Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Турция >> Стамбул >> Длинная дорога в Стамбул с 2 баксами.


Забронируй отель в Стамбуле по лучшей цене!

Дата заезда Дата отъезда  

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Длинная дорога в Стамбул с 2 баксами.

ТурцияСтамбул

Предшественником всех сегодняшних туристических поездок был шоп-туризм, именно с него начались регулярные поездки большого числа российских граждан за рубеж. Сначала челноки освоили Польшу, затем они потянулись в Китай и Корею и Турцию. Бытовые условия путешествий в те годы были самые спартанские, правда, тогда никто на это не обращал внимания, ведь все путешественники ехали «за три моря» с целью выгодно продать свой товар и купить дешевых заморских шмоток, эта история о моей первой шоп-поездке в Стамбул.

Под конец 90 года в одной из газет появилось супер-привлекательное объявление: «В Стамбул — самолетом, за 9000 рублей!». Турфирма предлагала новогоднее путешествие в г. Стамбул — загадочный и далекий, но уже широко известный, благодаря фильму «Бриллиантовая рука» — «город контрастов». Надо заметить, что если сегодня 9000 рублей — это относительно небольшая сумма, то в те годы, она составляла мою годовую зарплату, поэтому ничего кроме здорового смеха такое объявление не вызвало. Но мысль о поездке в Турцию прочно угнездилась в самом дальнем углу моего сознания и тихо дремала там до поры до времени. В те времена у меня был свой хорошо накатанный маршрут Москва-Варшава — Велосипедный рынок, торгуя на котором можно было заработать немного долларов. Валюту в Москве в начале 90 г.г. легально поменять практически было невозможно, между тем, дефицитные товары и большинство путевок за рубеж продавались только за иностранные дензнаки. Для приобретения столь желанных долларов мы ездили в Польшу, продавали там товар, затем меняли польские злотые на доллары с помощью местных жителей, т. к. обменные пункты часто не желали менять деньги русским челнокам. Кстати, трудовые доллары, ввезенные в разваливающийся СССР без должного оформления, вполне могли потянуть на тюремный срок — 88 статья УК РФ в те годы успешно действовала, но шоп-туристов такая перспектива почему-то не пугала. Больших доходов торговля в польской столице не приносила, однако к 92 году удалось скопить 81 бакс, и тут…, на глаза попалось новое объявление: «Шоп-тур в Стамбул — за 79$» — это была находка. При этом не имело значения, что на саму поездку оставалось 2$, главное — я получал возможность увидеть берега Босфора и древний город Византию-Константинополь-Стамбул.

Привычный поезд Москва-Брест, бестолковый ночной подъем и погрузка в автобус, который должен был доставить нас до Варшавы — это была прелюдия к основному путешествию. У границы ждал первый неприятный сюрприз — огромная очередь, которую пришлось преодолевать в течение 13 часов. Два автобуса, набитые «челноками», желающими затовариться дешевыми турецкими дубленками, подкатили к таможне, среди них наверно был только один настоящий турист, действительно желающий посмотреть дальние страны — это  я. Отсутствие денег пришлось компенсировать большой сумкой товаров, которые предполагалась продать по пути следования в Стамбул. Во время таможенного досмотра со мной приключился неприятный казус: бдительная белорусская таможенница с огромным интересом начала досматривать мою неподъемную сумку, в которой она обнаружила огромный набор вещей, крайне необходимых одинокому туристу в далеком путешествии: тарелки фарфоровые — 5 штук, кипятильники новые — 5 штук, плоскогубцы — 5 штук, мышеловки — 10 штук, и массу других, столь же необходимых предметов. На самом дне сумки располагались ряды банок тушенки, кильки в томате, а так же небольшая батарея, состоящая из бутылок водки, шампанского и коньяка. Она, конечно, прекрасно понимала, что я везу товар на продажу (только первоначально у нее не было должных подтверждений этого факта), но его количество и богатый ассортимент неприятно поразили бывалого стража границы.

Несмотря на свои подозрения, она уже решила закончить свою миссию, но на мою беду в боковом кармашке сумки обнаружился список всех товаров с указанием цены их продажи в польских злотых (бумажка, составленная в Москве, случайно осталась в сумке). Пока она придирчиво изучала сей документ, периодически крайне неодобрительно посматривая в мою сторону, я понял, что таможня не «даст добро», и придется возвращаться обратно (такие случаи ранее неоднократно происходили на моих глазах), но случилось чудо, хмыкнув, добрая женщина открыла мне ворота в Европу, куда я и полетел, волоча за собой многопудовую сумку. Тот, кто проходил унизительную процедуру таможенного досмотра в Бресте или Гродно в те годы, может понять мое состояние после такой экзекуции.

Покинув Белоруссию, выяснилась, что в Польшу нас все равно не пустят, т. к. бдительные польские пограничники обнаружили отсутствие какой-то очень необходимой бумажки, которую наши погранцы попросту забыли нам отдать. Следующие два часа пришлось провести на нейтральной полосе, пока один из гидов бегал обратно в Белоруссию за недостающим документом. Гидов было двое — молодые поляки, пожелавшие немного заработать на туризме, автобусы были из Киева, соответственно, водители были украинцы, а большинство пассажиров были из Москвы — вот такая интернациональная подобралась компания. По первоначальному графику поездки, к обеду мы должны были прибыть в Варшаву, пересесть на комфортабельные автобусы туристического класса, и уже на них ехать через всю Европу в Стамбул. В реальности в Варшаву удалось добраться только к 23 часам, при этом хитрые гиды сказали, что ехать уже поздно и предложили скинуться по 4 бакса на ночевку в кемпинге, чего совсем не было предусмотрено в путевке. С учетом того, что в кармане у меня было всего 2 доллара, я вынужден был послать ребят весьма далеко, мой напор был вознагражден, и койку я получил «на халяву». Утром выяснилось, что никакого транспорта для нас поляки заранее не бронировали, и совсем неудивительно, что свободных автобусов, желающих прокатиться до Стамбула, в Варшаве не нашлось. После долгих уговоров, подкрепленных сотенными купюрами (не рублей, конечно), киевляне-водители согласились направить колеса своих автобусов в сторону Турции. Пока шли эти тяжелые и нудные переговоры, я решил не терять времени и отправился по привычке и необходимости торговать на ближайший рынок, однако день был явно не мой, через 10 минут на стройные ряды коробейников налетела польская полиция, и культурно! предложила разойтись — вот, что значит Европа. К обеду свершилось — мы двинулись в путь-дорогу, через пару часов, во время короткой остановки на глухом шоссе, обнаружили крошечное кафе. Его хозяйка любезно согласилась выкупить у меня водку и шампанское, но только за злотые, обменять их на доллары уже не удалось, так что сделка не принесла мне столь нужной валюты, хорошо хоть от лишнего груза избавился. Еще засветло прибыли на Польско-Чехословацкую границу. Строгий чехословацкий пограничник в чине майора, коренастый, и немного похожий на Швейка, долго сличал соответствие фотографий на паспортах с физиономиями их владельцев, так и не найдя нарушений, он для порядка сурово обругал (по-русски) одну из наших туристок за то, что она позволила надкусить бутерброд в его высочайшем присутствии. Зато на этой границе, как позже выяснилось — в последний раз, у нас не вымогали взяток. Окрыленные успехом, мы помчались вперед, правда, при этом слишком поздно заметили, что в быстро наступившей темноте ведущий автобус бесследно исчез где-то на просторах Словакии. Мобильных телефонов в те годы еще не было, никаких сопроводительных документов в нашем автобусе тоже не оказалось, договориться заранее о резервном пункте встречи водители не додумались. На первый взгляд ситуация показалась тупиковой, поэтому решили ехать до ближайшего пограничного переезда Чехословакия-Венгрия и там, уже на месте, решать, что делать дальше. Ночной переезд в «никуда» совсем не доставил удовольствия, и какова же была наша радость, когда рано утром мы увидели сбежавший автобус, стоящий аккурат рядом с пограничным постом — воссоединение состоялось. Утренние водные процедуры пришлось принимать у ближайшей колонки. Очередная граница одарила нас 3 часовым ожиданием и первыми проблемами — таможня тонко намекает на посещение ближайшего duty free. Спустя короткое время сигареты и бутылка виски переходят в руки неподкупных таможенников, а мы вновь продвигаемся вперед, уже по территории Венгрии. Пейзажи вокруг скучны и однообразны, прошел дождь и пасмурно, через сутки после выезда из Варшавы, мы прибываем в Будапешт. Пассажиров охватывает вполне логичное желание осмотреть центр столь знаменитого города, но ему не дано было сбыться, водители, сделав три круга по центру города, так и не сумели припарковаться, поэтому пришлось сказать Будапешту «гуд бай». А день между тем клонился к закату, унылая серая лента шоссе все дальше уводила нас на юг, в сторону Черного моря, до которого еще сотни километров. К вечеру — очередная граница — Венгрия-Румыния, прохождение которой идет уже по традиционному шаблону: 2—3 часа ожидания, затем блок сигарет и бутылка коньяка в чьи-то жадные руки, плюс дополнительно 1 доллар с человека — для меня это очень большая потеря.

Вторые сутки на колесах в добровольно-принудительном порядке настраивают пассажиров на размеренно-ограниченный ритм автобусно-кочевой жизни: обозревание быстро проносящихся за окном окрестностей, еда-сухомятка, сон, переезд границ, туалет. Остановки очень редки и совсем не предназначены для питания — денег у всех мало и тратить их на покупку недешевой придорожной еды — это непозволительная роскошь. Поэтому приемы пищи происходят прямо во время движения, используя припасы, сделанные в Москве. В этом смысле лучше всего «упакован» я — десятки банок тушенки, кильки в томате, столь любимой поляками, и сгущенки, так и не реализованной в Польше, вселяют глубокую уверенность в завтрашнем дне. Мои попутчики — Эдик с женой и ее подругой, не имеют таких запасов, но зато у них есть деньги, на которые они закупают недорогие овощи и фрукты. Симбиоз наших продуктовых вкладов позволяет 4 человекам весьма сносно существовать. С туалетами вопрос тоже решается просто: бесплатные туалеты на дальних дорогах Восточной Европы периодически встречаются, что характерно, некоторые из них — типа «очко», совсем как у нас, в матушке-России. Хуже всего с водой — помыть руки или умыться можно лишь в цивилизованных придорожных туалетах, либо у колонок, стоящих вдоль трассы.

Считается, что длительные путешествия в автобусном кресле тяжелы и утомительны, особенно, если автобус совсем не приспособлен для многосуточных переездов. В принципе это действительно так, но на вторые сутки поездки организм адаптируется к некомфортным условиям, после чего кресло уже не кажется столь жестким, коротким и неудобным, в нем можно уже спать не только ночью, но и днем, таким образом, бесконечное путешествие перестает быть пыткой на колесах. Однообразный пейзаж, непрерывно летящий за окном, магнетически усыпляет пассажира, поэтому немалая часть пути проходит во сне. Туалета и кипятильника в автобусе нет, впрочем, кипяток особенно и не нужен, ведь эпоха «быстровых» и «дошираков» еще не наступила, а вот попить чайка в дальней дороге было бы неплохо. Но не судьба — шикарных автобусов, обещанных еще в Москве, нам так не предоставили.

На территорию Румынии въехали с большой опаской, перед выездом нас предупредили, что там неспокойно: российско-украинские братки блокируют автобусы со своими земляками и обирают их до нитки. Поэтому решили пересечь страну на максимальной скорости при минимуме остановок, решение хорошее, но трудновыполнимое: впереди около 700 км до границы с Болгарией. Всю ночь пара автобусов летела по незнакомым дорогам, а их пассажиры, периодически размыкая глаза ото сна, тревожно всматривались во тьму, разрываемую светом фар, но нам повезло — благополучное утро застает нас в Бухаресте: то ли рэкетиры спали в эту ночь, то ли мы ехали действительно быстро. С учетом оперативной обстановки, предложений осмотреть город не поступает, и столицу страны быстро проскакиваем насквозь. На окраине города, рядом со станцией техобслуживания ощущается острая необходимость остановиться, здесь мы и делаем «пит-стоп». Стоит ужасная жара, душ, понятное дело, здесь не предусмотрен, хорошо хоть руки можно помыть под тонкой струйкой теплой воды, текущей из проржавевшего крана, торчащего прямо из земли.

Дальнейшие часы поездки до следующей границы были совсем непримечательны, если не считать сильного взрыва, прогремевшего слева под днищем автобуса, почти под моим сиденьем, после чего транспортное средство как-то странно завиляло, резко сбросило скорость и откатилось к обочине. Это была не диверсия, просто от жары и износа взорвалось заднее колесо, на смену которого было потеряно еще 2 часа драгоценного времени. К вечеру достигли долгожданного Черного моря: дорога шла параллельно линии прибоя, а там, на песчаный пляж, усыпанный ракушками-рапанами, набегали манящие морские волны. Увы, но нам туда нельзя, впереди граница с Болгарией — пограничный пункт с оригинальным названием — Дуранкулак. Румыны и здесь промариновали нас 2 часа, после чего половина туристов плюнула на пограничные формальности и побежала купаться в море. Наслаждение от купания исключительное, особенно на третьи сутки пребывания в автобусе, но такая вольность совсем не понравилась погранцам, и в отместку они продержали нас на границе еще три часа, несмотря на полное отсутствие другого транспорта. А таможенники и вовсе подошли к своим обязанностям с особой выдумкой. Осмотрев наш багаж, они захотели получить особо понравившиеся им товары: в первом автобусе — новенький фотоаппарат, а у нас им пришлись по вкусу новые настенные часы, совершенно случайно оказавшиеся в багаже одной из туристок. Пришлось пожертвовать этими вещами, под честное слово всей группы компенсировать их стоимость обобранным туристкам. Болгары впустили нас без проблем, дорога на Турцию свободна, но возникли новые сложности, теперь уже с шоферами — они наотрез отказались везти нас дальше, мотивирую это своей усталостью. Очередная незапланированная ночевка, на которую гид собирает традиционные 4 бакса, которых у меня опять нет, но здесь «халява» не проходит, и в мотель попадают только обладатели денег. Я по привычке остаюсь ночевать в автобусе, при этом выясняется приятная подробность: в конце автобуса, за ширмой, есть узкая металлическая скамейка, укрытая тулупом (в прошлые ночи здесь спали женщины, а сегодня я полновластный хозяин этой «королевской» кровати). Несмотря на узость моего ложа, удалось отлично выспаться и на утро я чувствовал себя исключительно бодрым и отдохнувшим (как мало человеку нужно). Перед завтраком обнаружилось, что закончился хлеб, попытка совершить выгодный товарообмен по примитивной схеме: мышеловка — хлеб, была отвергнута, и пожилая болгарка с грустными, понимающими глазами отрезала мне краюху хлеба бесплатно. Ура! — братьям болгарам, жизнь прекрасна, удивительно, как простой кусок хлеба поднимает настроение. А потом был пляж, жаркое южное солнце, купание в теплых волнах Черного моря, и даже ливень, внезапно налетевший с моря, не испортил приподнятого настроения.
Как выяснилось, с товаром на продажу приехал не только я, поэтому решено — полдня будем торговать на рынке в г. Каварна. Торговля прошла весьма успешно, хотя цены были намного ниже, чем в Польше, у местного менялы удалось поменять левы на доллары, я разбогател — в кармане целых 17 долларов. Вообще болгары произвели на меня очень приятное впечатление: благожелательны, общительны и улыбчивы, всегда готовы помочь, при этом языковый барьер почти не ощущается. Во время разговора с местным работягой, я сказал, что собираю монеты, но расплачиваются со мной только бумажными купюрами, он тут же послал своего друга сгонять на мотоцикле в ближайший магазин и поменять бумажные деньги на 2-левовую монету. Она и сегодня занимает в моей коллекции достойное место, навевая самые приятные воспоминания о братьях-славянах.

Однако пора прощаться с гостеприимным городом, и снова — в путь, на одной из оживленных площадей Варны пришлось сделать 5-минутную остановку, для того, что бы уточнить дорогу, в этот момент в автобус зашел молодой человек, и потребовал старшего группы. После коротких переговоров выяснилось — это российские рэкетиры, которые требуют со своих земляков по 10 долларов. По тем временам — это была очень чувствительная сумма, поэтому на максимальной скорости пришлось стартовать в сторону границы. Позади г. Созопол, а впереди горы, у их подножия делаем остановку рядом с маленьким кафе, за пару банок тушенки удалось напоить отличным кофе всю нашу маленькую компанию, а на дорогу еще получить и пачку вафель в придачу. Во время подъема на перевал разразилась страшнейшая гроза: казалось, что огромные иглы огненно-белых молний врезались в горные склоны прямо рядом с автобусом. Как водитель, ведущий тяжелый автобус по мокрой дороге горного серпантина, заливаемой потоками дождя, умудрился доставить нас на перевал в целости и сохранности, остается только гадать. К позднему вечеру мы оказались у Болгарско-турецкой границы (погранпункт Малко Тырново), ожидание перехода растянулось на многие часы. Хорошо зарекомендовавшая на предыдущих границах система мелких взяток дала неожиданный сбой: турецкий хранитель границы, прошедший по автобусу, приметил в салоне автобуса пухленькую и симпатичную девицу. Его вердикт был прост и аморален — если она согласиться ублажить его, то группа может беспрепятственно ехать дальше, в ином случае стоять нам здесь до утра. Нашему возмущению не было предела, девушку, конечно, не дали в обиду, но часов 5—6 на границе простояли точно, в ожидании новой смены пограничников.

Ровно через четверо суток после выезда из Варшавы автобусы въехали в европейскую часть славного города Стамбула. Около часа водители катали нас по совершенно незнакомому им городу в поисках отеля; проезжая по узким улочкам торгового района Лалели, куда водители попали по незнанию, наш автобус крайне неудачно умудрился царапнуть крыло новенького красного фольксвагена, стоящего на обочине дороги. Вокруг места ДТП тут же собралась толпа воинственно настроенных турков, но полицейский, прибывший очень быстро, встал на нашу защиту, разрешив продолжить свой путь, а толпе повелел разойтись, после чего немедленно исчез из поля зрения. Большой автобус на узкой улице, сопровождаемый толпой разъяренных аборигенов, так и не сумел быстро ретироваться, после чего появился еще один страж порядка, который оказался не столь благожелательным, как первый, и отобрал права у нашего водителя, приказав прибыть ему в полицию на разбор полетов.

Наконец, в завершение долгого и утомительного пути, нас расселили в отеле 3* в районе Аксарай, прямо напротив станции скоростного трамвая. После многосуточного переезда гостиница показалась прямо султанским дворцом, если не считать очередного надувательства со стороны гидов-поляков: вместо обещанного полупансиона, ребята заявили, что завтраки здесь очень «слабые», поэтому, заботясь о нас, они объединили их с ужинами, именно в это время нас будут кормить досыта. Конечно, это был обман чистой воды, т. к. ужины оказались тоже плохими, но в те годы подобное обращение было воспринято как должное.

Итак, делаем первые самостоятельные шаги по Стамбулу, глаза просто разбегаются в разные стороны, ведь вокруг столько интересного. Мечети стоят на каждом углу, около каждой из них, как ракета на старте, высится минарет, грохочут трамваи, больше похожие на огромные бронепоезда, назойливые коробейники пытаются всучить свой товар именно тебе, толпы своеобразно одетых людей весьма энергично толкаются, незнакомые манящие ароматы летят со всех сторон — это настоящий Восток. Во время прогулки по улице Ordu Caddesi, около Old Bazaar, к нам подскочил бедно одетый мальчик с баулом на плече, он предложил купить у него махровые мужские носки — в те годы желанный подарок для любого мужчины — 6 пар за 1 доллар, т.е почти даром. Отказаться мы не в силах, и каждый покупает по упаковке, после вскрытия целлофана видим — это аккуратно упакованный 100% текстильный брак. Возникает естественное желание серьезно поговорить с мальчуганом, но мы успеваем заметить только его спину, с большой скоростью убегающую от нас через оживленную дорогу, уверенно лавируя в плотном потоке автомашин. Первый урок получился на славу — не доверяй случайным прохожим, а через минуту торговец с лотком разнокалиберных часов попытался продать нам Ролекс, причем совсем задешево, но на такие трюки нас уже не купишь.

Навстречу шагает живописная группа молодых мужчин, одетых в национальные одежды с неизменной бардовой феской на голове. За спиной у каждого тяжелые емкости, на поясе в специальных ячейках стоят стаканы, а в левой руке кувшинчик с водой — это знаменитые стамбульские водоносы. Протяжными криками они привлекают внимание и предлагают испить напитка, предварительно на глазах прохожего сполоснув стакан из кувшинчика. Потом начинается мини-представление — из-за спины водоноса торчит отполированная до блеска трубка, изогнутая в виде змеи, парень наклоняется вперед, упругая красная струя под напором вырывается из трубки, а водонос на лету успевает стаканом поймать порцию напитка, умудряясь при этом не уронить на асфальт ни одной капли влаги. Им бы в цирк с такими способностями, а приходится весь день ходить по раскаленному городу, пытаясь напоить страждущих. Иностранцам не рекомендуют пользоваться услугами таких водоносов, наши европейские желудки не приспособлены для таких экспериментов.

Перейдя через дорогу, мы оказались в совершенно уникальном районе Стамбула — Лалели, именно здесь сосредоточена большая часть недорогих торговых точек города, который посещали тысячи туристов из большинства небогатых стран Европы. В первый момент этот торговый водоворот просто ошеломляет — несколько кварталов, застроенных многоэтажными домами, в которых от подвала до мансарды размещены тысячи разнокалиберных торговых точек: лавочки, магазинчики, салоны и большие торговые центры. На тротуарах торговых улиц сидят коробейники, продающие всякую всячину — начиная от ниток и кончая различными электротоварами. На тележках продаются орешки — в основном это фисташки, причем привезенные из разных стран, но самые вкусные и дорогие — турецкие, они крепко подсолены, и лучшей закуски под пиво Эфес не найти. Со всех сторон к тебе обращаются торговцы (в основном на немецком языке) с предложениями только зайти и посмотреть именно его товар. Носильщики, похожие не тяжело груженых мулов, тянут за собой тележки, доверху заполненные кипами туго набитых крафтмешков. У подъездов немногочисленных отелей, расположенных в этом районе, штабелями уложены многочисленные тюки товаров, принадлежащих челнокам, предназначенные для отправки в другие страны. Вдруг рядом со мной материализовался светловолосый голубоглазый мужчина, который на чисто русском языке, правда, с небольшим акцентом задал вопрос — «Коллега, чем интересуетесь: кожа, текстиль, обувь?» Обращение на родном языке было столь неожиданным, что мелькнула мысль — это эмигрант, но предположение оказалось ошибочным — это был настоящий турок, а русский язык выучил самостоятельно для работы — ведь он зазывала. Пришлось разочаровать товарища — я просто турист, и покупки меня не интересуют. Тем более, что у меня есть более важные и срочные проблемы — в багаже остался нереализованный в Болгарии товар, от которого надо срочно избавиться. Вечером того же дня, недалеко от Grand Bazaar, вокруг мечети Beyazit я заметил скопление торговцев, часть из которых расположилось прямо на ступеньках мечети, в их нестройных рядах удалось обнаружить просвет и раскинуть свои товары. Вскоре на горизонте появился полисмен, по привычке пришлось собрать пожитки и бегом покинуть торговую позицию (посещение турецкой КПЗ совсем не входило в мои планы). Между тем, турецкие коробейники остались абсолютно равнодушны к визиту копа, позже мне объяснили, что торговцев полиция здесь не трогает. Торговля все равно не пошла, поэтому, выменяв за набор сверл карту города, я приступил к ее изучению. Главные достопримечательности: Святая София, Голубая мечеть, Базилика-цистерна, Ипподром с Египетской колонной, были почти рядом с отелем, а вот знаменитый мост через Босфор, соединяющий Европу и Азию, который непременно хотелось посетить, располагался весьма далеко от места моей дислокации.

Самый сладкий утренний сон первой ночи в Стамбуле совершенно неожиданно и безжалостно был прерван громкими гортанными и протяжными звуками, доносящимися с улицы — меня от неожиданности аж подбросило на постели. Так произошло знакомство с некоторыми особенностями жизни в мусульманской стране. Каждый мусульманин должен совершать молитву 5 раз в день, муэдзины регулярно созывают правоверных для этих целей, раньше они забирались на высокие башни минаретов, и громко кричали с них, сейчас — век техники, на минаретах стоят мощные динамики, через которые многократно усиленный голос глашатая далеко разлетается по окрестностям.Днем, на фоне общего шума, эти призывы не сильно слышны, но в предрассветной тишине, громогласный электронный зов разносится на многие кварталы вокруг, мгновенно поднимая каждого спящего с кровати. Как ни странно, в следующие дни произошла адаптация, и предрассветный глас муэдзина воспринимался сквозь сон, как необходимая деталь местного колорита. Несмотря на большие экскурсионные планы, день пришлось посвятить своим попутчикам. Ребята совсем не знали языков, поэтому знание нескольких английских слов и выражений, заученных на курсах английского языка, делали меня весьма полезным провожатым для них при покупке кожи. Во время шоппинга я совершенно неожиданно распростился со своими последними деньгами, а произошло это совершенно спонтанно: как только Эдик расплатился за купленные им кожаные куртки, торговцы сразу взялись за меня. Выяснив, что лично мне ничего не надо, они сделали ход конем: в торговый зал вышла молодая русоволосая девушка, в новенькой и модной куртке. «Привет» — из вежливости сказал я, но девушка, несмотря на свой славянский вид, оказалась турчанкой, и по-русски ни бельмеса не понимала. Глядя на молодую девушку, затянутую в новенькую кожанку, я сразу представил свою жену в этой куртке, сердце мое дрогнуло, а рука потянулась за кошельком, но цена в 50 долларов быстро охладила мой пыл. Тогда я предложил им «чендж» — 17 долларов плюс весь мой товар (кипятильники, мышеловки, карандаши, сверла и кучу всякой ерунды) в обмен на их куртку, изрядно посмеявшись, продавцы согласились, а я стал обладателем неплохого подарка для супруги, правда, при этом вновь оставшись без денег.

После столь удачного шиппинга, еще одна туристка — Марина — цветущая полная блондинка, попросила сопроводить ее по магазинам. Тащась по пыльным улицам под палящим солнцем, я совсем не заметил двух вертлявых молодых турок, которые увязались за нами. Как только моя попутчица скрылась в очередной торговой точке, они с заговорческим видом подошли ко мне и поинтересовались: «Мадам — твоя жена?» После отрицательного ответа без лишних церемоний было предложено сдать женщину в аренду за 50 $. Я, конечно, предложение отклонил, а потом со смехом рассказал о нем Марине, она была оскорблена до глубины души, сказав, что турки ее сильно недооценили.

Теперь можно отдать все свои силы и время главному — осмотру достопримечательностей. Нет смысла описывать Святую Софию, Голубую мечеть, о них так здорово повествуется в глянцевых путеводителях, но один факт стоит все же упомянуть. Речь идет о шести минаретах, окружающих Голубую мечеть, (ее название происходит от цвета изразцов, которыми облицована мечеть внутри). Турки рассказывают такую легенду: султан перед началом строительства поставил условие установить вокруг мечети золотые минареты, казна султаната такого расточительства, понятное дело, выдержать не могла, в ней просто не было столько золота. Строители понимали, что спорить с султаном себе дороже, и пошли на хитрость: по-турецки слова «золото» и «шесть» очень похожи по звучанию, поэтому построили не золотые башни, а шесть штук каменных минаретов. Сначала султан рассвирепел, но сразу головы рубить не стал, а потом и совсем успокоился, благо мечеть получилась на загляденье. От мечети легко спуститься вниз, к Мраморному морю, рядом порт, но вода, как ни странно, весьма чистая, этот берег совсем не предназначен для купания, но ввиду отсутствия других водоемов я решил окунуться здесь. Дождавшись, когда проходящий по набережной полисмен удалится на достаточное расстояние, я быстро перемахнул через парапет, проскакал по камням, и спустился к воде, оказавшись под защитой больших валунов, о которые бились мелкие волны, вне досягаемости не в меру любопытных глаз полицейского. Вода оказалось прозрачной, чистой и теплой, поэтому купание удалось на славу. Перед уходом, скорее по традиции, чем с надеждой на возвращение, я бросил в морские воды монетку, которая, уходя на дно, прощально блеснула в ярких лучах южного солнца.

 В предпоследний день пребывания в Стамбуле я решил пешком форсировать мост через Босфор — пролив, соединяющий Черное и Мраморное моря. В переводе «Босфор» означает «коровий брод» и это название возникло от старой легенды: Ио была любовницей Зевса, для того, что бы защитить ее от ревности своей законной супруги Геры, он превратил Ио в корову, но разгневанная Гера не успокоилась, и послала пчелу, которая начала жалить Ио, той пришлось броситься в воды Босфора и переплыть на другой берег.

Т.к. денег не осталось даже на проезд, от Аксарая до моста пришлось идти пешком, но что значат лишние 10 километров в одну сторону для настоящего туриста! Миновав Святую Софию, через несколько кварталов я достиг Египетского базара. В отличие от Египетской колонны, этот базар имеет к Египту косвенное отношение, и свое название получил оттого, что был построен на деньги, которые платили каирские купцы в качестве пошлины за торговлю пряностями в Стамбуле. Специализация базара на торговле специями и пряностями сохранилась до наших дней, поэтому на больших лотках можно увидеть специи со всего света, названий большинства из которых я никогда и не слышал, но больше всего меня заинтересовали ряды, торгующие сладостями. Несмотря на то, что на улицах Стамбула расположены многочисленные кондитерские магазины фирмы «Коска», и масса кафе, с большим ассортиментом восточных сладостей, именно на этом рынке продается самое большое количество совершенно необыкновенных и самых вкусных сладостей, главное место среди которых занимают многочисленные сорта халвы с различными наполнителями, разнообразные лукумы, а так же пахлава. Полюбовавшись на такое изобилие великолепных кондитерских изделий, я покинул старую часть города, и через Галатский мост, длиной 470 метров, соединяющий берега бухты Золотой Рог, перешел в новую — Европейскую часть города. Шикарные дворцы, необычные мечети, дома своеобразной архитектуры, мимо которых я проходил, с лихвой компенсировали усталость моих ног, и жар раскаленного июльского солнца, нещадно палившего с небес всю дорогу.

Мост, парящий над Босфором на высоте 64 метра, к которому я уже подошел совсем близко, почему-то как мираж отдалялся от меня, несмотря на мою энергичную походку. Дорога, до этого ведущая прямо к цели, резко ушла влево, а передо мной появилась крутая насыпь, поросшая кустарником, она вплотную примыкала к мосту. Сократить путь, забравшись по насыпи вверх — это хорошая идея, через несколько минут, почти не запыхавшись, я был на мосту. Тротуара, к сожалению, нет, поток машин, мчащихся слева от меня, сильно мешает. Полное отсутствие пешеходов первоначально не вызывает никаких подозрений, ведь главное сделано: я пешком иду по мосту, по ним — Босфор, а впереди — Азия. Ходьбу осложняют огромные канаты, вмурованные в тело моста — именно они удерживают колоссальное сооружение на большой высоте над проливом, каждый канат приходится обходить, постоянно рискуя попасть под машину. Далеко внизу плещутся волны Босфорского пролива, по которому проплывают белоснежные лайнеры. Красота неописуемая, голубая даль открывается и слева и справа, душа поет, но все хорошее слишком быстро кончается — впереди по ходу моего движения я замечаю будку полисмена. Он, весь перепоясанный белой глянцевой портупеей, стоит ко мне спиной, и еще даже не догадывается, какая приятная встреча ожидает его через мгновение. Мое дружелюбное «Hello» первоначально повергает его в шок — два черных выразительных глаза турецкоподданного потихоньку начинают вылезать из своих орбит, и в первые секунды у него нет слов, что бы выразить свои чувства, что совсем не свойственно полицейским. Рука полисмена автоматически начинает опускаться вниз, туда, где на боку, в ослепительно белой кобуре, уютно лежит шикарный хромированный пистолет устрашающего вида, с рукояткой, инкрустированной желтым металлом (может золото?). К счастью, рука на полпути останавливается, ведь мой простодушный вид не внушает особых подозрений, и полисмен обретает дар речи. Первые слова — «Ты кто?», понимая, что запираться глупо, сообщаю — «Руссо туристо», второй, не менее глубокомысленный вопрос — «А чего здесь делаешь?» — искренний ответ следует незамедлительно — «Совершаю пеший переход Европа-Азия», вот тут и наступает момент истины: пешеходное движение по мосту запрещено — это сильный удар по моим планам. После дальнейших переговоров его даже не удивляет отсутствие у меня документов, визитки из отеля вполне достаточно для доказательства благонадежности, поэтому товарищ в форме отпускает меня с «миром» и рекомендует быстрее испариться с моста тем же способом, что я и попал сюда. Два раза повторять свое предложение полицейскому не пришлось, ибо я рысью удалился от него на исходную позицию, за секунду скатившись с крутого склона. Форсировать мост, длиной больше километра, и попасть пешком в Азию в этот раз мне не удалось, но заряд бодрости и адреналина был получен минимум на неделю.

Через 2 часа я уже был у своего отеля, планируя осмотреть еще одну местную достопримечательность — подземную станцию скоростного трамвая — аналога нашего метро. Часть трамвайных маршрутов в Стамбуле проложены под землей, одна из подземных остановок расположена напротив моего отеля, именно ее я хочу посетить. За вход в подземелье как обычно надо платить, но мои успехи в английском языке на турецкой земле вселяют в меня большую уверенность, поэтому смело иду на штурм контролера. Кратко излагаю ему историю о бедном русском и безденежном туристе, он все понимает — мир не без добрых людей, и через 30 секунд, совершенно бесплатно, я спускаюсь вниз на трамвайную станцию неглубокого заложения. Надо сказать, что после московского метро, стамбульская подземка совсем не впечатляет, по виду — это слабо освещенные трамвайные пути, накрытые эстакадой.

Последние полдня в городе прошли весьма бестолково, если не считать посещения Grand Bazaar — самого крупного базара в Стамбуле, в некоторых путеводителях его называют Крытым базаром, что вполне соответствует истине. Его «Золотая улица» вполне оправдывает свое название, и поражает количеством золота, выставленного в витринах, ассортимент товаров, продаваемых на его просторах, не поддается описанию, а в извилистых и тесных улочках-переходах базара можно запросто заблудится.

Программа завершена, занимаем свои места в автобусе, за время путешествия ставшего почти родным, и направляемся в обратный путь. Дорога домой всегда проходит быстрее, тем более, что поборов на границах почти не было, рэкетиры не беспокоили, да и грозы обошли нас стороной, кроме этого мы не стали пересекать Венгрию, Чехию и Польшу, а сразу из Румынии въехали на Украину через  г. Черновцы. На границе Румыния-Украина произошел последний инцидент в этой поездке: турецкого туриста, направлявшегося в Россию, на наших глазах сильно ударило крышкой автобусного багажника по позвоночнику, женщина-врач из нашего автобуса оказала ему первую помощь. Через несколько часов, уже на нашей стороне, тот самый турецкий автобус обогнал нас и дал приветственный сигнал, а все его пассажиры благодарно помахали нам, видимо у пострадавшего парня все обошлось без серьезных травм.

Оставшиеся сотни километров до Бреста автобус бодро бежал по дороге, а его пассажиры хвастались покупками и обсуждали свои впечатления. На дне моей кардинально отощавшей сумки тоже лежали подарки: кожаная куртка для жены — мечта любой россиянки в те годы, кофейный сервиз, состоящий из крошечных чашечек и блюдец, и набор пластмассовой посуды для дома — результаты моей бурной бартерной активности, а так же последняя бутылка коньяка, так и не початая за все время наших странствий, она оказалась, как нельзя кстати после посадки группы в поезд.

Уезжал я из Турции абсолютно довольным и удовлетворенным — удалось повидать экзотичную страну с многовековой историей, пообщаться со многими интересными людьми, ну, а все неприятные ситуации, в которые довелось попадать, разрешались вполне благополучно. Сам город мне очень понравился, но вернуться туда еще раз я совсем не рассчитывал. Однако судьба распорядилась иначе, и в течение последующих лет мне довелось многократно посещать этот замечательный город — Стамбул, причем с каждой поездкой я узнавал о нем что-то новое, и все больше влюблялся в его архитектуру, быт и культуру. Эти визиты сильно отличались от первой поездки — самолет, достаточное количество валюты, неплохие отели, отличные культурные программы, но первые впечатления, которые я получил там, оказались самыми яркими, захватывающими и запоминающимися.

Прошло уже 13 лет с того памятного путешествия, позади десятки стран на разных континентах, сотни отелей, но этот вояж вспоминается едва ли не чаще других, т.к именно в тот год я впервые уехал так далеко за рубеж, именно там мне удалось преодолеть языковый барьер, кроме этого в Турции я впервые почувствовал дух настоящего Востока, мастерски описанный еще в сказках «Тысячи и одной ночи». Ну а долгая и изнурительная дорога — это пустяк, по сравнению с тем мощным зарядом положительных эмоций, который удалось получить.

Комментарий автора:

| 15.01.2006 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий