Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Турция >> Согласование времен (Глава 2)


Забронируй отель в Турции по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Согласование времен (Глава 2)

Турция

Глава 2
Под знаком пещеристых тел

…когда ты невольно вздрагиваешь, чувствуя, как ты мал,
помни: пространство, которому кажется ничего не нужно,
на самом деле нуждается во взгляде со стороны,
в критерии пустоты.
И служить эту службу способен только ты…

И. Бродский
СЕЛИМЕ (Vallée Peristrema)

Для начала нужно было добраться до Аксарая, что мы легко и сделали, сев в долмуш, проходящий мимо пансиона. Через час, в Аксарае, усадив жену с вещами за столик кафе с неизменным чаем в вазочке и купив ей бублик, пошел бродить по площади между автобусами и выяснять возможность попасть в местечко Селиме. Вокруг шла бойкая торговля с передвижных тележек всякой всячиной: от тапочек и трусов до орехов и винограда Местные небольшие автобусы прибывали и куда-то отъезжали, но мне наконец удалось обнаружить пустой автобус с табличкой на лобовом стекле «Ichlara». После долгих распросов смуглого люда выяснил, что он должен отправиться где-то через час, так что было время попить чаю, покурить и повертеть головой в наблюдениях местной жизни.

Главная достопримечательность Селиме — это вырубленный в породе скальный город-монастырь, возвышающийся посередине плоскогорья. Автобус высадил нас около его подножья рядом с 2-х этажным пансионом, с увешанным коврами входом и сидящим в тени террасы хозяином. Полуденное солнце припекало, перед нами возвышалась гора, вся в кавернах и проходах, как головка твердого швейцарского сыра, хозяин шел нам навстречу с улыбкой во всё лицо и над всем этим нависала солнечная тишина.

А дальше потекли часы, ради которых, наверное, и забираешься в подобные уголки земли. Мы долго пили чай, заваренный хозяином на местных травах, необыкновенно вкусный и ароматный (а по уверениям хозяина ещё и целебный), долго беседовали, разложив карту и выясняя возможность ночевки в окрестных поселениях этой довольно пустынной местности. Потом, оставив вещи в пансионе, полезли в гору, обходя пещерные помещения, разветвленные галереи, церкви с колонами и частично сохранившимися фресками. На нижних ярусах этого грандиозного сооружения местные жители, не мудрствуя лукаво, приспособили готовые пещеры для содержания овец, коров и кур, потратившись только на деревянные загородки и двери. Сено, навоз и история были перемешаны с миром и без изысков. И это мне в Турции нравится больше всего, как и ликийские гробницы на побережье в виде части ограждения сада или греческая колонна, подпирающая стену дома. Это европеец падает в обморок, при виде 2000-летнего раритета, а для мусульманина жизнь продолжается: жена готовит, дети растут и всё это рядом с руинами греко-римско-византийской цивилизаций. И что с того ? Жить в истории — это не значит жить, посещая музеи и выставки, а с точностью до наоборот: жить среди и во всём, как бы это не называлось…

Долгое время вокруг не было ни души, пока нас не настиг местный пацан с предложением выступить в роли гида. Мне любой посторонний всегда только мешает, но жена вдруг захотела «экскурсию» и пришлось уступить. Самое интересное, что она оказалась права, потому что парень на удивление толково, на понятном английском, умудрился показать и рассказать нам много интересного. Он провёл нас по пещерам, где делали вино. Для этого в полу были прорублены глубокие колодцы, в которые вёл желоб от чаши, где давили ногами виноград. Показал спальные комнаты с каменными полками, протащил через 10-метровую узкую, вертикальную штольню со ступеньками на смотровую площадку на вершину горы (сами мы вряд ли бы её нашли, а если бы и нашли, то уж точно не полезли), завёл в скрытые от глаз церкви и многое другое. Свои 10 у.е. он безусловно заслужил и мы расстались почти друзьями. Но как оказалось, на этом дело не кончилось. Когда через час мы восседали на веранде пансиона всё с тем же травяным чаем и я уже готовился ловить попутку, чтобы двигаться дальше, неожиданно во двор пансиона въехала машина, из неё вышел наш новый знакомый и, широко улыбаясь, пригласил в авто. Оказывается, услышав от меня, что мы собираемся остановиться на ночь в местечке Белисирма, что в 10 км отсюда, он договорился с другом подбросить нас туда (заодно и заработать). Интересно, что по дороге он мне заговорщицки сообщил, что обычно это стоит 15 млн., но так как мы друзья, то он уговорил друга подвезти нас за 10 млн. Умора, но бизнес хороший.

БЕЛИСИРМА (Belisirma)

Оказалось — потрясающее место. Своего рода — этнографический музей под открытым небом. Дело в том, что эта деревня является конечной точкой стандартных экскурсионных потоков туристов, которые совершают 7 километровый треккинг по Ихларскому ущелью сверху, из поселка Ихлара, куда их привозят на однодневную экскурсию из Каппадокии. Здесь группы обычно обедают в местном ресторане у реки, потом за ними приезжают автобусы (из которых они вышли в Ихларе) и увозят дальше к месту назначения. В самой деревне никто не задерживается и к вечеру в ней остаются только местные жители. Вот здесь мы и решили остановиться и заночевать, чтобы с раннего утра пройти ущелье вверх до Ихлары, навстречу основному движению.

В единственном в деревне пансионе мы оказались одни. Маленькая комнатка на втором этаже с двумя кроватями и отдельным помещением для душа. Жена, правда, придралась к свежести простыней, но выбирать всё равно было не из чего, да и сразу было понятно, что не Hilton. Зато вид из окна был запредельным. Глубокий каньон с рыжими, отвесными 300-метровыми стенами, изрытыми неизменными пещерными жилищами первохристиан, полоска реки внизу, укрытая пирамидальными деревьями и разбросанные по ущелью домишки завораживали взгляд какой-то средневековой утопией.

Остаток дня мы нагулялись, насмотрелись и отужинали по полной программе. Деревня жила своей жизнью. Смешные ушастые ослики везли по крутым улочкам детей, хворост и корзины с яблоками. На обочине дороги турчанка подкладывала хворост в костёр, на котором в огромном плоском чане полутораметрового диаметра что-то варилось и булькало. Стайки смуглых, смешливых школьниц кричали нам: «Hello !», а чумазый пацаненок корчил рожи перед объективом фотоаппарата и записывал адрес в моём блокноте, рассчитывая на обещанную фотографию. Спустившись на дно каньона, к реке, мы забрели в яблоневый сад, где молодые турчанки угостили нас розовыми яблоками. А когда стало темнеть, направились в ресторан. Столики были расставлены под открытым небом вдоль реки, мы были единственными посетителями и хозяин принял нас, как дорогих гостей. Я в таких местах никогда не спрашиваю меню и не интересуюсь ценой, потому что знаю: что бы ты не заказал в живой беседе с официантом или владельцем заведения, тебе принесут всё отменного качества, а больше, чем на 10 у.е. ты всё равно ничего не съешь. Исключений, я опять же не знаю: здесь не раскрученное побережье и не рестораны 5*-отелей. Что мы ели ? Опять же, что диктует место пребывания. Это была жареная речная форель (traut), выловленная детьми хозяина (он нам показал её, принеся в судке), картофельные чипсы и салат. Когда совсем стемнело, хозяин принёс свечи на стол и с гордостью сообщил, что к лету здесь будет проведено электричество и возведена крыша от дождя. А пока у ног шумела речка, колебалось пламя свечи, жена смеялась и куталась в теплую куртку, дымились чашечки кофе, черное небо над головой заполнялось звёздами и вспоминались любимые строчки братьев Стругацких: «Счастье всем даром и чтоб никто не ушел обиженным…»

ДОРОГА В КАППАДОКИЮ

… и наступило утро. Тот, кто когда-нибудь просыпался в горах до восхода солнца, тот сможет представить себе эту восхитительную гулкость каменного мира в ожидании тепла и света. Пошёл гулять по ещё спящей деревне. Метрах в ста внизу бежала река, неказистые домики лепились у подножия рыжих скал с черными отверстиями бывших жилищ византийских монахов. Кстати, в том же очерке Марка Печерского «Каппадокия» я вычитал об одной интересной особенности этой местности. «Дело в том, — пишет Печерский, — что в более поздние времена в Ихларскую долину удалялись не только христианские мудрецы-отшельники, но и… мусульманские ! Иногда в соседние кельи-пещеры. Подобные, дверь в дверь, соседства мировых религий — невероятная редкость ! Собственно, кроме Ихларской долины я знаю только об одном: раскопанном на территории Сирии здании, где одна комната была древней синагогой, другая — раннехристианскй церковью».

Нагулявшись по окрестностям, разбудил жену, мы позавтракали и двинулись вверх по ущелью. Эти «официальные» 5—6 км по дну ущелья до Селиме оставляют двойственное впечатление. С одной стороны, красоты и экзотики там — выше крыши ! Тропа проложена вдоль горной реки, отвесные стометровые скалы изрыты жилищами отшельников и вырубленными в толще породы кельями и церквями. Птички поют, река шумит, скалы вздымаются и всё такое.. Но всё хожено-перехожено, на каждом углу указатели с названиями пещерных церквей, куда нужно карабкаться по вытоптанным тропинкам, оборудованные места отдыха с лавочками и урнами, проложенные металлические лестницы в проблематичных или наиболее зрелищных местах. К тому же навстречу стали попадаться толпы туристов, в основном немцев пенсионного возраста и даже… наряды патрулирующих жандармов.

Часа через два ущелье стало расширяться и уплощаться и сразу же появились виноградники и яблоневые сады, а впереди показались первые дома. В конце пути объявился небольшой водопад и лестница к плоской вершине. Наверху уже нас ждал небольшой магазинчик с напитками и кондитерскими изделиями и асфальтированная дорога в поселок. Это и была Ихлара. Теперь предстояло из неё выбираться. Проще всего было попасть на рейсовом автобусе снова в Аксарай, но возвращаться не хотелось. Альтернатива же оставалась только одна: добираться на попутках до Деринкуе, а оттуда уже на автобусе в Невшихир. Но для начала нужно было где-то расположиться, отдохнуть, выпить чаю, перекусить и распросить местных мужиков о путях-дорогах. С первым пунктом мы благополучно справились, а вот со вторым все получилось, как всегда: стоило задать вопрос одному, как, откуда ни возмись, появились ещё три-четыре собеседника и пошло-поехало … Через 20 минут и трёх вазочек чая я понял, что (а) местные автобусы ходят только в Аксарай, (б) такси везут за какие-то чумовые деньги и (в) попутки в нужном нам направлении если и ходят, то с интервалом одна машина в час и без гарантий, что подвезут в нужном направлении. Тупиковая какая-то деревня оказалась. Что в таком случае делает «настоящий бэкпэкер» ? Правильно: посылает всех и вся, взваливает манатки на спину и идет в нужном ему направлении, шевеля губами и общаясь уже только со своим ангелом-хранителем. Женушка моя поняла, что автобус на сегодня отменяется и вспомнила, что она женщина, т. е. обозначила раздражение и недовольство. Но через 10 минут угомонилась и обреченно пошла следом.

Через полчаса мы неожиданно оказались в незапланированном месте: так легла карта. Этот день был вообще полон неожиданностей, игрой случая, заполнен дорогой, попутками, автобусами и постепенно наваливающейся усталостью. А пока мы поймали машину и за 5 млн. TL доехали до Гюзельюрта (Gǘzelyurt), вокруг которого, по описанию LP, имелись старые православные церкви, переделанные в мечети, красивые окрестности и сады, но меня заботила только дорога. Поэтому, расположившись за столиками кафе прямо на центральной площади, выпили чай с гёзлеме, собрались и снова вышли на дорогу. Три км до перекрестка на Деринкуе (Derinkuyu) нас подбросил сердобольный локал. Машина уехала и мы опять остались одни: ровная степь, перекрестье дорог и… ни одной машины — 5, 10, 15 минут. Пейзаж тот же. Сколько мы еще так простоим ? И тут появляется легковушка, останавливается и нас везут прямо до места: до Деринкуе. Самое интересное, что за 40 км пути денег с нас не взяли. Я так понял, что пассажир машины был какой-то турецкий профессор, который ехал в том же направлении и просто подвёз безвозмездно бедолаг-туристов. В Турции и такое бывает .

Деринкуе — это посёлок в степи с древним подземным многоэтажным городом, уходящим в глубину на 50 м ! Воображение, конечно, тебя опрокидывает и зашкаливает: это же сколько нужно было рыть и копать, выносить грунт на поверхность (и куда они его девали ?), строить и возводить, чтобы 6 000 человек (!) могло одновременно уйти под землю в случае опасности !!! И не просто спрятаться, а жить — пользоваться вентиляционными шахтами, канализацией, колодцами, запасами зерна и продуктов, молиться в церквях и учить детей в школах с бассейном !!! Что-то здесь явно не то. И какая к черту опасность, если совершенно справедливо в своем очерке «Каппадокия» Николай Чуксин задает добрый десяток вопросов о происхождении и назначении этих гигантских подземных городов, на которые нет разумных ответов. Например, что это за убежища от многочисленных врагов, если те же хетты или сельджуки приходили на эту землю не грабить, а завоевывать и осваивать территорию (а местные так и сидели, что ли, под землей ?). Не говоря уже о том, что совершенно непонятно, как готовилась пища для тысяч людей, куда девался дым от очагов, как отправлялись их естественные надобности и что это за канализация такая была продумана на глубине 20—40 метров ???

Сейчас там прибрано, проведено освещение, проложены маршруты для туристов — вверх-вниз по этажам, вправо-влево по туннелям — и разноязычные возгласы удивления, страха и восхищения разносятся по переходам и помещениям. Лишний раз убеждаешься, что если это на самом деле дело рук Homo Sapiens, то неймется ему на этой земле по полной программе…

Выйдя на поверхность земли, взяли билет на автостанции до Невшихира (Nevsehir). В придорожном кафе выпили чай с лепешкой и через 1,5 часа благополучно прибыли в этот самый Невшехир. На большом автовокзале, уже в темноте, пересели на долмуш и высадились в Учхисаре (Uçhisar).

Пройдя метров 200 по центральной улице городка уперлись в замысловатую конструкцию из дощечек в виде стрел с названиями отелей и пансионов. Направо и налево указывало около 30 стрел, но выбирать пристанище на ночь из незнакомых названий довольно бессмысленное занятие, но тут мне на глаза попалось что-то знакомое: «La Maison du Reve». Я вспомнил, что на одном из англоязычных сайтов мне встретилось это экзотическое название пансиона с очень неплохим отзывом. Решили не тратить время и свернули налево, как указывала стрелка. Узкая каменистая дорога вилась у подножия какой-то скалы с прижимающимися к ней темными жилищами и светящимися редкими ресторанами, а справа разливалась чернота, за которой ничего не угадывалось. Неожиданно истерически закричал ишак и опять наступила тишина. Минут через 10 показался щит «La Maison du Reve». Зашли. Reception и пустые столики ресторана. Юноша лет 20 радостно выскочил из-за стойки, усадил нас за столик, предложил нам чаю и только потом спросил о наших нуждах, которые наилучшим образом совпадали с его интересом: пансион оказался абсолютно пустым.

УЧХИСАР (Uçhisar).

Утром вышел на открытую веранду и обалдел ! Да, недаром этот регион стал за последние годы самым посещаемым в Турции, куда с удовольствием устремляются толпы бэкпэкеров со всего мира (особенно австралийцы с новозеландцами), а местные уникальные ландшафты из вулканического туфа с фантастическими фигурами выветривания горных пород уподобляют, кто во что горазд: и лунным пейзажам, и марсианским полигонам для звёздных войн, и затерянному миру.

Но то, что видишь воочию…

С трёх сторон до горизонта простиралась плоская равнина, вся изрезанная холмами, ущельями, долинами и каньонами, причём всё это стекалось и струилось к высокому обширному холму с плоской вершиной, над которым вспыхивали языки пламени надуваемых воздушных шаров, медленно и беззвучно зависающими над землёй. Пепельно-рыжие тона ландшафта, сизая дымка, огненные вспышки и оглушительная тишина производили, действительно, ошеломляющее впечатление. Катание туристов на рассвете в корзинах на воздушных шарах — самый популярный каппадокийский брэнд (100—200 USD, в зависимости от сезона и спроса). Для тех, кто собирается самостоятельно облазить эту область Каппадокии, потратив на это несколько дней отпуска, рекогносцировка с высоты птичьего полета — идеальный способ сориентироваться на местности, потому что все карты и схемы местности (которые можно свободно взять в любом пансионе или магазине) дают лишь приблизительное понимание того, где и что находится. Куда, например, ты попадёшь, если наметишь двигаться по Pigeon или Love Valley, а тебе нужно ещё успеть в Rose Valley взгромоздиться на San Set Point и скатиться с горы до темноты до обитаемых мест.

Устроившись на огромной, пустынной веранде (общей для 5—6 номеров пансиона) за столиком с чашкой кофе, стал изучать схемы местности и сопоставлять их с визуальными наблюдениями, благо панорама окрестностей позволяла это делать. Через час маршрут на сегодняшний день был вчерне готов и я пошёл будить жену к завтраку.

Поднявшись этажом выше мы получили традиционный турецкий завтрак всё с тем же очумелым видом на окрестности. Был бы пенсионером, сидел бы так целый день, пил чай и наблюдал за игрой света на причудливых ребрах и плоскостях разноцветного туфа…

Шаг в сторону: воспитание чувств

Когда попадаешь в подобные места, где уникальные природные ландшафты вкупе с историческими памятниками соседствуют с развернутой индустрией туризма, всегда возникает неудержимая потребность пройти между Сциллой и Харибдой — увидеть и не «встать в очередь». Это всегда не простая задача, но решаемая, в той или иной степени. Глядя с веранды пансиона на долину Каппадокии я вспомнил замечание одного турка, что Pigeon Valley (голубиная долина) — очень уж исхоженное место, а вот White или Love Valley — гораздо менее многолюдны. Поэтому, для начала — идём по Love Valley до Чавушина (Ģavuşin), потом в Гереме (Göreme), бронируем пещерные апартаменты и к вечеру возвращаемся в Учхисар (Uçhisar).

Где-то рядом с Чавушином должен лежать знаменитый Пашабаг (Paşabag) или Fairy Chimneys c фантастическими «грибами» или «каминными трубами» — поразительной красоты формами дифференциального выветривания горных пород. Но еще нужно понять, как туда попасть.

Более того, пытаясь представить себе маршруты на все время пребывания в Каппадокии, сразу отверг посещение наиболее «раскрученных» мест, о которых вычитал в LP, Интернете и рекламных проспектах. Это и Аванос (Avanos), центр гончарного промысла с многочисленными лавками и мастерскими горшечников, это Ургюп (Űrgűp) и Зелве (Zelve) с десятком автобусов, кафе и сувенирных лавок у платного входа в ущелье. А Музей под открытым небом (Air Open Museum) — это вообще классический пример комплексного тур-освоения природного и рукотворного феномена: 20 $ за вход, шрам асфальтированной дороги в долине изумительной красоты, вытоптанные тропы с указателями, охранники и Сoca-Cola перед входом в горные церкви и монастыри. Правда, никуда не денешься от того, что только там можно посмотреть единственные в своём роде и прекрасно сохранившиеся фрески с раннехристианской иконографией (Христос в первохристианском образе Рыбы), монастырь, где жил и творил Василий Великий и т.п. Там много чего есть необычного, но накопление разнообразных впечатлений уже перестало входить в круг моих первоочередных задач, а жене будет, что вспомнить и без обязательной программы посещения.

Выйдя из гостиницы, дошли до шоссе, идущей в Гереме и у ювелирного магазина (Onix factory) свернули налево на проселочную дорогу в сторону виноградников.

Каппадокийские вина — это отдельная тема разговора. Каждая третья бутылка турецкого вина производится именно в этой местности, а стремительно растущая популярность этого вина связана с рядом уникальных особенностей региона. Во-первых, здесь культивируются древние, т.н. «аборигенные» сорта винограда (Misli, Emir, Ketengomlek, Narince и другие) с удивительными свойствами, сильно отличающимися от современных европейских сортов. Кроме того, вулканическая почва придает каппадокийским винам специфический, тяжеловатый характер с вяжущим танинным вкусом, а резко континентальный климат этой местности (с летней температурой на солнце до +55ºС) сказывается на «выраженной экспрессивности» местных вин, как любят выражаться профессионалы. Словом, для знатоков и любителей вина здесь есть, чем заняться. Стоимость местных белых и красных вин в ресторанах (в магазины мы не заходили) колеблется от 10 до 50 USD за бутылку.

Но продолжим наш путь. Пройдя через виноградники, подошли к White Vally и спустились по тропинке на дно каньона. Вдоль пересохшего русла речки вилась хорошо протоптанная тропа, по обе стороны которой то и дело попадались куртины яблонь и виноградников. Белые, гребнеобразные вертикальные стены из туфа отражали солнечный свет и при каждом повороте игра света и тени менялась на конусовидных скалах с отверстиями жилищ и каменных стелах. Через час неспешной прогулки с дегустацией даров природы, так никого и не встретив по пути, вышли к фантастической долине с вертикально стоящими каменными 10—20 метровыми «пальцами», понатыканными на небольшом пространстве и подающими, очевидно, какой-то знак тем, кто на на небе. Для тех же, кто на земле остаётся только таращить глаза через глазок видоискателя своей фото-видео аппаратуры. Еще через полчаса стены ущелья раздвинулись и дорога по долине нас вывела к асфальту, по которому мы за 20 мин дошли до Чавушина.

ЧАВУШИН (Ģavuşin) — ГЁРЕМЕ (Göreme) — ПАШАБАГ (Paşabag)

Что такое Чавушин ? Поселок, прилепившейся у подножия холма, отвесные стены которого изрыты руинированными помещениями, переходами, лестницами и церквями. Все это основательно вытоптано туристами, которых подвозят прямо к подножию холма автобусами, чтобы показать самую большую в регионе скальную церковь и полюбоваться панорамой окрестностей с высоты птичьего полета. Кто, конечно, доберется до смотровых точек в шлепанцах и шортах по солнцепеку. Остальные сидят в кафе, пьют холодную колу в тени навеса и делают отметки посещений на карте местности. Наверное, только путешествуя в межсезонье можно избежать массового потребления этих удивительных пейзажей.

Войдя в Чавушин я сразу стал искать центр поселка: как же без посиделок на площади за вынесенными на улицу столиками кафе среди местного мужского населения с неизменной вазочкой чая ? Так все и получилось, но не успели мы отдышаться и оглядеться, как послышались звуки оркестра и на площадь медленно и торжественно вышла процессия одетых в черное мужчин с цветами в петлицах. Около кафе они остановились, сложили свои трубы и барабаны и расселись на соседние с нами столики. Забегал официант с подносом, разнося чай, все закурили и заговорили одновременно, а мы ретировались. Что они отмечали, осталось загадкой, а спрашивать показалось неудобным.

Облазив склоны холма, я стал было высматривать обратную дорогу в Гёреме, но утомленная солнцем и лазаньем по скалам женушка потребовала ланча. Пришлось делать очередной привал. На этот раз ей повезло: в пустом кафе делали гёзлеме, а этих лепешек с сыром она решила, по-моему, наесться на год вперёд. Их выпекают прямо при тебе на большом металлическом круге с расположенной снизу газовой горелкой, что является современной модификацией разогретого плоского камня. Каждая хозяйка выпекает эти лепешки по-своему, с добавлением к обязательному сыру картошки, разнообразной зелени, помидор и чего-то еще. В результате все они имеют разный вкус, но почему-то всегда вкусные. Проехав тысячи км по Турции, жена составила их рейтинг и уверяла, что лучшие гёзлеме выпекаются в Анамуре. Ничего не могу сказать по этому поводу: спорить со знатоками бесполезно.

До Гереме мы дошли по проселочной грунтовой дороге за час и теперь нам предстояло выбрать пещерный Cave Hotel для завтрашней ночёвки.

Гереме — центр «каппадокийской тусовки» и этим оно резко отличается от всех остальных населенных пунктов: это сразу бросается в глаза, едва ты входишь в него. Проще говоря, это наиболее «курортное» место из всех, что мы видели в Анатолии. Жена даже сравнила Гереме с тайской Паттаей, где все предназначено для приезжих туристов, правда, без «Go-Go» баров. Кто жаждет света и музыки, ресторанов, магазинов, экзотических жилищ, вырубленных в горном массиве, но с коврами, подушками, каминами, огромными кроватями, стилизованными светильниками и евротуалетами — тем, безусловно, сюда !

Ну, и самое интересное, что по деньгам это обойдется намного дешевле стандартных европейских курортов. Это быстро усвоили толпы иностранных туристов. А для нас ведь Турции без моря не бывает, у нас во всём своя ориентация…

Обойдя 5—6 отелей и пансионов мы остановили свой выбор на «Sarihan Cave Hotel», из которого как раз выезжала группа японских товарищей, а эти друзья кабы где не поселяются.Вообще говоря, лучшие отели Гереме, это, без сомнения, «Haute couture» — высокая мода отельного бизнеса. Например, просто представьте себе одиноко стоящую в центре поселка, конусообразную скалу в виде сахарной головы, в которой одна дверь и два окна на разных уровнях. И это всё. Но внутри скалы оборудованы стилизованные «под восток» апартаменты, а дверь выходит на пристроенную к скале террасу, уставленную цветами, кустами и деревьями в кадках, а среди них столик для завтрака впридачу. Наш отель был, конечно, поскромнее, но принцип сохранял тот же: номера были вырублены в отвесной стене горы, а окна и двери выходили на большую террасу с цветами и глиняными амфорами (что они там делали, было как-то не понятно). За дверью нас ждал чистенький небольшой номер (40 млн. TL) с огромной кроватью, застеленной покрывалом цвета яичного желтка и пеной рюшек, а так же стилизованный камин и ковры на всех поверхностях, кроме потолка. При этом, ванная комната сияла кафелем и хорошей сантехникой. Договорились с сыном хозяина, что завтра с утра придем с вещами и на долмуше уехали в Учхисар.

После Гереме в Учхисар мы вошли, как в родную деревню под приветственные вопли ишака. Наш «La Maison du Reve» встретил темнотой и тишиной. В отеле никого не было: не только постояльцев, но и хозяев (!). На этот раз выручила моя дурная привычка таскать ключи от номера с собой в кофре. Приведя себя в порядок, стали решать проблему с ужином. В LP я вычитал о «Kaya Otel» (входит в систему Club Med). О его ресторане было лаконично написано: «Its Bindalli Restauran is Uchisar`s best». Значит, нам туда, в «best» и надо.

Вечерняя трапеза на чужбине всегда увлекательное событие, в котором акцентируется сразу несколько составляющих. Это и дегустация местных блюд и вина, выбор антуража и атмосферы заведения, окружающий ландшафт и «point of view». Для меня Турция — благодарная страна, в которой в зависимости от кошелька и сегодняшнего настроения ты всегда получаешь то, на что рассчитываешь. «Kaya Otel» располагался совсем рядом с нами и уже через 5 минут мы садились за столик на двоих в уютном ресторане. Все было замечательно, вкусно и просто, но, памятуя фразу «Uchisar`s best», что-то смущало… Почему-то никакого меню, а «комплексный» ужин из 4-х блюд, да ещё с супом из чечевицы. Десерт выставлен на отдельном длинном столе с десятком нарезанных фруктов, джемами, пахлавой, какими-то подливами и пирожными. За столиками сидели одни пожилые французы, судя по всему, постояльцы этого отеля. Играла тихая музыка, французы кивали нам — bonsoir — и подолгу обсуждали каппадокийские вина с официантом, который постоянно таскал им бутылки с пояснениями и рекомендациями. Словом, идиллическая, домашняя атмосфера сельского ресторанчика. Жена даже заметила, что почувствовала себя пенсионеркой. И только на выходе до меня дошло, что попали мы не туда: на вывеске красовалось «Kaya Pansion», а LP рекомендовал «Kaya Otel» ! Но нет худа без добра: посмотрели, как проводят вечернее время французы в Каппадокии. Вернувшись в свой La Maison du Reve, опять никого не обнаружили, закрылись на все запоры и завалились спать.

Наутро, ещё до восхода солнца, решил слазить на крепость. Табличка «Entrance» висела на решетке с замком, но рядом начиналась тропа, по которой совершенно свободно можно было пройти на территорию крепости. Забравшись на самую верхнюю точку, около часа просидел на вершине под турецким флагом и любовался каппадокийской долиной: вид восхода солнца там просто завораживающий…

После завтрака собрали вещи, расплатились с хозяином и через 15 минут на долмуше добрались до Гереме.

Устроившись в «пещерном» номере стали решать, что делать дальше. Из разговоров с гёзлемешницей в Чавушине вроде бы так выходило, что в Пашабаг можно попасть не на колесах по асфальту, а ножками через горы, со стороны Aktepe Hill. Решили рискнуть, тем более, что на схемах местности там всё рядом, да и район сильно исхожен, так что плутать в горах вряд ли придется.

На долмуше за 10 мин добрались до Чавушина, обошли справа пещерный монастырь и уткнулись в изрезанный скальными узорами склон Aktepe. Левее вилась хорошо различимая тропа среди «застывших волн» туфовых пород мягких оттенков розового, белого и бежевого цветов. Солнце припекало так, что приходилось часто отдыхать, укрывшись в тени нависающих скал (жена плохо переносит прямое солнце, да ещё такой интенсивности). Около часа мы так и продвигались вверх-вниз мелкими перебежками по голым туфовым ребрам холма, встретили по пути одинокого англичанина с рюкзаком, который на мой вопрос, что там впереди, ответил с восхитительным прононсом: «Fairy Chimneys», — и побежал дальше. Очень скоро эта долина открылась и нам… Про подобные ландшафты обычно говорят штампами: «дух захватывает» ! Как описать эту фантасмагорию скальных узоров, белоснежных плоскостей, нависающих глыб и отшлифованных ветром, дождями и временем, теперь уже знаменитых на весь мир «грибов и каминов» Fairy Chimneys ?! Дело это пустое и неблагодарное. Слово нужно беречь, наверное, для другого. Здесь же — чувственное кружение плоскостей и объемов камня, неба и солнца — и больше ничего. Придя в себя, пошли дальше, но быстро рассмотрели и поняли, что природный феномен такого масштаба не может не быть «оприходован» потомками янычар. Далеко внизу, за «грибами» проходила асфальтированная дорога с полной атрибутикой турбизнеса: десятки автобусов, ларьки с товаром, кафе с напитками и толпы туристов с фото- и видеокамерами. Спускаться сразу расхотелось. Но я уже сориентировался по схеме и понял, что если мы продолжим путь вокруг холма, то должны попасть в Зелве. Скоро появились виноградники и даже …грядки с недозрелыми помидорами (и это в октябре !). Нашёл виноградную лозу с тяжеленными гроздьями темного крупного винограда, отломил 3 ветки по кг каждая и убрал в рюкзак до первой возможности вымыть эту роскошь.

Еще полчаса пути и мы вышли к дороге, ведущей к Зелве. Именно здесь, в Зелве, я первый раз подумал, что «пора завязывать» и выбираться к морю. Организованный туризм победил. На подступах к очередному «музею под открытым небом» с пещерными церквями нас встретили все те же кафе под тентом (где чай или минеральную воду вам принесут в ленивую тень по 4 USD), груда автобусов на площадке перед входом в узкое ущелье, огороженное колючей проволокой и охранниками у входа, взимающими плату за вход (10 млн. TL). Сотни туристов, ларьки с сувенирами, разноязычная речь. Отдохнули в кафе и повернули обратно.

Мы, конечно, прошли через Fairy Chimneys, побродили среди «каминов» и «грибов», но вытоптанность там такая, что всё окружающее производит впечатление каких-то муляжей или музейных экспонатов, а не природного феномена.

До захода солнца оставалось ещё около 4-х часов, поэтому было время заехать в Чавушин отдохнуть и поесть в знакомом кафе, а оттуда пройти пешком через Rose Vally и взобраться на Sanset Point, помеченной на карте-схеме. Дорога до этой смотровой площадке заняла у нас около двух часов. Она достаточно проста и красива, а вот само это место — Sanset Point — вознаграждает сполна, не поленившихся подняться туда на закате ! Скалы из розового туфа буквально пылали красновато-оранжевым пламенем, вызывая очередной приступ онемения от каппадокийских чудес. Но уже нужно было торопиться: солнце стремительно падало в горное крошево, а до Гереме оставалось около 3—4 км и плутать в темноте среди этих термитников совсем не хотелось.

Через час, когда уже окончательно стемнело, мы входили в номер своего Sarihan Cave Hotel. В чем главное преимущество хорошего, стильного номера в подобных местах и при таком образе жизни ? Правильно, именно в этом: прийти после 9-часовых скитаний по окрестностям, уставший, пропитанный потом, солнцем и пылью — скинуть с себя всю одежду, залезть под горячий душ, потом заварить хороший кофе своего любимого сорта и усесться на террасе (балконе) с мыслями о прошлом и будущем. Жена за спиной будет долго хлопать дверью ванной комнаты, что-то надевать и снимать, звенеть баночками, рассматривать перед зеркалом обгоревшие плечи и руки, поднимая и опуская их, как сигнальщик флажкового семафора, потом задавать тебе через дверь десятки вопросов (как это умеют делать только женщины — обо всём сразу и ни о чём), а ты будешь сидеть на балконе или веранде в ленивой прострации, ощущая натруженные мышцы ног и расслабленные борозды своих лобных долей и получать удовольствие от всего, что тебя окружает…

В Гереме, если уж сюда попал и смирился с «разводиловом» иноверных, нужно обязательно воспользоваться возможностями, которые тебе предлагает не навязчивый турецкий сервис. А уж здесь он развернулся не на шутку, используя 10-летний бум каппадокийского феномена. И что интересно, без всяких там нефти, газа и бесовщины «финансовых потоков» ! Просто строят, открывают семейные пансионы и рестораны, прокладывают дороги, закупают комфортабельные автобусы, налаживают сервис — и всё без «истерик», как говорит наш Президент, а по уму. Турция…

Помимо лазанья по окрестным каньонам и долинам, катания на воздушных шарах и экзотики «пещерных» номеров в отелях, вечернее Гереме предлагает всё, что животу угодно. Обилие света, музыки и предложений отведать восточную кухню с замечательным местным вином приятно удивит путешествующего по мусульманской стране.

ДОРОГА К МОРЮ.

Следующее утро опять прошло в раздумьях над разложенными картами и чтением LP. Первоначально задуманное продолжение пути в Урфу и на Немрут-Даг к 2-х метровым каменным головам, стоящим на вершине горы как-то не вытанцовывалось. Страна окружена тремя морями, а мы застряли по эту сторону Тавра, где морем и не пахнет, а изрытые стены ущелий, каньонов и пещерные города уже «замылили глаз». А когда уходит свежесть восприятия, нужно менять местоположение в пространстве.

За завтраком осторожно намекнул жене о вечернем купании в море и услышав бурную реакцию одобрения, перестал сомневаться. Решено, едем к морю. Правда, я совершенно не представлял себе, где мы будем ночевать этой ночью, но тем и хороша Турция, что достаточно иметь только карту на коленях, а об остальном можно особо не заботиться.

Сходил на отогар за билетами и уже в 11.30 мы катили в очередном кондиционированном автобусе компании «Nevtur» в сторону хребтов Тавра. Через 280 км и 5 часов пути, совершенно не утомленные дорогой с двумя полу-часовыми остановками на еду в придорожных локантах мы вышли на отогаре в Мерсине (Içel).

Поразил электронный градусник на стене: 31ºС в тени.
И это 5 октября в 17 часов вечера !

Согласование времен (Глава 3)

Согласование времен (Глава 1)

Комментарий автора:

| 21.07.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий