Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Турция >> Стамбул >> Всё будет "тамам" ( Стамбул. Июнь-2003)


Забронируй отель в Стамбуле по лучшей цене!

Дата заезда Дата отъезда  

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Всё будет "тамам" ( Стамбул. Июнь-2003)

ТурцияСтамбул

Я пишу эти заметки не затем, чтобы кого-то обидеть. Это все мое сугубое ИМХО. Такими я увидела турков. Это взгляд изнутри. Возможно, он поможет кому-то лучше понять эту нацию, как помог мне. Мне часто приходиться общаться с турками по работе. Многого я не понимала. Многое казалось для меня странным. Теперь я на многие вещи стала смотреть по-другому. Я увидела совсем другую Турцию, нежели из окна экскурсионного автобуса. И хотя картинка не всегда такая же глянцевая, как на обложке рекламного проспекта, я не жалею, что увидела все это. Теперь вот хочу поделиться с теми, кому это интересно.

Внезапный звонок моего подопечного — турка, и вечером следующего дня я сижу в самолете. Я, в общем-то, в Стамбул собиралась съездить-переделать контракт, а заодно прогуляться. Но не так нежданно. Не бойся, Лана-ханум! Поехали! Все будет «тамам»!

Жить предстоит в турецкой семье. Для поддержания имиджа беру с собой 12-летнего сына. Очень мудрое решение, как потом оказалось. Помогло сгладить щекотливость ситуации из серии «муж приезжает из командировки с дамой».

- Странно, весь самолет летит в Турцию на 3 дня,- говорит тетенька на контроле, — Почему?

Я не знаю. Я лечу на 5 дней по делу. Везу с собой ноутбук. Декларировать буду устно. Увидев его на экране, таможенник спрашивает — заполняла ли я таможенную декларацию?

- Нет.
-Тогда проходите.
У турков пересчитали все деньги ( для справки, иностранцы могут вывезти без справки из банка только 3000$, граждане РФ -тоже, со справкой -до 10000$). Паспортный контроль уже без вопросов, хотя у нас с сыном и разные фамилии (если ребенок едет с одним из родителей, разрешение от второго родителя нашим не нужно). А туркам и подавно, лишь бы визу оплатили. Теперь она стоит 20$, и на ребенка в том числе.

 В самолете время летит незаметно. Смотрим по ноуту «Кин-дза-дзу». Низко кружим над ночным Стамбулом. Захватывающее зрелище. Сели в 11 вечера без задержек. За бортом 26 градусов, по ощущениям все 40 — душно, как в бане. Через 2 дня ощущение парилки исчезло. Организм адаптировался. Встречает нас «наш турецкий брат». На Мерседесе. Трогаемся. Меня вдавливает в заднее сидение. Ух! Я в Стамбуле. Последний раз я тут была 3 года назад. Стиль вождения не изменился. От аэропорта едем минут 30. Знакомая музыка, знакомые надписи, знакомый запах.

Дом в отдаленном районе в четыре этажа, по 2 квартиры на этаже. В доме живут только родственники — пять братьев с семьями и их папа-мама. Дом строили сами для себя. Детей человек 20. Нарима — жена главы семьи, в платочке, как и все женщины в этой семье. Когда по телефону Сулейман сказал ей, что приедет с дамой ( с «сестрой», как он меня называет), она была, мягко говоря, сильно удивлена ( я бы убила бы сразу, не разбираясь — ху из с кем). Встречает приветливо, но что-то еще будет?

Около часа ночи по Москве сели за стол. Знакомиться пришли почти все родственники. Всем интересно посмотреть на русских. Через два часа ложимся с сыном спать в небольшой гостиной, где семья обычно смотрит телевизор.
Каждое утро, пока мы спим, глава семьи входит в нашу комнату, здоровается и включает телевизор. Турецкая музыка — это что-то! На второй день я уже не знала куда от нее спрятаться. Мой сопровождающий каждый раз за рулем врубает музыку и громко подпевает, прихлопывая и изображая танец «Шикадам», причем обеими руками. Он может во время движения по узким улочкам со скоростью 80 км бросить руль и начать обеими руками выковыривать из магнитофона застрявшую кассету. Перед перекрестком он резко тормозит, так, что я упираюсь руками в лобовое стекло, затем медленно переползает через колдобины, расталкивая машины, пытающиеся переехать тот же перекресток справа и слева в три ряда. Причем, половина из расталкиваемых машин пытается при этом повернуть из правого ряда налево. Все это под оглушающую турецкую музыку. Светофоров на таких улочках нет. Зато полно пешеходов, заполняющих собой оставшееся пространство между машинами и толкающих огромные тележки.

Каждый день с утра мы едем в офис в район Лялели. Вечером мне хочется экзотики, и я предлагаю всей «семьей», состоящей из троих взрослых и пятерых детей, съездить куда-нибудь к морю поесть мороженного. Черт меня дернул?! В результате едем полтора часа на другой конец города, еще полчаса кружим вокруг трехэтажной парковки в поисках … стоянки на улице. Наконец встаем. В ресторан нас не пускают, — свадьба. Кроме того, просят убрать машину ( микроавтобус VW-Transportir). Стоим-ждем еще минут сорок, пока машину переставят на платную стоянку — ту самую, вокруг которой мы долго крутились. Я уже начинаю проклинать и мороженное, и Стамбул, и всех турков в придачу. В результате меня ведут в огромный торговый центр с дорогими бутиками, где мы откушиваем супердорогое мороженное. Пытаюсь заплатить сама, но мне не разрешают, поэтому чувствую себя совсем скверно. Потом опять полтора часа через пробки, толкотню и пешеходов под оглушительные звуки турецкой музыки. Нарима довольна стилем вождения мужа. Охотно подпевает ему вместе с детьми. Несколько раз мягко напоминаю главе семьи, что он везет не только меня, но и своих детей. Смеется — не бойся! Все будет «тамам»! Моря в тот день мы так и не увидели.

На следующий день запланирована долгожданная поездка к морю. Загружаемся обратно в микроавтобус и едем в сторону Мраморного моря. Едем часа полтора по автобану ( я, кажется, начинаю привыкать к турецкому стилю вождения, а чтобы турецкая музыка не раздражала — слушаю свой CDюк через наушники, — помогает ). Потом еще минут 30 ищем, где оставить машину. Останавливаемся, как сказали бы у нас, в «коттеджном поселке для новых турков», и спускаемся к пляжу. Пляж, наверно, частный. Но по причине буднего дня на пляже практически никого.
Море! Чистое и теплое. Располагаемся табором в тени большого дерева. Салатик «Оливье», приготовленный мной вчера к турецкому столу, идет на ура. Я так и не поняла, — частный это пляж или нет? Кругом стоят зонтики, некоторые без тента. Купаемся-питаемся, снова купаемся и снова питаемся. Есессно, мы с сыном обгораем, хотя и вооружены защитным кремом аж в 20 единиц, — намазываемся , но поздно , надо было сразу. Больше всего обгорели верхние конечности, которые беспечно были высунуты в окно машины во время поездки. Остаток вечера проведен в поисках крема «после солнца», — пришлось снова пробираться в центр через пробки.

Вечером опять вереница родственников. Все пасутся в «нашей» гостиной с телевизором. Все хотят посмотреть на меня. Я уже путаю — кто-чья жена и где-чьи дети. Ночью засыпаю с мыслью, что долго я так не выдержу. Открыла бесплатные «курсы» русского языка.

Об отношении турок к детям нужно сказать особо. Детей в ортодоксальных семьях обычно много. Но это не от достатка, а, скорее, от бедности, хотя по нашим меркам (мебель-ковры-машина) турки живут не бедно. Детей заводят для обеспечения старости. Культ стариков у турок — это святое! Семьи живут большими колониями, где дети старше 7 лет используются в качестве домашней прислуги. При этом детей своих турки обожают, особенно младших, постоянно демонстрируя свою любовь посредством тисканья и лобызания. Младший, чувствуя родительскую любовь и безнаказанность, может, например, при всех ударить по щеке старшую сестру. Я была свидетелем сцены, когда четырехлетний карапуз стал лупить свою мать за то, что она не купила ему шарик во время прогулки по парку. Мама ( молодая женщина в ортодоксальном платочке) пыталась слабо что-то возразить. Папы рядом не было. Когда я предложила его родному дяде сделать мальчику замечание, он в ответ лишь посмеялся, — мол, смотри какой милый малыш, ишь чего вытворяет. Я, не выдержав, схватила «малыша» за руку, чтобы остановить экзекуцию. «Малыш» бросился с кулачками на меня. Только тогда его дядя был вынужден вмешаться.
Позже, посмотрев турецкое ТВ с бесконечными сериалами, мне показалось, что рукоприкладство у турков считается нормой. Страсти там бушуют похлеще, чем в Бразилии. То папа-крестьянин лупит бедную взрослую дочку, то пожилую женщину бьют четверо мужчин, и камера долго смакует, как она катится по склону. Я не ханжа, и сама смотрю наши стильные бандитские сериалы. Но есть нравственный порог, через который я не могу переступать. Нельзя во весь экран показывать ребенка, сбитого машиной. А в Турции можно.

Еще о турецком менталитете. Вопросы с контрактом, которые я в Москве решила бы за час, мы решаем 4 дня. Для этого каждый день полтора часа едем через пробки в офис в Лялели. На мои прямые вопросы — а как мы сделаем то или как лучше оформить это, обычно отвечают — чаю хочешь? Если я говорю, нет, давайте решим сначала этот вопрос, отвечают — может Колу? Контракт мы все-таки подписали, но в последний момент выяснилось, что тот, кто его подписал ( старший из братьев) , официально не является главой фирмы, хотя все решения принимает только он, и пришлось все переделывать уже в Москве.

И напоследок все-таки о Стамбуле. Три года назад он меня покорил своим восточным колоритом. Дворец Топкапы, мечеть Султанахмет, площадь Эминеню , Ая-София. В этот раз я хотела показать все это сыну, прокатиться на кораблике по Босфору. Удалось только посетить Султанахмет и Капалы Чарши. Зато два дня провели на море! Море у них теплое. Даже этим холодным летом.

| 03.07.2003 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий