Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Тунис >> На пальму за фиником.


Забронируй отель в Тунисе по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

На пальму за фиником.

Тунис

С 02 февраля по 14 марта 2002 года мы проехали на нашем Форде вокруг Средиземного моря.
14 стран: Финляндия, Швеция, Дания, Германия, Австрия, Италия, Ватикан, Тунис, Ливия, Египет, Иордания, Сирия, Ливан, Турция, 6 паромов, 7 морей, 3 материка, 20 900 км.
Мы были в центре Сахары, в горах Акакуса, залезли на Везувий, Этну, Пизанскую башню, египетские пирамиды, сбор св. Петра в Ватикане и на огромный ливанский кедр. Встречали рассвет на горе Синай и горе Небо. Открыли купальный сезон в оазисе среди барханов Сахары в озере Габрао и продолжили его в Красном и Мертвом морях. Катались на верблюде и лазали на пальмы за финиками.

Все это с картинками можно посмотреть на

http://radio.rphf.spbstu.ru/~abris/Africa02/index.htm

http://radio.stu.neva.ru/~abris/Africa02/index.htm

http://ats.abris-a.com/
Глава 3. Тунис. На пальму за фиником.

Африка для нас началась во чреве парома. Затвор открылся в 20.40, и все машины в единый миг рванули на свободу, так, как будто соседей — конкурентов нет и в помине. Победил самый наглый и шустрый, остальным пришлось экстренно тормозить в нескольких сантиметрах от столкновения. Такого я не видел ни в одной европейской пробке. Вспомнился англичанин со словами про зверей у кормушки. Стало как-то не по себе.

Рано или поздно мне удалось покинуть брюхо парома и въехать на таможенный терминал. Виза у нас начиналась с завтрашнего дня, и на душе было неспокойно. Кто их знает, как они с нами обойдутся, заставят ждать, депортируют, пропустят.

Действительность оказалась совсем неожиданной. Современный терминал. Для нас, как европейцев отдельный коридор. Очередей нет, как впрочем, и на соседних коридорах для местных граждан. Декларацию должен заполнять только владелец машины. Сама декларация на французском и арабском. Досматривать нас никто не стал, только сверили номерной знак. Посмеялись, увидев мои документы на машину с русскими буквами. Похоже, видят такое впервые. В ответ я заявил, что арабский еще смешнее, на том и разошлись.

Пришлось заполнить несколько бумажек на машину, но весь процесс был организован четко и быстро. Существует еще общая декларация, типа нашей российской, в которой про оружие, печатные издания, аудио-видео, ну и т.д. Пунктов в ней раза в два больше, но заполнять ее надо только при провозе коммерческих партий указанного товара. На нашу еще не начавшуюся визу никто не обратил внимания. Не прошло и двадцати минут, как мы уже осторожно ехали по нашей первой африканской дорожке. Вот оно и свершилось, вокруг Африка, мечта каждого непослушного школьника времен сказок про Айболита. Жаль только речка Лимпопо далеко, и искупаться в ней на этот раз не удастся. Может я не прав, но кажется, что весь мир вокруг совсем другой. Другая земля, другие растения. Дорога к столице Туниса — городу Тунис идет по многокилометровой дамбе. Вдали виднеются огни большого города удвоенные отражением в воде.

Включаем радио, без особой надежды услышать нечто отличное от арабской музыки, но на удивление ловим французское радио. Мелодичная музыка, одно удовольствие слушать. В городе Тунисе они вещают на частоте 92.0 МГц.

На улице темно, и на сегодня у нас одна задача найти отель, где-нибудь в городе. Шоссе плавно перешло в одну из главных улиц Avenue Habib Bourgiba. Движение интенсивное, но народ весьма вежливый — уступает дорогу, даже правила не нарушают. Видимо челноки, гоняющие в Италию исключение.

Улица уперлась в старый город — Медину. Медина по-арабски переводится как город, поэтому центр практически любого города называется Медина. Рядом висела вывеска одноименного отеля. Пошли на разведку. Цена самого дешевого номера на четверых — 18 тунисских динара. Для Туниса это достаточно дешево. Тунисский динар равен 0.68 US$.

Номер оказался комнаткой общей площадью примерно 10 квадратных метров. Душ был отделен зановесочкой. Избалованные звездочками туристы от такого видимо пришли бы в ужас, но нам это подходит. Я считаю недостойным для путешественника требовать к себе повышенного внимания, даже если за это заплачена куча денег. Ситуация, когда богатый европеец оттягивается, гоняя аборигенов по малейшей своей прихоти, говорит лишь о комплексе неполноценности первого, и не способствует утверждению европейских ценностей в других странах. По-моему в любой стране надо жить адекватно окружающей среде. В такой комнатушке я нахожусь в гармонии с окружающей средой.

Номер был на 4 этаже. Старинные бело-синие деревянные окна выходили на площадь Виктории и городские ворота. Вид отличный.

Кинув вещи, пошли на добычу местных денег. Город весьма цивилизованный, много банков и банкоматов. В одном из них сняли 100 TD. Тунисские бумажные деньги имеют надписи на французском и поэтому в них легко разобраться. Инфляция не велика и поэтому в ходу множество монет. С ними хуже — все надписи на арабском, но числа к счастью европейские. Динар делится на 1000 mills, поэтому если на монетке написано 50, то это 0.05 динара. Самая маленькая монетка, которая нам попала в руки — 20 mills. Особенно мне понравилась монетка 1 динар. На ней такая восточная красавица нарисована на фоне пальм и трактора. Глаз не оторвать, и главное без паранджи, а руки голые до плеч!

В Тунисе только один сотовый оператор TUNSEL. SMS в Россию стоит 0.06 US$. Сетью покрыта вся обитаемая часть страны. Пустыня на юге конечно не покрыта.

Теперь у нас есть деньги на еду и гостиницу, даже на бензин хватит. Один литр 95 бензина без свинца стоит 0.71 динара (0.48 US$). В Тунисе бензин со свинцом не запрещен. Называется он 96 или 98, продается в желтых и красных колонках под названием Super. Бензин без свинца 95, в зеленых колонках с надписью Sans Plomb.

Гулять нет сил, ведь мы не спали прошлую ночь. Перекусив в ужасно дорогом кафе за 28 динар, отправились спать.

Всю ночь мне видимо снились какие-то ужасы про нашу холодную зиму и повседневную суету. Когда в 20 метрах от открытого окна нашего номера на рассвете включили муэдзина, я проснулся не понимая, что случилось. Вот это да, это во сне я на работе, в действительности я в Африке! Как прекрасен мир! Он там, за открытым окном. Стоит только встать и выйти за дверь.

День начали с прогулки по центру. Город весь кишит людьми. Одет народ на удивление пестро. Часть совсем по европейски, часть в мусульманских балахонах. Особенно на женщин интересно смотреть. Некоторые в коротких юбках, с открытыми руками, другие смотрят на мир сквозь узкую щель черного покрывала. Самое удивительное то, что можно встретить стайку подружек одетых по-разному. Это надо видеть: полуголая девица идет за ручку с абсолютно завешанной. Интересно как это у них получается дружить?

На перекрестках обычно стоят не светофоры, а полицейские в комичной белой форме. Такие были во Франции до 2 мировой. В Алжире тоже были, но сохранились, похоже, только здесь и в кино. Встречаются девушки полицейские. Но вот что главное — полицейский уважаемый человек, его любят, и он отвечает тем же. Помашет палочкой, улыбнется, поможет. Отношение к иностранцам лучше, чем к аборигенам. Их обычно не штрафуют и не останавливают. Для того, чтобы их отличать все номера рентованых машин синего цвета. Наш номер был незнаком, и поэтому нас частенько тормозили. Увидев, что мы белые туристы, сразу смущались, извинялись и отпускали, даже не посмотрев документы.

В городе множество обменников, дисконт при обмене не превышает нескольких процентов. Меняют все европейские, мировые и арабские деньги, но люди на рынке признают только доллары, евро считают сувениром.

С первого взгляда Тунис благополучная и европейская страна, но не все так просто. Ислам здесь крепок. Крепче чем у большинства соседей. Например, в мечеть туристы допущены только в определенные часы. Если попытаетесь проникнуть в неурочные часы, то вас остановят. Ясир Арафат именно в Тунисе создал свои террористические отряды.

В Тунисе не кричат на весь мир, что, мол, мы мусульмане, мы крутые. Правительство страны старается создать видимость цивилизации и делает это весьма успешно, однако фундаментализм в стране набирает силу.

Вся современная история Туниса пронизана именем Хабиба Бургиба. Вообще в небольших африканских странах встречаются такие харизматические личности. Написали все стихи, стали большими учеными, воевали во второй мировой, а может и в первой. Живы до сих пор.

Хабиб Бургиба (Habib Bourgiba) как раз из них. Окончил Сорбонну, стал юристом, в 1934 создал оппозиционную партию, устроил революцию. Французы всех разогнали, а Бургиба оказался во французской тюрьме, из которой был освобожден немцами и передан Итальянцам. Воевать на их стороне он не стал, и вскоре вернулся в Тунис, где продолжил баламутить население, пока 20 марта 1956 не стал во главе правительства. Страна была бедная, капиталов не было, поэтому решили строить социализм. Долго строили. Землю поделили, другие прогрессивные дела затеяли. С женщин чадру сняли, учиться заставили, а потом работать. Колхозы делать затеяли. Потом начали мечети притеснять, потом террористов готовить, чтобы они с мировым империализмом и сионизмом боролись. Народ молчаливо терпел, но вот когда Хабиб Бургиба предложил, не иначе как, наслушавшись Горбачева, программу интенсификации и издал указ в месяц рамадан не молиться, а поработать, терпение кончилось. 7 ноября 1987 года авторитетная комиссия исследовала здоровье президента и пришла к неутешительному выводу. С тех пор он с почетом лечится в своей загородной резиденции, а страной управляет уже другой президент не строящий коммунизмов. Теперь его портрет, обвешанный орденами висит на каждой свободной стенке. Вот так кончилось для верного ленинца празднование семидясителетия советской власти.

С тех пор в Тунисе два национальных праздника 20 марта и 7 ноября. День прихода к власти Бургиба и день его смещения. Главная улица каждого города, как положено, носила его имя. Теперь все их переименовывают в авеню 7 ноября. Вывески не успели сменить даже в столице, не говоря о мелких поселках. Теперь это синонимы. Поговаривают, что даже самого Хабиба Бургибу переименовали в 7 ноября, только вот новый паспорт выдать забыли, да и зачем он ему. За границу его все равно не выпускают.

Кстати про названия улиц. В городе Тунисе их очень много. Каждый маленький проулочек имеет свое название. Как правило, оно не написано ни на одном доме. Улиц много, похоже, сравнимо с количеством жителей, поэтому не все из них имеют название в честь какого-нибудь начальника. Часто все ограничивается номером. Самый большой из них — 10163. Американским стритам до этого далеко.

Главным делом в столице было посещение египетского посольства. Мы не успели получить в Москве египетской визы и вот теперь надо это сделать. Можно конечно отложить до Ливии, но боязно как-то, и дороже. Большинство посольств расположено на широченном современном бульваре Мухамеда V. На его круглом перекрестке с авеню Хабиба Бургиба в туристическом центре можно взять бесплатную карту города. Бульвар засажен финиковыми пальмами. Местные озеленители с лесенки обрезают лишние листья, формируя крону. Дома без номеров и нам пришлось не раз спросить дорогу у местного населения. На удивления даже полицейские ничем не смогли помочь. Попался офис какой-то исламской организации. Рискнули зайти и спросить. Оказалось ничего страшного — улыбнулись и сказали правильную дорогу.

Быстро дают только транзитные визы. Дают всем, делают за два часа. Цена — 25 тунисских динара. За 2 entry — 35. Другую валюту не берут. Виза дается на три дня, на каждый проезд. Туристическую визу делают 10 дней посылая запрос в Каир. Ждать так долго было невозможно. Нам посоветовали обратиться в египетское посольство в Ливии, но мы ограничились транзитом, так как в Египте продлить визу не представляет труда.

В Тунисе есть сервис-центр Sony, где можно починить мою камеру. Выяснилось, что надо ехать в далекий пригород Бен-Арос. О гарантийном ремонте и речи не шло. Все бумажки, которые у нас выдают называя всемирной или европейской гарантией применить не удается никогда. Даже в Бельгии гарантия выданная в Голандии не пошла, а уж в Тунисе говорить не о чем.

Камеру взяли сразу, покачав головой, что это слишком круто. В Тунисе таких дорогих камер не покупают, запчастей нет. После двух часов ожидания, камеру вернули со словами, что сломался какой-то блок, какой не поняли, замены нет, надо ждать две недели. Увы через две недели мы уже будем в Египте. Хозяин сервиса оживился. Отлично. Хозяин сервиса в Каире мой друг, детали привезут к нему и вы почините камеру там. Пришлось согласиться. Стоит сказать, что в российском сервисе сказали тоже самое, через две недели частей не нашлось и местный умелец пофиксил все проблемы за 15 минут методом тыка.

Решив все оргвопросы, мы отправились на экскурсию в центр города. Как и положено на востоке центр это базар, с домами лавками. Учитывая войны и неурядицы в других ближневосточных странах базар в Тунисе на сегодня один из самых богатых. Вдобавок он еще сравнительно безопасен. Карманников тут мало. Главная достопримечательность — дворец короля. Дворец конечно бывший. Бургиба его переделал в рынок или базар. Базар кстати слово тюркское, по-арабски будет «сук». С крыши дворца открывается отличный вид на город. Пройти туда можно свободно, но найти дорогу в лабиринте улочек и коридорах дворца не просто. Из одной антикварной лавки надо пройти на второй этаж, далее выйти на еще одну лестницу. Не зная точно пути самостоятельно поделать этот путь невозможно. Местное население постаралось сделать это так и теперь зарабатывает, работая проводниками. Двигаться в центре просто невозможно. Вас непрерывно зазывают посетить дворец.

Проплутав в поисках полчаса мы сдались. Конечно, они с непривычки кажутся страшными арабами, но выхода нет.

Панорама конечно красивая и я не жалею потраченных денег. В результате длинного торга сошлись на 1 евро, 1 динаре и 10 рублях в качестве сувенира. В добавок нам показали комнату, где раньше был гарем. Надо видеть выражение мужика, когда он рассказывал, как Хабиб Бургиба отменил многоженство и распустил гарем. Он провел рукой, как ножом, у шеи, выпучил глаза и сказал: «Теперь многоженства в Тунисе нет».

Если Вы хотите посмотреть страну самостоятельно, то придется доверять местному населению. Оно страшное только с первого взгляда.

Вечером, когда стемнело, мы поехали на берег моря в сторону г. Сус (Sousse). Вдоль берега проложена единственная в Тунисе Автомагистраль. Въезд платный — 6 динар, независимо от расстояния, на которое Вы собираетесь по ней проехать. Дорога широкая, но асфальт не клали давно. Ехать надо осторожно, в готовности что встретится ухаб не совместимый с быстрой ездой.

У г. Хамомет (Hammamet), мы свернули с трассы и заночевали в кемпинге Жасмин (Les Jasmin) в городе Набеул (Nabeul) 36o26.545 N 10o42.742 E h=15m. Кемпинги в Африке, совсем не такие, как это принято в Европе. Обычно рядом с отелем есть лужайка, на которой разрешено ставить палатки. Все удобства в отеле. Цена почти не отличается от номера в отеле. Такой кемпинг имеет смысл только для обитателей караванов, которым просто лениво перетаскивать вещи в номер. Мы, несмотря на это все же выбрали кемпинг. Освещения не было никакого, лужайка под мандариновыми деревьями распахана, вокруг забор, лают собаки и шумят постояльцы отеля. Вот в таких тяжелых условиях мы провели первую и последнюю ночь в африканском кемпинге. Все сказанное не касается небольших экзотических деревушек, выстроенных турфирмами, для организованных туров. Там можно поселиться в пальмовой хижине и почувствовать экзотику, но стоить это будет дороже номера в дешевом городском отеле.

Следующий день, начали с поездки в Карфаген. Для этого пришлось вернуться в г. Тунис. Обидно — всю ночь болтались в поисках кемпинга, а в результате вернулись в исходную точку потратив денег в два раза больше цены гостиничного номера.

За всю поездку нас порадовал только местный пригородный поезд. Здесь не принято перецеплять локомотив, так, чтобы он ехал впереди состава. В одну сторону он едет, толкая впереди себя десяток пассажирских вагонов. Так ездят, конечно, не все поезда. В Карфаген курсирует скоростная весьма современная электричка.

Как известно Карфаген (Carthage) разрушен. Туристы этому, правда, не верят и массово ездят его смотреть. Мы не стали исключением. Для осмотра предусмотрены примерно десять различных площадок. Необходимо купить единый билет и далее ходить с ним как с бегунком, собирая отметки во всех положенных местах.

От того, знаменитого Карфагена, который был разрушен в результате Пунических войн, не осталось ничего. Только в музее можно увидеть несколько монеток и кусочков посуды размером в несколько сантиметров. Римляне добросовестно выполнили поставленную перед ними задачу.

На месте старого города построили новый — ставший столицей римской провинции Африка.

Его тоже весьма качественно разрушили. Остались развалины, куски колонн высотой в метр, театр, и еще несколько груд камней.

Арабы с турками построили свой город, но и он был разрушен.

Теперь в Карфагене множество богатых вилл. Рядом с развалинами стоит президентский дворец. Грозные плакаты предупреждают, что фотографировать можно только в сторону от дворца, чтобы никто не смог разгадать секретов охраны. По идее полицаи должны ловить нарушителей и засвечивать пленку, но, похоже, все это ушло в прошлое. Плакат еще висит, но краска уже облупилась. Здравый смысл вот-вот возьмет вверх.

Рядом с дворцом расположены резиденции иностранных послов и жилища прочей знати.

Хоть смотреть здесь нечего, но посетить эти места приятно. Можно сесть на месте знаменитого карфагенского храма Молоха, в котором приносили в жертву маленьких детей, и предаваться философским мыслям о судьбах человеческой цивилизации. Я не один приехал сюда из идеологических соображений. Здесь мы опять встретили англичанина географа, с которым мы ехали на пароме. Сидя в позе Мыслителя Родена, он созерцал исторические камни и очень обрадовался, увидев нас. Сказал, что проведет здесь несколько дней, пока еще не решил сколько, чтобы передумать все подобающие моменту мысли и насладится величием истории. Даже завидно — нам бы столько свободного времени.

После Карфагена мы поехали в небольшой туристически — киношный городок Сиди бон Саид (Sidi Bou Sa?d). Здесь все дома белые, а окна голубые. Красиво, только слишком много туристов и больно все искусственно выглядит. Это не живой город, а декорация из кино.

Следующую остановку мы сделали в арабском городе Кайроуан (Kairouan). Здесь расположена Большая Мечеть. Это огромное здание с тысячами колонн, стащенных из соседних античных храмов. В путеводителях утверждается, что это святое арабское место уступает только Мекке, Медине и Иерусалиму. Мечеть конечно хорошая, место конечно святое, только вот почти любая арабская страна имеет свое священное место под номером четыре в рейтинги святости. Мечеть открыта для туристов с 8 до 14.00, кроме пятницы. Вход платный Попытка прорыва в неурочное время закончилась нашим выдворением, но дело было сделано — осмотреть внутренности удалось.

У входа в мечеть стояло металлическое ограждение, к которому был привязан баран. Не успели мы посмеяться над этим, как увидели, как мужик едет на мотоцикле, а впереди него, на раме сидит еще баран. Обычно так любимых девушек возят. Баран ехал спокойно, не дергался, а только задумчиво смотрел по сторонам. Видимо привык с детства. В последствии мы видели как их возят на сидениях в машине.

Чуть южнее в Африке едят блюдо фу-фу. Где-нибудь у древних людоедов было ням-ням, в арабском мире есть национальное блюдо кус-кус (couscous). По справочнику Lonely Planet его положено употреблять в ресторане Jeunesse. Так мы и сделали. Как выяснилось это манная крупа сваренная с минимумом воды, с добавлением мяса, овощей и прочей снеди имеющейся на кухне. Половина кус-куса это перец, так, что девушки не смогли осилить половины порции. Таня сказала, что это много вареной морковки с манной кашей и кетчупом. Обычно все недоедки достаются мне, но здесь я оказался бессилен потребить две с половиной порции, но две четно съел.

День подошел к концу. Темное время было решено использовать для переезда на юго-запад страны. Там на границе с Алжиром красивая пустыня, оазисы, отроги гор Атласа.

На ночевку попытались встать в промышленном городке Гафса (Gafsa). Выяснилось, что отели там дорогие 60 и даже 120 динар за ночь. Тунис вольная страна, и здесь можно вставать на ночевку прямо в пустыне. (34o04.519 N 08o14.325 E h=155 m) Так мы и сделали, заехав в небольшую ложбинку, так, что бы из далека нас не было видно, а утреннее солнце мешало нас разглядеть с дороги.

Над головой черное южное небо, видимость отличная. Луны нет и темнота абсолютная. На юге уже виден Канопус.

Ночь прошла спокойно. Все — решено: дальше ночуем только диким способом. Да здравствует свобода!

Первый город, который с утра попался на пути был Тозеор (Tozeur). Место на редкость избалованное туристами. При въезде интересный кемпинг. Машины и палатки можно ставить прямо в пальмовой роще. Есть пальмовые бунгало. По Lonely здесь есть зоопарк. Сказано, что его надо избегать, как смерча в пустыне. Если честно, то посмотреть на настоящий смерч мне очень любопытно, поэтому мы решили посетить это заведение. Реклама гласила, что здесь живет верблюд, который пьет Кока-Колу. Надо заплатить за два литра и он на глазах у Вас это потребит. Бедное животное, как оно еще живое, куда смотрят любители животных. Я вообще глобалист, люблю Америку, но вот потреблять кока-колу пока не научился, хотя и считаю ее лучше Пепси.

При входе в зоопарк никого не было, и мы вошли бесплатно. Верблюда тоже не было. Во всем зоопарке был только один зверь. Угадайте кто. Ходжу Насредина читали? Это был зверь именуемый кот.

Посмеявшись в максимальной скоростью покинули это заведение, послав подальше объявившихся билетеров.

В Тозеуре положено осматривать оазис. В нем растет 200000 пальм. Туристов выгружают из автобусов и дальше за весьма приличные деньги везут на верблюде, ишаке или лошади, по той же дороге, где они только что ехали на автобусе. Не смотря на все уверения, что путь долог — мы пошли пешком.

Рядом еще есть музей шариата. Не пугайтесь, это вовсе не место, где показаны жестокие восточные нравы. Слово шариат переводится с арабского как быт или домашнее хозяйство. Музей шариата правильнее перевести как краеведческий. Более того, внутри арабский быт показан во французском исполнении. Все европейски одеты. Вполне можно перепутать с Европой. Женщина стоит у газовой плиты. Восковая фигура, что бы не упасть привязана к ней веревочкой. Лена очень оживилась при виде этой картины, и вспоминает ее до сих пор вместе с цитатой из Ля Птюфите: «В Тунисе еще сохранились старые добрые традиции — мужчина пользуется авторитетом, жена готовит на кухне, дети работают в поле».

Кроме такого автобусно-матрасного туризма, в этих краях можно заказать тур на джипах или верблюдах в пустыню. Для того, чтобы добраться до огромных барханов восточного эрга на самом юге страны надо соответственно 5 или 15 дней. Такие путешествия у нас предусмотрены в Ливии, а здесь мы ограничились небольшой прогулкой на верблюде. За 5 динар нас покатали по 5 минут каждого. Дешевых верблюдов можно найти, отъехав подальше от скопления организованных туристов. Мы катались в 5 км от г. Hazoua — погранперехода в Алжир.

С этого дня я полюбил верблюдов. Он такой мягкий и теплый. У него такая приятная шерсть. Одно удовольствие запустить в нее свои руки. При езде на верблюде надо иметь в виду, что встает он начиная с задних лап. В этот момент передние лежат на земле. Надо крепко держаться, что бы не перелететь через голову и не упасть впереди верблюда. Садится он в обратном порядке. В отличии от лошади идет он очень плавно. На нем может укачать, но отбить одно место невозможно.

Все знают, что главное чудо в пустыне — оазис, этот уголок рая. Растет в нем, как правило, финиковая пальма. В Тунисе оазис это целый лес с десятками тысяч пальм. Как правило, он разделен заборами, по нему проложена сеть ирригационных канав. Каждая пальма знает своего хозяина. Туристам положено гулять в отведенных для этого небольших кусочках, но заборы не всюду сплошные, более того они, скорее всего, предназначены для баранов, и никто особенно не против того, что вы пойдете погулять в финиковый лес. Если внутри оазиса нет населенного пункта, то заборов практически нет, и первозданную картину нарушают только канавы, которые можно постараться не замечать.Такой не слишком освоенный оазис мы нашли в севере от г. Тозеур. Остановились поесть и сварить немного пищи.

Урожай фиников созрел в ноябре и уже давно убран. Наверно одна десятая урожая растет в неудобных местах и ее оставляют. В феврале оставшиеся финики подсыхают, но остаются вполне съедобными. По виду они неотличимы от тех, что продаются в наших магазинах. Единственное отличие внутри. Примерно в каждом третьем червяк. Белый такой, сантиметр длинной. Мы сперва было, накинулись и съели килограмм другой. Потом от обжорства начали выбирать. Тут червяков и заметили. Это печально. По вкусу, кстати, финик с червяком не хуже финика без червяка. Ствол пальмы мягкий и теплый. Одно удовольствие его потрогать, приятно сеть отдохнуть, прижавшись к нему. Финики можно найти на небольшой высоте, и лазать по пальмам не имеет ни какого смысла, но интереснее конечно залезть. Сделать это достаточно легко — можно цепляться за черенки старых уже отвалившихся листьев. Они конечно гнилые и постоянно ломаются под ногами, но лезть можно. На верху кажется, что финики вкуснее, а еще с вершины пальмы очень здорово рассылать SMS друзьям и родственникам. Вот мы с Машей залезли на две соседние пальмы, и сидели, пока всех не вспомнили.

Своим появлением оазисы в этой части Туниса обязаны горам Атласа, расположенным в нескольких десятках километров к западу. Горные реки стекают в пустыню.

В горы тоже принято возить туристов. Делают это на джипах. Едут, правда, то приличной асфальтовой дороге. Любой автобус здесь смог бы пройти, но пропал бы повод собрать дополнительные деньги. Дорога, конечно, горный серпантин, но в мире много мест, где горы круче и выше. Горы Атласа достаточно молодые и еще не сглажены эрозией.

Одно из чудес — водопад. Струйка с расходом воды — 50 — 100 литров в секунду падает с высоты 15 метров. Как ни крути, а водопады надо смотреть не здесь, но делать нечего — положено. Мы тоже заехали. Туристический участок с водопадом расположен между  г. Чебика (Chebika) и Тамерза (Tamerza). В последнм мы зашли в ресторан и съели курицу. Рядом с нами сидели молодые хиповые мотоциклисты из Германии. Это первые европейцы, которых мы встретили на своей машине за пределами столицы.

Насколько речек стекающих с гор питают водой соленое озеро — пустыню Chott el Jerid. На карте нарисовано озеро или болото. Мы увидили огромную ровную соляную поверхность. Соль совершенно сухая. Февраль это мокрый сезон. Непонятно — если сейчас воды нет, то когда же она здесь бывает. Через пустыню проложена дорога. Большая ее часть без асфальта, с покрытием из укатанной соли. Ехать по ней вполне можно. Это лучше обычной хорошо ухоженной грунтовки. Вдоль дороги идут две канавы. Они полны соленой воды.

На ужин мы заехали в г. Доуз (Douz). Это еще одно место, где можно организованно побродить по оазису Пальмира или отправиться в джипо-верблюдный тур в пустыню.

Еду нашли в кафе Али Баба (Ali Baba). Нашли даже без путеводителя, но оказалось, что он есть в Lonely. Хозяин — черный африканец с белозубой улыбкой и отличным английским встретил нас очень приветливо. Поговорили о русской зиме, снеге, елках и медведях. В некоторых заведениях ориентированных на интуристов имеются тетрадочки, в которых можно оставить запись. Из России мы первые оставили запись. На этот раз удалось вкусно поесть, хоть пробовать кус-кус еще раз, мы не отважились. Ужин на всех обошелся в 8 динаров. Во дворе кафе есть шатер, сидя в котором можно есть, и воображать, что ты бедуин в пустыне. Нам даже переночевать предлагали. Очень приятное место — всем рекомендую. Адрес ул. 7 ноября (Хабиба Бургиба), 100 метров к северу от главной круглой площади.

Не доезжая до последнего города Ель Фаоар (El Faouar), за которым начинается уже настоящая пустыня без оазисов, мы встали на ночевку у огромного бархана. 33o27.382 N 08o52.693 E h=53 m В результате ремонта дорогу положили по новому месту, а старая частично засыпанная песком оказалась идеальным местом для стоянки. Подъезжая к бархану, мы даже застряли в песке. Выехать удалось быстро. Это совсем не то, что застрять в снегу. Здесь машина просто глохнет, и колеса не вращаются. Двигателю не хватает мощности вращать колеса даже на первой передаче.

После появления видеокамер, телефонов, прочей бытовой походной техники возникла необходимость все это регулярно заряжать. Можно конечно для каждого устройства купить специальное зарядное устройство, но это дорого и неудобно. В эту поездку я взял с собой UPS — устройство бесперебойного питания от компьютера, выломал из него аккумулятор. Сделал я это в последний день перед отъездом, поэтому не успел сделать последнего шага — приделать вместо аккумулятора разъем как у прикуривателя машины. Вторая ночевка без стационарного электричества оставляла нас без всех вышеперечисленных устройств. Пришлось экстренно из подсобных материалов доделывать преобразователь. Вскоре нам удалось накормить все электроприборы досыта. Ура, теперь у нас в машине есть розетка 220В, мощностью 250 Вт.

Стоянка удалась на славу. Бархан и черная ночь. Вот только трубки плохо работали, едва чувствуя сеть. Ближе к утру удалось увидеть Центавр и ? Центавра — ближайшую к земле звезду.

Утром встали рано, чтобы эффективнее использовать световой день и посмотреть восход солнца. В 6 утра не жарко — +6 градусов. Холодно, а еще Африка называется. Я намотал на голову штаны из полара. Получилась чалма. Так и пошел гулять.

Первый лучик солнца осветил гребень бархана. Залезли осмотреть окрестности. В нескольких сотнях метров заметили небольшой оазис, состоящий из нескольких пальм. Пошли до него. По пустыне ходить трудно. 300 метров мы преодолели за 10 минут. В оазисе куча вкусных фиников, посреди водопроводный кран из которого течет горячая минеральная вода. Вспомнилась поговорка «Если видишь в море люк, не пугайся это глюк».

Вернувшись с прогулки, на газу сварили завтрак. Выпили кофе, расслабились, погрелись на солнышке. Вот оно счастье. Только вот, как рано не вставай, выезжаем все равно в 11. Ладно, все-таки отпуск.

День начали с того, что доехали до г. Ель Фаоар (El Faouar). Оказалось, что здесь нет ни одного туриста. Всюду местное население. Просто удивительно, что в 20 километрах от сюда, соседний город ими кишит, а тут одни местные. В этих краях Туниса большинство составляют не арабы, а негры. Раньше здесь был центр работорговли, и некоторая часть невостребованных рабов осталась здесь жить навсегда. Попадаются колоритные персонажи, только в открытую фотографировать их боязно. По исламской традиции делать любые изображения людей запрещено. Если человек умрет, а его образ будет храниться на фотографии, то душа не найдет упокоения в раю. В диких странах народ шарахается от фотоаппарата как от пулемета. В Тунисе это конечно не так, но съемка людей считается бестактностью.

В городе на рынке купили продовольствия, всяческих фруктов, орехов.

Рядом с рынком парковка, на отведенных местах ровными рядами под знаком стоят машины, ишаки, верблюды. Народ живет бедно, телеги разбитые, велосипеды самодельные, машин мало.

На следующий день мы должны попасть на ливийскую границу, для этого надо пересечь всю страну с запада на восток и заночевать не далеко от нее. Поехали по прямой дороге. На многих картах она указана, как только для 4WD, но в реальности всюду оказался асфальт. Через несколько сотен километров пустынной дороги опять начали попадаться оазисы и горы.

В маленьком городке Матмата (Matmata) туристам показывают дом троглодита, а вернее жилище берберов в виде пещеры. Вход платный. Требовали 5 динар с каждого, согласились на 3 за всех. Музей содержится в хорошем состоянии и туда стоит сходить.

Дальше на восток местность становится гористой. Мы попали на горную грунтовку. Прямой и хорошей дороги похоже нет. В Lonely пишут, что на обычной машине здесь не проехать. Действительно ехать удавалось очень медленно, периодически задевая камни днищем. Для увеличения клиренса на особенно злобных участках приходилось высаживать женщин. Преодолев высокий скалистый перевал мы спустились в долину к г. Тоужане (Toujane). Старый каменный город — лабиринт. Интересное место, а главное народу мало.

Ниже гор в сторону моря находится холмистая местность, поросшая мелкими кустиками. Здесь снимали Звездные Войны.

Дальше дорога была уже асфальтовая, но машина на нас обиделась. Вскоре спустило колесо. Камни из под колес разбили нипель. Колесо пришлось менять. Как только мы подняли машину, вокруг собралась стайка добровольных помощников. Мне даже не дали самому покрутить домкрат. Все сделали от доброй души и денег не попросили. Была пятница — мусульманам было положено делать добрые дела. Может, конечно, они и в другой день тоже помогли нам. После замены показали дорогу до ближайшего шиномонтажа.

Не смотря на вечер и выходной — он был открыт, вот только ремонтировать камеры, они не умеют, запасного нипеля у них нет, камеры тоже нет, а про то, что такое балансировка колес здесь, похоже, вообще не ведают. Хорошо у меня была запасная камера. Колесо поставили на место. Там оно успешно проехало еще 25000 километров. Удивила меня цена — 30 динар. За эти деньги в России можно перемонтировать все колеса в приличном месте.

Вечером мы еще успевали прокатиться на о. Джерба (Jerba). Это известное туристическое место. Проехать можно на пароме или по 9 километровой дамбе — мосту. Мы выбрали последний вариант. На въезде нас проверила полиция.

Остров оказался типичной туристической резервацией. За высоченными заборами стоят роскошные пустующие по случаю не сезона отели. Местное население в меру сил окультурено и адаптировано к тем, кто случайно вышел из-за забора. От дикого внешнего мира защищает пост на дамбе. Прямо на острове есть международный аэропорт. Все что надо для пляжного туризма.

Жаль только море зимой холодное, кораллы не растут. Тунису в целом не повезло с чудесами природы. Древние развалины плохо сохранились, своей древней истории нет, оазисы в Ливии красивее, море тоже не то. Похоже, Тунису повезло только в новейшей истории. Ориентация на запад и борьба с дурными идеями дала возможность нормально развивать экспорт нефти, не иметь проблем с туризмом. Тунисцы сделали все, что могли для того, чтобы гордится своей страной. По сравнению с Египтом это существенно более приятная страна.

Пока мы катались по Джербе, окончательно стемнело. На ночевку встали в отеле в г. Зарзиз (Zarziz). Ночевка в пустыне дело хорошее, он перед границей полезно привести себя в порядок и помыться. Ночевка обошлась в 26 динаров. Вода в душе была холодной, нормально вымыться не удалось. Все — теперь стоим только в пустыне и омываемся песком. Остаток денег извели в ближайшем ресторане. Тане запомнился негр, который темной ночью, в черных очках ел кус-кус.

Утром встали очень рано. Отель был еще закрыт, а из администрации никого не было. С трудом удалось найти выход через черный ход. Выезжали с тяжелой душой. Что ждет нас в Ливии? Нервно как-то. Приграничный город называется Бен Гуэрдане (Ben Guerdane). Так и хочется сказать Бен Гурион. Лена говорит, что если я так скажу на границе, то точно не пустят.

Дорога идет вдоль берега моря. Картинка весьма унылая. Идеальная равнина, растительность скучная, вокруг соленые лужи. Отлив и моря не видно.

Вдоль дороги стоят мужики и торгуют ливийским бензином в 10 литровых пластмассовых канистрах. Там он в 5 раз дешевле, и поэтому никакие пограничные заслоны не в силах предотвратить контрабанду. Покупать его боязно, хоть впрочем, еще немножко и выбора у нас не будет.

Сразу после Ben Guerdane стоит указатель: Триполи двести километров Каир 2500. Да не близок путь.

Тунисский пограничный терминал выглядит прилично. Выпустили нас без досмотра, и прочих проволочек. Сразу после пограничного столба дорога кончилась, и мы въехали в неизведанное.

| 30.03.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий