Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Тунис >> Монастир >> Памятка отъезжающим в Тунисию


Забронируй отель в Монастире по лучшей цене!

Дата заезда Дата отъезда  

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Памятка отъезжающим в Тунисию

ТунисМонастир

Уж не знаю какие петли накручивал и какие зигзаги выписывал наш престарелый аэробус компании «Сибирь», но в Монастир мы летели 5 часов. Я, мудрая тортилла, не сдавала свой чемодан в багаж, где почти уже раздолбали его колёсики в предыдущих путешествиях. Поэтому вольный воздух любимой Африки я вдохнула одной из первых. От радости, что долетели живьём, сразу же заговорила на давно не востребованном и поэтому деградированном французском. Был уже поздний вечер, когда мы доехали из Монастира в Сусс. Ещё в автобусе выяснилось, что в Hill diar я поселяюсь не одна. Этот отель был выбран мной после недолгих раздумий и щебетанья с прелестной девушкой — менеджером турфирмы. Где были мои мозги в тот день? Причём до поездки я прочла всё, что было выложено на tours.ru на страничке по Тунису. Не помогло.

Освещённые холлы отелей, в дверях которых исчезали соседи по развозившему нас автобусу, манили уютом и предвещали восточные услады. Но вестибюль отеля, который оказался нашим, мне не понравился сразу. Всё было похоже на узбекский санаторий 70-х годов прошлого века постройки, который с тех пор ремонту не подвергался. Представительница фирмы «Библио — глобус» — обильная губами, долговязая Виктория — быстренько спровадила нас в ресторан, где мы, давясь, съели на нервной почве по две тарелки мешанины из всевозможных блюд, а сама испарилась. И что бы делала моя компатриотка в приёмной этого ветерана гостиничного бизнеса, ни бельмеса ни на каком инязе не понимавшая, когда пришлось заполнять бланки с надписями на арабском и французском, если б не было меня?

Эта бальзаковского возраста девушка (назовём её Венерой) стала моей компаньонкой на неделю. Она была милой, весёлой, простой. Любила поговорить за то, «какие все мужики по жизни вьюнки…» И всё было бы хорошо, если бы не одна её особенность — вес. Она, будучи строгой вегетарианкой, весила более 100 кг, а в арабских станах это — персик. Что мне пришлось претерпеть из — за этой неземной красоты — вам и не снилось! Заранее могу сказать, что это определило мой эмоциональный настрой на всё время пребывания в Суссе. Все торговцы и не торговцы сразу же признавали в нас русских и орали в экстазе: «Раша, раша, наташка, матрёшка, халява, един динар!» Они окружали нас, трогали, даже щипать пробовали. А я была вынуждена переводить, что она красивая как верблюд, что все хотят с ней: жениться, пойти на дискотеку, выпить и т.д. На следующий день я изучила «уголок экскурсовода» и с удивлением выяснила, что фирма «Библио — глобус» своей рекламой там не представлена. Зато другие фирмы кроме объявленных поездок в Сахару и на фольклор предлагают ещё экскурсии в античную Дуггу и мыс Кап Бон. И я решила их разыскать, ибо это было именно то, что нужно. В Сахару я в этот разведывательный приезд не собиралась, а такого фольклора я уже насмотрелась.

Проинспектировала я и разрекламированный их садик и мини-зоопарк. Зрелище было плачевное. В парке — мерзость запустения: всё засыпано песком, на гибискусах — обильная тля. В загончике площадью 30 кв. м бродили шевроны и мутоны со слезящимися жалобными глазами и чихали. Гуси вытягивали шеи и просительно шипели, а утки гоняли одинокого кролика по кругу. Без слёз на это всё глядеть было нельзя. В вертикальных клетках маялись нахохлившиеся павлины и стенали. Зато на террасе парка был бесплатный цирк с котами. Целая стая худощавых изящных созданий африканской породы в разной стадии беременности выписывала пируэты вокруг выходящих людей, просительно заглядывая в глаза и вставая на задние лапки. А передние моляще были сложены у груди. Бросая им кусочки сыра, стянутые с раздачи, я старалась держаться подальше, чтобы не быть располосованной когтями, когда они устраивали месиловку. Я таких же кошечек видела как-то на международной выставке в Новом Манеже, отстояв на холоде два часа ради одного ребёнка. И зубы мои тогда отстукивали: «Всех котов на фонари!» на мотив Марсельезы или Карманьолы, уж не помню. Но, войдя на экспозицию, я впечатлилась разнообразием котовьего племени, да и ценами тоже. Один котёнок, напоминающий этих тунисских зверей, стоил от 400 долларов. А здесь их была прорва!

После завтрака мы с Венерой отправились на пляж, начинавшийся там, где кончался наш садик, то есть в 30 м от отеля. Привыкшая к сепаратным пляжам Египта и Турции, я была удивлена тем, что он — общий для всех отелей, которые растянулись по побережью от порта Сусса до порта Эль Кантауи. Потом я посчитала по карте: на расстоянии 6—7 км разместились 25 отелей. В тесной близости друг от друга. Песок был мелким, белым и мягким. Глубина прохладного ещё моря (17 — 18 градусов) начиналась где-то на горизонте. Я до неё так и ни разу не доплыла. Солнце палило, ветер освежающе дул. Когда он не дул, налетали довольно противные мошки. В общем, было как в конце февраля на южном берегу Синая. Мы с Venus залегли. Но спокойно принять солнечную ванну нам не удалось. Ни в этот день, ни в другие. Торговцы по очереди слетались к нашему лежбищу, созданному из личных полотенец, т. к. лежаков на нашем пляже не предусматривалось. (Они были только в парке у бассейна. И там нежили свои останки немецкие ветераны.)

И очереди той не было конца. Чего нам только не пытались всучить! Особенно трогательны были торговцы маленькими пальмами. Они их таскали связками под мышками без земли и практически без корней, но уверяли, что всё это будет расти и даже плодоносить. Позже я убедилась, что их расчёт на русских буратин был верен. По глупости и от поросячьего восторга начальной стадии отдыха я отвечала прилипалам по-французски, и они вместо отлупа устраивали рядом с обнажённой и полновесной красотой компаньонки бивуак и использовали меня в качестве переводчицы для налаживания с ней контактов. Пляж нашего и только нашего фантасмагорического отеля отличался ещё и тем, что его каждое утро часа три прочёсывал бороной мини-трактор, портя вид, воздух и настроение. Мусор при этом, естественно оставался. Днем собрались в медину. Это исторический центр города, где за крепостной стеной — мечеть и крытые, узкие торговые улочки. Продаётся, в основном, барахло разнообразного производства. Я, например, купила только расшитую золотым шёлком феску за 5 динар. Она оказалась made in Bangladesh. Ценность там представляют, на мой взгляд, только ковры да керамика. Всей этой посудой я не соблазнилась ни в Турции, ни в Испании (тащить тяжело). Но в Тунисе такие красивые, огромные и дешёвые блюда ручной росписи.… Стоят 5—10 динар.

Замученные приставучими маршанами, мы едва выбрались из этого муравейника и, соблазнённые владельцем пары гнедых, дотрюхали до отеля в открытом экипаже за 5 динар, хотя он просил 10. Вообще-то от отеля до центра города, который растянулся между двумя портами, рекомендовали ездить на такси, сказав при посадке: «Conteure!», что означает «счётчик». Но мы, обычно, договаривались за 2 динара (около 56 р.). Позже опыт показал, что можно проехать по городу в маршрутке с синей полосой за 800 миллим (около 20 р.) Город Сусс мне не понравился. Он потерял африканскую невинность, не обретя европейской приличности. Хорошо всё — таки владеть языками. Я научила свою палеолитическую Венеру отбиваться от тянущихся рук словами: «Don`t touch» и «Interdit» (запрещено — фр.), а потом и по-арабски (но об этом позже). И если б она при этом не смеялась бы радостно и соответственно природе, то всё бы могло получиться. Меня допытывались: «А почему запрещено? Это что, опасно?» «Да, она занималась тяжёлой атлетикой!- говорила я чистую правду. Вечером моя пышно-поножная подруга пошла на фольклорный вечер за бешеные деньги (на мой взгляд), а моё настроение было испорчено в ресторане строгими правилами приписки к определённому столу согласно карточке, развязностью метрдотеля, похлопыванием по плечу сомелье, склонявшего меня чего — нибудь выпить… Разозлённая я бродила по вестибюлю и разглядывала народ. За столиками резались в карты, смотрели, раскинувшись в креслах, телевизор, престарелые немцы. Некоторые были такие древние, что вполне могли быть ветеранами Первой мировой. Как эти человеческие руины не замерзали в здешних комнатах, где невозможно было включить отопление, как мирились с вечно сломанной сантехникой, непонятно! Возможно, их закалило членство в гитлерюгенде в далёком детстве.

Кстати, телевизоров в комнатах не было, только в холле первого этажа, да и то с одним немецким каналом. А они необходимы, чтобы заглушать звуки, беспрепятственно проникавшие из соседних комнат: храп и мат, например. Отель считался «семейным» и сюда часто на пару дней съезжались аборигены из глубинки, не стеснявшие себя ни в чем. А русских здесь и не ждали. А их прибывало всё больше. Как они проходили стадию оформления самостоятельно, не владея языками, — бог весть, потому что после нашего приезда представительницу фирмы «Библио — глобус» уже в этот отель не пускали. А дело было вот в чём. На следующий день по приезде явилась пышногубая Виктория, чтобы собрать с нас деньги за экскурсии. Второй раз обещала быть только в день отъезда. Наши жалобы на дефекты сантехники и феномен тропических тараканов, которые были похожи скорее на животных, чем на инсектов, восприняла хладнокровно. Но очень возбудилась, когда не смогла с нами рассчитаться. Дело в том, что официально в Тунисе можно расплачиваться только в местной валюте, а мы её не смогли ещё обменять по причине отсутствия на рабочем месте человека в обменном пункте отеля. Почуяв ущемление своего денежного интереса, Виктория встала во весь рост и пошла частить по-арабски и по-английски. Так она разговаривала с местной администрацией. Потом схватила нас и повлекла в банк через дорогу, где мы быстренько всё оформили. И чего было за……ся? На нас этот скандал отразился отрицательно: и сантехнику не починили, и смотреть стали волками. А ей вообще запретили ногой ступать.

Кроме этого, у нас был ещё один неприятный случай. На третий день мы опять с утра решили полежать на песочке и послушать шум трактора. Лежали в сторонке, вдалеке от спортивной тропы на линии прибоя, по которой сновали туда — сюда трусцой или спортивной ходьбой толпы народу для моциона. Была такая особенность у этого пляжа. Вдруг какой-то арабо-бербер местный в комиссарской кожанке приблизился к нам, подхватил сумку моей распластавшейся в виде морской звезды спутницы, и побежал себе, как ни в чём ни бывало. Она что — то пыталась, задыхаясь, крикнуть, я лихорадочно вспоминала, как это будет на разговорно-русском. А он вдруг заржал, вернулся и бросил ей сумку чуть не в лицо. Тут я погрозила полицией, а он вытащил какой — то листок и сказал, что он сам — полиция. Ну, мы и успокоились, но не тут — то было! Подбежал какой — то немец и залопотал сердито, показывая на сумку. Хорошо, что я помнила с детства: «Нихт ферштейн!» Иначе пришлось бы в грязь лицом ударить. А рядом начала завариваться какая — то заварушка. Несколько таких же черно — кожаных аборигенов загалдели и замахали руками. Оказалось, что этого разбойника поймали на месте преступления, то есть недалеко от нас, а немец подбегавший был свидетелем. И сумку этот висельник вернул, потому что увидел приближающегося туристического полицая. Все эти люди в черном подвалили к нам и давай требовать, чтобы потерпевшая поехала с ними в полицию, а я бы всё это переводила. Я подумала: заплакать что ли? Да за что же эта казнь египетская? А тут еще подошли две русские дамы в пляжном неглиже и попросили меня перевести, что у них вчера на этом пляже украли тапочки. Полицаев этот факт почему — то не тронул. Скрепя сердце, мы решили оказать помощь следствию, и пошли в комнаты одеваться. У соседки заработал фен, видимо в расчёте на то, чтобы ещё и вся Сусская жандармерия пала жертвой её лилейно — раменных прелестей. Но, когда перед нами распахнули двери в салон автомобиля, я не нашла в себе сил, чтобы туда влезть. Сиденья были грязные, продранные и воздуха, как говорится, не озонировали. Хорошо, что Венере пришло в голову позвонить Виктории и попросить её компетентного совета. Та ответила, что ни в коем случае ехать никуда не надо. ( Спасибо ей хоть за это). И мы с лёгкой душой и надёжной формулировкой отказали местным пинкертонам.

На четвёртый день пребывания я, наконец — то, занялась любимым делом: поехала на экскурсию. Поездка в Тунис, Карфаген и Сиди бу-Саид стоила 55 динар или 44 доллара, включая обед и посещение музея Бардо с уникальными мозаиками. Ещё сдавая деньги, я поинтересовалась у Виктории: как же мы попадём в музей Бардо, если по понедельникам все музеи в Тунисе закрыты. Но она уверила, что всё будет в порядке. Некоторые туристы мужского пола рекомендовали самостоятельные поездки по Тунису на поезде, потому что это дешевле. Взглянув на эти поезда и, в особенности на пассажиров, я охоту экономить сразу потеряла. Экскурсовод нам попался интеллигентного вида, и рассказ его был — на уровне. Но, упиваясь красотой пейзажей и сценами майской жатвы злаковых, я отключилась и почти не воспринимала. А зря, мужик оказался университетским преподавателем, подрабатывающим на экскурсиях. И в его рассказе промелькнула интересная информация , в которой с некоторым негативным оттенком говорилось о процессе арабизации населения. Это было интересно. Тем более, что в лицах многих мужчин я не находила арабо-семитических черт. Они были более плоские, похожие на физиономии (я не боюсь этого слова) простых расейских мужичков, только чернявых и загорелых, что — то вроде кубанских казаков. Но теперь уж загадку тунисского фенотипа придётся разгадывать в следующий раз. Тут, кстати сказать, моя компаньонка поделилась ещё одним интересным наблюдением особенностей местных мужчин. Они, идя навстречу, вдруг опускали кто левую, кто правую руку и кратковременно пожимали самое дорогое, что у них было в штанах (не имею в виду портмоне). Пожмут, отпустят и идут дальше. И так поступали если не каждый, то через одного. Прямо как в анекдоте , когда в соревновании на самую деликатную формулировку отпроситься в туалет в ресторане, победил француз, сказавший:» Мадам, позвольте мне отлучиться, чтобы пожать руку другу, с которым я Вас вскоре собираюсь познакомить«. И что бы это значило в конце концов?

Да…о чём это я? Мы проехали по центру столицы, прошлись до Медины, сфотографировались на фоне православной церкви неподалёку от их местного Биг-Бена , на что ушло полтора часа , и отправились в пригород — Карфаген. Перед тем, как описывать такие священные места, всегда нервничаю, вздыхаю, тяну время. Проводя каждый день на территории, которая тоже была особо избранна, я к этому так и не смогла привыкнуть. Наоборот , такая практика заставляет меня обострённо чувствовать зоны, где благодать нисходит на человека прямым и щедрым потоком. Вот так же и в Карфагене. Умели же древние выбирать! Холм, на котором от всего великолепия остались только расчищенные площадки со связками колонн и несколько руин уровнем ниже, не только стратегически доминировал над голубым заливом, но выступал как «пуп земли» вне времени и реального пространства. Всё было залито солнечным светом, в котором я чувствовала себя взвешенной пылинкой. А кругом — спокойствие ливанских кедров! Очнулась только в музее Карфагена, чтобы сосредоточиться на разглядывании чудес. Потрясающе выглядела скульптура начала эры из цветного мрамора. Особенно одна лишенная головы девушка с летящей походкой, в развевающихся одеждах с просвечивающей через каменную ткань грудью. Ну, там много было всего интересного и замечательного, посмотреть которое и вам желаю. Особенно поразила сохранность больших римских сосудов из стекла. Ну, чего там говорить.…А мозаики с изображением великолепных женских тел в сложных ракурсах и поворотах… Нет слов.

Потом посетили их знаменитый бело — голубой город — Сиди бу — Саид, который напомнил своим рельефом и статусом Монмартр. Но впечатление портили наглые и навязчивые торговцы. Потом нас повезли осматривать термы Антонинов, которые оказались в очень хорошей сохранности. Там среди арок и сводов суетливо сновали цесарки. Ну, а музей Бардо (так называется один из пригородов Туниса) был, естественно, закрыт. Через день поехала на экскурсию в Дуггу, заплатив тоже 55 динар в другом отеле и другой фирме. На эту экскурсию народ собрался поинтеллигентней. Про Дуггу никто ничего не знал, в том числе и я. Ехать надо было 5 часов. И мы практически пересекли всю страну с востока на запад. Экскурсоводом у нас была маленькая пышка Майя, харьковчанка в прошлом, бывшая замужем за местным бербером. В её рассказе некоторые цифровые и другие данные отличались от слышанного прежде. И говорила она очень громко, поэтому невозможно было отключиться. Сначала нам показали на горе Загуан Храм воды — римский водозабор с гигантской помпой, цистерной и полукруглой стеной с нишами. Акведук, отправлявший горную воду в Карфаген, не сохранился. Очень впечатляющее место. Потом ещё три часа дороги в Дуггу. Она оказалась крошечным городком у подножия холма, на котором величественно расположился римский полис 2 в. Он был в потрясающей сохранности. Это позволяло представить повседневную жизнь здесь почти вживую. Экскурсоводом на общественных началах у нас был, по словам Майи — «артист» — местный пенсионер, похожий по осведомлённости и пафосу на школьного учителя. Он рассказывал по-французски под её перевод очень красочно, с жестикуляцией. Действительно — выступал.

Весь архитектурный ансамбль был распланирован по вертикали в соответствии с социально- общественной иерархией. На верху холма мы осмотрели амфитеатр, Акрополь с остатками храма Меркурия и площадкой для продажи рабов. Главным был храм Триады, то есть трёх богов. У него только кровля была слегка разрушена, хоть сейчас культ отправляй. Спустившись ниже уровнем, посетили термы с их сложной структурой: кальдарий, фрижидарий, зал для гимнастики и релаксации. Ощущая своё сиюминутное счастье в проёме величественной римской арки, размечталась, оттолкнувшись от камней и раскинув руки, улететь с холма и планировать над зелёной долиной. Чуть ниже терм — жилая застройка. Прошли мимо домов, как бы заглядывая в квартиры, сохранившие стены до уровня колен и планировку. А по напольным мозаикам можно было ступать. Всё было построено из местного камня и облицовано мрамором, который впоследствии ободрали византийцы. Римский город, конечно, не мог обойтись без публичного дома. И в Дугге, где жило около 50 тысяч жителей, он был немаленьким. А точнее двухэтажным и огромным по площади, гораздо больше, чем в Эфесе и располагался уже под холмом. Если в Эфесе в этот дом направляла стрелка в виде отпечатков двух больших ступней, то у жителей прелестной Дугги с юмором было проще. На широком каменном бордюре, окаймлявшем дорогу, сохранился горельеф с изображением очень живоподобного члена, указывающего нужное направление. Один экскурсант уважительно сказал: «Ничего себе раньше стрелки были!» И, конечно же, рядом с борделем был общественный туалет. Эту тему я уже развивала как-то , описывая удобства в турецком Эфесе. А тут мы слились в экстазе с «артистом», упоённо описывая сходства и отличия сортиров: тунисского 2 в.и турецкого 3в, про который маэстро тоже был в курсе. Оправдывая звание «артиста», мужчина показал, как этим туалетом пользовались мужчины и женщины ensemble. На этом экскурсия закончилась. Мы ему скинулись по динару за доставленное удовольствие. Впрочем, от Майи тоже польза была. Она научила нас понимать и применять язык жестов, широко используемый в стране. Я специально запомнила жест, означавший «не надо ля-ля своим ребятам» и «денег нет». Ещё я спросила, как сказать по-тунисски: «Отвали!» так, чтобы подействовало.

ВНИМАНИЕ! ЭТО ДОЛЖЕН ЗНАТЬ КАЖДЫЙ! «Отвали!» по-тунисски звучит «Эба -а- а-а-т!» (с глубоким и низким «а»). А если иметь в виду, что обращаются к тунисским мужчинам «хуйа» (браток!), то, надеюсь, вы представляете, какой может получиться звучный диалог, когда тебя называют «матрёшкой». На обратном пути у автобуса спустило колесо, и мы полтора часа развлекали местное население своим видом: куча белых женщин, да ещё и по их меркам полуодетых. Надо сказать, маленькие города внутри страны поражали ментально-визуальным сходством с российской глубинкой: среди пронзительной красоты природы — убогая селитьба, мусор, бардак и раздолбайство. И порождающие их дикость и отсутствие самоуважения и много ещё чего. Во время этих экскурсий я расспрашивала спутников об их местах отдыха. И вот что выяснилось в результате статистических опросов: в Суссе из трёхзвёздочных отелей не вызывал нареканий только Jinene. По словам одной дамы, которая, правда, была за границей в первый раз, этот отель — новый

и достаточно комфортабельный, хоть и без телевизоров в номерах (и без шампуня тоже). И там даже клубнику дают на десерт. Но я твёрдо убеждена теперь — в тунисских отелях 3 звездного сорта жить нельзя. Многие даже четырёхзвёздные отели народ тоже не одобрял, например, Marhaba не нравился своей старообразностью. В Порт Эль Кантауи гостиницы получше в плане сервиса, но они и подороже. Две девицы хвалили 4-звёздный Royal Azur в Хаммамете, где они жили неделю за 180 долларов в дабле. Очень хвалили Corribian world в пригороде Туниса. Там семья из троих человек жила в мае 2 недели всего за 1000 долларов. Народ вещал, что практически нигде анимация и сервис не рассчитаны на русских. Однако практически всем нравилась двухдневная экскурсия в Сахару: и гиды, и программа, и условия. Ну и в заключение следует рассказать, как там наш народ дурят. А дурят — на каждом шагу все кому не лень. Вот конкретный пример. На пляже подходят с предложением услуг. Прежде чем эти предложения принимать, надо проконсультироваться со старожилами. Один красавец стал нас зазывать покататься на пиратском корабле под парусом, показывал чековую книжку с цифрой в 25 динар. А что на этой квитанции написано — никто же не читает! Во всех случаях надо говорить, что это дорого и говорить до тех пор, пока он сам не откажется от идеи вас куда — то сманить. Последнее предложение и будет настоящей стоимостью. Мы с Венерой решили пешком дойти до порта Эль Кантауи и посмотреть на этот корабль. Шли по линии прибоя почти час, разглядывая фасады отелей. Зашли на территорию одного из них — элитного вида , чтобы воспользоваться туалетом. Нам так рекомендовали поступать и в городе, так как общественных там, вроде бы нет. По крайней мере, мы не встретили. Недалеко от моря под тремя пальмами вокруг крошечного бассейна тушами поджаривалась на солнце немчура . Картина умилительно — юмористическая и типичная для дорогих отелей.

 В порту ожидал отплытия «пиратский» корабль. Корпулентный араб опять нам начал втирать, что прогулка стоит 25 динар, но согласился на 15. Сказал, что это будет длиться три часа с обедом. Компания на корабле состояла из 15—17 человек разных национальностей. Объявили, что мы должны все быть в белых платках, кои нам и повязал горбоносый разбойник. А другой быстренько, пока мы не очухались , собрал с нас по 5 динар за это удовольствие. Кусок белой синтетической тряпки со шнурком этого не стоил, но снять и вернуть было неудобно. Потом грациозная девица стала нас учить «танцу живота», и я охотно подключилась. Но вдруг так закачало, что плясать стало опасно для жизни. Обед был неплох и обилен, но после еды стало не до танцев и не до чего. Вспомнила, что вообще-то подвержена морской болезни и прилегла, думая с тоской: «Неужели это будет длиться 3 часа?» Слава богу, и тут они надули. Вскоре мы вернулись. Напоследок с нас потребовали ещё и «на чай».

Но, честно говоря, дурёж начинается с оформления. Так было у меня, по крайней мере. Считалось, что я оплачиваю поездку на 8 дней/7 ночей. Проспала я там 6 ночей, причём в последний вечер меня лишили даже туалетной бумаги и заблокировали смыв унитаза (вам смешно?), а прожила, если это можно назвать жизнью, — 6 с половиной дней. Да ещё эта «турфирменная» игра в бонусы, которые видит око да зуб неймёт. Приехав домой, я наконец-то с чувством и толком разглядела купленную в Тунисе туристическую карту. И насчитала около 30 археологических мест! И размечталась: вот бы нашлись умные и деловые люди и создали бы сухопутный круиз «Золотое кольцо Туниса» . И за неделю бы можно было почти всё объездить, осматривая античность, а недельку поваляться на побережье. Вот было бы райское наслаждение!

Автор Мирандолина

| 04.06.2004 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий