Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Турция >> Другая Турция. Часть 2. Немрут — Урфа.


Забронируй отель в Турции по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Другая Турция. Часть 2. Немрут — Урфа.

Турция

Немрут

В Горёме билет до г. Кяхта стоил 20 млн. TL. Автобус отправился в 20.00 и через 2 часа прибыл на отогар в город Кайсери. Оказалось, что здесь у нас пересадка и прямой рейсовый автобус до Кяхты отправится в полночь. Это была наша вторая поездка на автобусе по Турции.

Несколько слов об автобусном передвижении по этой стране. Видимо из-за того, что сеть железных дорог развита слабо, автобусы — самое популярное средство передвижения по стране. Транспортными перевозками в Турции занимается несколько конкурирующих между собой фирм. На каждой станции их офисы стоят вплотную друг к другу. Каждая фирма специализируется на определенных направлениях, но в самые крупные города страны переезды предлагаются всеми. Вот тут за каждого клиента разворачивается настоящая битва. Аргументами является время в пути, цена и удобное расписание. Автобусные остановки больше похожи на восточные базары. Отогар (автобусная станция) в крупном городе, например в Кайсери, может быть похож на наш ж/д вокзал. Возле каждого офиса — билетной кассы стоят истошно кричащие менеджеры-зазывалы, старающиеся заглушить друг друга. Задача у них — затащить потенциального пассажира на автобус своей компании. Иногда дело доходит до рукоприкладства.

В 7 утра следующего дня мы прибыли в Кяхту. Город произвёл впечатление пыльного захолустья и промышленной провинции. Из автобуса с нами вышел парень. Оказалось, что нам по пути. Он был студент, по виду — типичный англичанин. Его звали Мэт. Опять растерянность и опять нас окружили «помощники» и «агенты». Я решил держаться за Мэта, тем более что в руке он держал томик «Lonely Planet. Turkey». Скорее, для того чтобы понять происходящее вокруг, мы решили выслушать предложение одного доброхота и «организатора экскурсий на вершину Немрут». Суть его сводилась к тому, что мы останавливаемся в этой Кяхте и осматриваем Немрут и окрестности в течении следующего дня. Туда нас отвезли бы на машинах. Как пенсионеров. Такое счастье стоило $50 с носа. Мы посовещались с Мэтом и сошлись во мнении, что Кяхта — место очень непривлекательное и в любом случае не стоит принимать это предложение. Я уже понял, что нужно самим добраться до желанного места, но как это сделать я не знал, а у Мэта была книжка, где всё было прописано. Нам нужно было в Karad village, деревню, расположенную у подножья Немрута. Ближайший автобус до неё был нескоро, и ничего не оставалось делать, как добираться автостопом. Спешащий за нами, на двухколёсной арбе запряженной осликом, покинутый собеседник пытался в последний раз нас образумить: «It is impossible!»…

Немрута нет на карте Турции, но поездки туда организуют практически все турагентства в стране. Немрут — горная вершина высотой 2150 м на перевале Малатья и одна из самых значительных достопримечательностей Турции. Дело в том, что на этом потухшем вулкане расположены гробница и святилище греческого царя Митридата Кали Никоса (100 г. до н. э.). До нашей поездки в Турцию мы ничего не знали об этом месте, а узнали в Стамбуле, рассматривая фотографии в офисах турагенств. Окончательное решение отправиться сюда пришло в Гёроме (Goreme).

По дороге мы сменили несколько машин и, в конце концов, оказались в кузове трактора курдских крестьян. Неожиданно нас догнала полицейская машина. О чем жандармы говорили с крестьянами на повышенных тонах, можно было только догадываться. «Come down!», — это прозвучало как приказ. Вместе с гигантскими рюкзаками нас перезагрузили в патрульный «Форд» и повезли куда-то в горы. Выяснять что-либо было бессмысленно — мы друг друга не понимали. Я ожидал чего угодно — тюрьмы, ограбления с избиением, проверки документов, но… Нас довезли до нужного места, крепко пожали руки и уехали в обратном направлении! Рядом у дороги располагалась гостиница, совмещенная с автобусной остановкой, но в ней останавливаться как-то не хотелось. До пансиона «Karadat» нужно было пройти пешком ещё 2 км, в горку, судя по путеводителю. Наш спутник был телосложения могучего, но как-то быстро выдохся, хотя рюкзак у него был раза в полтора легче…
Пансион был похож на домик в пионерском лагере. Мы взяли 2-местную «палату» (за ~$7,3/день) на втором этаже. Душевые и туалетные кабинки были в коридоре.
Karad village — это настоящая горная турецкая деревня, где живут крестьяне — сеют и пашут, пасут скот. Приезжающие на автобусах группы туристов практически не контактируют с местным населением. Пребывание в этой деревне у таких групп, обычно состоящих из пожилых людей, ограничивается обедом. Они не выходят за ограду пансиона.

Как только мы вышли на улицу, за нами увязалась толпа детишек, прибывающих с каждой минутой. Поход в магазин за помидорами превратился в целую процессию. Лавка была закрыта, но самый старший мальчишка позвал продавца, и мы торжественно в неё вошли. С серьёзным видом, чтобы не обидеть хозяина, мы старались выбрать товар получше и для приличия даже поторговались.
 В пансион прибыл ещё один путешественник — молодой человек по имени Кристиан. Вечером за ужином, я спросил у Мэта о планах на завтра. Оказалось, что он уже договорился насчёт экскурсии на вершину: «Хозяин пансиона довезёт нас на своей машине. Там мы встретим рассвет. Выезжаем в 3 утра». О’кей. Выехали мы в кромешной темноте. Машина ехала всё время в гору со скоростью не более 10 км/ч, чем выше мы поднимались, тем становилось холоднее, а я не послушал Дарью и не взял одеяло. На самой вершине дул постоянный ветер и стоял страшный холод, (я думаю, было не более 4-х градусов). Все мучительно ждали рассвета. Когда Солнце вступило в свои права, мы уже могли спокойно обойти все террасы мавзолея.

Ребята отправились назад на машине, а мы пешком. Был поразительно яркий солнечный день, утро. Редкие водители, проезжающие по дороге, учтиво останавливались и предлагали подвезти, но для нас это не имело смысла. Весна, май — самое благодатное время в Анатолии. Кругом цвели маки, и воздух был поразительно свеж. Я шёл и думал, что обаятельно надо ещё раз посетить эти горы.

Ко времени, когда мы пришли в пансион, ребята уже уехали. Кристиан оставил мне записку, с нарисованным планом, и указанием где остановиться в городе Урфа. Да, далее мы решили отправиться туда, в Урфу. Я уже не помню, как пришло это решение, трудно сказать, ведь ещё вчера утром мы ничего не знали об этом городе. Возможно, повлиял рассказ Кристиана, а скорее его внешний вид: он носил какой-то, видимо универсальный, «бедуинский» платок, спасающий в жару и в холод, и мог разговаривать по-турецки. Но это было осознанное решение. Послушав рассказ Кристиана об Урфе, мы согласились: «Yes, it very interesting place». Хозяин пансиона предложил нам доехать до Кяхты в машине его друга, ехавшего туда по делам.
Это был солидный пожилой турок — хозяин швейной фабрики… Все было, как и положено, для горной дороги — с одной стороны отвесная скала, с другой пропасть. По извилистому серпантину наш водитель мчался со скоростью 140 км/ч, не притормаживая даже на поворотах. Летел, естественно, посредине шоссе, да еще и не держал руля — руль мешал ему танцевать. Из каждой машины в Турции разносится музыка. На востоке слушают местные турецкие напевы, как оказалось, один другого веселей. Темпераментный турок пел, хлопал в ладоши и периодически вскакивал с сидения. Кажется, «вела машину» у него только одна нога. Та, которая жала на газ. Но вскоре я понял, что это еще очень осмотрительный человек. Мы с трудом догнали местного парня на мопеде. Он несся по встречной полосе, стараясь подрезать нас, на «Мазде», и не дать обогнать себя, на скорости никак не меньше 100 км/ч. При этом его рубаха раздулась сзади гигантским пузырем, а глаза были крепко зажмурены из-за ветра. Наконец мы приехали на отогар в Кяхту. Я спросил только из вежливости: «Cколько я Вам должен?» «Нот фор моней!», — сказал он улыбнувшись.

В Турции все улыбаются — жандармы в полицейском управлении и инспекторы на автодорогах, школьники и беспризорники, набожные мусульманские паломники и женщины, с ног до головы, закутанные в паранджу. Каким бы строгим и отрешенным не казался взгляд старца, идущего нам на встречу, перебирающего четки, стоило только поднять ладонь и сказать «мараба» (здравствуйте), как он расплывался в ответной улыбке. Только обязательно надо поднимать правую руку. Левая у мусульман считается «нечистой», с ее помощью они ходят в туалет. Прощание всегда завершалось крепким рукопожатием.

Урфа

До Урфы из Кяхты мы доехали за 2,5 ч на микроавтобусе, билет стоил 3 млн TL/чел. Этот город располагается на юго-востоке страны, недалеко от границы с Сирией. Своё полное название — Шанлыурфа, которое переводится как «Прославленная Урфа» город получил недавно. А вообще это один из древнейших городов Земли. Здесь родился пророк Авраам.
Выйдя из машины, мы сразу же стали объектами острейшего внимания всех! Ориентируясь по плану я искал тот «very cheap hotel», который указал Кристиан; конечно, запутался и спросил дорогу у первого попавшегося турецко-поданного. И надо же, оказалось, что он немного говорит по русски — работал в Подмосковье. (Несмотря на расхожее мнение наших «туристов» о том, что в Турции «говорят по русски» — это не так; c этим видимо, можно столкнуться только в узко ограниченных курортных зонах.) Любезный проводил нас до отеля для бедных паломников и приезжих торговцев. Двуместные номера были заняты, и я жестами объяснил ресепшионисту, что нам подойдёт и одноместный. За него я согласился заплатить 10 млн TL, но потом, подумав, решил, что это дороговато и мы сошлись на 8-ми.
Перекусить, выпить чаю с финиками мы решили в парке, рядом с fish pool, в котором плавают священные карпы. С этим местом связана легенда о пророке Аврааме. Здесь он был приговорён к сожжению на костре, но огонь превратился в воду, а угли в — карпов. Рядом находится пещера, где Авраам был рождён. Из неё берёт начало источник, который питает пруд. Это священное место является центром паломничества мусульман со всего Востока. Здесь можно было увидеть богато одетого шейха из Ирана в чалме, во главе процессии из жён, укрытых с ног до головы в паранджу, или дородного африканца в национальной одежде; дервиша, который достойно собирал подаяние и простых паломников со всей Турции. Все они подходили покормить карпов. Как только мы вошли в парк, нас окружила толпа грязных мальчишек-беспризорников. Они бегали за нами, не отставая ни на шаг, что кричали, хватали за руки, показывали на нас пальцами. Женщины сидящие на земле в горах скарба весело гоготали. В первое мгновение мы ощутили шок, но агрессии — не было. От волнения мне захотелось пить, я подошёл к продавцу лимонада, такому как был у нас в годах 50-х, и с жадностью выпил 2 стакана едва ли не под аплодисменты «зрителей». Любое наше действие сопровождалось с острейшим вниманием, вызывало эмоции. Мы стали искать место, где присесть. Мальчишки — всё не отставали. Посочувствовав нашим проблемам и метаниям, за нас вступился дворник, он с боем отогнал пацанов и показал свободное место. Но и тогда нас не оставили в покое… Потом нам объяснили ребята из туристической полиции, что мы были ненадлежащим образом одеты: я в шортах, с длинными волосами, а Дарья в коротком облегающем платье — блондинка без головного убора. Здесь на Востоке это было, равнозначно тому, как если бы у нас пройтись less top. Я стал фотографировать. У наблюдавших это вызвало море энтузиазма! Женщины звали детей, и все они собирались в группы; в непременной надежде получить фото, записывали мне в тетрадку свои адреса. Часа оказалось достаточно, чтобы совершенно обалдеть. А ещё нужно было зайти на отогар. По пути мы проходили мимо футбольного поля, где старики пасли коз. Травы на поле уже не было, и одна коза жевала картонную коробку, а в это время её пастух звонил по мобильному телефону…
Стало ясно, что на Востоке вдали от привычных туристических маршрутов отношение к Туристу меняется. Страсть к наживе уступает место сильнейшему любопытству. Мне запомнилось как в этот вечер, мы решили посетить пещеру Авраама. Один пожилой господин, видимо был против, указывая нам на наш вышеописанный внешний вид. Но тут подбежала девушка-школьница, она заговорила с нами на английском, встала на нашу защиту и устроила маленькую экскурсию. На возникшую небольшую суматоху подошли несколько человек, по виду они были совсем молодые ребята. Один из них предъявил мне удостоверение, объяснив, что они — туристическая полиция и предложил пройти всем вместе… полюбоваться видом вечернего города с высоты византийской цитадели Cale castle. После этого, наши спутники провели нас по всем культовым местам парка, который в сумерках и треске цикад напоминал декорации к «Тысяче и одной ночи».
На второй день пребывания у нас было запланировано посещение достопримечательностей согласно путеводителю, где был указан, помимо описанного, археологический музей. Но предварительно зашли на рынок. Там, желая помочь продавцу, я протянул ему свой калькулятор, но он не смог им воспользоваться, предпочтя «сложному» прибору свой деревянный абак. Позавтракали в парке. Выбрав дорогу наобум, куда-то в горку, вышли на осмотр незнакомого города. Было утро. Все лавки уже открылись. У парикмахера появился первый клиент. Он стриг его прямо на улице, повесив зеркало на стену дома. Спешили по своим делам торговцы, кто на мото-коляске, кто на велосипеде, а кто, взвалив невероятный тюк на плечи. Узкие улочки, казалось, были вырублены в бесплодном камне, в местности, где в жаркий день можно укрыться только под крышей или… под столетиями лилеяной кроной платана. Видимо по этой причине у турок невероятная любовь к зелени, к деревьям. Десятки горшков, из консервных банок наполненных землёй, окружают типичный дом в этом городе. Короткие пыльные пальмы, у которых не видно цвета листьев, растут прямо на разделительных полосах автодорог.
Мы влезли на крепость, сделали фото города с этой самой высокой точки, спустились вниз в подземелье. Но в целом ничего особенного, живая современная жизнь меня привлекает больше. А мы, как оказалось, не видели самого интересного — базара. Туда нас повёл смотритель-торговец из крепости. Дарья примерила праздничный курдский женский халат и заинтересовалась у него ковром ручной работы за $50, я же сказал, что купить его в нашем положении, когда пройдена только половина пути — безумие. Торговец предложил пройти на carpet (ковровый) basar, где держала лавку его «sister». Уже предыдущий опыт научил меня, к таким предложениям относится с подозрением, а лучше постараться отклонить их. Но через несколько минут он уже поджидал нас у выхода, бросив свой товар. Мы не дошли до его сестры, а как-то сразу погрузились в атмосферу никогда невиданных чудесных вещей. На clothes basar вместе с обычной для нас одеждой, джинсами и пиджаками висели всевозможные арабские покрывала, турецкие шаровары, тончайшего шёлка платки, традиционные курдские халаты. Там я купил себе красный арабский платок — «арафатку». На ware basar располагаются лавки-мастерские, где чеканят посуду: кофейники, турки, блюда. Есть ещё leather (кожаный) basar, а также птичий. Потом я увидел эти вещи втридорога на базарах в Стамбуле, а здесь в Урфе они предназначались для обычных покупателей. Всё это нам показал уже другой торговец-курд, похожий на боевика. В Урфе и вообще на востоке страны курды составляют значительную часть населения. Когда они узнавали что мы из «Руссии», чаще всего звучало: «руссия курдиш — brothers», подкрепляя слова соответствующим рукопожатием. Процесс общения происходил постоянно, не запираться же в номере! Один раз я один сидел в парке, на голове у меня уже второй день был повязан арабский платок — в таком виде меня принимали за албанца — подошла турецкая школьница, улыбнувшись, что-то спросила. А через 3 минуты прибыла целая организованная группа, на некотором расстоянии они рассматривали меня, хихикая и показывая на мои глаза, а потом стали по очереди фотографироваться.
Нам удалось выяснить, что недалеко от Урфы, 2 часа на машине, находится ещё один памятник старины — древнейший город Харран. Известно, что в Харране был образован первый арабский университет, а затем он был разрушен монголо-татарами в XIII в. На третий день с утра мы поехали. Да, это было интересно. Но ещё интереснее было попасть на яркий школьный парад в честь праздника 19 мая — День турецкой молодёжи — среди вагончиков и глиняных хижин, в степи, где стоял этот городок — так и не восставший из пепла Харран.

продолжение следует

Статья разбита на нескольких частей. Читайте предыдущую часть

| 18.02.2002 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий