Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Украина >> Край, где нечасто ступала нога человека


Забронируй отель в Украине по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Край, где нечасто ступала нога человека

Украина

Хотелось бы красного словца ради погрешить против истины и назвать этот край местом, куда не ступала нога человека. Но все же, малочисленные местные жители проложили тут какие-то тропы, районная администрация худо-бедно поддерживает в малоприемлемом состоянии грунтовые дороги, да российские военные моряки и украинские пограничники тут иногда бывают. Не так давно украинские вооруженные силы в этом регионе были представлены и войсками ПВО, но закончилось это попаданием ракеты в пассажирский лайнер, и с тех пор слово «Опук» ассоциируется с полигоном, откуда была выпущена злополучная ракета.
На самом деле, полигон расположен на соседнем мысе Чауда, там же находится российская военная база, а на самом Опуке расположен заповедник, который, впрочем, практически не охраняется. При этом заповедник — самое интересное место на всем побережье от Керчи до Феодосии, да и в южной части Керченского полуострова тоже. И потому — в багажник положены два горных велосипеда, среди которых уместилась пара рюкзаков, и мы с братом двинули туда, где расположен крымский «край света».

Заветы аборигенов
Остановились в частном пансионате в с. Заветное, что в 30 км южнее Керчи. Хотя были последние июльские дни, у хозяев мы были первыми (и единственными) отдыхающими в сезоне. Пансионат, конечно, громко сказано: просто жилой дом после сносного ремонта. Но хозяева делали все для того, чтобы отдых наш прошел как можно лучше, возможно, потому, что только первый год занимаются этим бизнесом, и обычное для Крыма жлобство квартиросдавателей их не затронуло (так что если кто заинтересуется — пишите на мыло, дам координаты). Само село располагает пансионатом, заполняемость которого в разгар сезона составляла от силы 30%. Пансионат продается за $60 тыс., но это одни строения без земли, так что хочется посмотреть на дурака, который все это купит.
К берегу Керченского залива спускается балка, по ней и существует ход на пляж, пансионат также имеет две лестницы для любителей цивильного спуска к воде.
Сам пляж довольно дик, и вода мутновата, но живности в ней — хоть отбавляй. Керченский пролив представляет собой гигантский коридор, по которому рыба мигрирует из Азовского моря в Черное и обратно. Кубанский берег отчетливо виден, на рейде постоянно стоят пограничники и с десяток рыболовецких суден, причем независимо от времени суток. Оттого задуманный перфоманс встречи рассвета из волн Керченского пролива не удался (по идее, наблюдать подобное в Крыму можно еще на Арабатской стрелке или в районе Фороса).
Само Заветное — место чрезвычайно скучное, никаких развлечений тут нет, но это с лихвой компенсируется смекалкой аборигенов. Ровно в шесть утра село будил вопль клаксона — издавал его мчащийся по бетонной дороге Заветного автомагазин, собиравший попутно молоко у местных жителей. Если кому-то и удавалось после этого уснуть, то ненадолго: ровно через полчаса просыпался расположенный тут детский казачий лагерь. Происходило это следующим образом, дежурный палил в небо из винтовки трижды, сопровождая стрельбу истошным криком «подъем!» Своеобразию детского отдыха я так и не устал поражаться за все пять подъемов, произведенных в унисон с казачьим лагерем. Но, несмотря на это, если планировать подобное путешествие вновь — в качестве базового места все равно бы выбрал Заветное.

Пустыня у моря
Язык прилип к нёбу настолько, что, кажется, его уже ничем не отодрать. Ноги отказываются крутить педали, и каждый раз для сего простого движения нужно напрягаться, посылая мозгу сигнал: еще одно движение, простое как шаг, в такт биению сердца. Но все равно вращение педалей замедляется, сердцебиение, возможно, тоже. Это путь назад, в Заветное. По послеполуденному солнцепеку с катастрофически быстро заканчивающимися запасами воды. Вокруг — поросшая низкой травой пустыня, где кроме саранчи и степных воробьев никого. В такие минуты проклинаешь, что любовь к природе больше чем к самому себе. Да и увиденное убедило в правильности слов аборигенов: на Опук можно отправляться на авто.
Грунтовая дорога разветвляется сразу после легко преодоленного спуска (который назад и вылился в столь утомительный подъем), указатель рекомендует ехать налево к селу Яковенково, который породил даже один пансионат — «Голубой залив». От Керчи далеко, само село представляет, скорее, пародию на цивилизацию. Однако все это компенсируется морем неимоверной чистоты. От Заветного до Яковенково — 20 км, потом мы проехали еще километров 5—7 на запад по грунтовке вдоль моря. Море отделено пустыней, которая возвышается над берегом метров на 40. Дыхания морской свежести даже не чувствуется, пока не спустишься к воде. Где-то через 5 км от Яковенково и начинается сам заповедник. У самой границы заповедника какие-то местные жители ловят рыбу. На вопрос «как клёв» резко бросают: рыбы нет. Но дорогу в заповедник показывают, в начале лета жители Яковенково там даже косят траву — заповедник называется!
Представляет он собой поднявшийся с морского дна атолл, хотя его высота не превышает 150 м над уровнем моря, посреди пустыни Опук смотрится довольно величественной горой. Километрах в 5 в море виднеются две скалы, были бы ласты — можно было сплавать.
Через саму гору проходит дорога, в меловых камнях, которым сложена большая часть бывшего атолла, встречаются змеиные норы. Само название «Опук» в переводе с крымско-татарского означает «удод», но они тут вряд ли водятся, главная достопримечательность заповедника — колония розового скворца.
Но я бы еще назвал и море. Берег покрыт песком светло-коричневого цвета, повсеместно полное отсутствие продуктов человеческой жизнедеятельности, лишь в большом количестве встречаются чайки и бакланы. Вода по чистоте сравниться с той, которую наливают в бассейны 5-звездочных отелей. После сложного велопути море кажется чем-то сродни райских молочных рек. Метрах в 50 замечаем у самого берега в воде что-то черное и слишком большое для баклана. Подбегаем — дельфин! Молодая особь, сантиметров 80 в длину, — протяни руку и потрогай. Но дельфин явно не собирался выбрасываться на берег и взывать к нашей помощи: он перевернулся на спину, «поддев» загнанную к берегу рыбу, а потом ловко схватил ее и, издав водный фонтан, скрылся в море.
Вокруг — ни души.
На обратном пути поинтересовались в «Голубом заливе» вопросами размещения (на будущее, как сказать), но работники пансионата молчали как партизаны. Может, оно и к лучшему, с наплывом массового туриста места эти утратят колорит.
Ну вот и самые длинные 25 км в моей жизни позади, указатель возвещает, что мы доплелись обратно до Заветного. Язык отлипается от неба путем поглощения залпом 1-литровой бутылки пива «Крым» — все, дальше только на машине.

Вражьи горы
На следующий день мы наметили посещение двух мест, где на Керченском полуострове наблюдается вулканическая деятельность. Булганакские грязевые вулканы, что чуть северо-западнее Керчи, в районе села Бондаренково, нас не впечатлили. Есть, конечно, одно колоритное место, представляющее собой высохшее грязевое озеро. В годы Великой Отечественной в нем погряз немецкий танк, пожелавший срезать путь, да и сейчас ходить по нему опасно.
А вот вулкан Джау-Тепе (по-татарски — «вражья гора») нас поразил. Где-то на 60 километре шоссе Керчь-Феодосия нужно свернуть на юг, и далее по грунтовке ехать к селу Вулкановка. Места эти абсолютно безжизненные, кое-где встречаются соленые озерца — остатки древних рек, бурно текших в киммерийские времена от Азовского моря к Черному.
Едем по грунтовке, поднимая за собой столбы пыли высотой с 2-этажный дом, Вулкановка возникает как мираж на горизонте. Село на две улицы кажется абсолютно вымершим, солнце светит беспощадно, сама мысль об отключении кондиционера в машине кажется кощунственной. Вдруг замечаем на дороге девушку — наверное, если бы высадившиеся на Марсе космонавты вдруг обнаружили бы там аборигена, они бы испытали чувства, похожие на наши. Кажется, что жить за пределами космической станции в этом крае нельзя. У девушки спрашиваем дорогу к Джау-Тепе — она подробно рассказывает, украинский акцент слышен довольно отчетливо, в южной части Керченского полуострова все села сплошь украинские — татары, видимо, в столь экстремальных условиях селиться не желают.
Вот и гора. Сейчас вулкан спит, но в 1944 году его извержение стерло с лица земли Яковенково. Ныне на вершине даже есть кое-какие растения, сам кратер представляет собой спекшуюся грязь с элементами гранитной породы. Кусок фиолетового гранита с Джау-Тепе теперь лежит у меня на рабочем столе.
Когда заехал на мойку в Керчи — мойщик искренне поражался, где я столько песка на бампере успел набрать. Эх, чудной человек!

Город у моря
Сама Керчь постепенно меняет имидж. Она все меньше хочет быть городом-героем и все больше городом-курортом. Но как-то не получается. Туристов мало, на улицах редко вообще встретишь мужчин, и создается впечатление, что тут рядом должен быть некий параллельный мир, в котором все будет иначе.
Впрочем, городу, которому 2 500 лет и негоже как-то стремиться к туристическому веку. Богатство древней столицы Боспорского царства Пантикапея из земли переместилось в музеи, в том числе и местный, а условия существования великой столицы исчезли вместе с высохшими реками Керченского полуострова. С вершины горы Митридат открывается простор двух морей и кубанский берег. При этом все происходящее у подножия — гудящие портовые краны, снующие по Тузлинской косе самосвалы, активно заполняемые туристической мишурой улицы Керчи — все это кажется мышиной возней. Город вбирает все исторические эпохи, поглощая их и встраивая в себя. И древнегреческий склеп Деметры, и церковь Иоанна Предтечи византийской эпохи, и турецкую крепость Ени-кале. Также растворяться в нем и порт, и пешеходные улицы, и дико выглядящие тут южнобережные кипарисы. Потому что край света — вот он, за керченской спиной. И лишь кузнечикам да чайкам по силам покорить эти пустынные просторы.

Комментарий автора:

| 28.09.2006 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий