадом. Где нам взять экскурсию по интереснейшему городу? Перед оперным театром не видно обычно собирающихся групп туристов с экскурсоводами. Дождь. Мы мечемся по многочисленным турбюро. Зайдя в агентство «Эльпида», мы оказываемся зажатыми в тиски энергичной хозяйкой. Нас прессовали подсчетом километража, умножениями и сложениями, к тому же люди, дискредитирующие своих коллег относительно профессионализма, не вызвали нашей симпатии. Но ангел хранитель с нами и он знакомит нас с такой же неприкаянной туристической парой. Киевская бизнесвумен Вера решила показать Львов своей 15-летней дочурке Маше. Мы объединились с ними на эти два дня и дозвонились до разведанного нами на ж/д вокзале «Битура». Те ребята представляются более добросовестными и менее корыстолюбивыми. Правда обзорная экскурсия на автомобиле (1.5 часа-80гр) оказывается посредственной. Водитель-гид Володимир, мало того, что промучил нас часовым ожиданием у Итальянского дворика, так попытался слупить 20гривен за переход с мовы на русский. Помимо общей бестолковости, он занудно возвращался к теме четырех музеев, путался в именах польских королей, но самое главное, настаивал на своем. «Кому, — спрашиваем, — храм посвящен?» Тут ничтоже сумняшеся экскурсовод простодушно повторяет, что собор св.Юра посвящен, мол, естественно Богу, а название храму перешло от его основателя. Мы же, буквально на следующий день, рассматривая иконы в экспозиции Олесского замка, наглядно убедились, что св. Юр — не кто иной как св. Георгий Победоносец.
Оставив компаньонок в их излюбленном стильном местечке «New York Street Pizza», мы не можем остановиться в своем любовании городом. На нашем пути попадается интереснейший музей — средневековая аптека — пробирки, тигли, склянки с диковинным содержимым.Посетители, что характерно, без всякого надзора смотрителей, увлеченно исследуют подземелья, дворики и погреба этого нетронутого островка истории. В заключение этого вечера мы решили перебраться из неуютного номера «Львова» в полулюкс гостиницы «Киев» (150гр). Нас привлекла перспектива провести ночь под сводами доходного дома очевидно дореволюционной постройки в пятиугольном апартаменте.
Ближе к ночи, во время импровизированного фуршета, Вера увлекает нас рассказом об украинских Лаврах — Почаевской и Святогорской. Ну что ж, кажется, мы заслужили бонус! А попробуем-ка мы уклониться от прямого возвращения в столицу, благо Карпатская программа будет завтра выполнена. Желтые кожаные ботинки сегодня фатально промокли, душа просит солнышка, хочется на восток…

Утром за нами заезжает обаятельный гид Андрей из того же «Битура» (Экскурсия на 4х стоит 350гр). Мы предусмотрительно закладываем наши сумки в старенькую «Ниву», и гид начинает рассказ о Золотой Подкове Львова. Первым на пути — Олесский замок. Что сказать? Впечатлительно. На горе стоит. В отличном состоянии. Замечательный вид сверху. Коллекция живописи. Коммерческий музей инквизиционных пыток. Под горой в парке катаемся на кобылке Зирке в окружении эротических модерновых скульптур. Следующая остановка — Подгорецкий замок. Он несколько иного архитектурного стиля, здесь уже не средневековье, а рококо 17-го века. В чем-то сопоставимый с Версалем и на 10 лет старше оного, замок ныне в запустении, но воображение рисует картины многолюдных шляхетских балов и великолепие садового ансамбля. Тут же прихотью магната возведен костел-табакерка св.Иосифа, представляющего собой копию собора св.Петра в Ватикане. Далее по дороге — Золочевский замок. Впечатляет не менее Олесского — те же бастионы, равелины, насыпные валы, но история его трагичнее — в течение 80 лет замок служил тюрьмой — как советской, так и нацистской. Как забавный артефакт, на территории замка находятся недавно обнаруженные в окрестных лесах таинственные монолиты с загадочными письменами и дыркой, в которой туристы троекратно вертят пальцем для исполнения желаний :о))

После выполнения обязательной программы — бонусы от фирмы: кладбище украинских эсесовцев из дивизии «Галичина» и католический монастырь студийского обряда — Унивская Лавра. Андрей рассказывал, что дважды в год здесь происходят «прощи» — когда тысячи людей проходят крестным ходом и получают полное прощение грехов. Лавра превосходно обихожена, даже в безукоризненно чистом туалете есть мыло, горячая вода, даже индивидуальное освещение и биде в каждой кабинке.
Обратной дорого Андрей рассказывает нам о том, как был свидетелем и участником этой прикольной «помаранчевой революции». Он захватывающе повествует о том, как они с парнями, совершенно трезвые, беззлобно и мирно стояли на том Майдане, как им верилось в то, что наконец «их разом багато», что даже неважно во имя чего это делалось, совершенно изумительным было вдохновение идеями братства, добра, социальной справедливости и так манила перспектива сделать это собственными силами. Ему немного жаль, что эти славные дни уже позади и в общем, ничего не изменилось, но чувство возможности победы веселого добра над тупостью, косностью и коррупцией чиновников осталось незабываемым. Мы так проникаемся позицией этого честного парня, что меняем свои политические взгляды. Некогда жалея об отгораживающихся от нас братьях славянах, теперь нам представляется, что если эти ребята могут жертвовать своими удобствами, здоровьем и безопасностью, то лучше будет, если они действительно прыгнут вперед, а там, глядишь, и нам помогут. Ведь если 1000 лет назад крещение Руси началось в Киеве, то, возможно вкус к обретению свободы, достоинства и братства они привьют нам и сейчас.

Закончив тур, прощаемся с попутчиками и с автостанции направляемся в местечко Броды. Это самый близкий населенный пункт к Почаевской Лавре. Наверное, отсюда пошли многочисленные таланты Бродские: поэт Иосиф, художник Александр и скульптор Виктор. Готель здесь маленький, поганенький, дешевенький, зато рядом приятный кабачок «Реноме», где подают коктейль пиво + водка + сок под завлекательным названием «Руська трiйця»)))

Утром, первым рейсом автобуса в 6 мы едем в Почаев. О, расположенная на крутой горе, Лавра изумительна и неожиданна, посреди неброской природы и бесприютности окружающих поселков. Совершенно фантастично выглядит здесь белокаменное торжество твердынь Православной веры. Здесь торжествует южно-русский тип духовности: все так конкретно, ярко, осязаемо. Обилие контрастных архитектурных решений, броскости золотых покрытий, наглядность икон и святынь. Любовались мозаиками Рериха, органично вписавшихся в псевдо-древнерусский ансамбль Троицкого собора, возведенного знаменитым Щусевым в начале прошлого века. К местночтимой святыне — единственному на Земле материальному следу явления Богоматери — Ее стопочке — часовая очередь благочестивых паломников, некоторые из которых пришли многомесячным пешим крестным ходом из самой Москвы. Из впечатлей, заставивших поморщиться — обилие дегенеративных лиц и многочисленные объявления с предупреждением, что мол, воровством здесь занимаются не только мужчины, но и дети и женщины, а также многопунктовый список грехов, подлежащих озвучиванию священнику, включающий пользование косметикой и какие-то «позы» :-) В этом исповедоваться не хотелось)) В расписании богослужений — в 17 часов ежедневно — «вычитка душевнобольных». Пока нам это не требуется)) и мы на маршрутке стартуем по направлению к Тернополю. Зачем? А кажется оттуда проще добраться до восточной Лавры Украины — Святогорской. Переклинило, знаете ли…

 В Тернополе через два часа. Город для туристического посещения малопригоден. Единственное его своеобразие — в огромном озере с островами, мостиками и катанием на лодках. Увы, билеты на прямой донецкий поезд проданы. Немного поколебавшись и ознакомившись с картой Незалежной, берем билеты до Днепропетровска в купе кондиционированного поезда, где попутчики обучают нас популярной в Европе игре «UNO».

Днеприк залит солнцем. Мы успели отвыкнуть от атмосферы больших городов, и искренне негодуем, когда за поездку от ж/д до авто-вокзала ушлый таксиcт требует 15 гривен (а это всего две трамвайные остановки). Вновь облом! Автобусы до Славянска уже ушли, но вновь помогает карта, и мы берем билеты на автобус до Краматорска на 15.20. Ура! У нас есть пара часов для знакомства с Днепропетровском, бывшим Екатеринославом. Запечатлеваем на фото два собора 18го века, дворец Потемкина, спринтерски посещаем краеведческий музей (малоинтересен). Так и не дойдя до самой протяженной в Европе 28-километровой набережной, спешим на автовокзал.

Здесь нужно проявить творческое отношение к переездам на длинные дистанции. Поговорить с соседями. И выпрыгнуть, не доезжая до конечного пункта с тем, чтобы попасть не в Краматорск, а пересесть на рейсовый автобус до Славянска, куда и прибываем в 22ч. За 5гр на такси попадаем в гостиницу «Колос». А хорошо! На втором этаже — превосходный свежеотремонтированный номер (150гр). В том же доме — кафе, где берем вкуснейший ужин: окрошка и жареная рыба пелингас, 100 грамм горилки Немирофф. Огорчает правда назойливый шум игрального автомата, но радует аквариум…

Следующий (и последний) день нашего путешествия напряжен и скомкан. Мечемся между ж/д и автовокзалом. Не-а, билетов нет. Добираться на электричке в Харьков? Ладно, взяли билеты. Теперь на автобусе в Лавру. Расположенная в живописнейшем месте, посередине нынешней зоны отдыха с аттракционами и пляжами, она достойна нескольких не то что часов, но и дней. Увы, у нас это получается слишком быстро. Мы переходим мостик, минуем необычную для православных монастырей статую Мадонны и подходим к очереди. Что здесь? Ага, сегодня в 13.30 (по будням) пускают в пещеры. На входе покупаешь свечу и в благочестивой процессии паломников мы медленно (а сзади раздается пение псалмов), мы поднимаемся в самую сердцевину горы, где расположен пещерный храм. Оттуда выход на вершину. А отсюда — видыыы…. И на несуразную статую Артема, и на стремнину реки Северский Донец и на оставшиеся внизу церкви этой бережно отстроенной обители. Остаемся? Смотрим на зоопарк, устроенный в монастыре? Есть и такое… Но нет. Кажется, мы еще можем успеть на электричку от Славянска до Харькова. Мы даем себе обещание вновь вернуться сюда. Осмысленно и неторопливо. Когда соберемся по маршруту Киев — Чернигов — Белая Церковь. Но сейчас берем «на слабО» таксиста — «парень, домчишь до города за полчаса, чтоб успеть к поезду — 70 гривен твои». И начался безумный рейд. По объездным дорогам, с ухабами и матюгами. Но успеваем, еще имея фору в 15 минут. Кажется, фотографировать привокзальную церковь Славянска после великолепия храмового ансамбля Святогорской Лавры — эт извращение, но Лану, с ее стремлением запечатлеть каждое красивое здание, где люди стремятся к Высшему, не переубедишь)))

И вот спустя четыре часа мы в Харькове. А вот тут — беспроблемно. Хотите — поезд до Москвы прямо сейчас, хотите — через 30 минут. Купе, плацкарт — что пожелаете. Вот и славненько. Мы выбираем Адлеровский поезд, который, оказывается, три часа назад проходил Славянск, где билетов на него не продавали. Так что если мы будем прицельно возвращаться в Лавру, мы непременно им воспользуемся. После таких перипетий мы спим освежающим крепким сном. Впереди Москва. Позади Украина, с ее своеобразным и разнообразным очарованием и потребностью вновь и вновь возвращаться сюда.

Комментарий автора:…Пройдя еще немного, мы напросились в попутную телегу, снабженную госномером, запряженную веселой кобылкой Мартой с красной розой в гриве, которая все время порывалась искупаться и, используя всякий случай, порывалась свернуть к воде…

| 16.09.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий