Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Турция >> 3000 км по зимней Турции на арендованном автомобиле (Окончание)


Забронируй отель в Турции по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

3000 км по зимней Турции на арендованном автомобиле (Окончание)

Турция

3 января, третий день автопробега.

Рано утром солнце щедро одарило нас хорошей погодой, и уже около 9 утра мы были в гёремском музее под открытым небом, расстояние от Гёрема один километр. В турагенствах предлагали экскурсии на день стоимостью 25 долларов на человека, но мы решили посетить все самостоятельно. Сразу замечу, что, учитывая высокую стоимость входных билетов, самостоятельное посещение оказывается ненамного дешевле предложенной экскурсии, однако, имея автомобиль, можно самостоятельно планировать, сколько времени провести в том или ином месте. Вход 15 млн. лир, за право посмотреть одну из лучших церквей, Черную (Dark Church), надо заплатить ещё 10 млн. Это большой комплекс с причудливыми скалами, в которых, благодаря податливости туфа, выдолблено множество церквей.

Христианство принес в Анатолию апостол Петр в I веке н. э. В IV веке — в первые годы Византийской империи — епископом Кесарии (современной Кайсери) был назначен уроженец Каппадокии Василий Великий. Он поощрял создание новых монашеских поселений в долинах Каппадокии, и на протяжении последующего тысячелетия монахи вырубили в туфе множество церквей и келий. Ранние церкви строились по самым простым проектам, с куполообразным сводом, прямоугольным нефом и небольшим алтарем. Длина церкви не превышала 8 м. В Х и XI веках начали строиться церкви большего размера по византийской крестообразной модели — с куполами в центре и по бокам. В Византии VIII-IX вв. начался период иконоборчества (безусловно, не без влияния распространившегося на Востоке ислама была перечитана Библия, и найдены подтверждения того, что изображения святых на фресках и иконах противоречат тексту священной книги). Те, кто не представлял себе жизни без молитвы перед ликом святых, ушел сюда, в Каппадокию, где были построены (вернее сказать, обустроены, потому что требовалось лишь выдолбить в туфе довольно просторное помещение) церкви, одна рядом с другой, и украшены фресками: деисусные изображения, рождество, воскресение и др.

Очень пронзительно смотрятся в полумраке помещений древние лики святых и кириллические надписи, особенно когда осознаешь, что находишься в центре большой мусульманской страны. В так называемых «темных» церквях, куда свет проникал хуже, краски сохранились особенно хорошо, и даже только ради того, чтобы взглянуть на эти древние фрески (большинство датируется XI вв.), стоит приехать сюда. Рядом с церквями находятся и жилые помещения. Сами скалы с выдолбленными отверстиями напоминают окаменевших исполинских великанов с пустыми глазницами.

От гёремского музея мы проехали в Чавушин (Çavuşin), где находится маленький музей под открытым небом. За 3 млн. лир мы посетили ещё пару удивительных церквей, в одной из которых была потрясающа акустика. Можно петь или говорить, и твой голос уносится к высокому потолку, как будто к небу, а сверху на тебя смотрят Боги. Там же в Чавушине находится гончарная мастерская, где продаются местные изделия из керамики. Оттуда мы направились в Zelve Open Air Museum, почти таких же размеров, как Гёремский, но менее посещаемый (вход 10 млн.лир).

На середине пути между Чавушином и Зельве и находится самая знаменитая долина Каппадокии, долина Fairy Chimneys или «сказочных труб (дымоходов)». Иногда её называют «долиной фаллосов», что очень похоже, но звучит менее сказочно. Здесь расположены причудливые образования в форме колонн, увенчанные головками-шляпками из затвердевшей лавы. И именно здесь, конечно, невозможно не почувствовать себя либо маленьким ребенком, наконец-то попавшим в волшебную страну, либо великим фотографом. Нам удалось и то, и другое. :)

Обедать мы отправились в небольшой городок Аванос, 11000 жителей. Аванос является крупным центром по изготовлению керамики, о чем свидетельствует оригинальный памятник, выполненный из красной глины и установленный на центральной площади. Вдоль улиц города расположено несколько гончарных мастерских, где можно бесплатно поучиться лепить из глины разные сосуды. Безусловно, все эти уроки ведут к магазину при мастерской, где вы просто не сможете уже ничего не купить.

Из Аваноса мы вернулись в Гёрем, где, пока ещё не стемнело, предприняли попытку зимнего треккинга по ещё одной удивительной долине, именуемой Pigeon Valley. Эта долина связывает Гёрем с деревушкой Ухчисар, весь пеший маршрут занимает не более часа. Мы, однако, из-за лежавшего в долине (местами) снега до Ухчисара не дошли и решили съездить в ещё один крупный каппадокийский центр — Ургюп (Ürgüp). Это довольно большой (по сравнению с Гёремом) город, где есть очень много отелей, туристический хамам, представительства всех известных международных компаний по прокату автомобилей, несколько очень приличных кондитерских и пр. Честно говоря, на Ургюп ведет красивая дорога с видами на каппадокийские долины и, где-то вдали, на заснеженные горы, но сам город лишен того шарма и «тусовочной», молодежной атмосферы, присущей Гёрему.

4 января, четвертый день автопробега.

Небо с утра хмурое, но мы всё равно уезжаем отсюда, скрепя сердце. Наш путь лежит теперь в подземные каппадокийские города Деринкую и Каймакли, из которых мы решили выбрать более далекий (18 км от Невшехира) Деринкую, потому что в нем восемь уровней, в то время как в Каймакли всего 4. Сам город Деринкую маленький, грязный и жутко провинциальный, но мы без труда нашли дорожный указатель на Underground City. Правда, в районе стоянки мы этот город, т. е. вход в него, так и не обнаружили, поэтому нам туда проводили местные дети, демонстрируя нам по дороге начальные знания английского и пытавшиеся нам продать каких-то самодельных кукол. Заплатив 10 млн. лир за вход, мы столкнулись с навязчиво предлагаемыми нам услугами гида по подземному городу, от которых еле отказались, потому что нас не устраивала его цена, а его — наша. Когда мы начали спускаться в подземелье, нас догнал другой человек и сказал, что если мы никому не расскажем на выходе, он согласен быть нашим гидом за нашу цену. Мы договорились с ним о 6 долларах. И это, как мы считаем, оправдало себя, потому что в подземелье наступает полная растерянность. На самом деле, оно не такое уж и большое, потому что для просмотра открыта лишь малая часть подземного города, но когда туда только попадаешь, становится жутко, и не знаешь, в какую сторону двигаться. Где-то в 9 или 10 вв. кочевники, арабы и многие другие пересекали эту территорию то в одном, то в другом направлении. Местные жители, устав от набегов, однажды приняли решение уйти под землю. Туф — порода мягкая и позволяет достаточно дешево создавать себе недвижимость и легко её преобразовывать. :) Был вырыт огромный город, в одно время там жило около 10 000 человек. Это страшно представить там, в подземелье. Были церкви, винодельни, кухни и столовые, даже загон для скота, который выпускали попастись наверх, потом загоняли. Впечатление, конечно, потрясающее, но для тех, кто мучается клаустрофобией, должно быть тяжеловато.

Из Деринкую мы поехали на юго-запад, и где-то через сорок минут достигли Ihlara Valley, ещё одну жемчужину Каппадокии. Чтобы туда проехать, надо доехать до городка Ihlara, проехать его насквозь Конечно, это уникальное место. Скалы вокруг длинного ущелья достигают огромных размеров, они отвесные и совершенно редкого сочетания цветов — красного и зелёного. За 5 млн. лир можно спуститься в долину и долго там гулять, рассматривая…да-да, и в этой долине сохранилось много раннехристианских церквей в скалах. Однако, зимой в долине лежит снег, хоть его и немного, но это осложняет треккинг. Нам пришлось увеличить скорость пробега, потому что мы уже выбивались из графика.

Следующим по плану был город Конья, до которого нам оставалось свыше ста километров по анатолийской степи. Конья — крупный город очень строгих нравов и место паломничества мусульман, потому что именно здесь родился Руми Мевлана, основатель ордена крутящихся дервишей. В центре города находятся остатки какой-то цитадели, и недалеко от неё Mevlana House. Вход 4 млн. лир. Даже когда были мы, было очень много людей, в основном, турки. Люди шли и шли, в почтении застывая в главном здании у могилы Руми и его отца и сына. В отдельном зале находятся святыни, в том числе, волосы из бороды Пророка в священном ларце. Мы немного побродили по галереям, где выставлена одежда дервишей и пр., купили на городской площади самый большой дёнер, который мы видели в Турции, и покинули город через стройные и разноцветные ряды новостроек. Уже смеркалось, поэтому мы стояли перед выбором. В выбранный нами для ночлега озерный курорт Эгирдир вело две дороги, одна севером, другая южнее, обе по карте насчитывали около 180 км. Та, что была севернее, была на половине пути шире, поэтому было принято решение по ней и поехать. Уже когда стемнело, мы прибыли в Аксарай, город, от которого до Эгирдира оставалось каких-то 80 километров. Уже предвкушая прогулку по берегу озера, мы свернули по указателю на Эгирдир. Дорога постепенно сужалась, и даже стало казаться, что мы сбились с пути, однако, указатели нас подбадривали периодически появлявшимся названием нужного города. Вдруг дорога резко взяла вверх и…мы и не заметили, как мы оказались на горном серпантине. В любопытстве мы проехали ещё несколько километров и вдруг поняли, что вот тут-то и начались настоящие горы… Возвращаться назад не имело смысла, более того, в кромешной тьме было даже страшно подумать о развороте. Горы нависали над нами справа, а слева была черная пропасть, и лишь ограничительные столбики светили нам отражателями. Дорога страшно петляла, уходила то вверх, то вниз, и я поклялась Мадонне, что в следующий раз изучу ещё и карту рельефа местности. Прошло около получаса или даже больше, стало полегче. Мы еле-еле ползли 20 километров, а казалось, что мы стремительно летим в эту черную пропасть. Наконец, дорога стала пошире и поустойчивей, а скоро стала нормальной. Итак, мы преодолели хребет Султана (потом нашли на карте). На дорожной развилке мы поехали прямо, и вскоре нас обогнал ночной автобус с большими буквами на заднем стекле ISPARTA. Так назывался город, который находился в 20 км от Эгирдира. Мы решили, что это знак, посланный свыше, и помчались за автобусом. Автобус, кажется, решил оторваться от каких-то маньяков и прибавил газу. Тут снова начался серпантин, идущий вдоль горного озера. Автобус проходил его легко, зная наизусть каждый его изгиб. Мы же выделывали чудеса на виражах, стараясь не упустить спасительный ориентир. Так мы и доехали до Эгирдира. Запарковав машину на автовокзале, мы сняли номер за 25 млн. лир с завтраком в близлежащем отеле, который был вполне приличным с виду. Немного подышали воздухом на берегу озера, к удивлению своему, не обнаружив более-менее приличной набережной. Решили осмотреться завтра, выпили по появившейся привычке яблочного чаю (кипятильник захватили с собой из Москвы) и легли спать.

5 января, пятый день автопробега.

Выйдя из отеля и завернув за угол, мы просто обомлели. Перед нами в обрамлении гор расстилалась водная гладь красивого изумрудного оттенка. Вода была настолько прозрачна, что видны были все камни на дне. Проехав на машине немного вперед, мы поняли, где, собственно говоря, и находятся все отели и пансионы. Глубоко в озеро на километр или два вдается коса (полуостров), на которой и расположены все курортные гостиницы и пляжи. Мы доехали до её края и сделали несколько удивительных фотографий. Небо было восхитительно светлым и солнечным, вода изумрудной, воздух насыщенным и влажным, и это состояние никак не напоминало мне январь. Хотелось задержаться и мечтать о весне, однако, надо было много успеть. И снова в дорогу! Следующим пунктом программы был курорт Памуккале, и до него лежал долгий (200 км) путь через города Испарту и Денизли по степи. По светлой и сухой дороге мы быстро долетели до Денизли. Как раз не доезжая километров пять до города, дорога на Памуккале уходит направо.

Когда подъезжаешь к Памуккале, вдали сначала появляется странное белое пятно. Постепенно оно разрастается и, наконец-то, принимает более четкие очертания фантастического пейзажа — бело-мраморного горного каскада (на самом деле, там просто бьют минеральные воды, обогащенные кальцием, который застывает, образуя на горном склоне бесконечные бассейны, каскады и наросты). Это значит, что вы на месте. В Памуккале два входа — один снизу, до другого, более популярного, надо ехать наверх. Мы начали свое путешествие снизу. Заплатив, кажется, 5 млн. лир, мы стали подниматься по тропинке. Вскоре нас попросили снять обувь, потому что все эти кальциевые наслоения охраняются ЮНЕСКО (они действительно очень хрупкие, а туристов там просто море), и купаться теперь разрешено только в специальных термальных ваннах. Во многих рассказах туристов написано, что если в Памуккале заночевать, то вечером или утром можно договориться со сторожем и купаться, сколько тебе влезет, в «ваннах Клеопатры», как ещё называют этот курорт, но мы себе такой цели не ставили. Конечно, в солнечный день (а нам повезло с погодой) это потрясающее зрелище. Кажется, что это огромная мраморная поверхность, отливающая и искрящаяся на солнце.

Дойдя босиком до вершины горы, мы обулись и пошли осматривать останки древнего римского города Hierapolis. Некоторые объекты удивительно сохранились, например, театр. Мы побродили среди на этот уже раз действительно мраморных развалин и отправились в дорогу. В окрестностях Денизли нами было замечено очень много текстильных фабрик, и мы собирались посетить хотя бы одну из них (точнее говоря, магазин при фабрике). Остановившись у такого магазина, мы зашли внутрь, и к нам сразу же подбежало два консультанта. Мы вежливо поздоровались сначала по-турецки, потом по-английски, но продолжали между собой переговаривать по-русски, на что радостные консультанты сразу воскликнули: «О, вы русские!» Они тоже оказались выходцами из СССР и сразу пообещали нам огромные скидки, поскольку мы приехали не в составе туристической группы (в этом случае им надо платить комиссию гиду), а самостоятельно. Они рассказали нам, что есть всего несколько хлопковых долин в Турции, где хлопок особого, самого высокого качества, шелковистый, и поэтому именно в Денизли и расположено много текстильных фабрик. Не удержавшись, мы накупили всяких полотенец, ковриков и прочего текстиля, который, надо сказать, и вправду хорош и недорог. Больше всего понравилось постельное белье очень высокого качества и удивительных расцветок, но нам просто было не надо. Жаль, что мы торопились и посетили всего одну фабрику, можно было сделать хорошие покупки. Ещё километров 200 нам предстояло проехать до города Сельчук, в пригороде которого и находится Эфес, который мы собирались посетить. Мы прочитали в путеводителе, что большая часть пансионов находится в центре напротив базилики Святого Иоанна (St-Jean), кстати, того самого Иоанна-Евангелиста, который написал: «В начале было слово…» На месте его захоронения и выстроена базилика. Многие пансионы, видимо, были закрыты в январе, однако, нам повезло — по одному указателю мы нашли отличное место — Homeros Pension. Он занимает два стоящих друг против друга дома. На террасе на третьем этаже подают потрясающий завтрак, который готовит мама владельца. Сам владелец — бойкий разговорчивый мужчина по имени Дервиш, который показал нам комнаты. В комнатах потрясающие интерьеры — ковры, подушки, всякие безделушки и пр., нам все понравилось, но мы выбрали ту, что с ванной и на первом этаже, чтобы не тащить сумки наверх. Мы были просто очарованы атмосферой (летом там очень много туристов, молодежи, но хозяин сказал, что русские впервые) и посоветовали сделать хозяину сайт для раскрутки пансиона. Он ответил, что не доходят руки, а пансион и так не пустует, потому что указан во всех известных путеводителях. Наверху есть даже довольно большая библиотека путеводителей, где вы можете купить что-либо или обменять. Комната стоила нам 18 долларов с завтраком. Вечером побродили по Сельчуку. Надо заметить, видно, насколько это туристическая зона. Мы увидели даже рекламу (!!!) пива, это в мусульманской-то стране, не поощряющей употребление алкоголя. В Сельчуке все очень цивилизованно, центр пешеходный, выложен маленькой плиточкой, много ресторанов, хорошие магазины с лукумом, которого мы и купили себе на ужин. :)

6 января, шестой день автопробега.

Рано утром мы позавтракали и выехали в Эфес, который находится в 3 км от города. Летом владельцы пансионов дают напрокат постояльцам велосипеды, чтобы они могли добраться до Эфеса. Безусловно, имеет смысл приезжать рано, пока не подъехали автобусы с туристами, отдыхающими на море. По дороге к Эфесу через 1 километр будет поворот направо с указателем Artemis Temple, т. е. храм Артемиды. Обязательно посмотрите на эту одинокую мраморную колонну, торчащую, как перст, посреди поля, печальное воспоминание о былом чуде света, Храме Артемиды в Эфесе, сожженного Геростратом, который так жаждал славы… В Эфесе два входа, в принципе, все равно, с какого начинать, просто до одного добираться ближе. Вход стоит 15 млн. лир. Сначала мне казалось, что мы быстренько обежим город и поедем дальше. Потом я поняла, что ошибалась.

Эфес на сегодняшний день — лучше всего сохранившийся римский город. Нельзя не очароваться ведущей к морю (за прошедшие века оно изрядно отступило от города в результате осадка, приносимого рекой, что и стало причиной того, что торговля с городом стала угасать, и, как следствие, это привело город к упадку) аллеей с мраморными колоннами, сохранившимися улицами и дворцами, потрясающей трехэтажной библиотекой, которая в своих нишах содержала около 12000 свитков, огромным римским театром. Больше всего поражает, когда бродишь среди мраморных обломков, и вдруг на тебя глянет мраморное лицо статуи, по которой скульптор водил резцом около двух тысяч лет назад. Самое лучшее место, где, если прийти раньше всех остальных туристов, можно подумать о ходе истории и расцвете и падении цивилизаций.

От Эфеса мы поехали смотреть домик святой Марии (Merimana по-турецки). Считается, что именно сюда в 47 г. н.э. приехала Мария со святым Иоанном и жила в небольшом домике на вершине горы близ Эфеса, где и состоялось её «успение». В 19 в. одной немке явилась дева Мария во сне и рассказала, где это произошло. Следуя её описаниям, сельчукские ученые и археологи нашли на вершине близлежащей горы развалины (фундамент), небольшого дома. Захоронений обнаружено не было. Местные жители рассказали, что давно уже среди местных принято поклоняться этому месту как месту жития и смерти Мериманы, матери пророка Исы из Корана (нашего Христа). В 60-х гг. ХХ века папа Иоанн Павел VI посетил лично это место и подтвердил его подлинность и святость. С тех пор сюда не прекращается поток паломников, особенно почитаема Богоматерь в день её Успения, 15 августа. По горному серпантину (7км) мимо большой скульптуры Богоматери в духе Церетели мы добрались до въезда к домику. Нас попросили заплатить по 10 млн. лир за вход, мы обнаружили, что наличные деньги у нас закончились и попытались заплатить карточкой. Оказалось, что карточки они не принимают, доллары они тоже брать не хотели, и мы поехали обратно, решив больше не возвращаться в то место, которое когда-то кому-то привиделось, а потом кто-то чего-то там подтвердил. Следующим пунктом нашей программы был приморский город Измир. Вот ещё один довод в пользу того, что прежде чем фантазировать по поводу маршрута, хорошо бы заглянуть в путеводитель. По карте я увидела, что Измир находится на море в километрах 60 от Сельчука и сразу представила красивые набережные, морской прибой, и решила, что раз это всё равно по пути, то можно заехать пообедать в Измир. Въехав в Измир, я сразу заподозрила что-то неладное…По указателю мы свернули к центру, а я тем временем погрузилась в путеводитель. Выяснилось, что Измир — огромный портовый город с населением свыше двух с половиной миллионов человек. Попав в центр города, мы сразу оказались в аду. Обычное турецкое автомобилевождение — каждый едет в свою сторону, при этом все беспорядочно гудят, к чему я так и не привыкла до самого конца поездки. С этой минуты я забыла про все роскошные набережные (который, однако, ожидать в Измире не стоило) и мечтала лишь об одном: выбраться из этого кошмара с целой машиной. Однако, турецкие водители, видимо, становятся такими виртуозами в этом бардаке, что за всё время путешествия мы не видели ни одной аварии. Итак, планы на обед в Измире были срочно изменены в пользу Бергамы. Бергама (Bergama) — ещё один древний римский город, знаменитый тем, что там находился Асклепион (городская больница). Однако, время наше было ограничено, и мы, побродив вместе с местными жителями по рынку и центральным улицам, в небольшом кафе рядом с полицией отведали пайдов (описание этого блюда см. выше). Дорога от Бергамы до Чанаккале довольно долгая, пейзажи сельскохозяйственные, но очень забавные. Так, мы ехали бесконечными оливковыми рощами, наблюдали сбор мандаринов, а одном месте остановились, чтобы спуститься на хлопковое поле и посмотреть, как растет хлопок, которого мы, московские дети, никогда не видели. По всему полю одиноко торчали несобранные кусочки необработанной ваты. :) Иногда дорога подходила совсем близко к морю. Жаль, что в январе нельзя было купаться… В Чанаккале, преодолев небольшой серпантин, мы прибыли, когда стемнело. Поехав по указателю «Центр», мы вскоре запарковали машину возле башни с часами исключительно европейской архитектуры. Да что и говорить, весь город производит впечатление европейского или уж слишком «облагороженного» турецкого. После некоторых поисков мы остановились в отеле Bakir в номере с видом на пролив Дарданеллы, через который собирались переправляться утром. Через Дарданеллы из Чанаккале ходят два парома (практически, прямо от башни с часами). Один, крупный и строго по расписанию, тратит 25 минут, чтобы пересечь пролив чуть наискосок до города Eycebat. Платить нужно 4—5 долларов за машину и по 0,5 доллара за пассажиров. Второй ходит прямо в маленький городок на К, стоит дешевле, но сам по размерам гораздо меньше, да и расписания у него не существует. Машину мы оставили у отеля со стороны набережной и отправились ужинать в одно из многочисленных кафе в центральной части города. Вообще Чанаккале произвел очень благоприятное впечатление. Так, например, видя европейски одетых турецких девушек, которые сидели вечером в кондитерской за чашечкой кофе и болтали о своём о девичьем, вызвал у меня умиление. В городах типа Коньи или исторической части Стамбула местных жительниц вообще вечером встретить очень проблематично. В Чанаккале очень чисто и ухожено, город уже давно ориентирован на туристов. Во время первой мировой войны здесь положили головы тысячи солдат из знаменитого австрало-новозеландского корпуса (ANZAC), с тех пор жители Австралии и Новой Зеландии приезжают в Чанаккале, чтобы посетить места исторических сражений и навестить могилы близких. Многочисленные агентства в центральной части города предлагают туры на эти поля и в Трою. Собственно, в Трою мы и собирались, поэтому легли спать пораньше, предвкушая долгожданную встречу со старыми камнями.

7 января, седьмой день автопробега.

Чтобы доехать из Чанаккале в Трою, необходимо вернуться на тридцать километров обратно по направлению к Измиру. Небольшой поворот направо по указателю Truva — и вы уже можете платить 10 млн. лир за право шагнуть на этот знаменитый кусок земли.

Сначала вас встречает троянский конь — деревянная пародия на знаменитый сюжет Гомера. Как иронично написал путеводитель, с появлением коня хотя бы появилось хоть что-то, на фоне чего можно сфотографироваться. В Трою нет массовых экскурсионных паломничеств, и это понятно. Она лежит в стороне от известных курортов, и до неё довольно долго добираться. Что получает турист, преодолевший такое большое расстояние? Он видит несколько срытых археологами холмов и остатки стен и культурных слоев, помеченных табличками. Вот эти камни, мол, самые старые, Троя I (3000—2800 до н.э.), эти помоложе…Так мы добираемся до Трои VI («героической»), собственно, и описанной у Гомера легендарной Трои (XII век до нашей эры). Гораздо лучше сохранилась Троя римских времен (Троя VIII-IX), остались даже развалины театра. Постепенно Троя как город пришла в упадок и в 14 веке перестала существовать совсем. Но, конечно, все приезжают сюда ради ТОЙ Трои, гомеровской, которая считалась легендой и которую юный Шлиман, калифорнийский предприниматель немецкого происхождения и археолог-любитель, поклялся найти ещё десятилетним мальчиком. Троя (Илион) — город, по мифологической традиции основанный Илом в долине реки Скамандр (на малоазийском берегу Гелесспонта). Археологическими раскопками под руководством Шлимана было установлено, что Троя была основана в 3-м тысячелетии до н.э., неоднократно разрушалась, восстанавливалась и перестраивалась.Хотя сам Шлиман полагал, что город, который он искал, — это Троя II, позже было установлено, что настоящая Троя — шестая по счету. Этот слой был разрушен огнем, состояние найденных там человеческих останков свидетельствует о том, что горожане умерли насильственной смертью около 1250 года до н. э. Эта дата считается большинством ученых временем падения Трои (называется ещё 1245 год). Знаменитая битва греков с троянцами началась с соревнования красоты между богинями — Герой, Афиной и Афродитой. Они попросили Париса, сына правившего в Трое Приама, — выбрать прекраснейшую из трех богинь. За то, что Афродита пообещала ему в награду самую красивую женщину земли, Елену, он вручил её «яблоко», которой отныне вошло в историю, как «яблоко раздора». Царь Менелай, муж похищенной Елены, поклялся отомстить и обратился за помощью к другим грекам. Около девяти лет не сдавалась осажденная Троя. За это время пало много героев с обеих сторон. Когда греки поняли, что троянцы сдаваться не собираются, по предложению Одиссея они решили пуститься на хитрость. Они построили огромного деревянного коня, внутри которого спрятался отряд воинов. Конь явился даром от ахейцев троянцам в знак предполагаемого примирения. Троянцы втащили коня в город и, несмотря на предсказания Кассандры, которая предвещала беду, устроили пир. Ночью греческие воины выбрались из коня и открыли ворота Трои для остальных. Население города было перебито, и так погибла Троя (легенду привожу кратко, лучше читать Гомера.). В Трое мы узнали, однако, что не всё так романтично и очевидно. Скорее всего, на местности произошло землетрясение, после чего и пали стены осаждённой и неприступной Трои, которая не хотела покоряться ахейцам. Троянский конь поэтому, вероятней всего, всего лишь легенда… Безусловно, Троя — это всего лишь старые камни, которые (сложно представить!) были положены друг на друга более 3000 тысяч лет назад! Однако, глядя на зеленые поля и синеющую вдали полоску моря, невозможно не думать о героях древней легенды, о старике Приаме, о молодом Парисе, о трагической гибели Ахиллеса, о скитаниях Одиссея… Мы быстро домчались до Чанаккале, на пароме переплыли Дарданеллы и преодолели ещё около трехсот сорока километров до Стамбула. В пригороде Стамбула моё внимание снова привлекли текстильные фабрики, но увеличился дорожный поток, и я мечтала уже только об одном — вернуть машину целой в агентство. В ближайшем пригороде мы заехали в крупный торговый центр «Галерея» — собрание дорогих бутиков и посетили местный Рамстор. В Турции, кстати, эта сеть называется иначе, чем в Москве — MMMigros.

Утром восьмого января мы в последний раз вышли полюбоваться зимним Стамбулом. Как обычно, светило солнце, с ажурных минаретов пели муэдзины, и на фоне ярко-голубого неба отчетливо выделялись стены Святой Софии Константинопольской — самого великого христианского храма…

| 28.03.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий