Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Турция >> Турецкие ночи (середина мая 2001 г.)


Забронируй отель в Турции по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Турецкие ночи (середина мая 2001 г.)

Турция

ТУРЕЦКИЕ НОЧИ
Действующие лица и исполнители:

Наталья — молодая симпатичная стройная особа, моя подруга, приобретенная на одной из предыдущих работ, — в просторечии Наташка

Катерина — молодая симпатичная стройная особа, моя подруга, приобретенная в глубоком детстве, так давно, что заслуженно считается полноценной родной сестрой, — в просторечии Котенок

Я — молодая симпатичная пока еще стройная особа, связующее звено двух предыдущих.


ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

Собрались наконец-то три кулёмы. Отправились-таки в Турцию. Я уже, честно говоря, слабо верила в возможность подобного исхода. У каждой — свои проблемы семейно-финансово-личные, свои заботы… Но едем, едем!!!

Поутру чуть не опоздали с Котенком в аэропорт. Из-за меня, конечно. Я ведь до последней минуты в себе уверена — успею, догоню, добегу. Попали в пробку на Ленинградке. Автобус больше стоял, чем ехал. А мы уже сидели и прикидывали, чем займемся по возвращении домой, опоздав на рейс… Спустя час в аэропорт все-таки прибыли. И обнаружили там вконец рассвирепевшую Наташку с почти скомканными и порванными в нервном ожидании авиабилетами. Буркнув из вежливости приветствие, Наташка понеслась на регистрацию, мы, естественно, — за ней. Места нам в результате достались те еще. Упершись лицами в белый кусок перегородки (на нем бы фильмы показывать) в начале третьего салона (пьюще-куряще-дебоширящего без перерыва), мы пошли на взлет. Перепуганный Котенок (первый полет!) вжался в кресло, закрыл глаза и мысленно со всеми попрощался. Я уже к тому времени так устала и перенервничала, что мне было все равно. Сижу — хорошо. Лечу — еще лучше! В Турцию — полный кайф!!!.. Но пока еще не долетели. Набрали высоту, попили соку, съели чего-то невкусного… Прогулялись в конец салона, естессно, не сидеть же сиднем три часа! Котенок не обратила внимания на надписи «Свободно-Занято». Открыла преждевременно задвижку — «Свободно!» Мужик к ней и ломанулся. Хорошо, она руки уже мыла. «-Проходите», — говорит ему. «Да я — запросто!» — отвечает наглец. И это мы еще не в Турции!

Перед посадкой объявили погоду в Анталии. Народ чуть не помер на месте от леденящего ужаса. Двадцать градусов! А загорать как? А купаться в чем? И надо ли?

На посадку! Уши мои заложило по полной программе. Ни зевания, ни усиленные глотания облегчения не приносили. Приземлились уже, а в ушах все продолжало булькать и хлюпать. На вопросы окружающих оставалось лишь вежливо улыбаться и разводить руками.

В Москве напугали, что турецкая виза подорожала в 2 раза. А она, как стоила 10 баксов, так и стоит по сей день. Мы, как самые честные, протянули турку 60 $ за троих. А он, как не менее честный, сдачу дал! Недодал, правда, 10 баксов. Так это ж пустяки, дело турецкое!

При выходе на улицу (быстро как-то всё прошли и багаж получили — даже неинтересно) чуть не сдуло ветром. Со всех сторон окружили зловещие черные тучи… Турция, однако!

Люди под табличкой «Odeon Tours» с готовностью сообщили номер нашего автобуса. Около него мы в первый раз увидели нашего гида. Жаль, что не в последний. Невзлюбили друг друга моментально! Бывает же взаимная антипатия с первого взгляда! Наглый, самовлюбленный, высокомерный мелкий турок, орущий в микрофон на больную голову («Меня зовут Салман, но не Радуев. Если вы не в состоянии запомнить мое имя, называйте меня лучше Саша, а не Сулейман или Соломон, мне это очень не нравится…» Мы вообще его никак не называли.) . Ехали около часа (на улицах — сплошь мужчины, жадно заглядывающие в окна автобуса; женщины, поди, все дома в парандже сидят…), завезли по пути одну мадам в другой отель, потом прибыли в наш. «Cesars» поразил своей красотой, ухоженностью, люксом. Пять звезд как-никак! И никак. Трехместный номер оказался банальным двухместным с диванчиком в нише. Единогласно решили поместить туда Котенка (она и не возражала). И все бы ничего, да вот постельного белья на диванчике не оказалось! Пошли снова на ресепшн. Русскоговорящих там не было в принципе, пришлось объясняться на ломаном английском (попробуй вспомни с ходу, как будет «простынь» по-английски!). Это мы потом узнали, что по-русски местные портье начинают говорить только в ответ на улыбку… После третьего напоминания, к нам в номер вихрем ворвался турок с комплектом белья и сам в два счета застелил диван Котенка. И тут же исчез, как мимолетное виденье… При проверке оказалось, что одной простыни (исполняющей роль пододеяльника) все-таки не хватает. Пришлось обращаться за помощью к нашему гиду Сулейману. Недовольно выслушав по телефону нашу просьбу (говорила я на повышенных тонах), он в итоге принес эту несчастную простынь САМ. Чего не мог простить нам до самого отъезда.

Решив проблему с ночлегом, мы отправились на ужин. От номера до ресторана нужно было идти по т.н. коридору, усеянному торговыми палатками с настойчивыми продавцами. Один, самый назойливый, просто набросился на нас со своими золотыми изделиями. Еле отбились. Укрылись в ресторане. Обалдев от обилия яств, выставленных на бесконечно длинных столах, оккупированных плотным кольцом пожилых немцев, мы в ужасе метались по залу в поисках свободного местечка. Таковое оказалось самым удаленным от центра сосредоточения вышеуказанных яств. Пришлось уподобиться муравьям, и бесконечным конвейером метать еду на далекий стол, сожалея о явно недостаточном количестве выданных человеку рук. Надо отметить, что  т. н. «столовая» состояла из 3 отсеков. Первый — ресторанно-красивый, теплый и уютный с запретом курения (чтобы занять там место, нужно было приходить как минимум за полчаса до начала «свистка»), второй — не менее ресторанно-красивый, теплый и уютный, но с разрешением курить, и третий (куда мы частенько попадали по неопытности) — крытая веранда типа «кафе», с открываемыми окнами и дверями и вечно гуляющими в связи с этим сквозняками. (На этой самой веранде, снабженной небольшой сценой, проходили после ужина все вечерние шоу с последующими дискотеками). Первый наш ужинный опыт оказался не очень удачным. Набрали, чего под руку попалось (говорю за себя, — Наташка уже не первый раз в Турции, и знала, чего хочет), лишний раз отправляться в далекий путь за едой не хотелось, да и не адаптировались мы еще… После ужина пошли озирать окрестности. Спустились к морю, послушали, как шуршит море в темноте, разглядели белеющие по всему песчаному пляжу топчаны… и отправились обратно к ресторану, потому как дальше идти было некуда. Там мы побродили в многочисленной толпе отдыхающих немцев, с ужасом думая, что развлечений, кроме еды, похоже, для нас здесь не предусмотрено… Прошлись разок, другой… И решили все-таки развеять наши опасения на ресепшн. Мило улыбаясь заговорившему вдруг по-русски (о, чудо!) молодому турку, мы задали вполне закономерный для данного часа вопрос: «А есть ли у вас тут какие-либо развлечения по вечерам?» В ответ Араз (так звали турка) ответил с радостной готовностью: «Единственное развлечение здесь — я, я и снова я!» (И правда, своими дурацкими звонками в номер он развлекал нас потом несколько дней кряду). Мы сникли окончательно. В холле отеля пили пиво с коктейлями и играли в карты многочисленные немцы-пенсионеры, оккупировав все свободные диванчики; из-за стойки ресепшн на нас с вожделением таращились турецкие глаза, и податься нам было некуда… Спать идти было еще рано, и мы отправились в другую сторону от моря — к дороге, по которой нас привезли в отель. Сам отель располагался в небольшом поселке, напичканном в угоду туристам разнообразными турецкими товарами. Мы вяло плелись вдоль освещенных витрин, мысленно оплакивая наш неудавшийся отдых и с ужасом прикидывая, как убивать предстоящие вечера, которых как назло оказалось так много… У Наташки зазвонил мобильник, и она остановилась. Потерянные и расстроенные, мы с Котенком брели все дальше и дальше, пока наконец не опомнились и не оглянулись назад. НАТАШКИ НИГДЕ НЕ БЫЛО!!! Мне сразу представился ужас с похищением, закатыванием в ковер, помещением в гарем… Мы понеслись обратно и обнаружили за углом ларька довольную Наташку, спокойно воркующую со своим милым по телефону. Данное событие нас несколько встряхнуло. Мы решили не отчаиваться и, раз уж изменить ничего нельзя, сделать все возможное, чтобы отдохнуть достойно, чтобы не было потом мучительно больно… ну и так далее.

ДЕНЬ ВТОРОЙ

Просыпаюсь. Открываю глаза. Где я? А кто я? Поворачиваю голову направо — неподвижно лежит египетская царица в белоснежной нише, устремив свой профиль вверх. Одеяло натянуто аж до середины этого профиля… Да это Котенок собственной персоной! Смотрю налево — там начинает шевелиться Наташкина сонная физиономия. Просыпаюсь окончательно. ПОРА НА ЗАВТРАК!!!

Из-под одеяла вылезти нет сил. Холод как в зимнем блокадном Ленинграде. Холодно и сыро. Приехали на курорт. Раз-два-три! Общий сбор! Напяливаю вчерашние дорожные штаны. Из теплого — больше ничего нет. Чемодан битком забит летними легкими прозрачными тканями. Котенок, как самый мерзлявый, трясется от холода всеми ручками и ножками. Выходим за дверь. Захлопываем. «У кого ключ?» Ключ ни у кого. Ключ в замочной скважине с той стороны. Растерянно переглядываемся. Обвиняем друг друга в халатности. Плетемся вместо завтрака на ресепшн. По летним открытым коридорам дует отвратительный холодный ветер. Чувствуем себя потерянными и несчастными. На ресепшн знаками (не улыбаемся ведь, не до этого) нам объясняют, что нужно подойти через 2 часа. Мы в ужасе. Что мы будем делать все это время?!?! Идем на завтрак. Снова «золотой» продавец улыбается нам уже издалека. Куда бежать?

«- Девушки, я вас жду! Заходите скорее!»
«- Потом зайдем!»

Завтрак — так себе завтрак. Хотя бы по сравнению с ужином. Ну, булочки разнообразные. Ну, хлопья всякие и мюсли, варенья и овощи… Яйца вкусные! Всмятку! Нарезка мясная не понравилась. Всегда одна и та же. Сосиски совершенно турецкие. Неправильные сосиски.

После завтрака побрели на пляж. А куда еще деваться? Хорошо, дождя пока нет. Даже солнце вроде есть. А вроде и нет… На белый топчанчик надо притащить из общей кучи голубой матрасик. А сверху откуда-то еще взять полотенце, которые якобы раздают на пляже. Наташка быстренько обнажается до состояния купальника, а мы с Котенком — как самые неподготовленные к пляжному сезону (с утра и в голову не могло придти напялить на себя купальник!) — безжалостно отправлены ею на поиски полотенец. Обходим весь пляж вдоль и поперек. Полотенца голубеют только в руках вездесущих немцев. Пришлось остановить одного из них, тыкнуть пальцем в полотенце (он тут же спрятал его за спину) и спросить: «Where?» Немец сделал круглые глаза, потом зачем-то уставился на свои часы, показал их нам и махнул рукой в сторону пляжа. «Совсем глупый немец!» — решаем мы. Без полотенец и купальников на пляже делать совершенно нечего, и мы снова совершаем попытку проникнуть в наш номер. Маршрут тот же: лестница, «золотой» продавец, «заходите!» — «потом!», ресепшн. На ресепшн мы с радостью обнаружили русскоговорящую светловолосую девушку (она и есть русская, откуда-то из Челябинска), которая нам тут же пообещала прислать мастера. Стоя сиротливо у собственной двери, мы подпрыгнули от радости, увидев сурьезного турка с рацией и огромной связкой ключей. Но явно рано… Ни один ключ не желает отпирать заколодованную дверь. А мы никак не можем объяснить турку, что ключ не просто остался в номере, а торчит в замочной скважине с обратной стороны… После нескольких неудачных попыток турок ретируется. Мы остаемся стоять у двери, не зная, что делать дальше. Минут через несколько появляется маленький турецкий человечек с маленьким железным чемоданчиком. «Слесарь!» — догадались мы. Он тут же принимается деловито ковырять нашу дверь, пытаясь отогнуть язычок замка. Дверь не поддается. Тогда, на глазах у изумленных нас, слесарь одним резким движением выдергивает откуда-то из внутренностей двери длинную резиновую полосу. После этого дверь удается открыть. Мы радостно врываемся внутрь, а слесарь, собрав свой инструмент, убирается восвояси, прихватив с собой нашу дверную резинку. С тех пор закрытая дверь начала радостно громыхать при каждом сквозняке, и нам приходилось периодически просовывать туда газетку… Повеяло Родиной!..

Гордые одержанной победой и одетые, как полагается, в купальники, мы с Котенком прибываем, наконец, на пляж. Наташка уже успела обзавестись парочкой друзей-земляков, которые с этого момента прикипели к нам намертво. «Один малый, другой старый — два веселых гуся…» (по кличке Баклан и Эльдорадо). Даже чересчур веселых, на наш взгляд, для такой погоды. На пляже раздеваться совсем не хочется, с моря дует ледяной ветер, распугивая солнечные лучи. Кстати, выясняется, что немец был не так уж и глуп, а просто пытался объяснить нам, что полотенца выдают на пляже с 9 часов. Как раз успеваем к открытию. Сразу же хочется завернуться в полотенце прямо в одежде и уснуть… Наши новые друзья нам этого сделать не позволяют. Они щебечут, щебечут, щебечут… и прыгают вокруг нас без остановки. По причине этого и все усиливающегося холода, мы решаем сменить место дислокации и переползаем в пальмы, где и пребываем до 11 часов. На это время в холле отеля у нас назначено свидание (деловое! насильственное!) с гидом Сулейманом. В автобусе, заманивая на эту встречу, он обещал поведать нам и остальным туристам ценную информацию про наш отель. Вместо этого, пока на улице ярко светило солнце, коварный Сулейман битый час распинался про всякие дорогие экскурсии, на которые денег у нас не было предусмотрено в принципе. В перерывах между рассказами об экскурсиях, он не уставал повторять, что, в силу своих профессиональных обязанностей, всегда готов помочь в случае возникновения проблем, но только в исключительных случаях! И смотрел при этом на нас волком, вспоминая, без всякого сомнения, нашу вчерашнюю злополучную простынь… С трудом досидев до конца лекции, где лектор без устали расхваливал самого себя в качестве самой главной местной достопримечательности, мы прыжками помчались обратно на пляж. Нужно правдами и неправдами ловить скупые солнечные лучи — единственное доказательство нашего пребывания в Турции. Тем временем, погода начинает резко портиться. Ветер усиливается, облака затягивают все небо, мы замерзаем окончательно и отправляемся в номер. Проклятый Сулейман! Начинается дождь. Хочется плакать. Через ставшего уже родным «золотого» торговца («Заходите!» — «Потом!») идем в ресторан. Обед несколько скрашивает нам настроение, особенно десерт. Такой красоты и вкусноты мы не видели еще нигде! В неограниченных количествах! И вина — хоть упейся! Что я и сделала. Объевшись, доползаем до номера, укладываемся в холодные кроватки, пытаемся согреться. Котенок скулит, ворочается, ругает Турцию последними словами и, наконец, засыпает. Просыпаемся к ужину. Номер — лестница — «золотой» торговец — еда!!! Вкусная еда!!! Много еды!!! И тепло, разливающееся по всему телу вместе с красным вином… Жизнь прекрасна и удивительна! А вот и Эльдорадо! «Девчонки, куда же вы подевались, вчера было такое шоу! И дискотека!» Обманул Араз, обманул мерзавец. Развлекают тут все-таки туристов! А мы вчера с горя спать улеглись ни свет ни заря. После ужина отправляемся в номер наводить марафет — для вечернего шоу. «Золотой» торговец всплескивает ручками: «Девушки! Я ведь здесь не для того, чтобы портить вам отдых…» Дошло, наконец-то!

В вечерней программе значится: «Кабаре-шоу». Можно представить себе все, что угодно, но только не семерых здоровых мускулистых мужиков, одетых в женское платье. В середине представления Эльдорадо пеленгует-таки в полумраке наш столик (и все это из-за наших частых хождений за вином) и перетаскивает нас к себе в полном составе. Вскоре появляется и Баклан. После шоу начинается дискотека. Танцуем все в том же составе, потенциальные ухажеры только жалобно смотрят в нашу сторону. Блондинистый Котенок давно уже приковывает к себе взгляды чернявых турков, а тут один из них набирается смелости и подходит знакомиться. «Ромео» оказался одним из местных аниматоров (группа молодых людей, обязанная развлекать туристов). По причине своей тщедушности он Котенку не понравился. Что делать! Сердцу не прикажешь. Но Ромео остался верен ей до конца нашего отдыха. На то он и Ромео.

Девиц моих загнать обратно в номер оказалось не так-то легко! Вырвались из холодного каменного плена… Музыка уже давно закончилась, я из последних сил клюю носом, а мы все сидим за столиком и трепемся ни о чем с Бакланом (Эльдорадо куда-то утек к этому моменту). И это я еще не знаю, что хроническое ежедневное недосыпание мне обеспечено до самого отъезда…

ДЕНЬ ТРЕТИЙ

Из сна меня выдирает чей-то разговор. С трудом открываю глаза. Мои профурсетки, нисколько не церемонясь с моей спящей особой, ведут над моей головой оживленный разговор. Дождя нет, солнца, правда, тоже, но на пляж идти надо. За загаром! Тихо ворчу, но встаю. Я же еще не знаю, что так будет каждое утро! Стуча зубами, облачаемся в купальники. Сверху хочется напялить шерстяной свитер. Идем на завтрак. Народ еще не проснулся (мне бы с этим народом!). Садимся за стол (спасибо, что не на веранде!). В такую рань аппетита еще нет. У меня, по крайней мере. Но яйца всмятку несомненно хороши! Выходим на улицу. Порывы ветра. С ужасом смотрим на открытый бассейн, расположенный на самом ветродуве. МЫ ТУДА НИКОГДА НЕ ЗАЛЕЗЕМ! Идем на пляж — сразу в пальмы. Я ложусь на топчан прямо в одежде, накрываюсь полотенцем. Все небо в серых облаках. Но солнце как-то умудряется сквозь них проникать. Через какое-то время позволяю себе раздеться. Жадно ловлю теплые лучи. Ветер все дует — и о, чудо! Показываются кусочки голубого неба! Солнце греет все больше и жарче. Согреваюсь. Засыпаааю… Не тут-то было! Баклан с Эльдорадо вышли на тропу войны. И обнаружили там нас. Опять разговорчики, анекдотики, подковырочки… Нет мне покоя нигде. На пляже турецкая женщина целый день печет на огромном горячем камне лепешки. И раздает их страждущим отдыхающим (мало им шведского стола, лепешки еще подавай). Мы тоже попробовали. Так себе лепешечки. И как она только не устает целыми днями их раскатывать, жарить, резать, раздавать неиссякающему потоку голодных… Железная турецкая женщина! Ближе к обеду небо снова заволакивает. Оставляем полотенца на топчанах — застолбили места — и идем в ресторан. Обед — ЧУДО! Салаты, вино, горячие блюда, снова вино, снова салаты, ДЕСЕРТЫ! Ползем к номеру. Научились обходить «золотого» продавца. Начинает накрапывать дождь. ПОЛОТЕНЦА!!! Наташка мчится на пляж. Дождь уже проливной. Мы с Котенком с ужасом переглядываемся. Нас на улицу не выгнать под страхом смерти! Минут через 10 возвращается Наташка. С нее и с полотенец льются потоки воды. Выжимаем их всех. Полотенца потеряны навсегда. Наташка поскользнулась на мокрой дороге и отбила себе кое-что. И все оставшиеся дни освещала пляж ярким фингалом.

До ужина время пролетает быстро. В полудреме под орущие звуки немецкого MTV. В разговорах о судьбе и лучшей доле. В промывании косточек Эльдорадо и Баклана. УЖИН! Тепло, светло, уютно, сытно. Уходить не торопимся. Приходит в голову мысль принести сюда карты и поиграть (в номере темно — освещение только настенное). Пожилые немцы этим и занимаются вечерами напролет. Но мы-то еще недостаточно пожилые. И уж не немцы — точно. Пол-девятого начинается детская дискотека. Хороводики радостно орущих детей, перемежающихся не менее радостными аниматорами, еще толком не вышедшими из детского возраста, а также обезумевшими от счастья родителями, бродят по залу между столами. Направляются к нам. В это время аниматор «Челентано» (все ему твердят о его сходстве с Челентано, которого он в глаза никогда не видел) подбегает к Котенку, выдергивает ее из кресла, куда-то тащит… «Куда, зачем, почему?» — вопит Котенок. Тут недалеко. Нужно взяться за руки и поднять их над пробегающим мимо ручейком детей, чтобы усугубить их восторг. Получается неплохо! Котенок импровизирует — опускает руки: детки останавливаются перед неожиданной преградой и визжат от страха и восторга.

После детского шоу начинается шоу для взрослых. Изо всех сил игнорируем Эльдорадо и Баклана. Ну не видим мы их! Сегодняшняя тема шоу: «Лучшая пара». На сцену приглашаются семейные пары (немецкие и русские), и начинаются разнообразные смешные конкурсы с лопающимися шариками, узнаванием с завязанными глазами любимых по голым ногам (нижней части!!!), танцевальными конкурсами… Выбор жюри и наш выбор, к сожалению, не совпадает. После шоу идем с Котенком в близлежащий туалет. Внутри — очередь из пожилых немок и местные уборщики-турки, радостно нам улыбающиеся. Для нас — шок — увидеть мужчину в женском туалете, тем более южного. Для немок, похоже, ничего особенного в этом нет. «Все у них как-то по-турецки,» — сокрушается Котенок. В целях экономии времени тех же самых немок, заходим в кабинку вдвоем с Котенком. Сзади — комментарии и круглые глаза. Но это — ничто по сравнению с нашим выходом. Бенефис! Чуть ли не апплодисменты! И смех в зале.

Потом (ох, уж эта тяжкая трудовая повинность!) — снова дискотека. Ромео опять крутится рядом, по причине языкового барьера пытается выразить свои чувства к Котенку танцем, потом совсем наглеет и приглашает ее в ближайший диско-бар. А нас не приглашает. А она без двух кузнецов — ни-ни. И вообще, ей больше Челентано нравится. Да и кто же ее отпустит? Довольствуемся нашей дискотекой. Снова с трудом затаскиваю девиц на ночлег.

ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ

В ужасе подпрыгиваю на кровати. Открываю глаза. Прямо в лицо мне орет страшным голосом немец. Выключите телевизор!!! Не могу уже слышать эту немецкую речь. Ни слова не понятно.

Дождя вроде нет. Солнца, впрочем, как обычно, тоже. Маршрут прежний: завтрак-пляж (все еще пальмы). Лежать в ожидании загара уже надоело. Отправляемся с Котенком по пляжу вдоль моря. Оказывается, такой большой пляж! После наших маленьких пальм. Котенок вдруг пропитывается энтузиазмом и начинает бегать по бережку, мочить ножки, восторгаться теплой водичкой… Ей сегодня впервые нехолодно! Зато я замерзла как цуцик. Восторг ее длится недолго. До обнаружения на ступне пятен мазута, которые невозможно ничем отмыть. Котенок трет песком изо всех сил, в это время сзади подходит молодой человек и на чистейшем русском языке предлагает свою помощь. Так мы знакомимся с Жорой, местным студентом из Молдавии, подрабатывающем в баре на пляже. Он радостно сообщает, что Котенок за сегодняшнее утро — уже вторая жертва мазута, и, по всей видимости, этой ночью неподалеку затонул танкер. С готовностью оттирает Котенка бензином, мы мило общаемся и уходим довольные. Наташка на пляже продолжает загорать (и так ведь самая черная из нас, по причине посещения солярия перед отъездом в Турцию) в окружении Эльдорадо и Баклана. Выясняется, что она уже ходила купаться в закрытый бассейн. Мы тоже хотим! Бассейн оказывается для меня маловат и очень уж воняет хлоркой. Зато вода теплая! Без проблем залезаем внутрь. Прыгающие с бортика на голову дети сильно портят удовольствие. При выходе из бассейна обнаруживаю у себя на ноге пятно мазута. Фильм ужасов — «Чужой среди нас!». Опять плетемся к Жоре. Он рад безгранично — влюбились наверняка! Насквозь пропахшие хлоркой и бензином возвращаемся к Наташке. Близится время обеда. Душу греет предвкушение праздника живота…

После обеда снова идем на пляж. Подремать… Солнца становится все больше и больше. Кажется, погода начинает устанавливаться. В пальмах уже совсем жарко. Переползаем ближе к морю. Наконец-то повеяло летом! Эльдорадо и Баклан тут как тут. С мячиком! Идем играть в волейбол. Тут же к нам пристраиваются энергичные турки. Мужчины играют в полную силу. Я уже отбила себе все руки об бешено летящий мяч и теперь просто пытаюсь увернуться от него. Мяч то и дело улетает в море, потом вываливается в песке, как поросенок. В итоге, Наташке песок попадает в глаза. Уходим с поля боя в синяках.

Вечереет. В промежутке между пляжем и ужином прогуливаемся по территории отеля. Делаем снимки себя на фоне красивой природы. Пытаемся выбраться за пределы отеля. Навстречу нам из ближайшей харчевни радостно устремляются несколько турков. «Ну вот, весь зоопарк вывалился,» — комментирует Котенок. Поворачиваем назад. Идем через холл отеля. Отвергнутый лжец Араз делает последние попытки, чтобы вернуть к себе наше расположение. Напрасно!

Наконец-то занимаем место для ужина в теплой, некурящей, уютной части ресторана. Сидим и наслаждаемся. Жизнь прекрасна и удивительна!

Сегодняшнее шоу — «Вечер скетчей». Приходим в залу поздновато — все близсидящие к сцене места заняты пьюще-курящими немцами. Садимся вдалеке. Не видно ни фига! А, похоже, зрелище интересное… Встаю, иду с горя за вином. И тут, словно чертенок из табакерки, выскакивает Эльдорадо. Занял столик прямо у сцены, вот повезло! Мы с радостью перемещаемся к нему. Шоу продолжается. Непослушные детки, не полностью насладившись собственным шоу, продолжают бузить.Придвинув вплотную к сцене свои стульчики, они шумят, смеются, возятся, изо всех сил мешая ведущим — русскому парню Диме (начинающему все свои шоу с одних и тех же слов: «Где же аплодисменты? Вы что уснули? Катастрофа!» — все это по-немецки) и его коллеге-турку (имя незапоминающееся). Дима, переодетый по роли в Робин Гуда, угрожает им своим бутафорским оружием, корчит злые гримасы. Перепуганные детки в ужасе отползают назад вместе со своими креслами. Кроме одного мальчишки. Робин Гуд с устрашающей физиономией спускается со сцены (мальчишку сразу как ветром сдуло), хватает его кресло за подлокотники и отодвигает назад. Пока он возвращается на сцену, сообразительный мальчишка бежит за другим креслом и подтаскивает его еще ближе к сцене. Зал хохочет. Вот это шоу!

Скетчевые сценки довольно веселые. Ребята-аниматоры веселятся и дурачатся вовсю. Молодые, энергичные! И покрасоваться любят. Так что все довольны — и зрители, а артисты. Для очередной сценки набирают народ из зала. Я сижу ближе всех! В ужасе отъезжаю назад. Эльдорадо рядом со мной почти сполз со стула, прикрывшись стаканом с коктейлем. Толстый Баклан не успевает сообразить, что к чему, его выволакивают на сцену для роли полицая, отбирают пистолет, обвиняют в убийстве. Пропал Баклан!

Насмеявшись вдоволь (коктейли, бесконечный конвейер которых обеспечил Эльдорадо, помогают в поднятии тонуса), переходим к уже ставшей привычной части программы — дискотеке. Если ее можно так назвать. На небольшом пятачке между сценой и столами пытаются разместиться разгулявшиеся не на шутку аниматоры, подвыпившие девицы и их спутники, а также все желающие поразмять косточки. Как обычно, выходить первыми и светиться на глазах у остальной публики никто почему-то не стремится. Набравшись смелости от коктейлей, мы вываливаемся на пустую освещенную арену. Тут же к нам радостно устремляются многочисленные пары. Постепенно их становится так много, что мы в итоге оказываемся в самом углу у колонок (затыкайте уши!) с периодически выпускаемой струей злобно-удушающего дыма, в котором на время теряешь зрение, обоняние и ориентацию в пространстве. Как нам торжественно объявил наш «душка» гид еще в автобусе, основное здание дискотеки открывается только 19 мая — аккурат на следующий день после нашего отъезда. Нет, все-таки неудачную неделю мы выбрали для поездки!

Моих распоясавшихся и обпившихся коктейля девчонок на этот раз затащить «домой» оказывается еще сложнее. Я с ужасом представляю себе предстоящее раннее утро, головную боль, дикое желание спать, волокущих меня на завтрак вредных девиц…

ДЕНЬ ПЯТЫЙ

Раннее утро. Голова раскалывается. Дико хочется спать. Но что-то мешает. Шепот! Проникающий прямо в воспаленный мозг, мешающий провалиться в сладкую мягкую пелену… Девчонки, перешептываясь через мою стоящую в центре кровать, делятся своими утренними впечатлениями — у кого сильнее болит голова. Пить надо меньше! А спать — больше. Я в этом просто уверена. После обычных утренних приготовлений ползем на завтрак. Все как обычно. Кроме… Ярко-синего летнего неба! И теплого воздуха уже с утра! Кажется, дождались-таки лета! Настроение резко взмывает вверх. После завтрака сразу отважно направляемся прямо к морю! Минуя пальмы. Просто презирая их и лежащих под ними немцев! Разворачиваем лежаки по всем правилам приема солнечных ванн — ногами к солнцу. Укладываемся. Хорошо! Тепло! Жарко даже! Через некоторое время я понимаю, что хочу КУПАТЬСЯ. Наконец-то хочу купаться! Хватаю за руку Наташку (Котенок в ужасе цепляется за топчан, котята ведь не любят воды…), несемся к морю. Волна захлестывает ступни. Уф! Холодно! Но я решила — буду купаться все равно. Иду дальше. Воды все время по колено. А ведь хочется уже нырнуть… или рвануть обратно на берег! Волны захлестывают уже по пояс. Трясусь, но нырять все еще не решаюсь. Воды опять по колено! Где же тут глубоко? Бросаюсь вперед, окунаюсь, ору! Плыву. Волны норовят залить уши, нос и всю голову. Плыть невозможно, можно только качаться на волнах. Оборачиваюсь назад. Наташкина сиротливо-замерзшая фигура маячит вдалеке. Машу рукой. Плыви скорее, согреешься! Гребу изо всех сил. Через некоторое время становится тепло и приятно. Солнышко светит вовсю и, кажется, греет меня прямо под водой. Наташка уже плывет ко мне. Вылезать из воды не хочется. Как все-таки здорово в Турции!

Возвращаемся к лежаку. Взахлеб рассказываю Котенку о прелестях средиземноморского купания. Она смотрит на меня откровенно недоверчиво. Только согрелась первый день, а тут — какое-то купание… Иду к душу — смыть соль. По песку, мимо разомлевших немцев на лежаках… Ой, кого-то в песок закопали! Одни тапочки остались. Приглядываюсь — да это же мастерски слепленные из песка фигуры людей! Мужик в очках, беременная женщина с огромным животом и собачка рядом с ними — и все песочные. Шедевр! Возвращаюсь к девчонкам, рассказываю. Котенок подскакивает на топчане — пошли посмотрим! пошли сфотографируем! Приходим, спрашиваем разрешения у близлежащих молодых немцев (она — ярко-рыжая коротко постриженная, он — крашеный перьями блондин). Улыбаются. Довольные! Фотографируем, смеемся, уходим. Возвращаемся на лежбище. Наташка уже просто черная! Укладываемся и мы. Загораем до обеда. До вкусного, сытного, праздничного обеда! Бодро идем к ресторану, все в предвкушении… Нас догоняют аниматоры. Две широко улыбающиеся турецкие физиономии. Даже слишком широко, на мой взгляд. Один пристает к Наташке и начинает ее уговаривать поучаствовать в шоу-показе кожаных изделий сегодня вечером. Наташка отпирается, как может. Но с ее высокой фотомодельской фигурой не так-то просто отвертеться. Мы тоже подначиваем: «Давай, Наташка! У тебя получится! Будет что вспомнить! А мы тебя фотографировать будем.» Обещает подумать. Аниматор отстает на время.

После обеда — сразу на пляж. В такой день не хочется даже заходить в номер! Но купаться второй раз почему-то не тянет. Ветер, что ли, поднялся? Играем в карты, болтаем, мучаем Наташкин мобильник. Периодически забегают в гости Баклан с Эльдорадо, по пути к морю (они обосновались в пальмах навечно). Баклан раздражает все больше и больше. Женщинам принято говорить комплименты, если хочешь нравиться, а не гадости! Молодой еще, неопытный. Пока терпим. Но терпение не безгранично. Прибегают аниматоры. Наташка, наконец-то, соглашается принять участие в шоу. Нам с Котенком за компанию тоже предлагают. Но мы — не настолько уверенные в себе особы… Гордо отказываемся! Будем в группе поддержки Наташки. На четыре часа назначена репетиция. Повалявшись еще немного на солнышке, отправляемся на крытую веранду. Начинается репетиция. Пока Наташку и двух других новоиспеченных моделей таскают по залу взад-вперед, мы с Котенком выпиваем по чашечке чая, сидя за столиком у сцены. Наташка волнуется, но держится молодцом. Аниматоры, по обыкновению, больше дурачатся, чем работают. Репетиция затягивается. Наконец, раскрасневшаяся возбужденная Наташка подбегает к нам. «Сейчас идем на примерку кожаных изделий, которые будем демонстрировать на шоу!». И снова упархивает. Мы с Котенком идем в номер — готовиться к ужину… Вскоре прибегает Наташка. «Ох, уж эти аниматоры! Переодеться невозможно, лезут прямо в кабинку! Один уже пригласил вечер с ним провести! Что они о себе возомнили?» В это время Котенок вдруг обнаруживает, что здорово сгорела на солнце! И когда только успела? Мерзла-мерзла, и нате… Надо срочно спасать! На ужине наливаем в стакан из общего тазика йогурта и на глазах у изумленных официантов уносим его с собой. Изо всех сил намазываем Котенка холодным (!) йогуртом. Мерзнет, но терпит. Вскоре становится лучше. Приводим себя в порядок и отправляемся навстречу Наташкиной славе.

Занимаем места поближе к сцене (насколько это возможно — народу уже полно). При каждом Наташкином выходе (настоящая топ-модель!) выскакиваем по очереди с Котенком и фотографируем с разных ракурсов, как профессиональные папарацци. Все дело портит пьяная (русская опять же…) девица, нелепо танцующая перед сценой, привлекая к себе всеобщее внимание и отвлекая его от показа моделей. Когда аниматоры с девушками сходят со сцены в зал, демонстрируя одежду, пьяная девица, с трудом держась на ногах, присоединяется к ним третьей, чем вызывает всеобщий смех. И так весь вечер! Шоу в шоу… В итоге к ней вываливается из зала такой же пьяный мужик, и они танцуют перед сценой вдвоем. Хорошо еще, сил не хватает на сцену залезть. Наконец, где-то к середине шоу кто-то оттаскивает от сцены пьяную девицу, под дружные аплодисменты зала. Наташка меняет разноцветные кожаные пиджачки, куртки, — все ей к лицу! Овации! Шоу удалось на славу.

Опять дискотека! Подгоревший Котенок грустил и болел весь вечер… вплоть до этой минуты. При первых звуках музыки, лицо ее осветилось, тело налилось энергией, — и вперед! За уши не оттащишь. По окончании дискотеки неугомонные мои подружки нашли себе новое развлечение. Баклан в этот день сгорел сильнее Котенка, и они решили его подлечить оставшимся йогуртом. Я сразу же отказалась участвовать в этой афере. Мазать добытым на поле боя йогуртом неблагодарного Баклана в его же собственном номере? Я себе не враг! Поэтому я гордо удалилась в номер, предоставив этим двум сумасшедшим девчонкам делать, что им заблагорассудится. ТОЛЬКО МЕНЯ УТРОМ БУДИТЬ НЕ НАДО!!!! Не успела я раздеться и приготовиться ко сну, как они начали рваться в дверь: «Пусти нас переночевать!» Идите, откуда пришли! Но впустила — жалостливая  я. Прибежали радостные такие, взбудораженные! Какие уж они там места Баклану йогуртом мазали — не знаю. Принялись рассказывать, как вломились со своим стаканом йогурта не в тот номер, к каким-то иностранным мужикам. Один из мужиков приглашает войти, а другой орет в это время: «Nooooo!» Парочка голубых, не иначе. Полуголубых то есть. Мои профурсетки щебечут и щебечут… А у меня уже глаза слипаются. Цыц! Всем спать!!!! Тишина……. Сплю……..

ДЕНЬ ШЕСТОЙ

Опять безжалостно разбудили. Начинаю ворчать. Неужели самим спать не хочется? Котенок с видом строгой учительницы заявляет: «Мы тебя будим вовсе не рано, а в нормальное время!» Вы меня еще спать уложите в нормальное время! Со вздохами и причитаниями тащусь в ванную. Одеваюсь. А солнце где? Будет солнце-то? Пошли, на пляже разберемся! Обгоревший Котенок только радуется отсутствию солнца, а то на пляж и идти-то не хотела…

Я — вся опухшая от хронического недосыпания. Глаза на утреннюю еду не смотрят. Яйца переварили!!!! Не люблю вкрутую… Пробую еще одно. Такое же!!! А у Котенка почему-то всмятку… Не везет — так не везет. Но чай с лимоном — это хорошо! Приползаем в наши пальмы, пока нежарко. Котенок обнаруживает, что что-то случилось с фотоаппаратом. Он вдруг отказывается работать по непонятным причинам. Женщина и техника — вещи несовместимые. Котенок вскрывает крышку, чтобы посмотреть, что там. И все равно не понимает, в чем дело. Я с больной головой лежу на топчане рядом. Я с утра — плохой советчик. Котенок разглядывает обнаженную пленку минут несколько. Пока не подходит Эльдорадо. И тут же выясняется, что с фотоаппаратом ничего страшного не случилось, чего не скажешь о пленке, которая просто закончилась. Нужно-то было ее просто перемотать. А не засвечивать. Короче, все вчерашние Наташкины (и наши!) старания оказались напрочь засвечены. Расстроились ужасно! А что делать? Обратно не открутишь. Продолжаем загорать. Сквозь облака местами проглядывает солнце. Я дремлю, лежа на спине. Переворачиваться лень. Котенок, уже раз обжегшись, лежит себе в тени беседки. Скучать ей там не дают прибывшие Баклан с Эльдорадо. Хотя, в данном случае, она предпочла бы поскучать… Баклан никак не хочет отдавать обещанное мороженое (в награду за натирание йогуртом). На радостях пообещал, а потом зажидился. После обеда снова возвращаемся на пляж. Перебираемся поближе к морю. Небо расчистилось совсем. Становится жарко. Идем с Наташкой купаться (по вчерашней схеме). Море волнуется раз, море волнуется два… Опять вся вода в лицо летит. Под ногами ровное песчаное дно. Люблю песочек, это тебе не галька!.. Ай! На что это я наступила? Камни какие-то! Больно-то как! Стараюсь вообще до дна не дотрагиваться. Плыву по мелководью в поисках глубины. Долго плыву. Наконец-то! Можно покачаться на волнах… Качаюсь… Голубое небо. Голубое море. Голу… Аааай! Караул! Села на камни! Больно-то как! А слезть с них как? Барахтаюсь изо всех сил. Оказывается, здесь находятся подводные скалы (это нам предупредительный гид уже на обратной дороге в аэропорт рассказал — очень ценная пост-информация), и раньше это место огораживалось флажками. А сейчас не огораживается. Плавайте, как хотите. Выползаю на берег. Ступня разодрана, за попу медуза укусила, притаившаяся на камнях (такой волдырь был — два дня сходил…). С пораненными ногами в итоге оказались почти все. И Наташка, и Котенок (зашла-то один раз в воду и тут же вся покалечилась). А какой-то даме так просто не могли кровотечение остановить, она даже в обморок упала! Хотели уж врача вызывать, да она тут же и очухалась — «Не надо врача!!!». Платить же придется… Такой вот экстремальный вид отдыха — купание на пляже отеля Cesars…

Обед, обед!!! Мчимся, как молодые голодные лани. Очень голодные! Волчицы просто. Вкусняяяятина… Опять объелись. Наташка категорически заявляет, что в номер не пойдет. Сразу — на пляж. Я замечаю, что я когда-то успела обгореть… Надо мазаться йогуртом. Мы с Котенком, как два пострадавших, идем в номер прятаться от знойно палящего солнца. В номере прохладно, приходится залезть под одеяло… А там и уснуть недолго недосыпающим по ночам… Просыпаемся через полтора часа. В голове — туман. Надо выбираться на волю. А то Наташка там без нас одичала небось. Приходим. Наташке без нас совсем неплохо! Спит наша Наташа крепким сном.

Валяемся на пляже часов до шести. В семь — ужин. Котенок присмотрел себе официантика. Высокий для турка, симпатичный. Она ему всячески улыбается. А он тает. Влюбился под конец — хоть кричи! Другой официант изучает в школе (или что у них там) русский язык. Решил с нами попрактиковаться. Приносит бумажку, говорит — напишите, как будет «sorry» по-русски. Написали. Ушел довольный! Цветочек подарил в знак благодарности.

На шоу — танец живота, исполняемый известной турецкой танцовщицей. Мы решили, что мы бы тоже так станцевали, привяжи нам к бедрам такие же завлекательные висюльки! Но мужчины — в восторге: апплодируют, подзадоривают… Потом она спустилась в зал, выбрала себе мужика покрепче, потащила его на сцену. Быстренько приделала ему грудь, оголила живот и заставила исполнить танец живота. И здорово же у него получилось! Прирожденный танцор.

И снова дискотееееека… Что характерно, спать уже хочется ОЧЕНЬ. Зеваю каждые пять минут. Опять Баклан с Эльдорадо! Грузят своими байкаАААми… Спать. Скорее спать…

ДЕНЬ СЕДЬМОЙ

Когда же это все кончится? Эти безумные утра… утры… Как, уже завтра?!? Не хочу! Встаю уже! Ставший родным номер… Завтра покидаем! Ставшая родной лестница… Дорога на завтрак… Сколько раз мы по ней ходили, и не сосчитать… В ресторане часть столиков красиво освещается утренним солнышком. Садимся туда. С удовольствием завтракаем. И — на пляж. Бассейн на улице со сказочно синей водой, отражающей небо. Так мы в нем и не искупались! Может, сегодня получится? Приходим к морю. Ветерок! Но тепло. Через некоторое время даже жарко! Тащу Наташку купаться. Котенок еще не готов к купанию, но в сторону моря уже смотрит с вожделением. Кажется, сегодня все получится… Эх, водичка! Холодная!!!! Купаемся… Опять камни! Опять нога! Безобразие… Загораем. Через некоторое время распаренный Котенок готов к подвигам. Идем в море. Главное — зайти, убеждаю  я. С трудом, с великим трудом Котенок все-таки решается. Плывет. Радуется. Прыгает… и напарывается на все те же дурацкие камни. Считай, ноги нет. Как ходить — непонятно. Но водичка хороша! Идем обсыхать и загорать дальше. По пляжу между топчанов рыщут аниматоры. Идет запись на игры. Мы с Котенком для разнообразия решаем сыграть в дартс (благо, там прыгать и бегать не надо). Не имея ни малейшего представления о правилах игры. Нам их, впрочем, подробно изложил на английском (понятнее не стало) ведущий, который оказался никем иным, как… нашим Ромео. Не совсем нашим, конечно, — скорее, Котенкиным. Вот уж он обрадовался, увидев ее! В команде оказалось кроме нас еще мужиков шесть, все немцы пожилые. Начали бросать дротики. Мы-то с Котенком целимся все время в центр. А надо, оказывается в разные циферки попадать и очки себе набирать. Бросая в очередной раз, я засветила дротик куда-то вправо мимо круга. Вокруг раздались аплодисменты, и радостный ведущий заявил, что я должна его поцеловать. Таковы правила! — подтвердили остальные. А я что? Мне не жалко! Но ему мало оказалось. При каждом выходе Котенка он начинал скандировать: «Kiss, kiss», и все ему вторили. В итоге, она все-таки попала в этот самый Kiss. Ромео от счастья чуть не помер. В следующий заход я опять метнула дротик куда-то не туда (везет же!), и пришлось исполнить для всей этой пожилой публики, радостно хлопающей в ладоши, танец живота. Он явно имел успех! Когда принялись подсчитывать очки, выяснилось, что Котенок каким-то непостижимым образом вышла на третье место. Нет, тут без подтасовки очков не обошлось! Ох, уж этот ушлый Ромео…

По возвращении на пляж, мы обнаружили Наташку с забинтованной ногой. Очередная жертва Средиземного моря! И Баклан ведь рядом был, не спас, не помог, не сбегал за пластырем! Баклан, одним словом. Что с него возьмешь? Мороженого так и не купил. Гадости продолжает сыпать, как из рога изобилия. И мы постановили общим голосованием объявить ему бойкот. Не заслуживает он нашего общения, и все тут!

Пообедав, снова вернулись на пляж. Погодка — чудо! Установилась, понимаешь, к нашему отъезду. Надо ловить каждую минуту, у нас их не так много осталось!..

Перед ужином заползли в номер. Привести себя в порядок, послушать немецкий MTV… Многие песни так потом и напоминали Турцию. На ужине сделали вывод, что официант, облюбованный Котенком, смертельно ранен стрелой амура. Свидание назначает! Ночью, правда, почему-то… Кто ж к тебе ночью-то придет, наивный турок? Мы же — пугливые лани в чужой стране.

Вечернее шоу радует не сильно. Вечер живой музыки! Настолько живой, что танцевать под нее совсем не хочется. Вышел на сцену толстый турок и принялся петь под свою электроорганолу. У нас в каждом подземном переходе такие певцы тусуются. Новоиспеченный Ромео-официант так и крутится вокруг Котенка. Узнал, что завтра улетаем. Схватился за сердце. Притащил цветочек. Поцеловал ручку. Мелодрама, да и только!

Снова дискотека! А я-то надеялась, что хоть сегодня… Что перед дорожкой пораньше спать ляжем… А вместо этого? Танцую, танцую, танцую…

Наконец-то ночь! Наконец-то спать!.. Перед тем, как уснуть, объявляю приказ по лагерю. Кто меня завтра разбудит, тот до Москвы не доберется. Интересно, подействует?

ДЕНЬ ВОСЬМОЙ (последний)

Просыпаюсь. Тишина! Подозрительно… Открываю глаза. И не верю им. Прямо передо мной, стоя у огромного зеркала, две знакомые фигуры дергаются в безмолвном танце. Одна при этом накручивается на щипцы, другая расчесывается. Глюки, у меня что ли? Или оглохла я? Увидев, что я проснулась, девчонки радостно изрекают: «Наконец-то!» и включают на полную катушку немецкий MTV. Последнее утро!

Последний завтрак! На колбасу (одну и ту же каждый день) глаза уже не смотрят. Зато яйца два съела. Ну, правда, вкусные! «Что особенного ты находишь в этих яйцах? — скептически произносит Котенок. — Сама что ль такие не сваришь?» Сварю. Почему же не сварю? Но вкуснее ведь, когда тебе сварят. Булочки почему-то плохо в меня идут, хотя все из себя разнообразные. Десерты обеденно-ужинные гораздо интереснее!

Приходим на пляж. Деловито передвигаем топчаны. Ногами к солнцу! А если кому-то не нравится, то уж извините, — мы тут последний день. Загораем. Мажемся Наташкиным кремом. Хотя после драки кулаками не машут — сгорели уже. После того, как последний раз помазался Баклан, крема практически не осталось. На такого толстого Баклана крема-то сколько надо! Тонну! А вот и он — легок на помине. Вчера вечером мы демонстративно его игнорировали. Теперь он проходит к морю мимо нас с нарочито деловым видом. Задело его, значит, вчера! Зато Эльдорадо стал наш лучший взрослый друг. Поняв, что нас не устроило в Баклане, мудрый Эльдорадо быстренько сменил тактику и стал нам, как отец родной. Расставались прям все в слезах!

В 12 часов нужно уже освобождать номер. Поэтому в 11 мы покидаем пляж (не без грусти, с одной стороны, но с другой — солнце уже так сильно жарит для столь раннего часа, что лучше уж убраться подобру-поздорову). Мы с Наташкой успеваем напоследок искупаться и обсохнуть. Какое сегодня чудесное море! Полный штиль! Теплое! Можно плавать вдоволь, а не просто качаться на волнах в качестве бревна.

Быстро собираем вещи. Относим ключ на ресепшн. Поскольку автобус в аэропорт подадут только в 14—30, мы заранее договорились с Эльдорадо (отец же родной!), что отнесем пока вещи к нему в номер. Он нас уже ждет в номере с бутылкой пива в руках. Счастье-то какое для него! Три феи пожаловали наконец в его скромное жилище! Ждал, можно сказать, этого целую неделю! Но мы не даем ему расслабиться. До обеда еще целый час, не сидеть же в номере! И тащим его в бар на пляже: там не жарко, тенек, прохлада… Пока Наташка с Эльдорадо сидят за столиком (хорошо смотрятся!), мы с Котенком решаем дощелкать пленку. Снимаем окрестности. Прогуливаемся до пляжа соседнего отеля. Неплохо у них там вовсе! Народу меньше — порядку больше. И уютнее! Оставляем несколько кадров для самолета. И идем на прощальный обед. С Эльдорадо, естественно. Ему тут еще два дня куковать. Без нас. Расстраивается заранее. Отец родной!

В дорогу решаем сильно не наедаться. Вдруг укачает? Я даже от вина своего любимого красного отказываюсь… Из десертов берем только легкие муссы.

Ну что же? В путь! Идем к Эльдорадо в номер. Он галантно оставляет нас одних — нам необходимо переодеться. Затем, взяв наши чемоданы, отправляемся на ресепшн. Через некоторое время подходит автобус. «Слезы, объятья, поцелуи…» Прощай, Эльдорадо, ты стал нам настоящим другом! Садимся в автобус. Кондишен не работает, дышать нечем. Выходим из автобуса за глотком свежего воздуха. Появляется наш гид Сулейман. Сто лет не видели! И еще бы столько не видеть. Собирается группа. Залезаем в автобус. Трогаемся. Прощай, Cesars! Только к тебе привыкли, а уже расстаемся. Нет, в следующий раз отдыхать меньше, чем на 10 дней, не поедем, — решаем мы. Сулейман снова начинает орать в микрофон. Вот любитель! Надо, оказывается, заполнить какие-то дурацкие анкеты с высказыванием мнения об отеле и гиде. Мы решаем, что лучше ничего не заполнять вовсе, чем писать то, что мы думаем. Сулейману явно не нравится наше отношение к общему делу. А нам не нравится гид. Взаимность!

То ли от духоты, то ли от недосыпа опять же, у нас с Котенком разболелись головы. Пришлось пить таблетки. Наташка предупредительно взяла из номера бутылку воды, и сейчас, на полном ходу автобуса, мы пытаемся ее открыть. Коварная бутылка выливается на и так вечно мерзнущего Котенка (кондишен начал работать с такой силой, что сдувает нас с кресел).

Вскоре прибываем в аэропорт. Чистенький турецкий миниатюрный аэропортик, где нам предстоит провести три часа. Зарегистрировавшись на рейс, мы поднимаемся на второй этаж и плюхаемся в кресла в ожидании нашего рейса. Сразу же возникает желание поспать. Удобно устроиться в пластмассовом маленьком кресле очень сложно. Вытягиваем ноги на метр вперед. Долго сидим и слушаем, как безуспешно пытаются разыскать каких-то русских туристов, без которых не может улететь самолет. Обычная история, — комментирует Наташка.

Вскоре объявляют наш рейс, и мы направляемся к выходу на посадку. Народ уже вовсю толпится в маленьком загончике. Решаем пока не проходить досмотр и встаем у окошка в надежде увидеть наш самолет. Ждем еще минут 30. Похоже, самолет еще не прилетел… Вскоре мимо нас с важным видом проходят три пилота с огромными пакетами в руках. Оказалось — наши. Их-то мы и ждали все это время. Пока отоварятся. Русский народ, что тут сказать.

Начинаем грузиться в самолет. Наши места — у окошка! И рядом с запасным выходом. (как же из него дуло ледяным воздухом, когда взлетели!) В самом первом ряду. Нам даже столики для еды пришлось пристегивать. А когда стюардесса принялась рассказывать, что спасательные жилеты и кислородные маски находятся в спинках впередистоящих кресел, мы только растерянно переглядывались. А нам-то где брать?

Самолетный обед после турецких излишеств в горло не лезет. Вот о чем мы будем долго горевать! Десерты, мои десерты! Я уже тоскую о вас… С каждой минутой становится все холоднее и холоднее. Плохо задраен люк? Котенок, с интересом следивший за взлетом через иллюминатор, постепенно подмерзает до такой степени, что мне приходится поменяться с ней местами. Красота за окном какая!Мы облетаем грозовую тучу, а в ней полыхает молния! И красный закат вокруг… Бесконечное небо! Как мне все это нравится!!!.. Только по ногам дует так, что, кажется, в босоножках вышла на мороз… Ставлю на ноги свою сумку. Становится чуть теплее. Котенок кутается в кучу свитеров. Прощай, Турция! Здравствуй, холодная дождливая Россия!

| 07.08.2001 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий