Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Турция >> 11 дней, 10 ночей или Турецкие каникулы № 2


Забронируй отель в Турции по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

11 дней, 10 ночей или Турецкие каникулы № 2

Турция

На этот раз разбирая варианты возможного отдыха, мы опять остановились на этой стране по причине почти полного отсутствия денег на это мероприятие и разгулявшейся в Европах стихии в виде проливных дождей и наводнения, помешавших нам даже думать о Хорватии или Черногории, например. Хотя, честно признаюсь, первая причина преобладала.

Разыскивая подходящий вариант, мы пришли к малоутешительному выводу: весь народ все бросил и скопом устремился в Турцию, сметая все кругом. Цены на путевки впечатляли, горящих путевок как таковых почти не наблюдалось (чему гореть-то, если все и так расхватывали за милую душу), отели объявляли стоп-сейлы в тот момент, когда мы на чем-то останавливались, или кончались билеты на самолет. Короче, полная засада! Ситуация осложнялась еще тем, что нас переклинило на Кемере или его окрестностях, и другие предложения мы просто отметали сразу.

Наконец-то, убив на это 3 дня, сломав все глаза при поисках в интернете, посадив голос непрерывными переговорами с турагенствами, мы остановились на варианте — отель ПЕКЕР в Бельдиби, 3*, полупансион, 11 дней 10 ночей.

В Анталии, уже сидя в автобусе от Пегаса, мы дружно уставились в Алкин мобильник. Только что включенный, он тут же выдал нам СМС такого содержания: «…окна утеплил, двери прострогал, велосипед сделал. Что делаешь ты?» Какие, нафиг, окна и двери и кто писал сей сюр, мы так и не поняли, но оценили как неплохое начало для нашего отдыха. Вспомнилось классическое: «грузите апельсины бочками. Братья Карамазовы»…

Отель ПЕКЕР.

Познакомиться с отелем сразу по приезду нам не удалось, т. к. при расселении по причине нехватки номеров нам предложили переночевать в 4* «Спорт-отеле», расположенном неподалеку, правда, долго извиняясь при этом. Мы спорить не стали, делов-то, привезут-увезут на машине, вещи помогли отнести в номер, что бы не пожить в 4*?!

Сам отель расположен на 2 линии, между двух шоссе. Номер вполне приличный, с ванной (а не душем), с холодильником и телевизором. Даже распаковываться не стали, нацепили купальники и рванули к морю. Море — через дорогу, метров 50—80.

Обещанная в агенстве мелкая галька на пляже, нами, как геологами, была классифицированна как мелкие и средние валуны и никак не меньше. Галька — переросток, так сказать, акселерат, а не галька! Наличие оной на пляже полностью исключало вариант входа в море с берега во избежание перелома нижних конечностей в особо извращенной форме. Поэтому у каждого отеля построен свой помост типа пирса, с которого в воду можно спуститься по нескольким лестницам, как в бассейне. На деревянных помостах очень даже не плохо загорать, постелив полотенце, а также прыгать в море и ловить рыбу (если приспичит сильно).

Не знаю, как обходятся люди, не умеющие плавать, которым приходится сразу спускаться на глубину — если только висеть на поручнях. Но мы таких не наблюдали ни разу, видимо, народ попался обученный держаться на воде. Маленьким детям тоже не совсем удобна эта система, не поплескаться на мелководье, не побегать по прибою. Ну, везде свои минусы.

Зато красота вокруг какая! Совсем близко к морю подступают горы, покрытые сосновым лесом, на вершинах почти всегда зависают облака, море жемчужно-серо-голубое, вдали по кромке воды виднеется белой полосой Анталья.

Море спокойное и теплое-теплое, около 27 градусов. Можно уплыть подальше от берега и, обернувшись назад, лежать на воде и любоваться горами. Что мы и делаем. Не верится даже, что мы только что из дымной Москвы и через 11 дней опять туда вернемся.

Наутро состоялся переезд в Пекер, и нас наконец-то поселили в номер, удовлетворив все наши просьбы: повыше и подальше от главного корпуса. Отель состоит из двух сдвоенных 4-этажных корпусов, причем первый этаж находится как бы в небольшом углублении. Перед корпусом стриженная английская лужайка с грибками и шезлонгами, ниже небольшой кусок так называемого «пляжа» с лежаками и зонтиками и пирсом для входа в море.

Жить на первом этаже и находиться на полном обозрении всех проходящих мимо, нам никак не хотелось, поэтому мы попросили поселить нас повыше. 4-й этаж нас вполне устроил, тем более во втором корпусе, более удаленном от проторенных к ресторану и кафе троп. Перед главным корпусом наблюдалась похожая лужайка, где все лежаки почему-то занимались еще с вечера и найти свободный утром было просто невозможно. По бассейну перед каждым корпусом, бар между ними.

Номер был, конечно, попроще, чем в Спорт-отеле, без холодильника и сейфа, но более уютный, с балконом с видом на море. (В Спорт-отеле нам всю ночь мешал проходящий под окнами транспорт, а здесь при открытом балконе слышался шум прибоя). Просто супер!

Отель очень уютный с немецким хозяином и вытекающими из этого последствиями в виде полного отсутствия турецкого раздолбайства, выраженного в поведении официантов, работников ресепшена и т.п. Атмосфера царит просто европейская, никаких полуголых особ в плавках и купальниках в ресторане, никаких пьяных выкриков возле бара. Удивительно, но не только немцы, которых в отеле было большинство, но и наши соотечественники вели себя крайне интеллигентно, что выгодно отличало отель от ранее мною виденных в Турции.

Особенно нас приятно удивили ужины при свечах возле бассейна. Вечером накрывались столы не в ресторане, а на улице, играла table music, зажигались на столиках свечи. Европа и все тут!

Были в отеле и развлекательные программы, но мы по причине нашей крайней непоседливости попали только на одну из них, когда выбирали мистера Пекер, что выглядело достаточно забавно и незаезжено.

Бельдиби.
Покончив с заселением в номер, мы решили ознакомиться с поселком.

Расположен он в 35 км от Антальи и 15 км от Кемера, в обе стороны через каждые 10—15 минут ходят автобусы, билет стоит около доллара до Кемера и что-то около этого до Антальи.

Поселок Бельдиби 3 (есть, стало быть, и 1 × 2), расположен между двух шоссе, у моря штук надцать отелей, плотно прижатых друг к другу (наш Пекер — последний в ряду), несколько лавочек с фруктами (блин, какие там продаются персики и инжир величиной с кулак!!!), несколько туристических агенств и пара-тройка магазинов золотых и кожаных изделий, как водится. Да еще ресторанчики, где можно неплохо пообедать или просто попить туркиш кофе.

Есть еще ранчо, где можно заняться верховой ездой, но об этом мною будут спета отдельная песня в последней главе.

Все вместе это занимает небольшое пространство вдоль шоссе, потом начинается что-то типа пустыря. Однажды сильно разбежавшись, мы пронеслись дальше поселка, проходящие мимо турки воскликнули: девушки, куда же вы, там кладбище! Кладбище там, по-моему, и правда было, мы его в полной темноте не заметили, зато почуяли ужасный запах каких-то отстойников, и туда больше не совались, хотя нежилая зона потом заканчиваются и начинаются Бельдиби 2 и затем 1 со своими магазинами и приставучими продавцами, не сильно отличающимися от наших.

Мы арендовали возле отеля по велосипеду, которые оказались со сломанными переключателями скоростей, поэтому пришлось быстро и часто сучить ножками дабы сохранить нормальную скорость передвижения.

Изучая окрестности, мы познакомились с кучей зазывал из местных туристических агенств, 90 % из которых, как водится, звали Аликами. Агенства эти, к слову сказать, предлагали экскурсии по цене в 2 раза ниже, чем ПЕГАС в отеле. Например, яхттур в отеле стоит 25 баксов, а мы съездили за 10 на той же яхте с обедом. 2-х дневная поездка в Памуккале обошлась бы не в 65, а 32 доллара. Ну, и как далее. Качество исполнения услуг при сильной конкуренции достаточно высокое, вас посадят в автобус у отеля, привезут обратно, покормят обедом и развлекут в поездке ничуть не хуже, чем пегасовские гиды.

Прокатились по поселку, проехали дальше в Бельдиби 2, потом свернули на дикий пляж, где поневоле наблюдали картину купания в море турецких женщин. В воду они все как одна залезали в полном прикиде — брюках, длинных рубахах, напоминающих пальто или плащ, и платках, причем вся одежда была исключительно черного цвета. Посочувствовали им и порадовались, что не родились турчанками, как-то все это не очень смотрелось.

Кстати, арендовать можно не только велосипеды, но и скутера, стоят они около 15 долларов в день, просты в эксплуатации, скорость развивают до 70 км/час и бензина кушают немного. За день можно объехать все окрестности, покупаться на диких пляжах вдали от людей, но при условии, что будете себя нормально ощущать на дороге.

Столько всего рассказать хочется, но боюсь утомлять вас предысторией каждого эпизода, поэтому предлагаю такой выход — как вспомнится какой-нибудь интересный случай, пишу «картинка № …» и без всяких там экивоков вставляю в текст, ОК?

Например. Картинка № 1: Обедали мы как-то с Алкой в ресторанчике недалеко от отеля. Пошел дождь, мы пригрелись за столиком, уходить было некуда, хозяин, Абдулла, крутился рядом с байками и прибаутками, обед был вкусный, пиво неплохое, мы расслабились, и тут меня понесло. Я стала впаривать Алке совершенно идиотическую историю, которую где-то слышала или читала, или это вообще был бред больного воображения про мужика, оказавшегося в одиночной камере в тюрьме. Заняться бедолаге было нечем, а мощный интеллект не давал покоя, поэтому узник все свое время проводил за наблюдением за поведением местных мух, обитающих в камере. Он выяснил, что у них, у мух, время течет по-другому, чем у человека, они наши движения видят как в замедленной съемке, и поэтому убить муху или поймать ее крайне трудно. Еще он научился их дрессировать, в чем немало преуспел. Тут я притормозила, и, не зная чем бы завершить свое повествование, лениво развалясь в кресле, изрекла, что после выхода из тюрьмы мужику за его потрясающее открытие присудили Нобелевскую премию, оглянулась назад и увидела такую картину: сидящий за соседним столиком русский турист буквально замер с открытым ртом над тарелкой с супом, слушая это стебалово! Представляю его мысли по поводу услышанного. Отмер он не скоро и еще долго оглядывался подозрительно на нас, сделав, видимо, весьма неутешительные выводы о наших умственных способностях.

Кемер.

Вечерами, когда нами обуевала жажда движения, мы ехали в Кемер. Автобусы ходят туда очень часто, ехать около получаса, последний из Кемера отчаливает где-то около 12 ночи, поэтому это мероприятие не приедалось, все лучше, чем кваситься в гостинице.

Сам Кемер состоит из нескольких забитых различными работающими допоздна магазинчиками улиц, марины — гавани для яхт, и ряда плотно прижатых друг к другу отелей вдоль моря с пляжами, переходящими один в другой, с музыкой и дискотеками в каждом отеле, бесчисленных ресторанов и кафе с зазывалами, хватающими тебя чуть ли не за руки и за ноги. Огни, музыка, рассекающие небо лазеры, короче — тусовка в полном смысле слова.

Попытка попить пива в одном из таких заведений не увенчалась успехом, т. к. официант назначил такую цену за бутылку пива, что сам, по-моему, испугался, а мы сильно обиделись и больше таких попыток не делали.

Бесконечные прогулки по ювелирным лавкам, куда затащила меня Алка в поисках подарка для мамы, могли кого угодно довести до белого каления. Турки с их подходом к торговле — втюхать хоть что-нибудь зазевавшемуся клиенту — через полчаса вызывают желание царапаться, кусаться и кричать во все горло: НЕ-Е-Е-Т!!!

Одно из сильнейших потрясений — мужик, продающий турецкое мороженое. Представьте себе кочегара с одноименным прибором в руках, который каждые 30 секунд, сует свое орудие (кочергу!) в бак с чем-то белым, шурует там с видимым усилием с минуту, потом резко поднимает белую массу на острие, крутит этим над головой и бросает всю эту массу обратно. Зрелище еще то! Тем более поначалу понять, что сие значит, невозможно никак. Пришлось спросить у продавца кукурузы (этого-то мы идентифицировали без труда). Нам объяснили, что туркиш айс-крим имеет такую консистенцию, что только подобные действия мороженщика, помогают ему не умереть в процессе хранения.

Не попробовать это чудо природы было невозможно. На вкус не сладко, не жирно, холодное и вязкое, прикольное. Откусывается кусками, не тает. Черти что, короче. Не хотелось сильно задумываться какое количество микробов, бактерий и пыли оказывалось на продаваемом продукте после манипуляций с кочергой.

Кстати, процесс передачи стаканчика из рук продавца в руки покупателя сопровождался серией трюков и фокусов продолжительностью 5 минут, видимо, это такая специальная фенька у местных мороженщиков.

После посещения Кемера с его какофонией, мы с полоборота засыпали даже под звуки двух дискотек под окнами. Испортить кайф смогли только местные кровососы, налетевшие под утро через открытый балкон, и изрядно попортившие нам шкурку на морде лица и других частях тела. Ничего, на следующую ночь мы им обломали весь кайф посредством включения фумигатора, неизвестно по какому наитию в последний момент захваченного из дома. Кондиционер мы не врубали из принципа, предпочитая дышать свежим морским воздухом.


Автопутешествие № 1.

В один из дней мы арендовали машину прямо в отеле, договорившись с вечера с русскоговорящим менеджером отеля Муратом.

Нам с утра подогнали турецкий «Фиат», с которым мы познакомились еще в прошлой поездке, поэтому на этот раз обошлось без выдергивания ручки скоростей и судорожного нажимания всех педалей.

Мы направили наши колеса в сторону Кемера, вернее, далеко за него по трассе к Кекова и Мира. Перед этим Мурат подробно проинструктировал нас о дороге, дал карту дорог и выписал нам страховку (обязательно надо проверить, чтобы она была 100%, и вас не надули, а то придется платить в определенных ситуациях, если с машиной будут проблемы).

Первой нашей остановкой были развалины античного города (6 век до н.э.) Фазелиса. Ранее здесь была крупная торговая гавань, несколько портов, дамба, римские бани. Здесь, говорят, часто бывал Александр Македонский, и я отлично его понимаю — место просто великолепное: сосново-кедровый лес, многочисленные бухточки с пляжами от мелкого гравия до чистого белого песка и живописные развалины акведуков, терм, амфитеатра и просто домов, по которым приятно побродить под тенью сосен, вдыхая настоеный запах хвои.

А как здорово искупаться в чистейшей воде и полежать потом на песке. Двух часов, проведенных в этом раю кажется мало, но впереди у нас длинный путь.

К слову сказать, посреди леса мы обнаружили совершенно цивильный туалет с душем (в лесу! в соснах!!!), весь в кафеле и зеркалах, никаких тебе там знакомых до боли и до боли же ненавидимых «домиков на два очка», столь распространенных на Родине! Вот турки пижоны! Вообще по части этих заведений могу отметить их присутствие везде и повсюду в количествах, явно превышающих потребность населения, что радует до слез. Все-таки мы в этом плане мало испорчены цивилизацией, а жаль…

Далее едем в сторону Олимпоса. Вообще-то там тоже есть развалины древнего города, и там же находится так называемый, Горящий Камень — выход природного газа, откуда, по легендам, был доставлен первый Олимпийский огонь, но нас интересовало не это. Мы прочитали в интернете информацию о находящейся в районе Олимпоса так называемой «деревне на деревьях», что-то вроде студенческого лагеря или недорогого пансиона для молодежи, и пытались разыскать это место. Скажу сразу, просто так туда не доберешься, от шоссе на Мира отходит дорога в ущелье в горах, которая потом петляет между какими-то деревнями, раздваивается и растраивается по нескольку раз и, в конечном итоге, приводит вас в довольно оригинальное местечко. По обе стороны дороги стоят совершенно непонятные сооружения в виде сараев из досок, прибитых к деревьям, с лестницами и написанными красками номерами, под ними в гамаках в разных позах висят разные весьма колоритные личности. Подобные типы наблюдаются и в кафешках «на курьих ножках» с лежбищами из ковров. Атмосфера царит весьма свободная: кто-то потягивает кофе или колу, кто-то читает, кто-то что-то пишет, 80% народа, по-моему, пребывает в полной обкурке и нирване. Средний возраст 20—25 лет. Бродят куры и индюшки, обнимающиеся парочки, коммуна хиппи да и только.

Мы тоже прилегли на коврик в одном из кафешек, достали бутерброды, купили сока и долго валялись, проникшись атмосферой всеобщего счастья и наблюдая за происходящим вокруг. Могу сказать точно, мы здесь были единственными русскими.

Сонное царство очнулось минут на пять, и принялось с интересом наблюдать за нашей забуксовавшей на гравии машиной, которая застряла капитально и рычала аки зверь, но с места не трогалась. Проснувшийся народ повысовывался из своих гамаков и приготовился к шоу. Но мы быстро справились с ситуацией, подложив валявшиеся рядом доски под задние колеса и вырулив из засады на твердый грунт. Общество разочаровано вздохнуло и опять погрузилось в дрему, а мы вернулись на трассу и двинули к Мире-Демре.

Немного остановлюсь на самой дороге, ведущей туда. Один из ее участков протяженностью около 30 км представляет собой серпантин над морем со 122 поворотами и изгибами. За рулем была я и могу вам честно признаться, я просто вспотела поворачивать, не успеваешь вывернуть руль, как его уже надо крутить в другую сторону. Увлеченная этим занятием, я не больно-то глядела по сторонам, чего не скажешь об Алле, которая сидела вся какая-то напряженная. Причину я поняла позже, на обратном пути, когда за руль села подруга, а у меня появилось время считать повороты и мучиться от приступов нервного энуреза при заглядывании в бесконечные пропасти.

Демре — это современный город, в центре которого находится сохранившаяся с IV века церковь Св.Николая -Чудотворца, известного также как Санта Клаус и бывшего реальной исторической личностью — епископом Миры . Турецкое название церкви «Ноель Баба Килизе», что означает что-то типа Церковь Рождественского папы (или Деда Мороза, по-нашему).Там же, согласно преданию, в находится саркофаг с останками святого.

В километре от Демре мы посетили также развалины древней Миры с амфитеатром и гробницами, вырубленными прямо в скале. Вид более чем впечатляющий: захоронения напоминают фасады домов с входами и окнами, колонами и барельефами.

День уже клонился к закату, мы забрались за 120 км от дома, хотелось вернуться засветло, чтобы не зависать над пропастью в темноте (ума не приложу, как они ездят по неосвещенному серпантину, который произвел на нас такое впечатление!), поэтому мы просто галопом пронеслись 7 км до Кекова, где за неимением времени просто вышли из машины, оглядели окрестности и понеслись обратно, отказав десятку турков, предлагавших нам плыть на лодке со стеклянным дном к затонувшему городу Апполонии. Очень было бы интересно, но время поджимало.

Итого за день мы проехали около 300 км, впечатлений было море, вернулись в отель мы к ужину, а потом еще съездили вечером в Кемер, по полной программе эксплуатируя арендованного железного коня.

Картинка № 2. Утро. Завтрак. Меня опять несет, как Остапа, и я громко рассказываю Алле страшную историю о том, как чуть не кинула коньки, отведав в столовой яичницу с сальмонеллой, как мне было хреново и какая это страшная напасть — сальмонеллез. За соседним столиком призадумался над яйцом в руке соотечественник )))).

Сегодня у нас по плану Рафтинг. Это такое развлекалово, когда куча народу в количестве не меньше 8 человек набивается в резиновую лодку, и имитируя напряженную греблю веслами, сплавляются по горной реке, изображая, а, главное, ощущая себя крутыми экстремалами.

Все это происходит в горах, куда нас отвезли на экскурсионном автобусе, в довольно красивой местности на горной реке, где на протяжении 15 км нам предстоит бороться со стихией. Поражает огромное количество желающих приобщиться к забаве. Немеренное число лодок, набитых людьми в спасжилетах, просто толкутся на воде. В самом начале экскурсии весь народ, как баранов на водопой, гонят к какому-то ручью, где всех скопом в порядке длинной очереди фотографируют в совершенно идиотической позе (присевшими над водой в жилетах и касках). Фотка получается довольно двусмысленная. Ну да ладно, мы переждали ажиотаж в сторонке и двинулись наконец загружаться в плавсредства.

Желающие получить гораздо больше адреналина вкупе с воспалительными заболеваниями нижнего этажа, могут прокатиться в резиновых байдарках в паре или поодиночке. Байдарка с низкими бортами, экстремалам грозит на протяжении 3—4 часов сидеть по пояс в ледяной (12 град.) воде, плюс еще неминуемо переворачиваться на порогах. Рекомендую решившимся на подобное испытание сразу просить для себя кроме жилета гидрокостюмы, не пожалеете. Парочку отмороженных таким образом девушек в середине пути приходилось затаскивать в 8-местные лодки и отогревать всеми доступными средствами, остальные полученные при этом проблемы, уверена, залечивали потом дома.

Ну вот. Все садятся по 8—10 человек по лодкам, берут по веслу, сзади на лодке пристраивается инструктор, который в лучшем случае по-русски знает пару слов: право, лево, все греби и все стоп. Но дело свое он знает, безусловно, прекрасно, посему вы можете сколько угодно изображать из себя бывалых гребцов, орать друг другу указания, куда направлять лодку и как объезжать препятствия, но ЛОДКА ПОПЛЫВЕТ ТУДА, КУДА НАПРАВИТ ЕЕ ОН.

В нужный момент, он, практически вываливаясь из лодки, совершает одно движение веслом, и плавсредство послушно сворачивает в нужную сторону.

Чего не скажешь о несчастных байдарках — при взгляде на них вспоминалось пресловутое кое-что в проруби — на порогах их мотало и переворачивало только так, не смотря на титанические усилия сидящих в них людей.

На самом деле пороги были игрушечные, хотя вода там бурлила капитально, создавая иллюзию опасного водоворота. Инструкторы как могли развлекали народ, учили орать считалки, дружно нападать на другие лодки, брызгаясь веслами и сталкиваясь. Все веселились, как могли. Кроме нашей лодки. В ней среди прочих расположилась довольно молодая дама с дочерью 13 лет, которая с самого начала путешествия изобразила на лице такое выражение, что смотреть без слез нельзя было, и всю дорогу усиленно его у себя поддерживала, взывая к нам: «не смейте брызгаться, мокро же! Здесь ребенок, ей же холодно!» С тем же успехом можно было бы высказывать требования зимой к снегу не падать, мы находились посреди реки, с веслами в руках, мимо нас неслось несметное количество таких же лодок, и каждая норовила нас подшибить и обрызгать, везде была вода, все были мокрые до кончиков волос. И, главное, всем было весело от этого ужасно, поэтому ее вопли были сродни гласу вопиющего в пустыне. Дама была в шоке! Апофеозом ее истерии было обращение к рядом сидящей Алле: «еще раз брызнешься, я дам тебе веслом по голове!»

В конечном итоге, мадам с дочей свалили в автобус при первой же стоянке, и тут уж мы оторвались по полной. Надо сказать, что на конечном пункте леди была в первых рядах при получении фотографий, сделанных местными фотографами с берега, на которых были запечатлены наши подвиги на воде. Она, расталкивая всех, урвала себе пару фоток, и сейчас, видимо, слывет среди знакомых ярой экстремалкой.

В общем и целом, день прошел неплохо, после заплыва нас покормили на лоне природы, показали фильм о наших приключениях и после 15 минутного базара о стоимости кассеты (за которую заломили немеренную цену, на что никто не повелся), отвезли обратно по отелям.

Автопутешествие № 2.

Вот мы и снова у руля. На этот раз нам достался FIAT UNO без единого грамма бензина, так что нас пришлось сопровождать на заправку парню на джипе во избежания нашего умирания на шоссе.

Направление — Анталья и прилегающие к ней окрестности. Сначала мы двинули в Акваленд, расположенный в самой Анталье. Ну это, скажу я вам, что-то с чем-то!!!!

Рассказываю: ни одного немца там и в помине нет, одни турки и русские, причем статистику можно провести с точностью до одного человека у особо крутых атракционов, например, возле «черной трубы»: все до единого русские вылетают оттуда со словами: ….вашу мать! (есть еще вариации на вторую букву алфавита).

Там находятся 13 водных атракционов, в том числе бассейн с искусственными волнами — довольно забавное развлечение, и набор разных горок. Нам понравились 3 из них. Первая представляет собой широкий желоб с бегущей по нему водой, по которой ты несешься на сдвоенном кругу, тебя заносит на довольно резких поворотах, а потом выплевывает в бассейн с водой. Вообще-то это сильно смахивает на большой унитаз, в котором спустили воду.

«Черная труба» — две закрытые трубы, перекручивающиеся друг с другом кольцами, парень в гидрокостюме буквально впихивает желающих (опять же на сдвоенном кругу) в полную темноту под струю воды, и тебя начинает колбасить по полной, потом темнота сменяется «звездным небом», потом голубоватым свечением, а потом тебя опять же выбрасывает на белый свет. Вопли из трубы стоят такие, будто это мясорубка. Мы наблюдали одного турка, которого после этого развлечения долго приводили в себя. Скажу честно, стоя в очереди за кругом, я ожидала худшего, ничего особо страшного там не происходит, мы прокатились даже несколько раз и ничего!

Но особые чувства у нас обеих вызвал так называемый «камикадзе». Эта такие довольно высокие желоб и труба под углом 45 градусов (сидя наверху наклон воспринимаешь как совершенно отвесный). Ты ложишься на спину, руки назад, потом тебя легонько стучат по пальцам (сама я вряд ли бы оторвалась) — и ты летишь вниз. Мысль при этом одна: вот я дура-то!!!!!!!

Потом тебя со всей дури ударяет задницей о воду, гидравлический удар, блин! Объяснять последствия? Вот-вот, типа того.

Придумал это явно садист по натуре, выложился, гад, по полной программе.

Вдоволь накувыркавшись и изрядно замерзнув (не советую ехать в Акваленд в отсутствие солнца на небе — вода в атракционах откровенно холодная), мы двинули дальше — в национальный парк Курсунлу в 30 км от Антальи, где находится один из самых впечатляющих водопадов Анатолии.

Сам парк расположен в долине небольшой извилистой горной реки, заросшей различными деревьями и кустарниками, в которых проживает огромное количество птиц. Река образует несколько живописных водопадов, гротов, порогов и тихих водоемов, в глубине которых можно увидеть стайки довольно увесистых форелей и тьму мальков. Дорожки и тропинки аккуратно выложены камнем, везде указатели маршрутов. В жаркий день побродить по тенистым тропкам, перепрыгивая по камешкам через речку, постоять под брызгами водопадов и водопадиков, заглядывая в гроты, поросшие мхами и лианами, доставляет огромное удовольствие.

А потом можно посидеть опять же на берегу реки под тенью платанов в уютном кафе, где подают только что выловленную форель на гриле, бросая живым и юрким рыбкам кусочки лепешки. Что мы и проделали с большим кайфом, тем более, что наши водные приключения в Акваленде вызвали здоровый аппетит.

Далее мы проехали еще км 20 в сторону Аланьи и свернули к Аспендосу- удивительному по красоте амфитеатру времен Марка Аврелия, построенному античным зодчим Зеноном. Амфитеатр поражает своим размером (на 15000 зрителей), великолепной сохранностью и прекрасной акустикой — здесь часто проходят различные музыкальные мероприятия (например, в ближайшее время здесь должны были давать «Травиату»).

Забравшись на самый верх театра испытываешь весьма необычные чувства: сильнейшая энергетика просто накрывает, ты физически ощущаешь толщу времен, которые разделяют тебя с древними строителями этого чуда.

Выше амфитеатра на обрывистом плато находятся развалины Верхнего Города: Агора, Базилика, Булетерион, фонтан, заросшие травой и кустарником. Отсюда открывается прекрасный вид сверху на театр, остатки водопровода, акрополь на фоне голубых гор вдали.

Мы еще немного покатались по округе, заехали в Перге — развалины древнего города, правда, на территорию мы не заходили, жалко стало 20 баксов за вход, посмотрели из машины и повернули к дому.

На обратном пути остановились искупаться на городском пляже в Анталье, о чем тут же пожалели по причине огромного количество мусора непонятного состава, плавающего в море и очень грязного пляжа.

В Анталью мы еще вернулись после ужина в отеле поздно вечером на машине. Целью было посещение Старого города, про который нам еще в Москве все уши прожужжали знакомые. Старый квартал Калеичи расположен внутри крепостной стены, окаймляющей анталийскую бухту, и поражает своей самобытностью и колоритом, причем даже не восточным, а каким-то собирательным шармом. В какие-то моменты узкие петляющие улочки напоминают старую Европу…Дома все прекрасно сохранившиеся, каждый в своем роде интересен то резьбой, то мозаикой, какими-то особенными окнами или крышами, элементами украшений фасадов. Прямо на улице разложили свои товары торговцы яркими восточными коврами, посудой, украшениями. Лилового цвета негр предлагает выбор эбонитовых фигурок животных и людей, похожих на вуду. Ресторанчики и кафе на каждом шагу. Везде музыка.

Минарет из резного камня, медресе Каратай, мечеть Мурата Паши, отделанная великолепными изразцами, башня Хыдыр-Лык II века до н.э., встроенные в городские стены декоротивные трехарочные ворота — далеко не все из достопримечательностей квартала.

Мы спустились к морю, к марине, причалу для яхт, прошлись по молу, любуясь гаванью и расцвеченной огнями Антальей над ней. Небо пронзали тонкие лазерные лучи разных цветов, музыка, смех — просто сказка.

Попили кофе раз 5 во всех встреченных на пути кафе, последним из которых был премилый ресторанчик на самом верху одной из сторожевых башен, возвышающихся над Старым городом, с превосходным видом на море.

В прекраснейшем настроении, взбудораженные немереным количеством впечатлений и выпитого кофе, поздно ночью мы добрались наконец до гостиницы и буквально свалились без задних ног.

Еще были турецкая баня и яхта. Баня на этот раз не произвела на нас такого сильного впечатления, как в прошлый раз в Аланье. На этот раз нас отвезли в городскую баню, хамам, в Анталью. Вместо приятных девушек и молодых людей, нами довольно нехотя занимались усталые турецкие тетки в черном нижнем белье, сами процедуры были проделаны довольно формально и особого восторга у нас не вызвали. Поэтому рекомендую все же посещать туристические бани, где все услуги рассчитаны на то, чтобы максимально поразить воображение посетителя, а не просто вымыть его, пусть даже по особой турецкой методике.

Яхттур был достаточно тривиален, но не лишен приятности: нас отвезли к Алимпосу, где мы поныряли возле трех островов в море, потом бросили якорь в одной из бухт Фазелиса и провели прекрасный час, валяясь на пляже из белого песка и купаясь в чистейшей воде с плещущимися прямо у ног рыбками.

Рядом с нами в воде резвилась интересная парочка — перезрелая мадам лет 50 с молодым стройным турком, старательно изображавшим дикую страсть к партнерше. Явно заранее оплаченную любовь разоблачил тоскливый взгляд, брошенный на нас парнем в момент, когда его дама повернулась к нему спиной. Кто как устраивается в этой жизни…Хотя неизвестно, кого в этой ситуации надо пожалеть.

Еще была остановка в Райской Бухте. Короче, день тоже не прошел зря.

Видимо, наше беспрерывное мотание все же отразилось на нашем внешнем виде, потому что как-то раз за ужином проходивший мимо Мурат, приостановился возле нас и участливо спросил: Как отдыхается? И на наш дружный ответ: Отлично! задумчиво изрек: не видно…

Ну а теперь страшилка на ночь.

Ночь-полночь — 21—00, последний наш вечер в отеле, нет чтобы посидеть в баре за коктейлем или посмотреть программу с танцем живота, или на худой конец, тусануться в Кемере по уже порядком доставшим нас улочкам, нас несет на ранчо в поселке учиться езде галопом (при фонарях, ночью, нормально?!!!). Тренер-румын, с которым мы забили стрелку на это мероприятие еще днем, по-моему, малость припух от этой идеи, но лошадей приготовил и встретил нас с готовностью. Познания парня в иностранных языках заключались в нескольких десятках английских и немецких слов, по-русски он мог изречь и того меньше, а именно 4 слова: галоп, сидеть, марш и контакт. С этим мы и приступили к обучению. Привязав мою лошадь к длинной веревке, он стал гонять нас с ней по кругу, приговаривая в разных сочетаниях вышеописанные слова. Ни я, ни лошадь поначалу не догоняли, что от нас надо, и оба пустились рысью, то есть пустилась рысью лошадь, а я, стало быть, на ней. Потом все же мой скакун врубился в происходящее и сменил аллюр на галоп. Мои действия при этом подчинялись приказу — СИДЕТЬ! — то есть я должна была опуститься в седло и постараться не подскакивать.

Погоняв нас так минут пять вокруг себя, парень сказал интернациональное слово -СУПЕР, отпустил веревку и изрек — ГАЛОП МАРШ, мы понеслись вокруг манежа. Было прикольно, только, сделав круг, коняга начинал сачковать и норовил перейти на рысь, после чего немедленно следовал окрик -КОНТАКТ! После которого я по идее должна была посильнее послать коня ногами, чтобы он не сбавлял темп, но получалось это не очень, так как у нас с ним оказались, видимо, совершенно разные намерения, и скакать долго галопом ему было не в дугу. Так мы маялись какое-то время, пускаясь то галопом, то рысью, и усиленно растрясая мой только что съеденный ужин.

А на веревке тем временем муштровали Аллу с ее четвероногим другом. Потом и ее выпустили в свет, и история повторилась. Так мы прокатались оплаченные нами полчаса, а на 31 минуте на галопе (видимо, посчитав что время вышло), Алкин мустанг натурально ссадил ее с себя, причем проделал это весьма элегантно у меня на глазах: он опустил голову вниз, Алка нагнулась к шее, натянув поводья как струну, а потом последовал рывок головой в сторону, и она как выстреленная из рогатки вылетела из седла, и, пролетев через голову коня, со всей дури приложилась спиной о землю. Надо сказать, что манеж не был вспахан или покрыт песком или опилками, как обычно бывает, это был плотно утрамбованный твердый грунт. Мы ломанулись к ней. Картина, прямо скажем, была ужасная: Алка лежала на спине, раскинув руки, смотрела в небо безумными глазами и часто-часто дышала. Мама моя! Меня бросило в холодный пот- все труба! Перелом позвоночника! Вокруг сгрудился народ, человек 7, бледный как смерть румын стоял столбом посреди манежа, держа под уздцы моего коня. Алкин террорист носился по кругу, периодически подбегая к нам и пытаясь протиснуться между стоящими в ступоре людьми к Алке, чтобы добить ее копытом. Вот гад!

Тем временем Алку подняли и положили на скамейку неподалеку. Она была зеленого цвета, я, впрочем, тоже. Попытки выяснить, что у нее двигается, а что нет, не увенчались особым успехом, т.к., как оказалось, болело все. Я стала требовать врача и рентген. Подошел какой-то парень, похоже менеджер этой лавочки, который, как я поняла, после разговора по мобиле с хозяином, выгнал совершенно раздолбанный автомобиль типа открытого джипа.

Мы с трудом усадили Алку в кабине, я тоже втиснулась туда же, и мы «поехали». Тачка на первой и второй скорости дергалась в страшных конвульсиях, издавая при этом совершенно душераздирающие звуки. Каждое ее подергивание, понятно, доставляло массу приятных ощущений нашей амазонке. Я старалась не думать о том, что будет, если это, не дай Бог, все же травма позвоночника. Доехали до нашего отеля, я бросилась к Мурату, нечленораздельно пытаясь объяснить, что произошло. Мурат по-турецки поговорил с нашим сопровождающим, тот по телефону с боссом, после чего Мурат объяснил нам ситуацию так: хозяину не нужны проблемы, поэтому он берет все расходы по лечению на себя и поэтому нам не нужны наши страховки, надо срочно ехать в Кемер.

Маленькое отступление: видели мы этого босса — красавец-мужчина, весь холеный, как лорд, косит под европейца, видимо, очень богатый человек. Начать с того, что подобное ранчо стоит не менее миллиона долларов, лошади все как на подбор, отнюдь не заезженные клячи, при ранчо пансион уж не знаю на сколько мест и ресторан с нехилыми ценами. Короче, заведение далеко не дышащее на ладан, в полном расцвете. Кстати, ранчо имеет весьма символическое название «OUTDOOR», что в моем вольном переводе звучит как «ПОШЛИ НА ФИГ».

Ну вот, заручившись уверениями в том, что проблем никаких не будет, мы едем в Кемер в больницу. Времени — не меньше 23 часов по-местному.

Не буду пересказывать все прелести езды по горным дорогам на раздолбанной колымаге с зеленой подругой на руках (надо отметить, что подруга держалась огурцом, я бы на ее месте давно билась в истерике), но до больницы мы все же добрались с горем пополам.. Не тут-то было, там не оказалось в наличии ни ортопеда, ни рентгена. («Дохтур ёхтур», или что-то типа того, прозвучало). Состоялся очередной базар по мобиле с хозяином, который велел вести нас в частную клинику неподалеку.

Приехали туда. Я проводила диким взглядом Аллу, которую увозили от меня прочь на инвалидном кресле-каталке, и чуть не зарыдала, ярко представив, как я ее в таком же виде привезу к маме и что она, мама, мне при этом скажет.

Наш водитель через каждые 5 минут по полчаса трендел по телефону, вышел врач, сказал, что нужен рентген, и, получив уверения, что все будет оплачено, удалился. Прошло минут 40. Опять появился врач, и начался очередной базар в сочетаниях — врач-водила, водила-босс, врач-водила и т.п. На мой вопрос, что, собственно, происходит, наш турок объяснил, что это очень дорогая частная клиника, и его босс не уверен, что он может оплатить ее услуги, т. к. за лечение назначена сумма в 300 долларов. Я ему: какого черта ты нас тогда сюда приволок, а он мне — не волнуйтесь, все будет ОК. Какой, к черту ОК? У нас ноу манни, последний день отдыха!!!!!

Потом мне было предложено оставить Аллу на процедуры, а самой смотаться в отель за ее паспортом. Надо, так надо, поехали в отель.

Я пошла за паспортом в номер, спускаюсь вниз и понимаю, что наш турецкий комрад смылся!!!!

Теперь, смотрите сюда: час ночи, в гостинице никого, кроме немецко-английскоговорящего служащего на ресепшене, Алла в заложницах в госпитале за 15 км отсюда, автобусы не ходят, такси стоит 15 долларов за км. Здоровско, правда?

Иду на ресепшн и 15 минут говорю на чистом английском, которого я, к слову сказать, не знаю. А что было делать? Я говорила слова и фразы, которые никогда никому больше не смогу повторить, даже с русско-английским словарем. Видимо, включились глубинные слои подсознания, где хранится вся невостребованная еще со школьных уроков английского информация. Но меня очень хорошо поняли. И объяснили мне, что мы попали, нам придется платить деньги, и помочь нам ничем не могут. С превеликим трудом я выпросила непонятно по каким причинам тщательно скрываемый номер мобильника нашего гида от Пегаса. Та в тех же словах подтвердила сказанное выше: выкручивайтесь сами.

Мне хотелось проснуться в Москве. Но я понимала, что Алла-то проснется в госпитале, как ни крути, и надо что-то делать.

Несусь обратно в номер, хватаю Алкину САМУЮ ПОСЛЕДНЮЮ ЗАНАЧКУ 100 долларов, и направляюсь к ранчо. Картина маслом: полная тишина, машины не видно, за воротами носятся спущенные собаки — ротвеллер и овчарка. Собак не боюсь с детства, поэтому адреналин при их виде не выбрасываю, и им обычно до меня по фигу, прохожу на территорию в офис. Там горит свет, и базарят человек пять, в том числе, и наш сопровождающий. Немая сцена при виде меня. Я как клещ вцепляюсь в бедолагу и спрашиваю, какого черта он уехал. Парень резко перестает понимать по-русски. Ну просто ни слова не рубит — «твоя моя не понимай». Иду в соседнее турагенство, хватаю русскоговорящего турка, тащу его на ранчо и прошу выяснить ситуевину.

Она оказывается следующей: боссу во избежание возможных проблем позарез надо было знать результаты рентгена, поэтому он велел везти нас куда угодно, где бы его сделали. Узнав, что все нормально, и у Аллы, ушиб мягких тканей, никакого криминала, он тут же отказался платить и велел под предлогом поездки за паспортом сваливать из госпиталя. Дальше дело техники, меня бросают возле отеля, а оставшаяся в госпитале Алла уже никого не волнует, что в общем-то меня не удивило. Пацан не хочет вести меня обратно, т. к. он лично договаривался с врачом и теперь просто боится, что ему из своего кармана придется оплачивать услуги. Он заявляет, что у него нет прав на вождение авто. Я тихо фигею.

Я уселась в тачку и заявила, что никуда не уйду. Звонок другу (то есть боссу), 5 минутный базар, и за руль садится официант из ресторана. Тут я просто выпадаю в осадок, когда парень начинает судорожно жать все подряд кнопки, включает вентилятор, дворники, всю иллюминацию. Доконало меня включение задней скорости вместо первой при трогании с места.

Теперь представьте себе картину: всю дорогу мы с ним ехали с включенным в салоне светом, как две рыбы в аквариуме, я переключала ему скорости, а он сидел вцепившись в руль, и шарахаясь от всех встречных машин. Тихо пахали дворники, которые я периодически выключала, а он упорно врубал обратно. При этом он повторял загадочную фразу: It,s so different from taxi… Я запоздало подумала, что надо было взять права.

С трудом, оба мокрые как мыши, мы доехали до госпиталя, и он, высадив меня, собрался слинять. Я поняла, что ему было велено просто избавиться от меня посредством вывоза в Кемер, и практически легла под колеса со словами: don,t leave us here, please!!! И ломанулась в госпиталь, уверенная в том, что он все же уедет.

Меня провели в процедурный кабинет, где на кровати на колесиках, в окружении всевозможной аппаратуры, лежала вконец обалдевшая всадница. (Признаюсь, я не смогла сдержаться и сфотографировала эту душераздирающую картину, да простит меня Бог!) В комнате кроме Алкиного ложа не было ни одного стула, поэтому я уселась прямо на пол по-турецки. Алла как-то странно на меня посмотрела и вдруг залилась здоровым детским смехом. Текст к нему был такой: где-то я видела такую картинку! Помнишь чашку?

Тут уже закатилась  я. Объясняю. За день до того, мы пили туркиш кофе и потом гадали на чашках. У Алки были какие-то собаки и ЛОШАДЬ, ВСТАВШАЯ НА ДЫБЫ (Чес слово, это не литературный ход для украшения сюжета!!!!) А у меня — сидящая по-турецки обезьяна, над головой которой висел огромный кусок дерьма в виде сгустка кофейной массы. Поза — один в один с моей теперешней. И кусок дерьма такой же. Вот и смейся потом над всякими гадалками!!!

Узрев меня, хирург заявил со смехом, что весь госпиталь заключает пари на предмет того, явится кто за больной или нет. Там, конечно же, все поняли, что нас кинули.

Я стала выяснять у Алки, какие еще процедуры успели с ней проделать за время моего отсутствия. Оказалось, ей сделали обезболивающий укол и на этом пока тормознули в ожидании решения вопроса о спонсоре. Слава Богу, ей не сделали никаких капельниц или физиопроцедур. Почему «слава Богу»? Объясняю: сделанный укол стоил около 20 долларов, правда при офигительном качестве исполнения — прикиньте, дырочку от инъекции эти пижоны залепили специальным круглым пластырем с лекарством внутри (который я потом никак не могла отодрать).

Стали думать, че ж нам делать-то. Дохтур как вариант предложил вызвать полицию и обещал содействие в оказании давления на хозяина ранчо, заявив, что вся больница будет свидетелями, что его уполномочили на проведение обследования. Заметьте, времени 3 ночи, завтра нам улетать, какая нафиг полиция, с их ритмом жизни мы все разборки как раз ко времени взлета нашего лайнера, в лучшем случае, закончим. Стали выяснять, во сколько вылилось лечение больной, 100 баксов у нас все же были. Осмотр, рентген, укол и обезболивающие таблетки, которые дал Алле врач, потянули на 150 с копейками. Мы потребовали максимально возможных скидок за доставленное нами всей больнице удовольствие. Со скидками мероприятие стоило 80 баков. Их у нас было. Мы попросили как можно больше выписок и чеков на оказанные услуги и желательно, чтобы в диагнозе не указывалось, что дама сверзилась с коня. (Какое страховое агентство нашей Родины будет оплачивать лечение последствий дурной головы?) Все это нам с радостью предоставили (РОСНО попало!!!), и мы, наконец, вышли из клиники, прижимая к себе выписки и фотки Аллиной спины.

Наш Шумахер, как ни странно, ждал. Правда был издерган нашим долгим отсутствием донельзя. Сели в тачку, я в середине, Алла у окна. «Дорогая, — сказала я,- это еще не все!» Видели бы вы ее лицо, когда парень начал опять жать на все подряд! «Он, что первый раз за рулем?», — с ужасом спросила Алла. Пришлось сказать правду, что второй, но уже почти умеет переключать скорости и неплохо держит руль.

И мы поехали… Сюда-то он жался к скалам, а обратно, шарахаясь от встречного транспорта, весьма эффектно зависал почти над пропастью, вернее зависала Алла, т. к. сидела у самой двери.

Через 10 минут такой езды Алла обреченно изрекла: Ну почему ты не дала мне умереть в больнице, там было так хорошо!!

Р.S. История имела небольшое, но сильно подействовавшее на меня продолжение. Уже в аэропорте Антальи, ожидая посадки, Алка выпила одну из таблеток, выданных ей врачом на случай сильной боли в спине. В самолете она тихо заснула в своем кресле. Когда стюардессы стали разносить напитки, я тронула ее за плечо и спросила, что она будет пить. Девушка — нулем, я тряхнула ее посильнее — эффект тот же. И это происходит с Аллой, которая открывает глаза при первом шорохе!!!! Я уже в легком шоке буквально вцепляюсь ногтями ей в ногу. Никакого толку!! Мама моя!!! Я на глазах у изумленной публики луплю ее по щекам, дергаю за нос и оттягиваю веко. Ну нет ее здесь и все тут!!!!

Вспоминаю про выпитую таблеточку. Доктор, что же вы ей подсунули, елы-палы?
Угадайте, когда она очнулась?

Не мучайтесь напрасно, она открыла глаза при первых же запахах пищи, которую разносили стюардессы. Открыв глаза, Алла минуты две непонимающе смотрела на меня, а потом задала оригинальный вопрос: где это я? Представляете, что мне хотелось сказать в ответ?

| 22.10.2002 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий