Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Турция >> Бодрум >> От Стамбула до Северного Кипра


Забронируй отель в Бодруме по лучшей цене!

Дата заезда Дата отъезда  

Система бесплатного бронирования гостиниц online

От Стамбула до Северного Кипра

ТурцияАланияБодрумКемерСтамбул

Сразу оговорюсь, что турецкие курорты Кемер, Бодрум, Алания, Кушадасы и другие затрагиваться не будут.

Вообще, мне кажется, что мы не понимаем, какая интересная страна расположилась у нас прямо под боком. Во многих местах наиболее часто встречаемые путешественники — представители Австралии и Японии. Они пересекают полземли, чтобы взглянуть на то, до чего нам рукой подать. Некоторые знакомые по несколько раз летали в Турцию, но спрашиваешь, где были, и начинается перечисление все того же десятка приморских туристических гетто.

По прилету в Стамбул повезло — почти сразу подошел автобус «Хаваш», связывающий центр города с аэропортом. В самом Стамбуле долго задерживаться не стал, т. к. многое посмотрел еще в прошлый раз. С берегов Босфора предстояло перебраться на берега Дарданелл. Можно было сесть на автобус и проехать вдоль побережья, но я выбрал паром через Мраморное море, в город Бандирма.
Современный, с иголочки, скоростной паром, все бы хорошо, вот только место досталось около детского уголка, так что было шумно. Часа через три прибыли в Бандирму. Короткая прогулка по городу. Турок, у которого я просто спросил про автостанцию, довел меня до остановки, усадил в «мою» маршрутку и попросил шофера высадить в нужном месте.

Уже затемно прибыли в г.Чанаккале. Он стоит в самом узком месте Дарданелл — 1.5 км. По другую сторону пролива — п-ов Гелиболу. Это место стало известно на Западе во время Первой Мировой войны. Союзники, в основном силы Британской империи, при поддержке французов, стремились овладеть Стамбулом — столицей Османской империи. Восемь месяцев длилась оборона Гелиболу, героем которой стал подполковник Мустафа Кемаль, будущий президент Ататюрк. Теперь это место поклонения для англичан, австралийцев и новозеландцев, т.к. п-ов усеян воинскими кладбищами, на которых похоронены солдаты и офицеры АНЗАК — Австрало-новозеландского армейского корпуса (тогда части Британской армии). В крепости Чанаккале есть небольшой военный музей. При входе стоят орудия. Их размеры поражают, они необычайно огромны!
По вечерам народ выходит гулять вдоль набережной канала. Продают легкие закуски: свежепойманная рыба в хлебе, мидии с вложенным внутрь рисом и политые лимоном — очень вкусно. Городок в принципе не особенно примечательный, но канал оживляет его, от пристани даже ночью отходят паромы: перевозятся рейсовые автобусы, частные машины, кто-то например, купил холодильник, и тоже на паром, и дальше в свою деревню.

Автобус в Измир вышел на час позже. Я сам виноват — не захотел купить билет достойной, но более дорогой автобусной компании. Кстати, об автобусах: в Турции несколько компаний, обслуживающих междугородные маршруты. При желании можно с минимум пересадок уехать не только в любой мало-мальски большой город, но и в другие страны региона: Сирию, Иорданию, Болгарию, Иран и даже дальше в Саудовскую Аравию и некоторые страны Европы. Большинство компаний обслуживают какой-то регион, например Хатай ездит в районе Аданы, Антакии (юго-восток), доезжает до Анкары. Трува (т.е. Троя) ездит в основном на западе, Ак-Дениз вдоль Средиземного моря. Но есть и признанные лидеры: Камил Коч (с 20-х гг.!), Улусой, Памуккале. Офис Камил Коч, например, вы найдете почти везде. В целом, если время терпит, нет срочных дел, и вы можете обойтись без пары бесплатных стаканчиков чая в пути и вас не расстраивает факт, что вашему автобусу семь лет, а не два, то принципиальной разницы я в компаниях не заметил. А отличие в цене может составлять от 2 до 6 и более долларов, в зависимости от дальности поездки. Главное, что автобусы с кондиционерами и некурящие. При наличии конкуренции на маршруте почти всегда получите скидку от первоначально заявленной цены. В пути каждые два часа — остановка в оборудованном месте с мойкой, кафе, магазином, туалетом (платным). На одной из остановок в центре Турции наткнулся на книжную стойку: рядом с Агатой Кристи на английском стояли детективы на русском, кажется, Марининой.

Измир испугал своим размером, шумом, суетой. Поэтому практически сразу я отправился дальше на юг, в г.Селджук. Он расположен в трех километрах от Эфеса, наиболее хорошо сохранившегося античного города в восточном Средиземноморье. Можно было походить, повыбирать пансион, но мне понравился самый первый — частный османский дом 18-го века, с уютным заросшим внутренним двориком, около дома на какой-то древней колонне — гнездо аистов.
Хозяин немного опустил цену и отдал комнату с душем, туалетом и легким завтраком за шесть с небольшим долларов.
Центр закрыт для машин, полно ресторанчиков. Короче, чрезвычайно уютный городок.

На следующее утро я пошел в сторону Эфеса. По дороге туда находится место, где стоял храм Артемиды (или Дианы у римлян), богини плодородия, одно из чудес света. Там практически ничего нет, даже руин. Единственно, открывается вид на крепость Селджука. В самом Эфесе полно туристов со всего света (еще бы). Много и наших групп. Город действительно более-менее неплохо смотрится, много остатков стен первых и вторых этажей, фасад библиотеки здорово смотрится, короче, есть где полазить и даже уединиться от туристических групп.
После Эфеса, пройдя около километра до шоссе, я сел на маршрутку и поехал в Кушадасы купаться. Резкий контраст — курорт ощущается сразу. Можно пройтись раз-два по пешеходной зоне, но не более того.

Вечером на станции купил билет в Памуккале. Несколько конторок предлагают билеты по немного разным ценам. Я высказал мнение, что, пожалуй приду утром, когда получится, но мне сказали, что автобус, несмотря на разные цены, один.
Вообще, такой прямой автобус можно найти только в сезон. В остальное время надо сначала доехать до г.Денизли, а там пересесть на маршрутку. Итак, Памуккале, уникальное место с белоснежными кальциевыми отложениями в форме полукруглых балконов на склоне горы. Но не надо верить фотографиям с туристами, нежащимися в этих ваннах — это время ушло. Власти решили, что нашествие туристов может разрушить уникальные природные сооружения, и все ванны были закрыты, а отели на краю горы снесены. Остались только покрытые остатками плитки фундаменты и бетонные ямы бассейнов. Единственно, где можно купаться, заплатив ок.4 долларов за два часа, это живописное священное озеро с наваленными на дне колоннами и большими камнями. Он окружен пальмами, комнатами мотеля и кафетерием. Лучшее время — утро и вечер, когда еще или уже нет тургрупп, которых свозят на автобусах на несколько часов с окрестных курортов. Вода очень теплая.
Еще во 2-ом веке до н.э. здесь возник лечебный центр Гиераполис, просуществовавший до 14 века. Лишь после череды разрушительных землетрясений люди ушли отсюда.
Когда садится солнце и уезжают туристы, можно пойти погулять по окрестностям и развалинам Гиераполиса. Особенно впечатляют многочисленные массивные каменные гробницы; ходить среди них почти в полном одиночестве, видя редких людей лишь вдалеке на дороге, немного жутко, но интересно. Из самого городка Памуккале у подножия горы наверх ведет такая же белоснежная тропа с бегущей вниз водой. Так как ванны закрыты для посещения, теперь намного меньше людей остается в Памуккале на несколько дней. Так что многочисленные пансионы внизу дешевы, большинство имеют небольшие бассейны, благо теплая вода льется потоками через весь городок бесплатно, но они все равно простаивают, а рестораны почти полностью пустые. Ночью очень приятно спать — тишина, только шумит вода и подают голос лягушки.
Узнав, что я из России, меня направили в один из местных ресторанчиков, кажется, Аркадаш. Его сейчас арендуют турок и его русская жена Ирина. Симпатичный ресторанчик на террасе с видом на белоснежный склон. Мы весь вечер болтали с Ириной, она рассказывала интересные вещи про жизнь и нравы в Турции.

Следующий день прошел около священного бассейна, а вечером я сел на маршрутку, доехал до Денизли и пересел на ночной автобус в Кападокию. Сосед сразу не понравился исходившим от него неприятны запахом (правда, за все время это, наверное, единственный раз). А когда через десять минут он судорожно схватил пакетик и приготовился, я понял, что окончательно влип (не буквально). Какое счастье, что сзади оказалось свободное место.

Уже ночью на одной из остановок погода резко поменялась — стало просто холодно. А когда в пять утра мы прибыли в Кападокию, от дыхания шел пар! Через час подошел микроавтобус в г.Герэмэ, наиболее живописный в Кападокии.
После некоторых поисков я поселился в пещере, т. к. многие дома примыкают к склонам гор и органично дополняют древние пещеры. Так что можно выбирать между обычной комнатой и пещерой. Конечно, жилые пещеры окультурены: в них стоят кровати или положены матрасы, висят ковры, проведен свет. В моей даже был душ и туалет, хотя чаще удобства во дворе.

Про Кападокию можно говорить очень долго. Это место абсолютно не похоже на остальную Турцию и вообще на все, что я видел раньше. Пожалуй, это самое необычное и яркое впечатление после трех поездок в Турцию. Если я правильно понял, то давным-давно, ок.10 миллионов лет назад, в результате извержения трех вулканов эта местность оказалась покрыта толстым слоем вулканического пепла. Со временем он затвердел и превратился в пористую поддатливую массу. Местные жители быстро сообразили, что при минимуме усилий и инструментов можно быстро рыть пещеры, а потом еще дальше расширять их при необходимости. Более того, на случай опасности они рыли огромные подземные города. Сейчас обнаружено два, но считают, что их было около 30. Один город имеет четыре подземных этажа, другой — восемь, уходящих вниз на более чем 50 метров! Там могли по полгода прятаться десятки тысяч человек.

После небольшого сна я пошел в долину Герэмэ, самую интересную в округе. Часть долины объявлена музеем под открытым небом, и за вход надо платить пять долларов. Вы увидите раннехристианские церкви с примитивной росписью. Я же как-то свернул в сторону, полез по пещерам, и вскоре понял, что не смогу подняться наверх по осыпающемуся склону. Поэтому пришлось соскользить вниз. Я оказался в узком ущелье и пошел по нему. Местами оно сужалось до тридцати сантиметров и прерывалось порогами до двух метров. Но каждый раз в порогах оказывались едва заметные ступени. Метров через триста я свернул в сторону и пошел вдоль какого-то коридора. Он то уходил в скалу, то опять выходил наружу. Наконец я уперся в тупик. Но по склону смог вылезти на поляну. Там росли абрикосы, очень сладкие. Оттуда я уже вылез наверх, к дороге. Наверху, на ровной поверхности, были виноградники. В Кападокии делают вино. Пробовал, вроде ничего. Но я не специалист.
Вечером пошел в ресторанчик. Они тоже есть обыкновенные и в пещерах. Конечно, я выбрал пещеру. Там снимаешь обувь и сидишь на коврах за низким столом. Потом зашел в местный бар. Вообще, по духу это немного напоминает Непал — необычная красивая природа, отсутствие больших туристических отелей, расслабленный умиротворенный народ без претензий, отрыв от привычной обстановки.
На следующий день я запланировал поездку в Деринкуй, самый глубокий подземный город, потом восхождение на естественную скальную крепость в соседнем городке Учхисар, и возвращение домой через  т. н. Голубиное ущелье. На автобусной остановке я познакомился с молодой парой из Англии и австрийцем. Их планы почти совпадали с моими, поэтому дальше мы двигались вместе. С помощью указателей и подсказок местных жителей мы подошли к невзрачному домику, оплатили вход и стали углубляться под землю. Довольно трудно словами передать ощущения. В первом же помещении мы увидели несколько проемов с последующими коридорами. В принципе, основной маршрут вниз освещен лампочками и обозначен стрелками. Но практически в каждой комнате были ответвления! У ребят было два фонарика, и мы пошли в сторону. В очередном помещении светила тусклая лампа. В стене вырисовывались силуэты коридоров. Мы пошли в один из них. Коридор вывел нас в другую комнату, поменьше и без света. Там опять было два или три хода, меньше метра высотой. Мы остановились и стали предлагать друг другу пройти в один из коридоров. Сначала пошел австриец, потом он позвал нас. Я остался на месте, а англичане полезли к нему. Потом они крикнули, что там еще ходы. Через несколько минут уже из другого хода ко мне вылез австриец. Оказалось, он полез дальше в один из проходов и тот вывел его обратно ко мне. Мы вернулись к основному коридору и постепенно спустились в самый низ. Периодически встречались большие выдолбленные углубления для хранения продуктов, большие сосуды. В нескольких узких местах от основного коридора вдруг отходили, загибаясь назад, петлеобразные проходы метра три длиной. Они заканчивались нишами с огромными каменными кругами. Перекатив такой массивный круг, главный коридор наглухо перекрывался. И так можно было постепенно перекрывать весь подземный город по отсекам, отходя ниже и ниже. Несмотря на невероятные масштабы подземелий, трудно представить, как тысячи людей могли месяцами находиться здесь — как готовили пищу, чем занимали себя, как и куда, в конце концов, ходили в туалет — ведь наверняка, экономя кислород, особенно огонь они не жгли. По данным разных археологов, первые помещения могли появиться в 4 тысячелетии до нашей эры, т. е. раньше египетских пирамид, а к 8—7 вв. до н.э. здесь вовсю кипела жизнь!
Выбравшись часа через полтора наружу, мы еще некоторое время просто сидели, «переваривая» увиденное. Потом поехали в природную крепость Учхисара. Вся высоченная скала опутана пещерами и ходами, а сверху открывается невероятнейшая панорама Кападокии. Пользуясь случаем, я примерно прикинул дальнейший маршрут домой.
Мы спустились вниз и пошли в сторону ущелья. Смысл в том, что до нашего городка можно доехать, сделав большой круг, на автобусе. Или пройти напрямик, как мы и хотели. Скоро к нам пристал какой-то турок и попытался пояснить, что этим путем мы будем идти долго, и что надо принять вправо. Мы не отнеслись к нему всерьез.
Минут через сорок тропа уперлась в обрыв. Все. Слева и справа поднимались отвесные стены ущелья, а еще ниже, под нами, метрах в 20—25 было непосредственно дно ущелья. Я попытался было спуститься вниз, но чуть не сорвался и вовремя Бог меня остановил. Потом уже я увидел это место с другой стороны — ужас, если бы сорвался. Дурак!
Мы вернулись на километр назад, где видели кокого-то местного, готовившего чай на костре около небольшой плантации непонятных растений. Объяснили, в чем проблема. Он все бросил и повел нас. Я шел последним и все думал, когда он нас оставит. Но! Мы дошли до гребня горы и дальше начался полный кошмар — почти отвесная осыпающаяся стена (порода-то мягкая) метров двадцать и обрыв до самого дна! Каждый дальнейший такой гребень был хуже прежнего. Раз я просто практически лег на спину, и постепенно съехал вниз до следующего безопасного выступа. Но самое неприятное было впереди — в одном невероятно отвесном месте без единой выемки для упора турок провел каждого за руку. Я, последний, просто прилип к склону. Наш новоявленный проводник крепко взял меня за руку и постепенно, указывая куда вставать, вывел на ровную поверхность. Там он сказал, что есть пять троп — четыре плохие и одна нормальная; мы шли по нормальной.
На дне ущелья нас ждали многочисленные абрикосовые деревья и алыча. Придя вечером в городок, мы скинулись турку за его помощь. Если честно, я бы плюнул и повернул назад сразу, когда увидел тот путь. Только присутствие иностранцев и девушки заставило меня пойти дальше (все же это скорее было дурацкое решение).

Пора было ехать дальше. Утренним автобусом я отправился из Кападокии в сторону Средиземного моря в г.Мерсин. Там пересел на автобус до г.Силифке и далее в порт Ташуджю, откуда уходят паромы в Турецкую Республику Северного Кипра (ТРСК). Было шесть часов вечера, а паром уходил в полночь. Я познакомился с турецким солдатом — он возвращался в свою часть на Кипр и тоже ждал парома. Мы как могли общались. Я понял, что служба отнюдь не сахар и основательно его достала, и что на Кипре очень жарко и все дорого, кроме сигарет. В общем, скоротали время. Ближе к одиннадцати пошли проходить паспортный контроль. В очереди я заметил одну иностранную пару и несколько чехов. Остальные были солдаты, турки-киприоты и др. 
Видимо, стремясь подчеркнуть независимый статус ТРСК, всем проставили штамп о выезде из Турции и пересечении границы. Взяли 10 долларов выездного налога и еще портовый сбор. Даже с солдат взяли, при их скудной зарплате. Мы прошли на паром с флагом Северного Кипра — на белом фоне красный полумесяц и звездочка, снизу и сверху проходят две красные полосы.
Вся основная палуба парома заставлена машинами, над ней закрытый пассажирский салон с креслами, над ним открытая палуба с деревянными скамейками. В полночь мы не отплыли — отлетел крепеж на автомобильном трапе. Пока его приладили, прошло еще два часа. За это время поднялся нешуточный ветер. Наконец отплыли.
Я сначала сидел снаружи, а когда береговые огни скрылись, то устроился было в салоне. Но паром начал то подниматься на волнах, то проваливаться вниз. За окном пенились барашки. Сразу припомнились репортажи о перевернувшихся паромах в Индонезии, Китае. Я начал всерьез полагать, что мы можем развернуться и пойти назад. Между тем почти все пассажиры уснули, причем многие постелили на полу покрывала и подстилки и разлеглись на них. Я поднялся наверх, лег на скамейку за большой трубой, чтобы не сильно дуло, и завернулся в полотенце. Так в полудреме и встретил рассвет.

На Кипре даже ранним утром было жарко. Мы с моим знакомым солдатом подошли к пограничному контролю. Там стоял турецкий военный с повязкой патруля и собирал аскеров, т. е. солдат. Когда я с ним поравнялся, он строго посмотрел на меня и тоже спросил: «аскер?» Я по-русски ответил, что, слава Богу, нет.
Я попросил пограничника не ставить визу прямо в паспорт, т.к. в этом случае въезд на греческий Кипр и в Грецию мне был бы закрыт, по крайней мере до нового паспорта. Он с пониманием выдал мне отдельный визовый листок.
Мы прибыли в порт города Гирне (Кирения), туда я и пошел, в сторону центра, искать гостиницу. Через полчаса я оказался у подножия старинной крепости, т. е. исторического центра. Там же нашел жилье — более-менее симпатичную комнату за девять с небольшим долларов, с окнами на море и в тридцати метрах от минарета. Пошел перекусить в ресторанчик. Брат хозяина держит кафе в Лондоне, приехал погостить. Мы с ним поговорили, он пообещал угостить меня чем-то необычным. Действительно, хозяин подошел к стоявшему рядом пеньку, откинул кусок дерна и достал что-то завернутое в фольгу. Там оказалась вкуснейшая ягнятина, запеченная с картофелем. Она там, оказывается, «доходит» по несколько часов.

К очень больному вопросу о политике. Тот живущий в Лондоне кипрский турок (или турецкий киприот) родился в Лимассоле. Узнав, что я недавно был там, он с грустью сказал, что провел там детство, но вот уже 25 лет не может туда съездить. Вообще, я не знал, как местные отнесутся к грекокипрскому штампу в паспорте. Да без проблем! Даже наоборот, с некоторым, как мне показалось, одобрением моего посещения другой части острова. Не знаю, может, для многих он весь является родиной. Кстати, я встречал греков-киприотов, родившихся, например, в Фамагусте (по-турецки Гази Магуса), и бежавших оттуда после раздела. Всего, кажется, около 150 тысяч греков-киприотов переселилось на юг, и около 50 тысяч турок-киприотов уехало на север. Но, мне все же показалось, что со стороны греков чуть больше пафоса и политики — около ООНовского пункта пересечения «зеленой линии» в Никосии (Лефкоша по-турецки) висят фотографии застреленных и пропавших без вести при попытке пересечения линии раздела, висит призыв ничего не покупать на той стороне. У турок практически на первой же странице путеводителя, который я взял в офисе туристической информации, разъясняется история раздела, прямо в действующих лицах: военная хунта в Греции не скрывая готовила аннексию всего Кипра и присоединение его к Греции. Ясно, турецкое население было не в восторге. Тогда Турция сообщила о планах Греции бывшей кипрской метрополии, а ныне одной из стран-гаранторов, Англии. И после взаимных консультаций ввела свои войска для защиты турецкой общины. Более того, приводятся слова смещенного незадолго до раздела страны кипрского президента Макариоса, что именно военная хунта Греции повинна в разделе Кипра. Вот так.
 В Гирне главная достопримечательность — старинная крепость. Ее постоянно перестраивали бывшие хозяева: византийцы, Ричард Львиное Сердце, османы. Именно им Кипр обязан религиозным разделением: турки строжайше запретили католицизм, но оставили населению выбор — православие или ислам. Отсюда и нынешнее деление. За помощь в борьбе с Россией турки во второй половине 19 века отдали Кипр в аренду британцам, а когда Турция вступила в союз с Германией в Первой Мировой войне, Англия просто перестала платить за аренду и прибрала Кипр себе. Так что в Гирне потом квартировали британские войска. Около нее крайне уютнейшая бухта. К моему удивлению, оказалось, что и на северном Кипре есть туристы, почти все англичане. В некоторых местах цены висят прямо в английских фунтах, и при этом похожи на английские.
Городов мало: Лефкоша (Никосия), Гирне, Гази Магуса, Гюзелюрт.
Единственный пункт пересечения разделительной линии — в Никосии, в районе бывшего отеля Ледра Палас. Там теперь штаб сил ООН. В греческую часть я не ездил, да и не слышал, чтобы греки-киприоты пускали; скорее наоборот, как я уже сказал. А вот из греческой к туркам-киприотам сходить можно — пускают бесплатно, в первой половине дня, но с обязательным! возвращением до 17.00. Когда, будучи на греческом Кипре, пошел погулять в северную часть, то полицейский грек-киприот почему-то с подозрением отнесся ко мне, спросил, где я остановился, потом звонил в отель и долго с кем-то говорил.
Но, говоря короче, северная часть острова не особенно впечатляет. Я бы не советовал без особого желания и потребности ехать туда. Греческая, мне все же кажется, поживописнее и поинтереснее.

Вроде все. Обратно уже другим паромом доплыл опять до Ташуджю, потом ночным автобусом в Анталию и далее в Кемер, немного расслабиться напоследок.

| 14.09.2000 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий