Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Турция >> Фетхие >> Пару слов о Фетхие


Забронируй отель в Фетхие по лучшей цене!

Дата заезда Дата отъезда  

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Пару слов о Фетхие

ТурцияФетхие

Итак, почему Фетхие? Честно говоря, вопрос решился сам по себе, когда я увидела снятую с высоты птичьего полета фотографию бухты Олюдениз, с синим морем, поросшими соснами горами и островами. И волшебное слово Фетхие прочно засело в голове и в планах на отпуск. Могу сказать честно, обычно полученную о месте отдыха информацию по приезду на место начинаешь делить на 18, а в этот раз ровно на 18 пришлось умножать. Увиденное превзошло все ожидания.

Место действия: Отель Мальхун 3* 
Ранний вылет из Москвы в 7—40 из Шереметьево-2 по расписанию (!!!) в Даламан, час езды по горам и перевалам отразился на нашем мироощущении — все происходящее воспринимается как в тумане — и яркое солнце после дождливой Москвы, и прекрасные пейзажи за окном микроавтобуса — поэтому, когда гид сообщил о прибытии в отель Мальхун и из тумана выплыл сельский пейзаж в виде огородов с плодоносящими баклажанами, пасущихся на пустыре коров и коз и проселочной дороги с булыганами размером с арбуз, скажу правду — мы малость офонарели. Нас высаживают у стоящего на отшибе многоэтажного здания весьма совкового типа — последнего в череде отелей, за ним, как я уже говорила, сельхозугодья. Офонарение усиливается. В глазах подруги мечутся клочья ужаса, мне тоже сильно не по себе. Наш гид Павел провожает нас на ресепшн. Внутри задание сильно напоминает средней руки пансионат советских времен в районе нечерноземья. На ресепшн после 5- минутных переговоров Павел робко спрашивает нас: Вы не будете возражать, если вас поселят в новом корпусе, комнаты там уже готовы, а так придется ждать заселения еще около часа до 12? Терять нам совершенно нечего, мы обречено соглашаемся. Каково же было наше удивление, когда вслед за служащим отеля, несущим наши сумки, мы переходим маленькую дорожку от главного корпуса и оказываемся на огороженной территории, засаженной апельсиновыми и лимонными деревьями, пальмами и цветущими кустами разных видов, где буквой «П» стоит небольшой уютный 3-х этажный особняк с балкончиками, черепичной крышей и внутренним двориком с бассейном. Мы просим номер на самом последнем этаже с целью увеличения обзора, что и получаем без промедления. Сам корпус, в отличие от построенного в 1987 году основного здания, был возведен совсем недавно. Номер очень уютный с небольшим балкончиком с видом на море, которое, правда, местами заслоняют отели 1 линии, находящиеся довольно далеко от нашего, не стенка к стенке. С другой стороны отель выходит на эвкалиптовую рощицу, где мирно пасутся две коровы и коза.

Душ, телевизор, две кровати и диван, ковровое покрытие на полу, все чистое и новое. Самое прикольное, что корпус практически пустой, и первые 4 дня проживания там мы встречаемся в коридорах только с горничной, около бассейна тоже одни. Потом его заселили молодежью и молодыми семейными парами, туда, видимо, «ссылали» тех, кто не особо претендовал на главный корпус. Да, еще одна вещь — ночью прилетают кровососы, мелкие такие и очень молчаливые в отличие от русских братьев комарики, которые, однако, могут сильно подпортить жизнь. Так что приходится подключаться к фазе — врубать на ночь фумигатор. Правда все происходит при открытом балконе, может, если включить кондишн и задраить все люки, проблем не будет. Но мы не пробовали по причине любви к свежему морскому воздуху и боязни простудиться под кондиционером. Перед основным корпусом свой бассейн, вокруг которого на время завтрака или ужина выносятся столики, дальше открытое бич-кафе. Полупансион — еда обычная для Турции — завтрак омлет, йогурт, сыр, колбаса, овощи, а обед — салат-бар и горячее — фиксированные порции, раскладываемые шеф-поваром в подставленную тарелку, супы, десерт, фрукты без ограничения. Короче, эт тебе далеко не ол инклюзив, но и с голоду помереть — сильно постараться надо.

Море — не дальше 200 м. Сразу бродвей, вдоль которого череда отелей, наш стоит последним, и далее пляж — городской, песчанно-галечный, зонтики и лежаки платные, если кому надо, но мы предпочитаем валяться на гальке на полотенцах, тем более что конкретно на пляже мы находились всего 4 дня из 12. Море утром при штиле чистейшее, прозрачное, на горизонте гряда островов, заросших лесом, куда вечером садится солнце. К 11—12 часам с моря начинает дуть легкий бриз, поэтому нахождение на пляже даже при наличии ничем не прикрытого светила совершенно не обременительно. Вообще благодаря горному воздуху, соснам и практически постоянно дующему ветерку жара не ощущается совершенно. Сам поселок Чалыш — довольно милое местечко с пешеходной улочкой вдоль моря с кафешками, магазинами, бесчисленными офисами экскурсионных агентств, с аквапарком, о котором расскажу чуть ниже. По поселку ходит долмуш — маршрутное такси- до Фетхие, ехать минут 20, стоит 750 лир, около полудоллара.

Фетхие (древнее его название Телмесс) находится в глухой бухте, соединяющейся с морем двумя узкими проливами, омывающими небольшой островок, на котором по легенде в результате любви Зевса и богини Лето родился Апполон. За счет этого (глухой бухты, а не рождения Апполона) вода в бухте грязная, берег болотистый, заросший камышом, напоминающий наши черноморские лиманы. Не рекомендую останавливаться в отеле в самом городе. В море разбросано большое количество больших и маленьких островов, поросших соснами, берега изрезаны живописными бухтами с чистейшей голубой водой. Сам городок очень славный, особенно его приморская часть — марина, где расположен великолепный бродвей и пришвартовано немереное количество всевозможных яхт, от местных прогулочных до дорогущих красавиц, смотреть на которые без восхищения просто невозможно. На горе над городом со стороны моря видны развалины древнего амфитеатра, крепость и ликийские гробницы в скале. На одном из мысов бухты в сосновом лесу расположен отель Летуния, его похожие на маленькие пагоды коттеджи еле видны из-за деревьев, пляж отеля протянулся на 2 км, в одной из маленьких уютных бухт желающие проходят школу виндсерфинга или учатся управлять парусом на одноместных яхтах. Это достаточно изолированный от цивилизации отель со своей мощной инфраструктурой, развлечениями и спортивными мероприятиями.

Олюдениз
Сие волшебное место находится в 12 км от Фетхие и добраться до него можно за 2 млн местных манни за 40 минут езды на долмуше по очень живописной горной дороге. Олюдениз — красивая бухта, скорее даже лагуна, окруженная горами. «Олюдениз» переводится как «мертвое море». Это почти полностью закрытый залив, отделенный от моря длинной галечной косой. Вода здесь удивительно синего цвета, как в бассейне с синим кафелем на дне, всегда спокойная и теплая. Температура не опускается ниже 25 градусов даже зимой. Зона заповедная, вход платный — около доллара с человека плюс еще 3 за лежаки и зонтики. Напротив пляжа скалистый берег и пара больших камней-островков, за которыми бьются волны уже открытого моря. А в бухте полный штиль и спокойствие. Можно понырять с маской среди камней, погоняться за рыбками и крабами, или поваляться на пляже с удивительной белой плоской и круглой галькой. Стоит того. Я прошлась по косе, завернула в залив, где на мелководье нежились тушки туристов. Судя по обложкам книг читающей части отдыхающих — в основном это были немцы и англичане, немного поляков или чехов, ну и естественно много турков, ни единого русского я не обнаружила. Позже, заплыв на скалу в море, я слышу вдруг родную речь и, как безумная, кидаюсь к молодой паре, как оказалось из Краснодара. Мы на 40 минут зацепляемся языками, взахлеб рассказывая друг другу о протекающем отдыхе. Я хвастаюсь, что мы поедем делать параглайдинг и тут же получаю информацию о разбившихся позавчера «прыгунах». Парень настаивает на параглайдинге, а жена требует рафтинга, я не остаюсь в долгу и смачно пересказываю прочитанную перед отъездом страшилку об утонувшей при рафтинге в начале лета немке. Потом я прощаюсь и отплываю на берег, оставив семью в бешеном споре — что лучше, утонуть на рафтинге или долбануться оземь на параглайдинге. Вопрос остается открытым. Возвращаясь к вопросу о наличие русских в окружающей нас среде, скажу, что, находясь в толпе иностранноговорящих граждан при полном отсутствии соотечественников, мы испытываем волшебное чувство, как будто на нас надеты шапки-невидимки. Представьте только, что можно нести любую чушь во весь голос, и оставаться непонятыми, а значит практически невидимыми никому!!!

Кстати о национальном вопросе — разница между немцами, например, и англичанами ощущается сразу. Не буду наезжать на немцев, без меня здесь их метелят все, кому не лень, но англичане нам показались более приятными и открытыми в общении. Мы были свидетелями сцены в автобусе, когда немцы даже не повернули головы в сторону потерявшей сознание турчанки, зато лежащий на пляже рядом с нами англичанин, получивший промеж ног улетевшим у нас 5-килограммовым зонтиком, на вопрос: How are you? бросился помогать нам устанавливать конструкцию со словами: I,m fine! на перекошенном от боли лице.

 В один из дней мы решаем посетить местный аквапарк, расположенный в Чалыше в 15 минутах ходьбы от нашего отеля. Конечно же, ни в какое сравнение сие сооружение с анталийским аквапарком не идет. Это небольшая по площади территория, довольно зеленая, с бассейном для купания и отдельно стоящими горками. Горки работают с двумя перерывами по часу. Вход платный, если хотите воспользоваться барами и рестораном — извольте ваш кэш покласть на кредитную карту, которой и придется расплачиваться. Остаток денег вам потом вернут на выходе. Горки: закрытая труба с парой колец, не советую — стыки плохо подогнаны и почти все вываливаются оттуда с окровавленными локтями, штуки три прямых наклонных желоба и перекрученный желоб, к которому было просто не подойти из-за огромного количества разнокалиберных детей, которые сигали туда без перерыва. Короче, как развлечение — весьма примитивное, а как вариант времяпрепровождения в сочетании с посещением местного бара и загоранием на местных лежаках — вполне приемлемо. Цена 7 долларов за вход. Вечером мы посещаем одно из многочисленных турагентств на предмет выбора экскурсий. Покупать экскурсии в отеле — полное безумие, которое может быть оправдано лишь тем, что это единственная в данных условиях возможность оказаться с русскоговорящим гидом. Цены до 2 раз превышают стоимость тех же экскурсий, купленных в любом уличном агентстве. Мы решаем обойтись без русского языка, понадеявшись на минимальное знание английского. Агентство мы выбрали, честно говоря, по понравившемуся нам пацану, предложившего нам на пляже рекламку их услуг. Парня зовут Бертан, но мы тут же переименовываем его в Михрютку из-за его добродушно-милой улыбки и вообще чрезвычайной приятности в общении. Нашего английского хватило для выбора 4 экскурсий и еще для 50 минутного легкого трепа о том — о сем. Михрютка заявляет, что, если мы приедем на следующий год — он будет говорить по-русски. Ничуть не сомневаюсь в этом. Он влегкую делает нам 10% скидку. В итоге нам 4 экскурсии обходятся на 160 долларов меньше на двоих, чем в отеле.

Экскурсия № 1 — Дальян
Стоимость 18 долларов на человека. За нами прислан микроавтобус. Странно, но вовремя. Набит одними турками вполне интеллигентного вида. Гид — очаровательный пожилой мужик с пышными усищами и совершенно неповторимой мимикой. Говорит по-турецки, естественно, но для нас периодически исполняет соло по-английски. Едем в сторону аэропорта Даламан через уже знакомый перевал около часа, затем перегружаемся всей компанией в маленькую прогулочную моторную лодочку-катерок и плывем по реке Дальян в сторону ее устья, туда, где она впадает в море. Река спокойно протекает по довольно просторной горной долине, вокруг необыкновенной красоты пейзажи — заросшие камышами берега, острова, вокруг скалы с останками крепостей, амфитеатров и еще каких-то сооружений, проплываем мимо ликийских скальных гробниц в виде вырубленных в камне фасадов. Купаемся в пресной воде озера, в которое постепенно превращается река. Народ вокруг, как я говорила, исключительно турецкий — парочка влюбленных, мать с дочерью, две подружки, пожилая леди с дочей и ее мачо — похожим на альфонса молодым турком, то и дело выполняющим разные мелкие поручения то одной, то другой дамы, горный инженер приятной наружности из Анкары с навороченным фотоаппаратом, которым он ничего так и не сфотографировал. Инженер развлекает нас беседой за жизнь — как водится при знакомстве — он не женат, не имеет детей, говорит жениться дорого, да и некогда — работы много. Врет, наверное.

Потом нас волокут принимать грязевые ванны: рассказываю — это природный бассейн на горячем сероводородном источнике, бьющем прямо из скалы. Ну что вам сказать: хорошее дело грязью не назовут, грязь — она и в Африке грязь. Мало того, что все это попахивает не сильно здорово (тухлыми яйцами — конкретно), но плюс к этому само оформление оставляет желать лучшего: кругом полно окурков, каких-то обрывков, пакетов, бумаги и прочей дряни. По нашему мнению, лезть в подобный бардак оздоровляться — полный бред. Плюс ко всему у самого источника лежит в воде пожилой турок с какими-то ужасными язвами на ногах. Вот его понять как раз несложно — хуже не будет точно. Но турецкие комрады залезают в эту лужу, более того — ныряют туда с головой с целью доставания со дня лечебной грязи, которой незамедлительно намазываются с ног до головы. Нам не хочется утруждать лишней работой знакомого кожника-венеролога, поэтому мы скромно стоим в воде по щиколотку. Кстати, неизвестно еще, как она, щиколотка, на это отреагирует. Сидящий на берегу гид с пониманием предлагает нам переждать лечебные процедуры на лодочке. Через полчаса туда же подтягивается и сильно поздоровевший народ, половина из которого уже минут через 10 покрывается красными пятнами и начинает чесаться.

После купания в озере прямо с лодки, едем обедать в один из многочисленных ресторанчиков на берегу, прямо напротив — гробницы ликийских королей. Наш гид держит 40 минутную речь на турецком языке, изображая при этом в лицах все исторические события. Забавно. Потом он говорит нам с подругой, что жутко устал в процессе и переведет нам все это на английский чуть позже. Позже, видимо, забыл. Но суть ясна — в этом месте много кого перемочили в свое время, крепости на скалах — это оборонительные рубежи от всяких-разных ворогов, которые, как тараканы, лезли на чужую территорию. После обеда продолжаем плыть в сторону моря — минут сорок и мы на косе из белого песка, намытого рекой при слиянии с морем. На этот пляж, по рассказам гида, в начале лета приплывают откладывать яйца морские черепахи Каретта-Каретта. Весьма может быть — на берегу в песке можно обнаружить какие-то кожистые останки этих яиц. Коса с одной стороны омывается пресными водами реки Дальян, а с другой — довольно большими волнами моря. Резвимся с инженером из Анкары в прибое, качаемся на волнах, дурачимся и не замечаем, как нас обратным течением довольно далеко относит от берега. Возвращаемся с трудом. Метрах в 200 стоит знак, на котором написано, что встречающиеся речное и морское течения образует сильную воронку и купаться запрещено.

Проводим на пляже 2 часа и возвращаемся тем же путем к микроавтобусу, по пути наблюдая закат. По дороге останавливаемся на обзорной площадке над морской бухтой. Я фотографируюсь на краю обрыва с турецким инженером, обмотавшись с головой в парео, изображая закрепощенную женщину Востока. Буря протеста со стороны мужской половины, утверждающей, что турецкие женщины свободны и отродясь не ходили в парандже. Ага, так мы вам и поверили! Они до сих пор в море купаются во всем прикиде — шароварах и платьях. Правда, действительно без паранджи, врать не буду. Обратно прибываем около 7 вечера, прощаемся со всеми как с родными, попутно приняв приглашение горного инженера из Анкары поездить по местным окрестностям как-нибудь на днях. Отель встречает нас криком козы, от которой ушел козел, судя по трагическим ноткам в голосе, видимо, навсегда. Вечером дома на мой возмущенный вопрос: Какого ты улеглась с книжкой, заплатив немереные иностранные деньги за путевку, дома полежать не могла? подруга отвечает: Дома как ляжешь, сразу угрызения совести — вот столько дел, а я лежу… Делаю вывод: нет дел — нет угрызений, нет угрызений — нет совести, значит: нет дел- нет совести!

Экскурсия № 2. Яхттур: Фетхийская бухта- 12 островов
Стоимость 11 долларов с обедом. В марине в Фетхие загружаемся на моторную двухпалубную яхту. Народу не очень много, не под завязку как это обычно бывает. Контингент уже обычный для этих мест: ни одного русского, немцы, англичане, турки, французы. Из фетхийской бухты, миновав мыс с отелем Летунья, остров с белыми виллами, через узкий пролив медленно выплываем в открытое море. Хотя сильно открытым это море не назовешь — практически всегда обзор закрывается одним из многочисленных островков, похожих по форме на пристроившихся попить из моря динозавров. Весь берег, вдоль которого мы проплываем, изрезан изумительными по красоте бухточками с чистейшей голубой, зеленой и синей, в зависимости от глубины, водой, гористые склоны в зарослях сосны, на дальнем плане видны скалистые горы с белыми вершинами. Над водой стаями как птицы летают рыбы (ей-Богу, это не метафора, летающие рыбки как эскадрильи периодически проносятся мимо). Мы попеременно то загораем на носу, то сидим внизу в салоне, чтобы не сгореть как сухари в духовке. Раз пять яхта пришвартовыается к берегам различных островков для купания, в том числе и у развалин полузатопленных терм Клеопатры.

 В целом, весьма милое путешествие с прекрасным видеорядом. На обратном пути, замерзнув после очередного купания, мы подошли к бармену и потребовали следующий набор: 2 айс-крима (долго выбирали, споря), 2 пластиковых стакана и соль. Глаза парня — в области верхней части лба, после 2-минутного раздумья дает соленые чипсы. Нет — показываем щепоткой, что именно соль. Приносит из кухни солонку. На лице безумие. Вежливо благодарим и идем пить раскалившуюся на солнце текилу, закусывая мороженным. Все ржут. С текилой вышла такая беда: уже на яхте лезем в сумку за водой, хренушки, воду забыли дома, зато присутствует с вечера заботливо налитая в бутылку из-под Beаlеуs текила. Ее, родимую, и пьем. За обедом знакомимся с очень приятной женщиной с сыном, которая робко интересуется, поляки мы или чехи. Узнав, что мы из Москвы, чуть ли не с объятьями бросается на нас. Они из Братиславы. Состоялась историческая долгожданная встреча славян!!! Обмениваемся адресами, приглашаем друг друга в гости. А что, прям отсюда, не заезжая в Москву, можно и в Братиславу мотануть….

Вечером после ужина идем по бродвею и натыкаемся на чудесное турецкое кафе, стилизованное под шатер с коврами и подушками на полу, где поет турецкие песни весьма колоритный мэн. Официант: чем могу помочь вам?(по-английски)
Мы: 2 чая
Он: яблочный?
Мы: нет, мятный
Он: ???? черный турецкий?
Мы: нет, зеленый
 В глазах бегущая строка: «что это может быть: ???? не яблочный, не черный, mint какой-то, ага green- это зеленый, ё-мое из чего бы этим кретинкам сделать зеленый чай?????»

Короче, приносит: 2 маленьких стаканчика с торчащими из них на полметра вениками. Варианта два: или нарвал сразу за углом травы, или пожертвовал своим запасом марихуаны….тем более что пахнет весьма подозрительно. Выпили. Сидим ждем прихода. Не пришел. Видимо все-таки — местные сорняки. Вокруг весьма экзотический народ — в основном турки, женщин больше, бегающие между «столиками» (деревянными подставками на ковре) турецкие дети, иностранцы — очень прикольные похожие на постаревших хиппи англичане, немцев мало, не их место. Под зажигательную музыку, похожую на марш турецких партизан, две толстые турецкие тетки силком волокут подругу на танец. Минут 20 они выделываются в национальном стиле, к ним присоединяются английские «хиппи», все буквально сливаются в едином экстазе. Жалко нет фотика, забыли в отеле, две овцы! Прощаются все традиционными турецкими поцелуями — в две щеки.

Наутро загружаемся в «Фиат» горного инженера и едем на обещанную им экскурсию по окрестностям- в каньон Сакликенд (затерянный город) и развалины древних поселений Тлос. Каньон расположен в 50—60 км от Чалыша в горах и представляет собой узкое ущелье, по которому стекает горный ручей. На входе нам приходится сменить нашу обувку на специальные резиновые тапочки, которые нам с радостью дают в аренду местные бизнесмены. Сначала поднимаемся по деревянному помосту над довольно-таки бурной водой, выше обнаруживается, что этот поток вырывается прямо из скалы — что-то типа подземной реки. Далее это просто ручей, тоже довольно бурный, но уже не сбивающий с ног. Мы с инженером как коллеги затеваем научный спор, в ходе которого приходим к выводу, что ущелье образовалось на месте геологического разлома, разделившего два совершенно разных блока горных пород. Недостающие английские слова заменяем жестикуляцией, и выглядим при этом оба презабавно.

Неожиданно встречаем нашего Михрютку, который проводит здесь экскурсию. Бросаемся друг другу в объятия, как родные после долгой разлуки, сильно озадачив этим нашего геолога. Через 10 минут встречаемся с турецкой парой, с которой плавали на яхте. Радостно общаемся и с ними. Инженер, видимо, решил, что нас знает полстраны. Подходим к месту, где необходимо перейти водный поток, начинается цирк. Мы с подругой сдуряка вырядились в платья, которые по мере продвижения через ледяную, между прочим, воду приходится задирать все выше и выше. Поэтому в месте, где вода подбирается к …«ну вам по пояс будет», мы срываем бурю оваций у уже стоящей на обоих берегах мужской части присутствующих. Бредем выше, стенки каньона почти смыкаются над нами, дорогу то и дело преграждают упавшие сверху глыбы, на берегах, подобно дохлым рыбам валяются разноцветные резиновые тапочки, уплывшие у наших предшественников. В конечном итоге наше продвижение останавливает перекрывшая поток огромная глыба, с которой стекает маленький водопадик. На самом верху сидит абсолютно мокрый турок и радостно тянет к нам руки, предлагая помочь забраться. Я делаю шаг вперед и тут же погружаюсь выше пояса в ледяную воду. Нафиг, поворачиваем обратно. Могу себе представить картину, когда два мужика, один сверху, другой снизу будут затягивать двух вдрызг мокрых идиоток в платьях на камень! Возвращаемся назад. Мокро и прохладно. На рекламном стенде в начале каньона замечаем приглашение покататься на Funny rafting — надувных кругах — и фото довольного, как слон, Киркорова на резиновом кругу несущегося в водовороте. Не сработало. Не хотим совершенно.

Сидим в открытом кафе, греемся на солнце, сушим низы, заказываем форель. Хозяин — суперский мужик, выспрашивает нас по-английски, откуда мы и что. Кстати, русских опять не встретили ни одного. Рассказывает, что много англичан, пришлось учить английский, говорим ему, чтобы в эту зиму срочно засел за русский — скоро набегут. Перебираемся на достархан с подушками и коврами и укладываемся там. Приносят форель, запеченную с овощами в духовке, и лепешки. Сдуру кидаю кусочек толкущимся вокруг курам и тут же сильно жалею об этом — они всей толпой кидаются ко мне, а ихний общий муж — петух с ободранным в боях за любовь или в процессе самой любви хвостом, вообще внаглую взлетает и усаживается чуть ли не у меня на голове. Еле отбились. За обедом лениво болтаем с инженером и подошедшим хозяином. Мозг постепенно перестал взрываться от постоянного напряга вспомнить очередное английское слово, слова откуда-то сами появляются в голове. Полное погружение. А что делать???

После уже ставшего привычным традиционного турецкого прощания с поцелуями, едем в Тлос — на развалины. По дороге буквально под колеса постоянно падают местные пацаны, продающие здоровенный, с кулак, инжир, а также многочисленные держатели ресторанчиков и кафе, изнывающие без клиентов. Сезон заканчивается, турист иссяк. Через 10 км подъезжаем к руинам. На горе живописно выделяется крепость, чуть ниже — возле деревни- останки римского театра. Фотографируем все это хозяйство, бродим по развалинам, рассматривая резные орнаменты на фрагментах колонн. Жарко. Едем обратно. Прощаемся. Небольшое лирическое отступление, если позволите. Мы не собирались заводить здесь никаких романов. Наш новый знакомый был просто безупречен в общении и не напрягал нас своим навязчивым вниманием. Во-первых, видимо, высшее образование и интеллигентность обязывали, во-вторых, мы никоим образом не напоминали искательниц приключений. Поэтому мы смело приняли его приглашение поездить вместе по окрестностям. У нас не было в планах раскрутить его на деньги, оплаченные им билеты в ущелье и более чем скромный обед, думаю не сильно обеднили его кошелек. Вообще лично у меня явно наблюдаются издержки профессии геолога, я ко всем окружающим меня мужчинам изначально отношусь как к братьям.Но мусульманские мужчины, видимо, не очень похожи на наших братьев, и как оказалось, они совсем не отвергают возможность некой сексуальной окраски даже чисто приятельских отношений. Поэтому вечером, после совместного проведенного дня, все же прозвучал следующий диалог между нами:

 — Может быть встретимся вечером где-нибудь? — это он
 — О, нет нам надо отдохнуть, мы немного устали сегодня — это я
 — Ну, отдохни до ужина, а после увидимся
 — Послушай, пред нашей поездкой мы долго сомневались, правильно ли ты поймешь, если мы поедем. Но решили, что совместно проведенный день не повод думать о бОльшем.
 — Да, конечно, мне было бы хуже провести его одному, все было прекрасно. Но почему бы нам не встретиться еще.
 — Как мужчине и женщине? Знаешь, не стоит, мне это не нужно, я отношусь к тебе как к другу.
 — Но тебе же нужен мужчина? Что ты делаешь, когда тебе нужен мужчина?
 — Когда мне нужен мужчина, я его имею (вольный перевод с английского)
 — ????
 — понимаешь, мне не нужно проблем подобного рода здесь, мне их в Москве хватает
 — Но тебе ведь нужен друг?
 — Знаешь, мужчина нужен только для того до свадьбы, потом медовый месяц, потом еще 2—3 месяца, а потом его нужно пристрелить, чтобы не было проблем с разводом и все такое (я, конечно, шучу, но в каждой шутке…)

А теперь прикиньте выражение лица мусульманского мужчины после подобного высказывания! Между прочим, в разговоре как-то возникла тема женитьбы, типа почему он не женат до сих пор. Ну то, да се, для женитьбы надо много денег, квартиру и вообще он хотел бы жениться на русской женщине, так как турчанки капризны, много хотят, купишь им квартиру, давай еще одну, купишь золото, давай еще. Представьте, он на самом деле думает, что русская мамзель, особенно москвичка, — это удачное приобретение. Наивный чукотский мальчик!! Он представить себе не может, как обломается! Да, еще: по его словам, турецкие женщины после 2—3 детей, теряют интерес к сексу, рано стареют, кожа у них быстро портится! Ага, а русские тети все как на подбор сексуальные маньячки с прекрасной кожей и без морщин до 87,5 лет! Нам, кстати, очень понравились турецкие девушки — тонкие черты лица, прекрасные глаза, роскошные волосы, грация! Вот уж воистину, там хорошо, где нас нет! Правда, вполне может быть, что они рано созревают и так же рано стареют, не знаю. Вообще, у меня создалось впечатление, что турецкие мужчины как-то сильно обделены своими женщинами любовью и сексом, раз им приходится придумывать такие легенды о нас, русских!! Наверное, это последствия восточной морали, когда принятые на западе свободные отношения между полами, здесь невозможны по чисто историческим и религиозным причинам. Но это их проблемы. У нас своих хватает. Все, лирическое отступление закончилось.

Экскурсия № 3 в Памуккале.
Стоимость 30 долларов с завтраком и обедом. Ванны Клеопатры 10 долларов на месте, кто пожелает. Встаем в полпятого утра, темно и холодно, жутко хочется спать. Ждем на ресепшне, никто не едет, пришлось прилечь на диванчик. Наконец после сорокаминутного ожидания нас расталкивает парень с серьгами во всех местах и с бородкой клинышком — наш сегодняшний гид. Лезем в большой экскурсионный автобус, битком набитый англичанами, разбавленными тремя чехами. Кто бы мог подумать, что соотечественники Маргарет Тэтчер и Шерлока Холмса такие оторвы. Они весь день резвятся, ржут и орут как дети. Оборачиваемся — заводилой компашки оказывается пожилой лорд, абсолютно лысый, длинный, как жердь, голый по пояс, в наколках из иероглифов по всему телу и продырявленный во всех местах. Он то поет хорошо поставленным оперным голосом арии, то травит байки, рядом заливаются здоровым детским смехом три такие же божьи одуванчика женского рода. Весь автобус дружно вторит проказникам.

Гид беспрерывно треплется на чистейшем английском языке. Это тебе не тыр-пыр в турецком исполнении, слишком быстро и очень литературно. Мозг воспален от попыток словить хоть какой-то смысл. Бесполезно. Потом приходится подходить к парню и просить медленно рассказать хотя бы об организационных моментах, какие планы на день, когда и где останавливаемся и когда встречаемся, и хотя бы вкратце — о чем был многочасовой базар. Экскурсия на 1 день, до Памуккале три часа езды, где-то через час завтрак, потом сама гора, потом посещение термального бассейна, потом — ковровый центр, обед и домой. Посещаем Город мертвых — некрополь, где разбросано немереное количество склепов на одно, два и несколько лиц. Скорее оттуда, пока не разболелась голова, сильная отрицательная энергетика, спросили у гида — отвечает — повышенная радиация, не поняли почему. Нас распускают на 2 часа, чтобы мы самостоятельно облазили окрестности. Сама гора производит впечатление, красиво, но плохо то, что воду отвели в обход, поэтому сама гора сухая, остался только небольшой участок, где она, как положено, стекает с верхних ванн. Эффект совсем не тот.

Рядом греко-римский амфитеатр, неплохо сохранившийся. Хорош, ничего не скажешь, особенно сверху. Теперь галопом в термы, ванны Клеопатры, до встречи с гидом осталось около часа. Что на горе, что в термах — сплошняком одни русские, впервые слышим родную речь — типа, «Вань, погляди какие клоуны». В ваннах сидим, вернее, висим над разломом, откуда собственно и поступает 36,6 градусной температуры вода. Пузырьки, как в боржоми, подпрыгивают на 10 см от поверхности воды, все тело, как шоколадка в шампанском, покрыто ими, солнечная подсветка вглубь на 5 м, супер!!! Через 40 минут начинает кружиться голова и сердце колотится как сумасшедшее, видимо, все же нужно дозировать удовольствие. На обратном пути посещаем ковровый центр, где нам демонстрируют все этапы создания ковров от покраски шерсти и варки коконов шелкопряда до процесса ткания. Тырю кокон шелкопряда, вот будет прикол, если из него в Москве через определенное время выползет какое-нибудь чудище. Потом нас эаводят в демонстрационный зал и буквально заваливают различными видами ковров и ковриков, которые эффектно разворачивают и бросают к нашим ногам два накаченных молодца. Беседуем с местным менеджером, который задает нам загадки, сколько может стоить то один, то другой ковер. Не отгадали ни разу. Названная им цена впечатляет. Вечером идем по родному Чалышу и, услышав традиционный вопрос: Инглиш? Дойч? Рашн? неожиданно огрызаемся: Сам ты рашн! Вот так продается Родина!!!

Параглайдинг. Полет наяву.
Скажу сразу — удовольствие не из дешевых: 100 баксов. Нам скинули до 75. Так называется у них полет на параплане — управляемом крыле — с горы Бабадаг (1905м) над Олюденизом. За 4 дня до этого мы сцепились в споре, имеем ли мы, матери своих детей, право рисковать своими жизнями при подобных экстремальных играх. Спросили у Михрютки, опасно ли прыгать, он сказал, что мы, по его мнению, достаточно сумасшедшие для этого. Как аргумент в пользу своих опасений я выдала ему теорию о неожиданно прямо в полете упавшем в обморок или с сердечным приступом инструктором за моей спиной. И я, оставшаяся без сэнсэя, на высоте 1700 (!блин!!!!) метров с привязанным ко мне неживым дядькой. У парня, впервые, видимо, услышавшего подобное, глаза просто вылезли на лоб. И вот свершилось, мы едем делать параглайдинг!!! Кроме нас в джипе еще 5 психов: 1 чех, пара немцев, женщина неопределенной нами национальности и пожилой англосакс Джек. В Олюденизе на базе, куда мы приехали за снаряжением, все нервно хихикают. Но тут к нам подваливает семеро инструкторов — эдаких бравых ребят в наколках, с хвостиками и с четко уловимой аурой уверенности в себе, без тени показухи и выделывания. Они быстро покидали на багажник джипа огроменных размеров рюкзаки и сумки, и дружно набились внутрь джипа, вытолкав нас outside — «because forest» — типа идите наслаждайтесь природой. И началось!!!

Дорога — жуть с ружьем! Прикиньте, надо влезть на гору почти 2000 м высотой, по серпантину из проселочной дороги шириной чуть больше джипа! Сначала было даже прикольно — действительно forest, причем густой сосновый, через пропускной пункт мы въезжаем в заповедник, а потом дорога идет вдоль скал под какими-то жутко нависающими глыбами и осыпями, внизу с каждым витком серпантина открывается все более завораживающая картина: ничем не огороженный обрыв в долину Олюдениз, море вдали и бескрайняя синь неба. Джип то и дело зависает над пропастью. С перепугу пытаюсь общаться с англом — вот он, язык от носителя, хрен поймешь! — но все же удается уяснить, что он на пенсии и «теперь ездит», что жутко волнуется и боится наверху передумать. После 15 минут подобного ралли, девушка-немка рядом с ним так и поступает: заявляет, что прыгать не будет и все тут! Я заявляю Джеку, что мне кажется, что лучше прыгнуть, чем возвращаться вниз на джипе. Он соглашается. Гора действительно производит впечатление: очень высокая, где-то с верхней трети абсолютно лысая, скальная, ее видно и из нашего Чалыша, и утром, купаясь пред завтраком, мы обратили внимание на присутствие облаков над ней. Наконец добрались. Высаживаемся из джипа, не доехав метров 200 до вершины. Картина ужасная, все сразу просто офигели: мы стоим по пояс в облаке на полого наклоненной в сторону долины площадке, далее обрыв, с которого нам сейчас прямо предстоит сделать шаг вниз, под нами нифига не видно, как в молоке. Попали….

Холод и ветер. Нас одевают в теплые комбезы, нахлобучивают на головы шлемы, натягивают что-то типа сидений с рюкзаками — это то, на чем мы будем висеть. Мой спрашивает, сколько я вешу, услышав цифру 50, чешет репу и заталкивает мне за спину какие-то сумки и пакеты — утяжеляет. Ножки сразу подогнулись или от тяжести, или еще от чего. Понаехало еще джипов, вывалился новый народ. Слышна русская речь, прибыла парочка соотечетвенников. Страха уже нет, полная обреченность. Разложив вокруг крылья, народ уселся на горе, как пингвины, ждать окно в облачности, для прыжка необходимо видеть землю. Как только появляется просвет, в который виднеется кусок Олюденизской бухты (лучше не спрашивайте об ощущениях, как это выглядело, смотрели в иллюминатор самолета? Так вот, один в один, только ты без самолета, один блин, без ансамбля!) сцепленные гуськом парочки быстро разворачивали парус и сваливали за бугор. Чувства сложно передать словами, полная нереальность происходящего. Честно говоря, трудно даже представить, что чердак может снести настолько, чтобы добровольно сигануть туда!

Народу понаехало много, туч тоже предостаточно, а просветов совсем мало. Поэтому в основном все сидят в позе пингвинов лицом к обрыву, каждый у своего крыла, рваные клочья облаков, мечутся между нами, порывы ветра поднимают то один, то другой парус, они взмывают вверх. Их ловят, укладывают опять на землю. Мой стоит на краю обрыва и держит в руках веревки от крыла. Я говорю сидящему рядом парню: Гагарина знаешь? Похож! Тот гогочет и с турецким акцентом орет на всю гору: Юрий Гагарин!!!! Все падают со смеху. Хочется курить и скорее прыгнуть. Ждать холодно и как-то мазохистски-приятно. Уже гложут опасения, что прыжки могут отменить, так бывает, рассказывали. Вокруг атмосфера единомышленников, запаренных одним устремлением, сильнейшая энергетика просто накрывает. Видимо, большое количество людей, сопричастных к чему-то далекому от обычной повседневности и испытывающих одинаковые чувства, рождает сильное поле вокруг себя. Мысль одна — скорей бы… Окно. 2—3 пары быстро, суча ногами, разбегаются и по очереди взлетают, взмывают в небо. Полный сюр. Меня уже третий раз зовут: Tanya, connect!, я подбегаю на полусогнутых, манипуляции с ремнями, мы в связке, ловим ветер, парус над головой…окно закрывается, все -опять wait. На четвертый раз меня уже колбасит по-полной. На мой вопрос, что мне делать при взлете, получаю ответ: run, then sit! Большое окно. Мы в связке, но почему-то никак не взлетаем, одна из веревок зацепилась за камень, не дает раскрыться крылу, долго не можем распутать, у меня шальная мысль: «А мой-то вообще летать умеет?» Потом вдруг рывок, нас волочет боком несколько метров, потом начинаем разбег. Я как велено бегу впереди паровоза, потом мы резко взмываем вверх. Все. Мы в небе, под нами полная чума — вся бухта с островами, Мертвое море, Олюдениз с домиками отелей и голубыми кляксами бассейнов, штрихи катеров на воде. За спиной остается гора, обрывки облаков, мы в чистом небе, выше нас только солнце, под нами планета Земля. В голове песня: «А Гагарина зря обидели — принесли похоронку матери!» Тьфу ты, привяжется же такой ужас!

Не страшно. Совсем. Один голый восторг, хочется просто повизгивать от счастья. Мой сзади сует мне в морду камеру, велит улыбаться и говорить: I,m fine! Конечно файн, полный файн, в квадрате, в кубе!!!! Крутимся то влево, то вправо, я пытаюсь фотографировать, причем в пару кадров специально вставляю свои ноги в кедах, чтобы никто не подумал потом, что это купленные в местных лавках открытки. Хотя, к сожалению, нет никаких доказательств, что я была в сознании, а не висела привязанная в виде полуобморочной тушки. Минут 30 полного кайфа, и мы приземляемся на пляже. Опять вспоминаю Гагарина: нас встречают человек 15 народа, кто ловит, кто сразу начинает раздевать и расстегивать все, что можно. Человек 7 фотографов со всех сторон делают фото — просто звезды экрана или космонавты, лет 5 не видевшие родную Землю. Бросаюсь на моего с объятиями, мы теперь как братья, ну и сестры, конечно. В полете я выяснила, что у него всего 2500 прыжков, по 5 прыжков в день, он уже несколько лет летом так зарабатывает себе на учебу, учится в Анкаре на программиста. Ловят подругу. У той от восторга просто снесло крышу, ей еще в полете сделали несколько экстримов (это когда крыло ставят так, что тебя по спирали начинает быстро закручивать вниз, кстати, у нее потом вестибулярный аппарат еще 3 дня давал сбой даже при простом повороте головы). На вопрос: How are you? она радостно орет на весь пляж: i,m Liana! и идет по спирали, все гогочут. Она тоже бросается на шею своему сэнсею, видимо, испытывая те же чувства. Кстати, абсолютно все все приземлившиеся поступают так же.

Я, конечно, понимаю, что крутому экстремалу, раз 3000 слетавшем на крыле, просто смешно будет читать эти строки, но уверяю вас, что человеку далекому от подобных развлечений, весьма сложно сделать этот шаг в пропасть, пусть даже не по своей воле, а повинуясь привязанному сзади совершенно чужому мужику. Полученного адреналина хватает на весь оставшийся день. Мы остаемся в Олюденизе до вечера, купаемся и загораем на мысу, то и дело поглядывая на вершину горы, с которой только что спустились столь необычным способом. В принципе, это все, после сегодняшнего экстрима оставшийся до отъезда день валяния на пляже кажется пресным и скучным. Хочется опять и опять на гору и вниз! Люди!!!! Не летайте в небе ни каким из доступных способов, чтобы потом не париться, как бы еще раз испытать подобное! Успокаиваем себя тем, что на Родине тоже есть откуда сигануть.

С отъездом проблем не было, нас без задержек доставили к самолету. Аэропорт был абсолютно пуст, и регистрация прошла как по маслу. Время отлета 9—20, в 9—21 мы взлетели. Вспомнился дурдом в анталийском аэропорту, где подобное просто невозможно категорически. Всю обратную дорогу я без перерыва болтала на русском (!!!!!) языке с сидящей рядом дамой. Мне кажется, теперь я знаю о ее жизни все или почти все. Я тоже немногое от нее скрыла. Это был просто какой-то словесный понос. Остановиться было просто невозможно. Рядом в бессознательном состоянии возлежала подруга, вестибулярный аппарат которой взбунтовался еще при экстремальных играх в воздухе и при каждом качке самолета крыльями давал новый сбой. ОТДЫХ БЫЛ ЧУДО КАК ХОРОШ.

[IMG] [IMG] [IMG]

| 29.09.2003 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий