Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Турция >> Где поют ветры... Это другая Турция. Часть1.


Забронируй отель в Турции по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Где поют ветры... Это другая Турция. Часть1.

Турция

Где поют ветры… Мир моей свободы.Москва. 23 января.

Этим утром проснулся с осознанием острой необходимости совершить какой-нибудь подвиг. Учебник по квантовой физике под подушкой напоминал о последнем экзамене, а небольшая тяжесть в голове подсказывала, что этот экзамен был вчера. Ура! Теперь я абсолютно свободен на ближайшие шесть месяцев! Ну, если официально, то на две недели… Поездка в Турцию на зимние каникулы была запланирована мной еще два месяца назад, однако реально приступить к осуществлению планов я не мог до окончательной сдачи, ведь экзамены — это одновременно безвыигрышная лотерея и единственная возможность узнать хоть что-то хотя бы на несколько дней.

Звонок в справочную Аэрофлота подтвердил, что у них есть хороший ежедневный рейс с возвращением в Москву рано-рано утром, но что-то цены на мои сроки (то есть вылет завтра, возвращение через две недели) были уж совсем непомерными. А в прошлом году я покупал билеты до Стамбула на этот же рейс за 190 долларов. Выручили, как обычно, чартеры. Девушка из какой-то турфирмы пообещала мне билет всего за 5000 руб. Проблема была только в том, чтобы выкупить билет до 12.00, когда закрывается лист заявок. Меня это устраивало, и уже через час я стал счастливым обладателем тикета и страховки. Все остальные сборы заняли еще три часа. К сожалению, ни на Новом Арбате, ни на Кузнецком, ни в Английской книге не оказалось путеводителей Lonely Planet по Турции. Пришлось отложить этот вопрос до Стамбула.

On the road Москва, Стамбул. 24 января.

Маршрут Москва — Аэропорт Внуково — Аэропорт Ататюрка прошел по-будничному неинтересно. Ни отложенного вылета, ни потерянного багажа, ни соседа-алкоголика. Так что даже вспомнить нечего.

Гигантские залы и коридоры международного терминала аэропорта Ататюрка были пустынны, слегка шумели еле движущиеся в ‘спящем' режиме эскалаторы и хлопали железные дверцы на паспортном контроле. Шлепнув в окошке турецкую визу-марочку за десять долларов и взяв карту Стамбула, я прошел паспортный контроль, сразу же нашел свой рюкзак, обменял первые пятьдесят долларов на местные лиры и примерно через полчаса после выхода из самолета я сел в фирменный автобус

Билет до Aksaray обошелся в 6000, потом несколько остановок на трамвае по Divan Yolu (часть названий пишу по памяти, так что…) до Sultanahmet, гордо шагаю по направлению движения трамвая, высматривая по сторонам офисы турфирм. В компании Pamukkale (слева, красная вывеска) прошу билет до Гереме. Девушка-менеджер хлопает честными глазками: ‘Как, Вы собираетесь сами в Каппадокию? Там сейчас очень холодно, везде лежит снег. Вам там будет очень тяжело передвигаться. Возьмите лучше нашу трехдневную автобусную экскурсию. Мы покажем Вам… '. Знаем-знаем. Уже не первый раз в Турции. В итоге билет на ночной автобус обошелся в 25000. Цены в турфирмах, особенно на Divan Yolu, процентов на 10—20 больше, чем на автостанции, но включают free service bus to Otogar, который заберет меня прямо от офиса. Достоинство Pamukkale: если вы едете на юг, то автобус переправляют через залив Мраморного моря на пароме, а многие другие компании едут кругом, что дольше и менее интересно. Бросив рюкзак в этом же офисе, отправляюсь на поиски LP.

Отступление номер один. Про Lonely Planet.

Я использовал седьмую редакцию LP Turkey, следующая выходит в середине 2003 г. Действительно волшебная книжка, хотя некоторая информация устарела. С сайта LP можно скачать upgrade, но он тоже какой-то совсем неполный. Очень не понравилась информация по некоторым второстепенным городкам (особенно у них не получился Аксарай), но все равно качество информации значительно превышает все известные мне русскоязычные путеводители. В последние годы стали шлепать очень неплохие Rough Guide, по объему они даже превосходят LP, правда достигается это за счет исторической и культурологической части. В самой Турции книжицы можно купить в Стамбуле на Divan Yolu напротив Tourist Office (дорого), в магазинчиках на Istiklal Caddesi (хорошие цены, бывают secondhand), а также по всей Турции в книжных лавках (иногда при хостелах или пансионах), где их сдают/меняют уезжающие из страны туристы. Стоит заметить, что встречаются магазины с LP совсем редко. Великолепная инфа про Стамбул в нашей Афише.

Долго пытался отвлечь продавца книжного магазина от спора с неким швейцарцем на тему Иракского кризиса, как выяснилось, зря, т. к. LP у него finished . Поплелся в сторону Галаты и Istiklal Caddesi, где и приобрел новый LP за $22. Времени до отъезда было еще более чем достаточно, но вот вся культурная программа на этот день полностью провалилась (хотел еще разок пройтись по знакомым с прошлого года местам). Подкрепившись за 10000 в «Cennet», известном среди туристов благодаря своему выгоднейшему расположению и имитации восточного колорита, прихожу в свой офис за 2 минуты до назначенного времени, через 30 секунд подъезжает минибус, в котором уже сидят японец, кореец и корейка, все 20—23 лет. Причем нетипичные: у японца вообще не было фотоаппарата, корейцы же приехали из Румынии, где изучали язык (специализация у них такая). На самом большом в Европе автовокзале (otogar) нам предлагают подождать часок, который я с пользой потратил на составление ближайшего маршрута и опустошение запасов чая компании Памуккале, которым они поили бесплатно. Попутно выяснил, что мои восточные друзья едут в Учхисар, договариваемся там встретиться, если карты лягут. Не легли. В девять часов вечера автобус берет курс на восток, в край марсианских ландшафтов и христианских скальных церквей.

Отступление номер два. Про междугородный транспорт.

Все автобусы — Мерседесы или Mitsubishi 1998—2003 годов выпуска. Множество конкурирующих транспортных компаний, предлагающих примерно одинаковый сервис. Вдоль побережья и в горах иногда даже на средние расстояния (~200 км) ходят небольшие автобусы, они чуть менее комфортны. Автобусная сеть в Турции потрясает воображение. Обычно автобусы ходят в очень удобное время. Расписаний обычно нигде не вывешено, но все узнается в офисах компаний, которых от 5 до 150 на любом отогаре. Некоторые стоимости: Стамбул-Гёреме — 25000, Аксарай-Алания 20000, Бурса-Стамбул — 8000, Памуккале — Бурса — 16000. Вдоль побережья из-за гор передвигаться медленнее и дороже, иногда цены в туристических центрах могут быть значительно выше, чем в соседних городах. Поторговаться можно, особенно если у вас есть студенческая карточка, в половине случаев можно получить скидку 10—20%. Во время длительных переездов пассажирам предлагают чай-кофе-кексы-шоколадки-воду. На некоторых заправках (Petro) бывает бесплатный чай. Туалеты в автобусах почему-то всегда закрыты, но больше всего меня удивило то, что строго-настрого запрещено пользоваться мобильниками. Причину выяснить мне не удалось из-за полного незнания языков кем-либо из водителей или стюардов

Погружение. Гёреме, Ортахисар, Ургюп. 25 января.

Своей «базой» я выбрал Гёреме, т. к. эта деревня находится в самом центре области, насыщенной иноземными скальными образованиями; оттуда удобно делать короткие радиальные вылазки по другим городкам Каппадокии. А еще Гереме может похвастаться отличной туристической инфраструктурой: поиск пансиона, ресторана, проката велосипедов, скутеров и машин, покупка организованного тура по Каппадокии или в восточные районы страны здесь не проблема. Многие бэкпэкеры останавливаются в Учхисаре, однако там целевой аудиторией во всех заведениях являются франкоговорящие туристы, к коим я никак не отношусь.

В поисках пансиона я решил положиться на волю Аллаха, и пошел куда глаза глядят. Глаза глядели все время вверх, и идти с тяжелым рюкзаком было очень тяжко (это в первый день с непривычки). Потом глаза заметили сидящего на дороге двортерьера, деловито виляющего хвостом и поворотом головы приглашающего идти за ним. А почему бы нет? И эта псина привела меня во дворик Kelebek Pension, где я и поселился в одном из выдолбленных внутри туфовых конусов (8000 в день). Малюсенькое окошко выходило на одну из лунных долин, а с террасы открывался почти панорамный вид.

Желая сразу ‘с головой' окунуться в местные красоты, беру рядом с otogar на 6 часов велосипед за 12000. В виде залога я отдал свой старый аннулированный загранпаспорт, а вообще им достаточно любой карточки с фотографией. Турецкий MountinBike был на ходу, даже тормоза и переключатели работали, что удивительно при его на редкость обшарпанном виде. Двигаюсь в направлении Gereme Open Air Museum, но туда не сворачиваю, а еду дальше в Ургюп. Примерно через полчаса понимаю, в какую авантюру ввязался. Ночной переезд, перелет, горная дорога действительно утомили меня. Забегая вперед, отмечу, что 50 км. за этот день дались мне как 150 в нормальном состоянии. Так что могу рекомендовать только тренированным, хотя, конечно, мобильность потрясающая. Можно, конечно, взять мотоцикл или скутер, но это уже привязка к дороге…

По дороге в Ургюп проезжаю мимо двух отдельно стоящих конусов с нахлобученными сверху булыжниками, надолго останавливаюсь около них, еще не представляя, ЧТО ждет меня завтра…

Ургюп запомнился сувенирной лавкой, в которой за 250 тыс. лир я прикупил у пожилой турчанки маленький такой конус с камешком наверху (такой же стоит 3 млн. в Аксарае); парнишкой из этой лавки, который провел меня в действующую католическую церковь; горой, за вход куда с меня потребовали 1500, а тот же парнишка провел бесплатно через какой-то подземный ход (напомню, что сувенир стоил 250).

Проведя минут сорок в случайно обнаруженном Turasan Winery в западной части города (дешево и прилично), покатился на Запад в Ортахисар. Эта деревня знаменита своей горой-крепостью (кале), которая когда-то была открыта для туристов, я же обнаружил там только амбарные замки на воротах и разгромленный билетный киоск. Грустно.

В Гереме я вернулся за час до времени сдачи байка, но сил уже не было абсолютно, так что после сытного ужина я купил себе разных цитрусов (по $0,3 за килограмм, потом жалел, что сильно переплатил, т. к. на побережье все это можно рвать с деревьев), поболтался часок по городу и, как только стемнело, пошел в свой пансион. Там вместе с компанией итальянок и сумасшедшим ирландцем учили двух хозяйских собак щелкать выключателем на террасе по команде ‘свет', на что перевели две упаковки йогуртов и все мясо с огромной итальянской пиццы из ближайшей забегаловки (голодный ирландец при этом сам вызвался щелкать выключателем хоть всю ночь). От пива и апельсинов наши подопытные, к счастью, отказались.

Жизнь Троглодитов. Pigeon Valley, Учхисар. 26 января.

Совсем не позавтракав, я по уже знакомой дороге побежал в ’Gereme Open- Air Museum’. Причем побежал в самом прямом смысле — температура была более чем бодрящая, кое-где виднелась корка льда, впрочем, растаявшая почти с первыми лучами солнца. Еще до официального открытия музея, уговорив охранника, я облазил половину этой главной достопримечательности Гереме. Открытый музей — это небольшая долина, примерно десяток-полтора высеченных в скалах церквей с частично сохранившимися христианскими росписями, вписанные в классический ландшафт Каппадокии. Когда-то здесь, в этих труднодоступных ущельях, на высоте нескольких метров от земли, последователи новой молодой религии нашли убежище. Их жилища были практически неприступны, ведь стоит убрать шаткую деревянную лестницу — и никто из внешнего мира не в силах угрожать им. И только землетрясения и естественное разрушение мягких горных пород могли омрачать их мирное существование. В некоторых церквях сохранились раннехристианские росписи, а в одной есть такой забавный зверек выполненный красной краской, напомнивший мне моё первое и последнее художественной полотно — ‘Я и моя собака'. Мне тогда было года четыре. На стенах особенно часто можно увидеть св. Георгия (будучи жителем Москвы, я воспринимаю это примерно как ‘здесь был Юра'). Часов в 10 в церкви потянулись стайки корейцев, так что порой они полностью загораживали в церквях тот мистический свет, что шел от входных дверей, а часто этот свет был единственным. Да к тому же пища духовная почему-то справлялась с чувством голода значительно хуже, нежели хороший ломоть сырно-мясного пирога с чашечкой горячего чая.

На этот день у меня было намечено исследование юго-восточного направления, причем уже пешком. Голубиная долина соединяет Гёреме и Учхисар, два крупнейших туристических центра Каппадокии, так что малолюдной ее назвать нельзя. Но в январе, вполне можно пройти всю долину, не встретив ни единой живой души. Вдоль всего маршрута идет несколько хорошо утоптанных тропинок, так что заблудиться там невозможно. Есть одно забавное место, где приходится прыгать через неширокую расщелину глубиной метров 8, да один 20-метровый ход под скалой, куда надо нырнуть вслед за мелким ручьем. Под скалу я забираться сначала не захотел, и попробовал найти другой проход, для чего забрался на один из стоящих на дне ущелья конусов. Дорогу я не увидел, но вид ущелья с высоты холма просто расплющил меня своим инопланетным очарованием. Все-таки нежно-кремовые лунные холмы на дне в окружении темных марсианских скал и сад с райскими птицами вдоль ручья — это красиво! Проведя минут тридцать в медитации на вершине холма, увидел одиноко бредущего турка, да и солнце скрылось за одинокую тучку. Решив, что это Знак, начинаю спускаться вниз. Но за все хорошее надо платить, и расплата пришла в виде какого-то очень тонкого каменного штыря, торчавшего из этого конуса. Когда до земли оставалось метра два, я, теряя равновесие, схватился за этот штырь, точнее даже как-то неловко, но с душой ударил по нему ладонью. Нет бы просто спрыгнуть, так нет же… Итог — почти что дырка в ладони. Рану надо срочно обработать. Решил выбираться к людям. До Гёреме, как и до Учхисара, минимум полчаса пути, а наверху, прямо над головой — какие-то туристские группы. Решив, что там, где туристы — там и спирт, начинаю забираться наверх. Стоит ли говорить, что подъем занял у меня значительно больше, чем полчаса? Какие-то там неправильные склоны, они просто осыпаются под ногами. Наградой за мои старания было какое-то туристическое заведение, где я сразу же заказал стакан раки (кто не в курсе — анисовая водка, которая, будучи разбавленной водой, становится неприятной мутной белой жидкостью), половину выпил для храбрости, вторую половину использовал по назначению — для дезинфекции дырки в ладони.

Отступление номер три. Про спиртные напитки.

Дегустация спиртных напитков для меня не была делом первоочередной важности, но все-таки нельзя не затронуть этот столь важный для таинственной русской души вопрос. Хоть большинство населения — правоверные мусульмане, но ‘все пьют анисовую ракию и более привычное, с фонетически безупречным написанием — votka, kanyak. Стакан по-ихнему — бардак, тарелка — табак. Родная лингвистика: водки бардак да селедки табак'. Ни первое, ни второе, ни третье внимания, на мой взгляд, не заслуживает. С винами чуть получше, по крайне мере каппадокийские мне понравились, они дешевые и совсем не противные. Пиво хорошее, но… только одно, а именно Efes. Мы то, конечно, не знаем, что Efes бывает светлый, крепленый, портер и еще несколько видов, но все это — Efes, и в итоге надоедает. Хотя пиво очень хорошее. Во многих заведениях приносят бутылочный Efes, тоже значительно лучше того, что варят в Москве. Несколько западных производителей имеют заводы в Турции (Carlsberg, Miller), так что их тоже можно найти в магазинах. Импортного же я ни разу не видел (должно быть, не там искал…, да и не искал вообще…). Местные законы запрещают появляться на улице со спиртным, и за этим в некоторых городах действительно следят. Кстати, пьяных турков я видел только в Стамбуле на стене Феодосия, но об этом позже.

Прошагав оставшиеся 3 километра по дороге под жарящим январским солнцем (в футболке было вполне комфортно), я попал во французский городок Учхисар у подножия Кале. Здесь, казалось, турецкий просто забыт. Даже курицы, бегающие по дороге и мирно кричащий на прохожих осел, собака, неизвестно как попавшая на площадку метр на метр на вершине одиноко стоящей башни и белые голубки на веревочках — все выглядело почему-то совсем по-европейски. Только теснящие друг друга обшарпанные дома и песня муэдзина говорили об ‘азиатскости' этого места, да изредка восточный колорит картине придавали женщины в национальных панталонах (кстати, по-турецки ‘панталоны' — это просто брюки или штаны).

Вход на высокую гору, превращенную в крепость, стоил 2000 для студентов. Эта гора — высочайшая точка Каппадокии (точнее, района, интересующего туристов), с захватывающей дух панорамой и сувенирными магазинами (довольно дешевыми) на входе. Отсюда видны все деревушки, дороги, ослепительная снежная шапка вулкана Эрджияс и пылающие всеми оттенками оранжевого в лучах вечернего солнца диковинные цветы из Rose Valley на востоке, плато с неизвестным мне названием на севере, южные равнины, Невшехир на Западе, ‘A view to die for,' — говорит в таких случаях LP.

В сущности, жители Каппадокии раньше ничем не отличались от муравьев. Это не надо доказывать — достаточно лишь сравнить гору в Учхисаре и упавшую старую сосну в наших лесах. Только в мягкий туф ‘вгрызаться' легче.

Обратный путь в Гереме, тоже пешком, показался гораздо короче, все-таки Гереме ниже Учхисара, да и обходные пути искать не пришлось — я держался ручья и нырнул-таки за ним в туннель. Там было грязно, мрачно, мокро и гулко.

На ужин у меня был запланирован марш-бросок в область Пашабаг, что рядом с деревушками Zelve и Aktepe. Выйдя из Гереме, практически сразу застопил машину, и уже через 7—8 минут меня высадили на повороте к Valley of the Fairy Chimneys (>Peribacalar Vadisi по-турецки). До заката оставалось еще два часа, и я свернул с дороги. Вдоль дороги каждый клочок земли засажен маленькими кустиками, я думаю, что это арбузы. Здесь много необычных, даже по меркам Каппадокии, видов. Один из самых неестественных — это огромный булыжник на тонкой-тонкой туфовой ножке прямо около дороги справа, немного не доезжая до основного скопления Fairy Chimneys. Этот булыжник я много раз видел на проспектах разных турфирм. А ярко-желтый в лучах вечернего солнца лес столбов с базальтовыми шляпками, фантастически сросшиеся по двое, по трое ‘грибы' — это вообще ирреальное зрелище не из нашего мира. Толпы людей приезжают сюда, чтобы, расположившись на белоснежном гребне, созерцать это природное Чудо.

После захода солнца поймал попутку до Гереме (причем я обнаглел уже до такой степени, что даже не стопил старые развалюхи, ведь в новых машинах и быстрее, и люди интереснее, и денег точно не попросят), кстати, нашу ‘десятку' (может, лучше развалюха, а?). Дорогой, за целых 6 долларов, ужин в Orient Restaurant, прогулка по Гёреме и немного за его пределы — и спать! Делать здесь вечерами просто нечего, город вымирает. Летом, когда много туристов, наверное, повеселее, а сейчас лишь изредка увидишь на неосвещенной дороге одиноко скучающего бэкпэкера…

Дорога в неизвестность.Невшехир, Деринкую, Аксарай. 27 января.

Минибусы до Невшехира, крупнейшего города Каппадокии, отправляется из Гёреме каждые полчаса. Автовокзал города находился в полутора километрах к северу от туристского офиса, около которого меня высадили из маршрутки. Сам город — типичная турецкая пыльная дыра, перевалочный пункт. На стенах расклеены плакаты, на которых изображен Кипр, на турецкой части почему-то красная пятиконечная звезда и лозунг, наверное типа ‘дадим отпор греческим оккупантам'. Заглянув в турофис, я выяснил расписание автобусов до Аксарая, а также до Деринкую. Выяснилось, что в Деринкую минибусы ходят прямо от офиса каждые сорок минут, а в Аксарай — раз в 2 часа с otogar.

Деринкую известен своим подземным городом, самым большим из четырех, доступных посетителям. Автобус из Невшехира проезжает еще один — в Kaymakli, но он совсем маленький и, говорят, неинтересный. Но я не испытал восторга и в Деринкую, где узкие ходы соединяют десятки помещений, где есть подземные конюшни, церковь, школа, многочисленные хранилища продовольствия (город должен был достаточно долго служить незаметным укрытием для населявших его христиан). Подземелья выглядят просто блекло по сравнению с пышной мрачностью соляных копий польской Велички.

Еще в Деринкую есть две романские церкви, притом одна из них просто закрыта, а к другой пристроен минарет, и называется она, соответственно, Cami (джами — мечеть). Из города часто ездят минибусы в Нигде. Похоже, Турция — единственная страна в мире, где общественный транспорт ходит в Никуда, и в этом Нигде живут вполне обычные нигдешные (?) люди. Просто мистика.

Но, так как мне совсем не хотелось пропасть в Неизвестности, я вернулся в Невшехир, откуда, пройдя пешком полтора километра до автостанции, уехал в Аксарай (1,5 часа, 65 км.).

В Аксарае я впервые столкнулся с небрежностью в LP. По данному там описанию невозможно сразу сообразить, куда идти и что смотреть. Тем более, сейчас междугородный транспорт обычно прибывает на новый современный автовокзал на окраине города, в путеводителе этот автовокзал вообще не упоминается. Так вот, вписавшись в простой пансиончик за 6 долларов, пошел знакомиться с городом. Раньше я слышал только про падающий минарет, такой восточный аналог Пизанской башни. Действительно, мощный минарет очень необычной архитектуры значительно накренился, однако его накрепко привязали к соседним домам металлическими тросами, что сразу лишило этот минарет изящества и привлекательности. Еще заслуживает внимания Ulu Cami в самом центре города, а самая главная достопримечательность — это забавная статуя Ататюрка насыщенно-зеленого цвета. В Аксарае в Apple Pastanesi впервые оценил настоящую баклаву и еще какие-то сладости, приготовленные на основе великолепного турецкого меда. Здесь готовят отличный кофе (я заметил, что там, где кофе хороший, висят рекламки итальянского Lavazza; наверное, ничего другого не знают). В целом город не понравился — сырой он, дождливый, неприветливый… В Aksaray Pansion (10000) мужичок два часа пытался установить газовый баллон для нагрева воды. Пришлось ложиться спать немытому. Значит, такова была воля Аллаха…

Здесь снимали Звездные Войны (По данным гидов. Г-н Дж. Лукас эти сообщения опровергает) Аксарай, Ихлара. 28 января.

Начинался день сосем безрадостно. Выяснилось, что первый автобус в Селиме и Ихлару, где находится некое ущелье дивной красоты, отправляется в 11 дня, причем этот же автобус выезжает из Ихлары обратно в час дня, другого транспорта нет. Заметив человека с рюкзаком, из какой-то конторы на автовокзале (старом) выскочил толстяк в жилетке и начал впаривать мне такси за 40 млн. Раз пять я вежливо отказался, потом отказался еще три раза, потом перестал с ним говорить вообще. Он размахивал руками, бился головой о стену и клялся всеми известными ему богами о том, что в Ихларе ‘ no bus, no taxi, no hotel, no restaurants…' Цена уже упала до 30 миллионов. Если скидывает — значит не все так плохо, какой-нибудь транспорт там ходит. Да еще LP говорит, что там есть несколько пансионов, которые, правда, работают летом. С такими мыслями я сел в шестнадцатиместную маршрутку, в которой, помимо меня, было еще 22 человека. В Ихлару я приехал изрядно помятый и приунывший, так как по дороге нам встретилась всего ОДНА встречная машина, и, соответственно, надежда застопить что-нибудь угасала…

В Ихларе (деревня, причем не очень туристская) мне сказали, что вход в ущелье в 1,5 километрах к северу, и мне пришлось топать туда. На самом деле должен быть где-то вход и в самой Ихларе, только искать времени совсем не было. Тут мне повезло: меня догнал джип с десятком австралийских студентов внутри (внутри — это не совсем точно, потому что в шестиместную машину полностью все влезть не смогли и отдельные части тела вылезали наружу. Как в анекдоте: она была прекрасно сложена, но одна нога слегка торчала из чемодана…). Студент студента на дороге не бросит, но места не было. Пришлось лезть в багажник, который, собственно, просто отгороженная сеткой часть салона для перевозки грузов. Там было мягко, светло и просторно, и в глазах австралийцев я мог прочесть зависть. Поблагодарив их, я рванул вниз (за вход содрали тыщу). Я все еще надеялся вернуться в город сегодня, так что длинный маршрут в 18 км. пришлось отмести. В результате дошел почти до деревни Belisirma и обратно, всего 9 км.

Стремительная горная река со студеной водой, скальные церкви, но главное — сами стены каньона. Абсолютно неприступные, зеленых и коричневых оттенков, причудливой формы, с наклонными гигантскими пластами различных пород, они просто расплющили меня, отключили все чувства, кроме бесконечного счастья от осознания, что я вижу все это.Представьте себе нагромождения исполинских валунов размером с трехэтажный дом каждый, бурлящий поток с порогами и водоворотами, одинокие деревья, примостившиеся между камнями где-то в небольших впадинах на высоте полусотни метров, и при этом вокруг нет ни души! Стайка корейцев — не в счет, их прогнали по тропе за час и загнали в очередной ресторан наверху. Они не пытались подняться на стену, откуда ущелье видно, как на ладони, но только до следующего крутого поворота; не сидели на камне посреди реки, свесив ноги в ледяной водоворот; не переходили реку вброд (это было сумасшествием — там действительно очень быстрое течение, и я со страхом думаю что было бы, если бы я соскользнул с одного из чуть скрытых под водой булыжников, а место, где можно перейти реку, не считая мостов, ;-)) только одно — как раз посередине между Ихларой и Belisirma). Короче, это было кульминацией всей поездки.

Через несколько часов все же пришлось вернуться к суровой реальности и искать способ вернуться обратно в Аксарай. Общественный транспорт исключался, так что надо было надеяться на попутки. Ознакомившись с картой местности, я решил все-таки идти по дороге в сторону Селиме, так как изредка натыканные по сторонам дороги домики увеличивали вероятность быть подобранным. За сорок минут — ни одной машины. Начал опускаться туман, хотя потом я понял, что это просто налетело облако, причем ледяное и очень плотное. Видимость — метра четыре. Так что то, что меня в итоге заметили и подобрали — просто счастливое стечение обстоятельств. Здесь чуть ли не в первый раз я услышал в Турции русскую речь (торгаши, конечно, не в счет), хоть и не очень членораздельную. Мужичок когда-то работал в России на стройке. До города меня довезли, но попросили оплатить бензин. Первый и последний раз в Турции. Отдал ему 4 миллиона, чем осчастливил его минимум на сутки. Все равно получилось в 5 раз дешевле, чем на такси. Сразу же на вокзале купил билет до Алании (туда ночные автобусы ездят через Анталию, 20000), перетащил вещи из пансиона в офис компании, который был недалеко за otogar, и отправился чуть подкрепиться. Делать в городе было абсолютно нечего, пришлось перекапывать всю почту за последнюю неделю. В итоге к офису пришел за час до отправления автобуса. Еще издали ко мне бросились какие-то ребята в пиджаках, почти что силой запихали в минибус, туда же бросили рюкзак. Причем без объяснений. Выяснилось, что автобус идет с нового otogara, в двадцати минутах езды от старого. Оказывается, фирменный shuttle-bus Aksaray Seyahat уже уехал, и меня они отправили на обыкновенной городской маршрутке, наказав водителю высадить неразумного меня на нужной платформе и проследить, чтобы не улизнул до подхода большого автобуса.

Город пиратов. Алания, Манавгат. 29 января.

Автостанция в Алании расположена в стороне от центра города, но большинство компаний предлагают своим пассажирам бесплатный shuttle bus в центр города. Такой bus высадил меня около Большого Базара, который отличается от второстепенных московских рынков разве что прилипчивостью продавцов и ориентацией на европейских пенсионеров (почему-то всякие немки очень любят покупать шмотки с надписями типа ‘Mrs. Sixty'). А потом была дорога к знаменитой аланийской крепости, шок от зрелых апельсинов на деревьях в январе, чай в турофисе, куда я заглянул бросить рюкзак и лишнюю одежду. Когда-то главный порт Империи Сельджуков, сейчас Алания могла бы быть обыкновенным курортным городком. И все-таки сюда стоит заехать хотя бы на полдня. Дело в средневековой крепости, красивейшей из всех виденных мною в Турции. Оплетающая кольцами своих стен скалу дивной красоты, она видна с побережья Akdeniz, как называют турки Средиземное море, на расстоянии нескольких километров. Осмотр города я начал с городской гавани и KizilKule, потом, проигнорировав заманчивые таблички Kale, прошел вдоль побережья по крепостной стене до турецкого Арсенала. Честно говоря, не представляю, как выглядит это здание со стороны, а его крыша — это такие забавные оранжевые волны из штукатурки с небольшими окошками. Рядом — полуразвалившаяся судоверфь. Похоже, когда-то тропинка сюда была перекрыта, местами даже видны обрывки красной запрещающей проход ленточки. Сейчас же никто не помешает посидеть здесь часок с бутылочкой Эфеса, свесив ноги с крыши арсенала и наблюдая за неспешной жизнью города и гавани. Вот только какая-то помойка рядом слегка напрягает.

Потом была двухкилометровая дорога в Ич Кале, часть крепости на самой вершине скалы, часовой летний дождь, возвращение в город, обед на набережной за 5 долларов, автобус до Манавгата с целью заночевать там и утром посмотреть водопад на одноименной реке, либо пересесть на автобус до Анталии. Ни тот, ни другой вариант не были реализованы, потому что накатившая в автобусе усталость заставила меня срочно искать место для ночлега, а не сработавший вовремя будильник исключил поездку на природу.

Самый Русский Город Манавгат, Анталия. 30 января.

Начался день необычно поздно, часов в 10 утра. Не завтракая, первым автобусом покидаю этот показавшийся мне серым и неинтересным Манавгат и через некоторое время высаживаюсь на otogar в Анталии, откуда скрипящий всеми движущимися частями долмуш довез меня до центра города, Kaleici. В этом старом, в основном пешеходном райончике или около него находится основная часть достопримечательностей Анталии, а если учесть огромное количество пансиончиков и ресторанов, которые занимают почти все дома, кроме нескольких отвоеванных ковровыми и сувенирными лавками, то выбор района ночевки очевиден. В рекомендованном LP Ozmen Pansiyon мне предложили комнату с душем, горячей водой и завтраком за 14000. Я согласился, но поймал себя на мысли, что в последние дни я совсем перестал обращать внимание на заведения, не обозначенные в путеводителе. К сожалению, иногда появление значка ‘рекомендовано Lonely Planet' приводит к необоснованному повышению цен или снижению качества.

Ругайте же меня, позорьте и трезвоньте, но Анталия мне очень понравилась. Вылизанный большой город даже без намека на провинциальность, ненапряженные люди, Историческая часть города отлично сосуществует с развлекательной индустрией вдоль побережья и деловыми кварталами к северу от Kaleici. Первоочередные для посещения объекты — Yivli Minare, символ Анталии, ворота Хадриана, городская гавань, известный в России благодаря нашим туристам Археологический музей (ехать на трамвае в западном направлении), интересна и очень красива также центральная пешеходная улица с настоящими турецкими бутиками. Вообще-то весь район Kaleici можно назвать большим музеем, так как здесь, насколько я понял, давно запретили менять архитектурный облик фасадов домов. Зимой владельцы ресторанов и разных лавок совсем не избалованы вниманием туристов, так что цены были среднетурецкие, да и отношение к ‘белым' было крайне доброжелательное. И еще порадовал нестандартный подход к маркетингу и конкуренции: в минуте ходьбы от Burger King я нашел два местных заведения: Burger Queen и Turkburger

Первую половину дня я провел в осмотре основных достопримечательностей, а потом я случайно увидел… зеркало. Точнее, свое отражение. М-да, это было зрелище достойное фильма ужасов: одна штанина джинсов превратилась в своей нижней части в пять отдельно болтающихся ошметков (последствия попадания в велосипедную цепь в Гёреме), ботинки, которые я нежно оберегал от посягательств со стороны чистильщиков, поменяли свой цвет с темно-коричневого на песочно-серый в черный горошек, на куртке было большое белесое пятно неизвестного происхождения. Неудивительно, что в последнее время я стал ощущать на себе непонятное внимание со стороны официантов в ресторанах и служащих автобусных компаний. Что интересно, такой бомжацкий внешний вид был в порядке вещей для богатых туристов-западников, особенно тех, кто покинул страну постоянного проживания более полугода назад. Короче говоря, вечер было решено посвятить тому самому шоппингу, который c незапамятных времен стал главной ассоциацией со словом Турция. Рискуя нарваться на разнос со стороны наших уважаемых Шоппингауэров, все-таки приведу список того, что я прикупил с указанием цен. Прошу быть снисходительными, ведь все покупалось практически на Анталийской Тверской, в дорогих бутиках, практически без торговли… Итак: носки х/б идеального качества — по 750, футболки белые х/б идеального качества — по 4000, вельветовые джинсы в Colin' s — 25000 с подгонкой длины (скинули треть цены), нечто среднее между толстовкой и х/б свитером под маркой Loft с 25% скидкой — 35000 (в Москве специально нашел такую же — 1500 рублей).

Часиков в 8 плотно поужинал в ресторанчике Sim, что в Kaleici, очень хороший ‘выход продукта' за 11000 тугриков, а потом пошел к морю, причем самым долгим из всех возможных путей. Неспеша посмотрел Kesik Minare, ворота Хадриана, заглянул в местное культовое заведение — Rock Caf real rock club, только для людей с крепкими нервами). Потом прошел вдоль трамвайных путей до площади с монументом, посвященным, наверное, какой-то войне. Я действительно не знаю, в честь чего его воздвигли и надписи я не читал, но постараюсь описать его: это закос под античность наподобие наших Минина и Пожарского. Некий мужик на коне, вроде с каким-то оружием, рядом с ним какие-то обнаженные девицы весьма атлетического телосложения, причем у одной из них в руках… флаг. А самый-то прикол в том, что у этого мужичка в окружении девиц лицо… лидера турецкого освобождения, среднеазиатского Ленина, объекта культа многих поколений турков — Великого, Мудрого и Вечно Живого Мустафы Кемаля Ататюрка!!! С юмором ребята были… А площадь очень красивая, с яркой иллюминацией и полицейской будкой сбоку.

Далее я шел мимо парка и шикарных магазинов, мимо ночных клубов и баров, мимо больших базаров… Но вышел-таки к набережной примерно к 11 вечера. И внезапно осознал, что на море-то — шторм. Идти против ветра стало совершенно невозможно, пришлось применить метод бравого солдата Швейка — идти не по синусоиде, но зигзагами, цепляясь за стоящие лавочки и какие-то длинные растения с мелкими листиками. Вижу небритого мужика, держащего в руках какую-то толстенную веревку, тянущуюся к яхте. По активному движению лицевых мышц понимаю, что он что-то кричит мне, но расслышать, конечно, ничего при таком ветре нереально. Подползаю к нему, он сразу впаривает мне эту веревку и исчезает на своей яхте. Уж не знаю, зачем ему понадобилось натягивать эту веревку, но через минуту он кивком головы поблагодарил меня и я, соответственно, пополз дальше. Но далеко я не ушел: он нагнал меня и через две минуты я уже сидел в каюте этой яхты и пил свежезаваренный чай (капля чая в огромном стакане — специально чтобы не разлить при качке, наверное…). Новый знакомый оказался очень интересным собеседником, несмотря на то, что разговаривать пришлось при помощи трех известных ему иностранных слов: ‘Йес', 'Ноу', 'Вотка', да десятка запомненных мной турецких. Мужичок рассказал, что раньше ловил рыбу (вроде даже на Черном море), но потом в Турции начался туристический бум. Он занял денег и купил себе туристическую яхту, и теперь возит всяких немок по близлежащим заливам. Раньше, говорит, получал кучу денег, быстро отдал долги, но несколько лет назад бизнес прибрали к рукам то ли крупные фирмы, то ли местная братва, приходится большую часть денег отдавать. А чего он делал на яхте ночью — я так и не понял. Вроде бы присматривал за ней чтобы не утонула во время шторма. Домой я добрался к 3 часам ночи. Утром светило солнце, из анталийской бухты вылавливали утонувшую яхту, а с соседнего пансиона ночью сдуло крышу.

В поисках Химеры. Анталия, Кемер, Олимпос. 31 января.

Из Анталии удалось выехать только после полудня. Хозяин пансиона подсказал, что автобусы в западном направлении отправляются от отеля Sheraton, что в нескольких остановках на трамвае от центра.

Отступление номер четыре. Про выспрашивание дороги.

Кроме дураков и дорог, в Турции есть третья беда: дураки, указывающие, какой дорогой идти. Поэтому стандартный алгоритм выспрашивания дороги таков: сначала спрашиваешь трех человек. Если показания совпали — можно идти. Иначе — спрашивать до тех пор, пока число сторонников одного направления не превысит числа сторонников всех остальных направлений в три раза. Тогда тоже можно идти.

Трамвайные пути идут вдоль побережья и симпатичного парка, так что я вылез из трамвая и пошел пешком. Уже около Шератона привязался какой-то тип, который хотел продать мне монетки Евро. До Кемера автобусы ходят очень часто, но высаживают на автотрассе, а не на автостанции. Пешком туда добираться 20 минут. Дурацкий городок, везде сверхтипичные бюргеры-пенсионеры в шортах. Поговорил там с местными, мне сказали, что маршрутки до поворота на Олимпос сюда не заезжают, надо возвращаться на трассу. Показали пригородный автобус, водитель пообещал высадить где надо. Конечно, забыл. Зато я видел все местные отели, столь известные по рекламе. Пришлось поехать на второй круг… К повороту на Олимпос ходят автобусы Cicik Tour, два раза в час, часто переполненные. От поворота на Олимпос до знаменитых отелей на деревьях примерно 8—10 километров, маршрутки в несезон почти не ходят, попутчиков не предвиделось. Пришлось совершенно небюджетно взять такси за 10 миллионов. Зато привезли прямо к дверям гостеприимного Kadir's Tree House, между прочим, лучшего хостела Европы 1999 года.

Этот ‘международный бомжатник' на все сто процентов оправдал мои ожидания. Это достаточно большая территория, огороженная старым, но не сгнившим забором, все постройки — это грубо сколоченные из досок домики, многие висят на старых соснах метрах в пяти от земли. Главный дом, выглядящий солиднее исключительно из-за своих размеров — это ресторан, клуб, бар и ресепшн, а по совместительству — самое большое здание в Олимпосе. Это самое тусовое и шумное место побережья, бэкпэкеры из соседних пансионов часто проводят вечера здесь. В январе здесь было совсем мало народа, но на проводах какого-то новозеландца гуляли до 6 утра, хард-рок сменялся трансом, непостижимым образом перешедшим в тихие песни под гитару и обратно на тяжляк. Сами домики обычно рассчитаны на 4—5 человек, самые классные — конечно без удобств и отопления, просто стены и двухъярусные кровати. Есть и шикарные номера, но это не то… Ребята, работающие в Tree House, поддерживают потрясающую атмосферу свободы и романтики. Каждая из избушек на курьих ножках имеет свое собственное название, заимствованное из культовых фильмов или песен: Hotel California, Stairway to Heaven, The Very Romantic House, Heartbreak Hotel, Strawberry Fields, Bangkok Hilton. На веревках сушится белье, по дорогам с гордым видом ходят курицы, кто-то копается в Интернете, кто-то в гамаке читает LP, дымится шлавная ширская травка…

В Олимпосе я собирался посмотреть ликийские гробницы, искупаться в Средиземном море и посмотреть на таинственные огни в Химерах. Сразу выяснилось, что с последним будут проблемы, потому что пеший поход к Химерам организуется только послезавтра, искать их самому меня отговаривали. К сожалению, в LP тоже не было нормального описания маршрута; знающего дорогу или хоть какого-нибудь попутчика я найти не смог. Пришлось топать одному.

Выйдя из бомжатника в 8 часов, то есть одновременно с закатом, я бодро зашагал по асфальтовой дороге в том направлении, где, по моим представлениям, находятся Химеры. Погода была теплая, абсолютно безветренная, мгла сначала превратила горы в мрачные силуэты, потом и они перестали быть различимыми на фоне беззвездного неба. Тьма стала абсолютной. Включая фонарик лишь изредка, я старался идти на слух вдоль шумящего рядом с дорогой проворного горного потока, стараясь при этом не свалиться в этот самый поток.

Вы когда-нибудь слышали, как орут лягушки? Я всегда считал, что слышал. Вроде не раз бывал на болотах, видел сотенные и тысячные скопления этих симпатичных земноводных. Сейчас я не видел ни одной. Но слышал — наверное миллионы. Сравнивать крики турецких лягух с нашими просто нельзя, это как звук истребителя рядом с ‘запорожцем', как столица и деревня, как цех Челябинского тракторного после тишины больничной палаты, как Black Sabbath после Окуджавы… А тем временем тучи разогнало и началась гроза. Да, именно так: над головой — звезды, а на небольшой полоске облаков на востоке каждые две секунды отсвечиваются далекие разряды.

Засмотревшись на нашу яркую галактику, раскроившую точно пополам турецкое небо, я не заметил, как что-то сначала захлюпало у меня под ногами, потом в ботинках стало немного мокро, а еще через шаг меня чуть не смыло. Исследование местности с помощью фонарика показало, что водяной поток по одному ему известным причинам перекатывался прямо через асфальт на другую сторону дороги. Перебравшись через это неожиданное препятствие, я продолжил путь по дороге в полнейшем одиночестве. Только вдалеке можно было разглядеть одинокие окна, которые, впрочем, погасли ровно в одиннадцать.

К моему величайшему стыду, Химеры я так и не нашел, хотя, я полагаю, был недалеко от них (самая дальняя точка — это указатель ‘Чирали 1 км.', правда, я думаю, с противоположной стороны городка, то есть я прошел сквозь него или обошел вокруг — я не понял или не помню этого). Идти обратно было еще интереснее, потому что батарейки в фонарике скончались как раз в самой дальней точке маршрута. По уже хорошо знакомой дороге я довольно быстро добрался до пересекающей дорогу речки, перешел ее (быть мокрее уже невозможно), и скоро заметил огни Олимпоса. Понаблюдав пару минут за кружащейся вокруг одинокого фонаря стайкой очаровательных вапмирчиков, я продолжил путь и скоро увидел славный Kadir's Tree House, предвещающий теплый душ, крепкий сон на дереве, просушку одежды; но это были мечты: проводы некого Мэттью отмечались со студенческим размахом и завершились они с рассветом.

Я же завалился спать гораздо раньше, часа в три. Лежа в кровати под тремя одеялами, я смог наконец-то рассмотреть свой Harem (так назывался домик) изнутри. Это сооружение, собранное с помощью двух шурупов и четырех гвоздей, и, казалось бы, опасное для здоровья и жизни. Геометрическим и композиционным центром был ствол сосны, стены — это сосновые доски, покрытые подтеками смолы, потолок тоже дощатый с прослойкой из какой-то пленки. Из мебели — три кровати, тумбочка пол- на пол- на полметра, три крючка для одежды, выключатель света и пепельница. Дверь выполняет исключительно декоративную функцию, ибо дыра между ней и стеной позволяет протиснуться внутрь даже борцу сумо средних габаритов; окна, вернее деревянные ставни, закрываются так же плотно. Ночью опять был ураган и ливень; если с защитой от дождя домик справлялся еще достойно, то ветер, совершенно беспрепятственно проникая сквозь доски, разметал мою одежду по всей комнате. Сосна, раскачиваясь, стонала, как под пыткой, ей вторила вся подвешенная на нее конструкция. Спалось отлично.

Статья разбита на нескольких частей. Читайте следующую часть

| 12.04.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий