Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Турция >> Белант, Бельдиби — неделя в июне


Забронируй отель в Турции по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Белант, Бельдиби — неделя в июне

Турция

Сложилось так, что мы с женой живем отдельно. Дистантный брак называется. Все бы ничего, но жалко, что с ребенком, 13-летним парнем Сергеем встречаюсь лишь пару раз в месяц. И вот в начале июня 2002 меня заедает совесть. Я беру две путевки в отель Belant в Бельдиби. Местечко между Анталией и Кемером. Обе две обходятся в 550 долл. Сын в восторге — первый раз заграницу, первый раз на самолете. В туристическом агентстве спрашиваю — а встречу ли я русских в отеле? Чудак я был, теперь впору перефразировать так — а встречу ли я в Анталии кого-нибудь, КРОМЕ русских?

ВОСКРЕСЕНЬЕ. После отлета из дождливо-бесприютной Москвы, пронзительно по-русски бедно унылого Шереметьева-1, прибытие в прибытие в звенящий роскошью жары и фонтанов аэропорт Анталии вызывает тот самый опыт контраста, ради которого стоит перемещаться в пространстве, хотя бы дважды в год. Впрочем, еще в самолете, когда прорвалась пелена нависших туч облачности и нарисовался солнечно-розовый-безмятежный луг, сын простодушно спросил — Па, это рай? Действительно, что еще может быть за облачками нашей повседневности? И вот мы приземлись в робком предвкушении в эту суб-тропическую сказку, сделали первые шаги по направлению к паспортному контролю. Все собранно почтительны в чаянии отпускного блаженства и вновь опыт контраста — массивный, крепко сколоченный браток рассекает толпу и бесцеремонно бросает паспорта седовласому турецкому офицеру — «Ну ты, бабай, не тормози, шлепай в натуре». Нас встречает гид Шариф, очаровательно самовлюбленный, красуется и навязывает эскурсии. По его словам, он лучший на побережье, только он показывает необычные виды моря, а еще он умеет петь караоке по-итальянски, так что проводить отдых стоит только с ним и тогда он, словно в награду, сможет вырваться с нами на пикник, где уж он покажет нам, как надо развлекаться в Азии. Одинокие 30-летнии женщины с дочками начинают с интересом на него поглядывать. Но он непреклонно предупреждает — цена его внимания состоит в том, чтобы не покупать туры ни у кого, кроме него. Любой монополизм меня настораживает, и как затем выясняется, не зря. Те же экскурсии, предпринятые в одиночку или купленные вне отеля, оказываются ровно вполовину дешевле, при том, что это один и тот же продукт — те же маршруты, автобусы и гиды. Отель не разочаровывает — такой же как на рекламном проспекте — безукоризненно бело-опрятный, но вот номер нам дают в подвале, напротив «хамама» — клубной турецкой бани и из окошек только видно скучающих в отсутствии клиентов обнаженных по пояс банщиков. Они, стоит выйти на балкон, зазывают хотя бы посмотреть интерьер. Стоит это с массажом и пиллингом — 20 долл. Но я равнодушен к парнОму разминанию моего сухопарого тела. А комнаты с видом на море на втором этаже занимают отдыхающие турки и немцы. Кормят неплохо, но без изыска и разнообразия. Вкусен шампиньонно-молочный суп — чорба, а один раз в неделю, к восторгу Сережки, дадут шаурму, впрочем насторожившись, когда он попросит вторую порцию. Море весьма прозрачно, но очень солено, так что разъедает глаза, если их доверчиво раскрыть под водой, а впрочем там смотреть и нечего, на Анталийском побережье Средиземного моря очень мало рыбы и прочей водной живности. Так, вот и полдня отдыха прошло, на солнце 32, в номере полумрак и кондиционер, но наступает вечер, сын пробежавшись по отелю, чуть заскучал, потому что читать не любит, и тогда мы покидаем нашу территорию, берем напрокат велосипеды — 3 долл за 2 часа и мы обследуем окрестности городка Белдиби и радуемся тому, что наш «Белант» стоит прямо на берегу, в то время как множество других аналогично недорогих отелей располагаются по другую сторону дороги. Места дивные — мало того что море, так побережье состоит из горного хребта Тарс, невысоких и живописных скал с сосновыми лесами. Вау, какой просто для исследования двум одиноким ковбоям :-) …

ПОНЕДЕЛЬНИК Вот чувствовало сердце, какой лицемер этот Шариф. Обещал наутро халявную поездку в Анталию (на самом деле оплачиваемую кожаным и ювелирным бизнесом, старающимся в первый же день развести приезжающих на крупные покупки), так не разбудил, видимо ощутив в нас бесперспективных покупателей. И после завтрака, когда солнце стало основательно припекать и знойно-пляжная перспектива не привлекала, мы решаем самостоятельно отправиться в Акваленд. Вместо того, чтобы за 80 баксов покупать у гида двойную экскурсию туда, мы садимся на долмуш — маршрутное такси, просим шофера тормознуть у Акваленда, покупаем входные билеты и все про все обходится нам на двоих в 25 долларов. Так вознаграждается здоровый скептицизм и опора исключительно на собственные силы. О, этот аквапарк, вам бы там побывать. Сущий праздник для детей. Хотя и немудреный, но захватывающий. Самый впечатляющий аттракцион — Камикадзе — два стометровых крутых спуска — открытый и закрытый (в трубе). Признаюсь, ложишься на спину не без дрожи, но зато, когда выпуливаешься оттуда весь в серебристых брызгах — ну прям дитя из утробы. Душевно очищает, и, наверное хорошо для невротиков. Вокруг говорят — кто не испугался прокатиться в Камикадзе — уже ничего не боится. Ну-ну, бесстрашие нам еще пригодится в московской жизни. Итак, еще раз — вперед, точнее, вниз. И Сережка за четыре часа пребывания в Акваленде покатился на каждом из восьми спусков ну не менее как по восемь раз. И ведь не надоедает. А тут вниманию взрослых — развлекуха с затейником. Четыре украино-говорящих девушки дивно исполняют псевдо-восточные танцы и из разомлевшей толпы вынимаются добровольцы для конкурсов. И вновь сплошная русская речь. Турция, ау, где вы османы и сельджуки. Мы победили вас своим новорусским долларом и гонором.

ВТОРНИК А вот сегодня купаться в море не пошли. Потому что вчера в Акваленде немного обгорели. Мальчишеское сердце тянется к моторизованной скорости и с утра берем скутер — японский маленький мотороллер, простейший в управлении, быстрый и юркий. Куда ехать? Там же в пункте проката говорят — посетите наш каньон и вперед, на скутере по горным тропам. Через поселения, затем по тропам среди скал, где встречаются будоражащие воображения входы в пещеры (без фонарика страшно), затем на мотороллере форсируем мелкую речку и поднимаемся по горной дороге, распугивая неутомимых дойче-велосипедистов, а там, тропинкой пешком вниз до грота — голубо-глазо-хрустальная чистейшая и холоднющая вода между скал, а ушлые немцы уже расположились здесь пикничком, а парочка их уже отправилась на надувной лодке обследовать гроты, а мы с сыном разворачиваемся, едем обедать в отель, чуть отдохнуть от жары и вновь, уже неспешно и со вкусом обследовать близлежащие городки. Глядеть развалины Фазелиса не пошли — за зрелище груды античных камней требуют с двоих 20долл, а Сережка небольшой охотник до исторических реликвий. Я бы глянул, но ведь поездка должна быть обоюдно приятной. Оказывается в Кемере есть тоже аквапарк, правда размером поменьше, нежели в Анталии. А в Текирове грамотно разводят на покупку сувениров: при входе в лавку от липучего чернявого паренька мы получили заверения в неизбывной симпатии и вечной дружбе, в знак которой нам прикололи к груди фенечки с голубым камнем от сглаза, и я, я, психолог, прекрасно понимающий манипулятивную суть такого рода внимания, ощущаю внутри себя непреодолимую обязанность немедленно и сейчас здесь что-то приобрести и обретаю дурацкую шапочку с зеркалами, которую подарю брату и пачку турецкого кофе (оказавшегося омерзительным), предназначенного для коллег. Потом забрались на мотороллере на верхотуру, откуда съезжали без мотора, объезжая выползших погреться черепах. Одну посадили на сиденье, чтоб крупно сфотографировать, потом сиденье долго отчищали от едких ее экскрементов. Вечером читали «Ревизора» по школьной программе, и надо же, Сережка смеялся. ОК.

СРЕДА. А сегодня сын не захотел купаться утром. После завтрака я читал увесистый том Modern Psychotherapies, а Сергей смотрел мультфильмы и «Кто хочет стать миллионером» на турецком языке. Как то бездарно проходит сегодняшний день, подумалось, и после обеда нас пробило на приключения и взяв за 5долл пару велосипедов мы отправляемся в давешний каньон. Зайти в пещеру, откуда растет, неутомимо пробиваясь на пять метров к свету, дерево вглубь не решились, оттуда неприятный сырой холод. Проехали чуть вперед. Сережа восклицает — Па, иди сюда, — там где струится горный ручей меж камней — крабы! Морские! Страшные! Половили. Потом отпустили. Поднялись чуть вверх — водопады. Метра полтора два высотой, образующие внизу маленькие озерца. Спрыгнули. Окунулись. Побродили. И вверх по тропинке, тщательно выверенным маршрутом, круто забираясь в гору, когда внизу шумит поток, но чудеса в том, что через каждые пять метров заботливо выставлены маленькие сложенные камни — пирамидки, чтобы не заблудиться, а сделал это, как явствует из надписи на валуне, владелец таверны Али, чтобы туристы, по возвращении, могли с благодарностью заглянуть к нему перекусить. Но идти жутко долго и через час я устаю, правда немного встряхнулись, отпрыгнув в сторону от черной полутораметровой змеи, шелестяще пересекшей и оставившей след в памяти и на фотопленке, нашу тропинку, но впрочем, поворачиваем назад не дойдя до источника, который, предполагаемо по карте, был еще в часе ходьбы. В русле обмелевшей горной реки Гейнюк водятся водные черепахи, в общем вернулись к ужину, я оставил Сергея за «Ревизором», сам пошел поболтать с дамами в халявном отельном баре — они приехали без мужей с дочерьми, не спросив супружеского согласия, потому что зарабатывают больше их — увы, знакомая мне по несчастным клиенткам история — женщина с ее пластичной приспособляемостью и тем, что называется, чувством реальности, случается адаптируется куда как лучше к изменчивости наших дней, так как ставит ближние, а не далекие цели и выкладывается больше и получает позитивное материальное подкрепление, однако увы не счастье.

ЧЕТВЕРГ На сегодня мы взяли экскурсию. Конечно не у Шарифа, постоянно улыбчиво попадающегося на глаза то в Акваленде, то на дороге из Кемера, а напротив отеля. И не ошиблись. Выезд 7.45. Экскурсовод — стильная женщина Татьяна из Одессы. На Анталийском побережье работает не первое лето. У нее обширная эрудиция, образный лексикон, ряд любимых приколов. Она рассказывает о брутальных нравах турецко-подданых. Например на прощальном концерте одного местного слащавого певца о любви, три десятка зрителей вскрыли себе вены. А когда в Стамбуле распространилось выхватывание сумочек мото-отморозками, полиции был дан приказать отстреливать последних. И все пришло в порядок. Характерный вопрос дамы из задних рядов автобуса — «А сколько стоит приобрести здесь 5-звездочный отель?» Ох, мне бы ее заботы :-) Кемер — по турецки — ремень. Вовсю идет оккупация щедрых местных земель, бескровная, точнее крово-обогащающая — за последние годы около 200.000 женщин вышли сюда замуж. И о работе в Турции:
 — Здесь пропадет только неисправимый лентяй. Необразован — везде нужны строители. Полуобразован — приспособят к офисной работе. С высшим образованием — о, недавние кочевники турки будут на тебя смотреть снизу вверх. А еще есть хороший обычай — как только истекает срок правления высших выборных лиц — от президента до руководителей центральных департаментов, они в обязательном порядке подвергаются тщательнейшей аудиторской проверке, мол не злоупотребили ли своим высоким положением? И что интересно, как правило все попадаются. И ведь знают, что проверят, а соблазн сильнее. Вот бывший премьер министр сидит. И не унывает, а наоборот, отсидит свое и вернется в политику. Так, за разговорами, мы прибываем в Фетхие, где садимся на бот со стеклянным дном и медленно проплываем над черепками древней разбитой посуды. Мраморные лесенки, срезанные землетресением три тысячи лет назад спускаются к воде. В развалинах потом стали селиться турки. За сотни лет они не построили здесь ничего нового, лишь соорудили себе деревянные крыши. Наверное, такова их роль в цивилизации вообще. Ничего не изобрести, лишь приспособив к удобству заимствованое у других народов. Это у них получается. Видели церковь над местом мощей Николая Миликийского, свои же братья христиане стырили их тыщу лет назад подпоив монахов охранников и отвезли в Италию. Ох, искушение :-) А на сувенирных прилавках, над иконами угодника нависает мощный фаллос местного божка Беса. Плюрализм, блин. Хорош амфитеатр Адриана посреди апельсиновых рощ. Полазили. А еще попрыгали с верхотуры бота. Надо опасаться морских ежей. Мужик нашел дохлого морского ската. Коварный восточный прием — во время бесплатного обеда изобилие острых блюд, а вот свое пить не разрешается, пожалте наши напитки за отдельную плату. Из мимолетного общения со спутниками. Девушке поездку сюда оплатила фирма. Она хвалит рафтинг и недовольна парасейлингом — парением на парашюте за катером — «уж на что наши девчонки трусихи, так и у тех ни капли адреналина не выделилось». Вечером попросил сережку написать мини-сочинение «День в Ликии». Не читая, спросил — «А сам ты как его оценишь?» — «Ну на 2 или 3» эдак молодцевато отвечает мой паренек. Я в притворной ярости отшвыриваю листок с помарками — «Да где, блин, у тебя элементарное уважение к отцу, чтобы нести ему этот мусор!» Парень расплакался — «Я старался, а ты….» — «Что старался, говна отцу принес?!» Но, кажется, это необходимый педагогический прием. Парень не верит в себя, вернее думает. Что у него не получится хорошо и старается, готовя себя к худшему, не расстраиваться при этом. Вот уж фиг. Сейчас, всхлипывая, переписывает.

ПЯТНИЦА Я проснулся рано и на пирс. Купаться. Встретил молодую женщину из нашего отеля с веселой дочкой и грустными глазами. Я обмолвился о вчерашней экскурсии и предстоящем сегодня рафтинге. Ее это не возбуждает. Она приходит сюда, к морю к 5 утра и фотографирует постепенный восход солнца. А сверх-сильных переживаний, типа экскурсий не нужно. Только оглянись вокруг. В окне номера каждый день новый пейзаж — то веточка особенно изогнется, то звездочка родится. Она пишет стихи-зарисовки — «Волны смотрятся в небо, отражаясь друг в друге». Я понимаю ее. Но не могу себе позволить роскошь созерцания. Я в пути. И скору приходит автобус на рафтинг — сплав на резиновых плотах и лодках. Стоит 15 долларов на одного. С сына — как со взрослого. Но ограничили в правах — мол до 18 лет нельзя сплавляться в двух-местной байдарке. А нам хочется. И как за взрослого плочено. Поэтому, будьте любезны. Настояли на своем и что-же? Ну конечно перевернулись. Впрочем это вовсе и неопасно. А так, немного волнующе. Но из волн нас вытаскивает инструктор. А по спокойной воде, он сам, раскачивая плот, обостряет впечатления, сбрасывая двух робких девчушек из Кемерова за борт. Они довольны. В программе также прыжки с дерева, обед — форель/шашлык — и просмотр снятой с берега видеокассеты, где все с возбужденно-героически-идиотическим выражением лиц выглядят отважными экстремалами. И мы с сыном тоже. Но выложить двадцатку за кассету жалко. На обратном пути рассказы гидши (так здесь ее называют). В Турции две категории населения (мужского). Первые добросовестно работают за скромную зарплату, но с 45 лет имеют право на страховку и пенсию до конца жизни. Тогда. Уверенные в завтрашнем дне, они зачастую начинают собственный бизнес. Другие, характерологические более смелые, получают вдвое больше, но не имеют пенсий и страховок. Что до женщин, то смысл обладания золотыми украшениями у них двояк. Это и престиж и своего рода банк семьи. У мужа-авантюриста трудности — с руки снимается и продается браслет. Муж-сластолюбец уходит — она все ж таки обеспечена на первое время. Впрочем разводы редки. Турецкие женщины за свою некрасоту платят редкостной покорностью. Кстати была рассказана и легенда, которую я тут же переложил на стихи. Такие:

Раз пришли к Творцу Вселенной трое -
Иисус, Мухаммед, Моисей
Выбор женщин им Творец устроил -
Позовите тех, кто вам милей
Все красавицы ушли за Иисусом
Моисей увел, кто поумней
Мухаммад взглянул — вот невезуха
Ну ка все, в чадру и поскорей
:-)))))))))))))))

СУББОТА Последний день здесь. Как его провести? С утра побыли на пляже — ну надо хоть сколько-нибудь здесь полежать, те кто кто с нами приехал отсюда не вылазят. Но загорают грамотно — чуть припекает — в тень. Чтобы не лежать дубинами, приспособил сына читать вслух «Житие Сергия Радонежского» — пусть укореняется в родной традиции, а то стал очарован восточной экзотикой. Но лежать, тем более с Житием, скучно, к тому же надо посмотреть саму Анталию, с экскурсией в которую нас продинамил Шариф. О, завтра, сопровождая нас в аэропорт, он с обидой посмотрит на нас и скажет — нет, вы неправиьно отдыхали, а когда мы откажемся заполнять анкеты о своем наслаждении комфортом, он изменится лицом и пригрозит — я вам это припомню — да-да, именно этими словами, с кривой азиатской улыбкой. Впрочем это будет завтра когда будем возвращаться в холодную Москву. А пока в город! В саму Анталию, которая насчитывает 1.5 млн жителей, находится в 30 км от нашего отеля и старше Москвы на полторы тысячи лет. Тут мы увидим минарет и столкнемся с пресловутой восточной торговлей во всем ее своеобразии и культуре. Торговля на Востоке — особый вид труда, на грани с искусством. В нашей славянской традиции, мы, являясь более производителями и потребителями, с известным пренебрежением относились к посреднику — торговцу. Здесь же это увлекательное ремесло, рискованное и пользующееся уважением. А как же — надо привлечь покупателя к товару, в то же время уследить, чтобы тот ничего не украл. Надо войти в дружелюбный контакт, обозначить симпатию, увлечь паутиной призрачной дружбы. Надо рассчитать мышление покупателя, вовлечь его в волнующий процесс выторговывания, вовремя уступить. О, это сродни шахматам. Впрочем, древнее почтенное искусство восточной торговли ныне и здесь (I mean июнь2002 в Анталии) профанировано и грубо. Вот текст сегодняшнего зазывалы — «О, и вы с сыном, а вот мой, правда хороший парнишка, его зовут Раиф, мы с ним деловые люди, как и Вы надеюсь. А раз все это серьезно, позвольте мне на правах гостеприимства позаботиться о ваших деньгах. Ведь покупка, хотя и удовольствие неоспоримое, но и дело довольно серьезное. Вы со мной согласны? Во всем должен быть осмотрительный и серьезный подход. Да? Нужное место и нужное время, так? И вот, если вы позволите мне именно сейчас проводить Вас до дверей магазина, где к именно такому человеку как вы, серьезному и знающему, что ему нужно, отнесутся, как он этого заслуживает. А знаете ли вы, чего Вы заслуживаете? Я вам скажу! Скидки! Именно крупные скидки для серьезных людей. Именно сегодня. Вы уедете с прекрасного качества курткой и обязательно вашему сыну мы что-нибудь подберем особенное. Мы ведь должны заботиться о детях, идемте. Идемте». Нет, мне знакомому не понаслышке с эриксонианским наведением транса этот стиль не подошел. Я насторожился. Но со мной проходили другие приемы. Например освежающая посреди жары чашку ледяного зеленого чая. Предложение попробовать турецкие сигареты (дрянь, кстати). Но обязывало. На рефлекторном уровне, отказавшись от покупки, я чувствовал внутреннюю непорядочность. Себе дороже. Так на большом анталийском базаре для приезжих мы купили сувениры — бабушкам, дедушкам — чашки, восточные сладости. И зря. Потому что мы потом прошли чуть дальше и попали в то место, где покупают себе продукты и одежду жители города. Так вот, когда они торгуют сами с собой — они не торгуются. Я попробовал и не был понят. Для своих — цены финальны. И вещи лучше. Не 5-я Авеню конечно, но и не такое фуфло как туристам. Возвращаемся на «долмуше» в отель. Последний вечер, последний взгляд на чарующее Средиземье. Учитывая, что вино здесь как бы all inclusive, набираю двухлитровую бутыль с собой в дорогу. Потом две недели буду пить, вспоминать. Так прошла неделя. И вроде б мало, и пора….

| 28.03.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий