Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Таиланд >> Таиландские впечатления


Самые низкие цены и специальные предложения на отели Таиланде!

Таиландские впечатления

Таиланд

Пролог.

Итак, мы летим в Таиланд. Мы — это я, папа Александр, мама Наташа и наша тринадцатилетняя дочь Вика. Летим совершенно неожиданно для нас самих. В отведенные на отдых жесткие сроки идеально вписалась только поездка в Таиланд.

Самолет вылетал в пятницу, 3 ноября в 21.30. Большую часть дня провели на работе. Вечером Наташа заехала ко мне на работу, вместе на машине поехали за Викой и — в аэропорт. За несколько дней до отъезда погода испортилась, и нас сопровождал моросящий дождь. Машину оставили на стоянке между Шереметьево-1 и Шереметьево-2 (как позже выяснилось, этой стоянкой любят пользоваться летчики и называют ее «Шереметьево-полтора»), оттуда микроавтобусом — в аэропорт. После досмотров и ожидания погрузились в Ил-86. Полет длился почти 10 часов. Успели поужинать, отметив годовщину свадьбы, поспать, позавтракать и утром приземлились в Бангкоке. Впрочем, там было не такое уж утро, сдвиг относительно зимнего времени Москвы — 4 часа (относительно летнего — 3).

День первый (4 ноября)

Аэропорт громадный. Увидеть целиком его так и не удалось. Встречает нас немолодая тайка, удивительно хорошо говорящая по-русски. Грузит с еще одной семьей (папа, мама, сын) в микроавтобус и мы уезжаем в город. По дороге знакомимся. Наша сопровождающая представляется — Тепа. Как выяснилось позже, личность она примечательная. Училась в Москве с 1-го класса, т. к. родители там работали, вещали на Таиланд по радио. Кончила филфак МГУ. Сейчас преподает в университете. Свободно употребляет русский жаргон, ориентируется в русской истории и литературе. Позже нам сказали, что она лучший специалист по русскому языку в Бангкоке. Но к ней мы еще вернемся.

А пока несемся по прекрасной автостраде. Движение левостороннее, это необычно. Большая часть пути проходит по пандусам с многоуровневыми развязками, по мере приближения к городу все чаще встречаются небоскребы и просто высокие дома оригинальной архитектуры. Бьет в глаза роскошь тропической зелени, особенно заметная после дождливой Москвы. Яркое солнце кажется еще ярче из-за переотражений в стеклах домов. Небо слегка поддернуто дымкой смога.

С высоты автострады хорошо просматривается громадный мегаполис, который выглядит очень современно. Но когда машина ныряет на нижний уровень, под пандусами автострады просматриваются мусорные свалки в которых роются собаки, спящие бомжи. По сторонам дороги — восточные магазинчики и мастерские. Чем-то напоминает Каир. Завозим наших спутников в их отель и отправляемся в свой. Спрашиваем, далеко ли это от центра. Тепа терпеливо объясняет, что центра, аналогичного Красной площади в Москве, здесь нет. Есть исторический центр, мы отправимся туда завтра, есть научный, торговый, промышленный и т.д. Но мы будем не на окраине. Вокруг есть все. А вообще, отель виден издалека. Это 43-этажное здание «Байок сьют» приметно тем, что рядом с ним расположено другое схожее 78-этажное здание, принадлежащее той же фирме — «Байок-скай». Последнее доминирует в районе. Вход в отель обескураживает. Посреди восточного базара спускаемся в полуподвал и оттуда лифтом попадаем на 5 этаж. Здесь ресепшн, т. е. регистрация. Тепа помогает зарегистрироваться и согласует программу на завтра, после чего поднимаемся в номер на 34 этаж. Надо сказать, что несмотря на 30-градусную жару, Тепа постоянно ежится, хотя одета тепло и при колготках. Говорит, что только недавно немного потеплело. А было 20 градусов, и она уже собиралась покупать нагревательные приборы.

Номер наш оказывается двухкомнатным с одной кроватью в первой комнате (там же что-то вроде кухни, холодильник, телевизор и выход на лоджию). Вторая комната — спальня, там две широкие кровати и оттуда выход в ванную с туалетом. Но номер не производит впечатления нового. Чувствуется, что гостиница построена давно. А вот вид из окна прекрасный. Город, как на ладони. Приводим себя в порядок и спускаемся вниз.

Сразу за порогом отеля попадаем на улицу, заставленную лавочками, магазинчиками и еще Бог знает чем. Шум и гомон восточного города оглушает. Шумит толпа, кричат продавцы. Гудят автомашины и тук-туки. Про последние надо дать некоторые пояснения. В Таиланде два типа такси: такси-метр, т. е. такси с таксометром и тук-тук. В Бангкоке тук-тук — это что-то вроде грузового мотороллера с навесом, в прицепе которого расположено кресло на 3 места. В Патайе тук-тук сделан на базе полугрузовой «Тойоты», в кузове которой тоже под навесом размещены по бокам два ряда сидений человек на 10. Если вы выходите на мостовую, то проезжающий мимо тук-тук подает двойной сигнал, приглашая садиться. Мне кажется, что из-за двойного удара по клаксону этот вид такси и получил свое название. С водителем тук-тука можно и нужно торговаться. Как и в небольших лавках или магазинах, конечная цена может отличаться от начальной раза в два.

Тук-туки шумят на улицах больше всего. И дымят прилично. Кроме того, в воздухе носится аромат приготавливаемой на котлах и жаровнях пищи, пованивает от мусорных баков и канализации. Короче, своеобразная смесь звуков и запахов. Довольно душно, температура выше 30 градусов. Сквозь ряды торговцев выходим на более широкую улицу и по ней доходим до крупного торгового центра. Как гласит реклама, на верхнем этаже находится ледовый центр, где можно покататься на коньках. Прежде всего мы устремились в ресторан. Их на последнем этаже великое множество с китайской, индийской, итальянской и всякой иной кухней. Выбрали традиционную, т. к. там было меню с картинками, а ошибаться очень не хотелось. Кроме завтрака в самолете, мы в этот день еще ничего не ели. Но закуски, суп и десерт оказались тайскими. Их можно было брать со шведского стола, который здесь называют «буфет».

На улицу мы вышли, когда уже темнело. Как и вообще на юге, темнота наступает быстро. В шестом часу вечера начинает темнеть, а в 6 уже полный мрак. Прошлись по городу, на пересечении двух улиц обнаружили что-то вроде маленького садика. В нем под резным навесом восседал Будда. Народ подходил, возлагал цветы (желтые хризантемы, орхидеи, которые продавались тут же), ставили свечки, палочки с благовониями, молились. Чуть в стороне под другим навесом девушки в национальных костюмах исполняли тайские танцы. Похоже на фольклорный ансамбль. Мы с интересом посмотрели это зрелище, а после его окончания отправились в гостиницу.

Сидеть в номере не хотелось, и мы решили съездить на верхний этаж отеля в бар, попить кофе. Но не тут-то было. Нас усадили за стол, попросили заказать напитки и указали на «буфет», т. е. шведский стол. Правда, нам и самим расхотелось уходить, когда мы увидели панораму за окном. Точнее, окон-то и не было. Были сплошные стеклянные стены. Нас усадили за угловой столик и у нас создалось полное впечатление, что мы висим над 43-этажной бездной. Внизу светился огнями небоскребов, рекламы, дорожных развязок и надземки громадный город. А напротив нависала громада 78-этажного «Байока Скай», вдоль которого в прозрачных шахтах проносились лифты. Я не удержался и сбегал за видеокамерой. В ресторане было очень уютно, певица под рояль исполняла песни в духе французских шансонье, кухня, как и везде в Таиланде, была отменная, и мы с удовольствием провели там вечер. Выходили на балкон, снимали оттуда на видео. Так и тянет сказать, что мы выходили проветриться, но все наоборот. В ресторане было прохладно, а вот на балконе в полной мере ощущалась душная тропическая ночь.

После ресторана прошлись до «Байок скай». Расстояние всего метров сто. Днем это была улочка, заставленная торговыми рядами. Сейчас торговцев мало, оставшиеся уже упаковывали свои товары. Вокруг много хлама, заполненные мусорные баки. Специфический запах уже закрытого, но еще не убранного рынка.

День второй (5 ноября)

С утра следующего дня мы поехали на плановую экскурсию осматривать комплекс королевского дворца — главной достопримечательности Бангкока. Здесь, наверное, уместно сделать краткий географический и исторический экскурс. Таиланд (ранее называвшийся Сиамом) на карте напоминает голову слона, который лбом и передней частью хобота упирается в Бирму. За ухом слона находится Лаос, под ухом — Кампучия, а конец хобота упирается в Малайзию. Толщина хобота небольшая (он тянется вдоль Малакского полуострова) и местами составляет всего 13 км. Уникальность Таиланда в том, что он никогда не был колонизирован. Короли умело маневрировали между основными колониальными державами и сохранили независимость своей страны. Бангкок — 4-я столица Таиланда. Три первых разрушались во время войн с соседями, главным образом, Бирмой. Правящую династию основал один из полководцев, изгнавших бирманцев из страны и провозгласивший себя королем Рамой I (в честь Рамайяны — героя индийского эпоса). Сейчас страной правит Рама IX. Ему уже 72 года и правит он почти 50 лет. Народ его любит и почитает. Король сам ограничил свою монархическую власть, хотя в этом ему помогли народные демонстрации. Портреты короля и недавно умершей королевы-матери встречаются на каждом шагу. Разумеется, на портретах король выглядит очень молодым и красивым. А вот наследника, которому под 50, не очень любят. Как-то нехорошо он себя вел. Но как именно, нам выяснить не удалось, таиландцы избегают этой темы. Таиланд посещал император Николай II, и одна из русских великих княжон была замужем за тайским принцем. Но брак не заладился, и принцессу отослали обратно.

В историческом комплексе король не живет. Там, в одном из дворцов, он проводит ночь перед коронацией, а в другом дворце его коронуют. Дворцовый комплекс — это большой музей под открытым небом. И еще в нем находятся действующие буддийские храмы, буддийская библиотека, школа тайского массажа и главная святыня страны — изумрудный Будда. Рассказать о комплексе трудно. Очень своеобразная архитектура, позолоченные пагоды, экзотические чудовища, охраняющие ворота. Стены храмов облицованы яркой керамикой, разноцветными стеклами и зеркалами. Много позолоты. На солнце все это сверкает и переливается. Ветер шевелит позолоченные пластинки под крышей, которые позванивают, как бубенчики. Входить на территорию комплекса можно только в обуви с задниками (хотя бы с ремешком). Шлепанцы недопустимы. Так же недопустимы шорты и обнаженные плечи. А к коротким юбкам отношение довольно терпимое в отличие от Собора св. Петра в Ватикане. Они могут быть и выше колен, но не совсем мини. При входе в храмы обувь снимают. Причем тайцы оставляют свою обувь на одном стеллаже, а иностранцы — на другом. В храме изумрудного Будды стоять нельзя. Созерцают его сидя, при этом ступни ног не должны быть направлены в сторону Будды. Впрочем, направлять их на людей тоже считается неприличным. Изумрудный Будда представляет собой фигуру, сделанную из цельного куска нефрита. Высотой он — около 60 см. Трижды в год в соответствии с тремя тропическими сезонами его омывают и переодевают в подобающую сезону одежду. Прикасаться к Будде может только король, но сейчас обязанность по переодеванию Будды выполняет наследник. Король для подобной работы староват. Храм изумрудного Будды, пожалуй, единственное место, где нам запретили фотографировать, но через дверной проем мне удалось запечатлеть его на видео.

Если Изумрудный Будда размерами не впечатляет, то лежащий Будда — огромен. Его длинна — 43 метра. Он позолочен, а ступни ног расписаны сюжетами из его жизни. В храме есть и небольшие изображения Будды, около которых много молящихся. Вдоль стены на треногах стоит 108 металлических сосудов на треногах. У служителя бесплатно (но подаяние при этом приветствуется) берут чашечку, в которой по весу насыпаны мелкие монеты и, идя вдоль сосудов, опускают в каждый из них по монете. При этом загадывают желание. Если монет хватило, желание исполнится. Но лучше всего, если лишних монет тоже не останется. Так у Вики и получилось, и Тепа гарантировала ей исполнение желаний.

О комплексе королевского дворца можно еще много писать, но вряд ли стоит повторять путеводитель. Скажу только, что зрелище впечатляет не столько размерами, сколько необычностью и непохожестью на все виденное ранее.

После дворца — экскурсия на ювелирную фабрику. Она тоже входит в обязательную программу. Вначале ведут в кинозал и показывают фильм (для нас — на русском языке) о добыче и обработке драгоценных камней. Таиланд славится изумрудами и рубинами, но есть и алмазы, сапфиры. Все это мы видим своими глазами, когда нас провожают в громадный зал, сплошь уставленный столами с украшениями. Зал разгорожен большими аквариумами с экзотическими рыбами. В центральном аквариуме — акулы-катраны. Почти сразу к нам подходит менеджер, очень прилично говорящий по-русски. С его помощью под неторопливый разговор о семье, детях, работе выбираем давно запланированные украшения для Наташи. На изделия дается сертификат с полным его описанием. Как позже объяснила Тепа, спустя некоторое время купленное изделие можно обменять на другое, более современное или дорогое.

А потом проходим в бар, где предлагают не только бесплатные кофе и чай, как на ювелирной фабрике в Амстердаме, но и пиво, вино, виски. Конечно, бесплатные они весьма условно, но как бы уже «за все уплачено». Заказываю себе виски, но Тепа вырывает у меня стакан и сопровождая непонятными словами протягивает барменше. После чего доза в стакане увеличивается вдвое. А Тепа ворчит: «Тоже мне, налили, как кот наплакал». Владеет она все-таки нашим «великим и могучим».

Во второй половине дня мы немного потолкались по лавкам и магазинам, а вечером отправились в плаванье по главной реке Таиланда (не помню названия) на плавучем ресторане. Народу было много, преимущественно, немцев. Кормили, как всегда отменно и обильно. Доесть все было просто невозможно. За бортом проплывали отели, храмы, рестораны, полные народа. Слух наш ублажала молодая тайка в национальном костюме, играющая на чем-то очень напоминающем украинские цимбалы. На обратном пути Тепа провезла нас через китайский квартал и оптовый рынок цветов. Цветы впечатляли обилием и разнообразием. Это действительно зрелище. Там же продаются фрукты и овощи. Было непривычно видеть груды ананасов или бананов, лежащие на асфальте, как картошка.

День третий (6 ноября)

Покидаем Бангкок и едем в Патайю. По пути остановка на крокодильей ферме. По дороге болтаем с Тепой о тайской жизни.
Тепа преподает на кафедре русского языка в университете, но занята только один день в неделю. Остальное время подрабатывает гидом. Начальная зарплата составляла 100 долларов в месяц, сейчас — около 500. Желающих учить русский язык много, но их число резко уменьшается, когда начинают проходить склонение существительных. «Падежов» в тайском языке нет.
Но зато есть уникальный алфавит с 44 согласными и 32 гласными и дифтонгами. В других странах юго-восточной Азии используется лаосский алфавит. А главная прелесть тайского языка в том, что значение слова зависит не только от написания, но и от высоты и долготы тона, которым оно произнесено. Причем значения могут быть совершенно несхожие, например, «кхао» в зависимости от тональности означает «гора», «рис», «колено», «рог» и «войдите». В результате язык для европейца становится практически не изучаемым. Сами тайцы тоже говорят на иностранных языках весьма своеобразно. Нам жаловались туристы из других групп, что не могут понять своего гида, считающего, что он говорит по-русски. А их английский оставлял впечатление тайского языка, в который вставлены слова, отдаленно английский напоминающие. Я как-то просил у официанта по-английски соль (salt). Повторил раз десять с упором на последние согласные. Но он принес мне все-таки соус (sauce).

Но вернемся в Тепе. Жилье в Таиланде недорогое. Плата за 2-х комнатную квартиру 50—100 долларов в месяц. Можно и дешевле, но это без кондиционера и неприемлемо для белого человека. Плата за электроэнергию составляет значительную статью расхода. Много уходит на кондиционер. Бензин ненамного дороже, чем в России, около 40 центов за литр. Наиболее популярные машины — «Тойоты». Их легче ремонтировать на сервисе, т. к. собирают их тут же, в Таиланде. Все остальные автомобили (преимущественно японские) значительно дороже и сложней в обслуживании. Но есть и «Форды», переимущественно, «Эскорты». Они, как и «Тойоты Короллы» используются в качестве такси-метров.

Еда в Таиланде очень дешевая. Тепа говорит, что готовить не имеет смысла. Уже готовые блюда продаются на каждом углу. И это не только съедобно, но и вкусно, в чем мы неоднократно убеждались. На 1 доллар можно наесться до отвала, а за 3 — неплохо посидеть в ресторане. У тайцев выходит еще дешевле, если они питаются в кварталах, где нет европейцев. Одежда тоже дешевая, особенно трикотаж, если покупать на многочисленных вещевых рынках и хорошо торговаться. В фирменных бутиках цены европейские.

Голова в пасти живого крокодила
Но подъезжаем к крокодильей ферме. Это гигантское и уникальное в своем роде хозяйство — более 60000 крокодилов. Здесь их выращивают, изучают, дрессируют, делают из них суп, который я так и не попробовал, и всякую всячину вроде сумок и поясов. Вначале — крокодилье родео. В центре небольшого стадиона — озеро с бетонированным островком в центре. Вокруг кишат крокодилы. На островок спускаются парень с девушкой и начинают вытворять с крокодилами всякие штуки. Таскают за хвост, берут на руки. Но главная фишка — засовывание головы в открытую пасть. Зрелище не для слабонервных. Но крокодилы подолгу сидят с открытой пастью, позволяют класть туда деньги, которые зрители бросают на островок, и доставать их обратно. Крокодилы безусловно предварительно хорошо накормлены. Но от съемок на островке вместе с ними мы решили отказаться.

Далее следует слоновье шоу. Кроме обычного набора, выполняемого цирковыми слонами (хождения по канатам, стояния на голове, катания на велосипеде и рисования картин) — лежание под идущим слоном. Расстилаются на земле циновки, и зрители бегут занимать на них места. Потом каждого укрывают полотенцем и пускают слонов. Мы видели это шоу дважды и оба раза, перешагивая равнодушно через большинство лежащих добровольцев, слон выбирал жертву мужского пола и начинал хоботом массировать ему интимное место. Жертва лежала не шелохнувшись (что же еще делать!), а зрители были в полном восторге. Иногда слон опускал ногу на грудь лежащей дамы и замирал. Тоже полный зрительский восторг.

Под конец одного из слонов водрузили на табуреты, и народ начал под ним ходить и фотографироваться. После семи проходов сбываются все задуманные желания. Можно и просто сфотографироваться рядом со слоником. После того, как я сфотографировал Наташу, она спросила, вошел ли в кадр слон. Стоявшая рядом Тепа прокомментировала: «А ты думала, что слона-то он и не приметил?», подтвердив знание не только русского языка, но и литературы.

Затем следовал обзор самой фермы. Поверх крокодильих вольер проложены мостки с навесами, прикрытые сеткой. Под мостками, иногда совсем свободно, иногда — в закрытых вольерах крокодилы. Их так много, что спустя какое-то время это зрелище начинает надоедать, хотя крокодилы встречаются разных видов. Есть просто очень громадные особи длинной около 4—5 метров. Ближе к концу путешествия (а это многие сотни метров по мосткам) выходим к молодняку. Длина трех-пятилеток — метра полтора, но есть и совсем маленькие, сантиметров 30—40. Эти живут при мамах. Затем идут клетки с уродцами. Там крокодилы горбатые, шестипалые, бесхвостые, с перекошенными челюстями. Если учесть, что крокодил вообще не отличается красотой и грацией, то зрелище представляется, хотя и любопытным, но не очень привлекательным.
У выхода с фермы — магазин, где продается все то, что делается из крокодилов — сумки, пояса, обувь. Все довольно дорогое, но выглядит каким-то старомодным. Там же можно сфотографироваться с живым тигром на цепи. Но тигр какой-то вялый. Видно обкормили транквилизаторами.

У ворот фермы мы прощаемся с Тепой. Она возвращается в Бангкок, а наш путь лежит в Патайю. Едем еще больше часа. Прибываем в турбюро, где нас встречает принимающая сторона — Сергей и Лариса. Сергей подсаживается к нам в автобус, а Лариса обещает приехать завтра в 2 часа и организовать нашу экскурсионную программу. По дороге выясняем, что наш отель «Патайя-гарден» расположен рядом с набережной — центром Патайи, но море не очень близко, бассейн есть, а жить можно либо в основном здании, либо в бунгало. Выбираем бунгало. Домики оказались аккуратно вписаны в тропический парк вокруг бассейна. Наш — во втором от бассейна ряду. У бассейна — шезлонги, зонтики, бар. Внутри бунгало все довольно скромно, без излишеств. Вика слегка покрутила по этому поводу носом, но смирилась. Как выяснилось на следующий день, в домике по соседству живут чехи — муж с женой. Услышав русскую речь, они представились, я сказал, что мой брат давно живет в Праге, и с тех пор мы регулярно здоровались.

Первым делом идем в ближайший ресторанчик, оказавшийся, судя по флагу, швейцарским. Очень хочется есть, поэтому не выбираем и едим традиционную отбивную. Потом отправляемся искать море, точнее, Сиамский залив Индийского океана.
Оказывается действительно не близко, минут 15 ходьбы, причем по весьма непрезентабельной местности. Дорожка не везде асфальтирована, на обочинах мусор. Уже начинает темнеть, и мы возвращаемся в отель, а затем отправляемся на набережную — центр курортной жизни Патайи. Как курорт, Патайя сформировалась во время войны во Вьетнаме. Королю Таиланда удалось отвертеться от прямого участия в военных действиях. Бомбардировщики взлетали с территории Лаоса. Но в Патайе организовали что-то вроде санатория для американских солдат. Судя по всему, деньги были вложены немалые. Вдоль побережья в несколько рядов тянутся громадные корпуса отелей оригинальной архитектуры. Масса ресторанов, развлекательных заведений, массажных салонов, баров прямо под навесами. От моря набережную отделяет довольно узкий пляж и полоса ресторанчиков под открытым небом, торговых палаток, павильонов с гадалками. На парапетах сидят девушки, много девушек. А по набережной сплошным потоком движется толпа, большинство которой составляют белые мужчины с теми же тайскими девушками. Впрочем, кое-кто тащит за собой и тайских мальчиков.

Все это — тяжелое наследие американского империализма. Американским солдатам требовались проститутки, и спрос породил предложение. Когда американцы ушли, курорт облюбовали немцы. Сейчас, кроме немцев, здесь много японцев и китайцев.
Русских тоже достаточно. Но основными потребителями девушек остаются европейцы. Каждый приехавший одинокий мужчина сразу же обзаводится тайской «женой», которая ночует у него в номере, сидит с ним на пляже и прогуливается по набережной.

Я не ханжа. Видел проституток в амстердамском квартале красных фонарей, на Пляс Пигаль в Париже, да и в Москве их навалом. Но здесь они почему-то производили неприятное зрелище. Может быть потому, что, как правило, молоденьких девочек и мальчиков тащили уже немолодые дедки с тонкими ножками и отвислыми животами. Может быть потому, что тащили этих девочек за руку позади себя, как собачек, или, скорее, обезьянок (хождение за руку и под руку в Таиланде считается неприличным). Сходство с животным усиливало то, что пары между собой практически не общались. Говорить с тайцами затруднительно, да и не о чем. На пляже девушки тоже обычно сидели молча в сторонке от своих «мужей». Короче, зрелище не вдохновляло на порок, хотя порока было навалом (см. фильм «Эммануэль»). Возможно, впечатление усиливалось тем, что мои представления о красоте тайских женщин оказались явно преувеличены.

Мы дошли до квартала с пешеходным движением (там увеселительных заведений было особенно много) и вернулись в отель. Накрыли маленький столик и отметили мой день рождения, пожелав друг другу и дальше праздновать его за границей.

День четвертый (7 ноября)

После обильного и, как всегда, вкусного завтрака (шведский стол) отправились к океану. Расположились на песчаном пляжике, окаймленном каменными валунами.

Позади пляжа — частные одноэтажные бунгало, не очень шикарные, но некоторые — с ухоженным газоном и спутниковыми антеннами. Прямо на пляже — кокосовые пальмы. Под ними что-то вроде ресторанчика под навесом. Пахнет вкусно. Перед кромкой воды в несколько рядов — шезлонги под зонтиками. Перед двумя-тремя шезлонгами — низкий столик. Аренда шезлонга на любое время — 20 бат (пол доллара). Услужливый таец помогает выбрать шезлонги, предлагает пиво и прохладительные напитки. Выбираем себе тайское пиво «Сигха» и Вике -«Кока-колу» (этому выбору мы оставались верны и в дальнейшем). Накануне Сергей сказал, что это пиво готовят не из ячменя, а из риса. Но если бы он этого не сказал, то я бы не догадался. Все бутылки с напитками приносят в пенопластовых термосах и сильно охлажденными.

Прежде всего окунаемся в океан. Вода мутноватая, но очень теплая, практически не охлаждает, небольшие волны. К полудню становится заметным прилив.Пользуясь случаем, исполнил завет Жириновского — помыл в Индийском океане свои пляжные тапочки (за неимением сапог).

На пляже предлагают тайский массаж, но мы отказываемся. Нас предупредили, что на пляже массаж невысокого качества. Есть и другие развлечения, например, можно сделать татуировку, которая держится недели две, или заплести на голове множество тонких косичек. Кроме того, по пляжу сплошным потоком идут торговцы, предлагая фрукты, изделия из кожи, платки и всякую всячину. Все фрукты почищены, положены на пенопластовый подносик и обтянуты пленкой. Мы предпочитали ананасы, но были арбузы, папайя, кокосы, яблоки. У кокосов прямо на глазах покупателя срубают верхушку и опускают внутрь соломинку. Потом сбоку на кожуре делают надрез и вставляют в него ложку, чтобы выскрести внутренность, когда выпит сок. Мы попробовали разок, но больше не захотелось. «Баунти», да и только. Еще, как и на крымских пляжах, разносили кукурузу, но вкус ее, по мнению Вики, от крымской заметно отличался в лучшую сторону. Торговцы вещами довольно навязчивы. Очень часто в ответ на слова: «Не надо» отвечают по-русски: «Почему не надо?». Одна из продавщиц, безуспешно пытавшаяся сбыть нам столовый набор, неожиданно запела: «Бабичка козлика ошень любила, вот как, вот как, ошень любила». Долго хохотали, но от предлагаемых ложек и вилок все-таки отказались.

Мы погуляли по пляжу, зашли на территорию соседнего отеля, примыкающую прямо к пляжу, посидели в баре у бассейна, искупались в самом бассейне. Рядом висела табличка, на которой значилась температура воды в океане. Оказалось +260С.

Обедали мы на пляже. Еда оказалась вкусной, порции большие. Для того, чтобы наесться, хватает одного блюда. В любом пляжном ресторанчике всегда есть мясо, свинина (она почему-то выделяется отдельно и к мясу не относится), курица, рыба и гарниры — рис, вермишель, лапша. Все приправлено овощами. По желанию можно добавлять соусы от вполне нейтральных до очень острых. Есть и супы на той же основе. Я предпочитал суп, девушки — вторые блюда. Но надо сказать, что сами тайцы не делят блюда на первые и вторые. Поэтому заказанные блюда приносят сразу, и есть их можно в любом порядке. В некоторых ресторанчиках меню на русском языке. Официанты его не понимают, но у них есть аналогичное меню, где под теми же номерами обозначены блюда на тайском. Обед могут принести прямо к шезлонгу, а можно есть за столиком под навесом. Мы пробовали оба варианта, но предпочитали последний, как более привычный.

В холле отеля нас ожидала Лариса. Выбираем набор экскурсий: парк орхидей, путешествие на остров, прогулка на слонах, шоу трансвеститов. Это стандартный набор в Патайе. Лариса же знакомит нас с индусом, продавцом магазина напротив отеля.
Шурик, как представился индус, настоящий полиглот. Он свободно говорит на 6 языках, в том числе, на русском и тайском.
Не знаю уж, как на тайском. Но на русском он говорит практически без акцента, правильно употребляя падежи. И это при том, что в России никогда не был. Шурик сказал, что в Москве у него есть друзья. Один живет «в Люблино, а другой — на Каширке» (это буквально его слова). Шурик очень общительный, доброжелательный, всегда готовый помочь. В первый же день знакомства, когда я не успел поменять доллары на баты, он одолжил мне довольно значительную сумму.

Посплетничали с Ларисой о Тепе. По словам Ларисы, Тепа владеет русским лучше, чем любой известный ей таец. Но не стремится больше зарабатывать и выкладываться на экскурсиях. Восточный менталитет. Ведь исповедующие буддизм верят, что у них впереди много жизней. Поэтому надо просто подождать, пока в одной из жизней не перевоплотишься в богача. Сама Лариса — тоже интересная личность. По национальности — русская, гражданство имеет Германии, а живет постоянно (кроме сезона дождей) в Таиланде.

На вторую половину дня мы с Наташей наметили тайский массаж. Заведение мы присмотрели в двух шагах от отеля. Зашли. В вестибюле полумрак, прохладно. Сидят несколько мужчин. Подошел менеджер, пригласил садиться. Мы сели и замерли. Перед нами была ярко подсвеченная витрина, за стеклом которой на ступенях сидели десятка полтора девочек. Все ярко накрашены и с номерами на платьях. Мы стали догадываться, куда попали. Менеджер невозмутимо поинтересовался, нужен ли массаж даме, сколько времени он должен продолжаться и назвал цену — 50 долларов на каждого. Мы сказали, что это для нас слишком дорого и с достоинством удалились. Позже мы разобрались, что существует два типа массажных салонов. Первый — это «Helth massage» или «Physical massage», который и есть настоящий тайский массаж. Второй «Body massage» или «Happy body massage». Это что-то вроде борделя. Подробнее описать не могу, т.к. к моему намеренью углубить свои познания в этой области, Наташа отнеслась почему-то очень прохладно.

Но массаж нам все-таки сделали прямо в отеле. Длится массаж от часа до двух, смотря за сколько заплатишь. Час стоит 300 бат. Массаж с маслом — дороже. Начинается массаж с разминания стоп, а потом поднимается выше по телу. Осуществляется он преимущественно давлением, особенно на точки акупунктуры. В том числе, давят и на лимфатические узлы (под коленом, в паху), что не принято при традиционном массаже. Есть и растяжения, но резких движений массажистка не делает, все медленно, плавно. Неплохо расслабляет. Потом мы узнали, что выбрали не лучшее место для массажа. Но об этом я расскажу в свое время.

Еще с одним слоном после родео

Пока массировали Наташу, я сидел в шезлонге около бассейна и разговорился с тремя австрийцами. Один из них говорил по-английски примерно на моем уровне, остальные — хуже, но кое-какие слова в разговор вставляли. При мужиках присутствовала тайская проститутка, ненавязчиво предлагавшая свои услуги по вполне доступной цене. Не помню точно, по какой, но отметил тогда, что это дешевле, чем в Амстердаме или в Москве. Австрийцы интересовались, сколько стоит поездка, надолго ли приехали, почему русские не любят Горбачева и кто такой есть мистер Путин. Оказалось, что для них поездка обходится гораздо дороже, чем для нас. Только дорога стоит $700 (у нас — это все, включая переезды, минимальный набор экскурсий, гостиницу и завтраки). Поэтому они приезжают на целый месяц, так дешевле. От ответа про Путина я ушел.
Сам был бы рад знать, кто он есть. Про Горбачева ответил, что бывает, мол, так. Вот в России очень любят Маргарет Тетчер, а англичанам она не нравится. Чтобы игра шла не в одни ворота, спросил, как они относятся к Хайдеру. Они оживились, сказали, что все они за Хайдера. В Австрии развелось много африканцев, азиатов («вроде вот этой» — кивок в сторону проститутки), и белым людям совершенно невозможно жить. А Хайдер их всех ставит на место. Поэтому большинство австрийцев — за Хайдера. Если бы это слышала моя бабушка, пережившая оккупацию, она бы сказала: «Фашистами были, фашистами и остались».

Вечером снова прошлись по набережной и отправились по наводке Наташиного коллеги в ресторан «Лобстер». При входе в ресторан — зал, где в бассейнах и аквариумах плавает рыба и лобстеры — морские раки. Товар лицом. Можно ткнуть пальцем в то, что понравилось, и девушка сачком отлавливает это животное, взвешивает, называет цену и отправляет на кухню. Так же выбираются овощи. Их самостоятельно кладешь на тарелку, и это тоже отправляется на кухню для чистки и резки.

Ресторан оказался расположенным на сваях, а лобстеры — очень нежными и вкусными хоть под сухое французское вино, хоть под шотландское виски. А на десерт мы по совету Ларисы заказали ирландский кофе. Приготовление этого кофе оказалось настоящим зрелищем. К нашему столу подогнали стойку бара на колесиках, официант зажег спиртовку и разогрел на ней керамические стаканы. Потом стал хватать бутылки с коньками, ликерами и после подбрасываний и переворачиваний их в воздухе наливать содержимое в половник. Затем это содержимое поджигалось и огненной струей переливалось в стаканы. Но не сразу, а тоже после длительных переливаний по сосудам и всяческих манипуляций. После каждой очередной манипуляции девушка ударяла в колокольчик, прикрепленный к стойке. Затем стаканы обвязали красными салфетками и подали нам. Напиток оказался ароматным и достаточно крепким. Мы пожалели, что заказали его и для Вики, но было уже поздно. Стало понятно, почему официант начал таращить глаза, когда мы заказывали 3 порции.

На обратном пути посмотрели тайский бокс. Как нам сказали, это не имитация, а настоящий бокс, хотя боксеры, конечно, не экстра класса. Бои проводятся прямо в барах на набережной. Бары довольно своеобразные. Это большая площадка под навесом, уставленная прямоугольными стойками. Внутри стойки — десяток девчонок, завлекающих клиентов, по внешнему периметру — традиционные высокие табуреты. Все подсвечено красным светом, что соответствует красным фонарям Амстердама. В центре — ринг. На нем бьются боксеры, действуя руками и ногами (снова ссылаюсь на «Эммануэль»). Гремит музыка, визжат девчонки, улюлюкает, подбадривая бойцов, не очень трезвая толпа. Когда мы пришли, бой уже шел. Сели вблизи ринга, заказали напитки. Во время второго из просмотренных нами раундов один из боксеров нокаутировал другого. Проигравшего привели в чувство и увели с ринга, а победитель пошел собирать деньги у зрителей.

День пятый (8 ноября)

На фоне орхидей Этот день был отмечен посещением тропического парка, который обычно называют «Садом орхидей». По дороге гид на тайской разновидности английского языка объяснил, куда мы едем, что будем смотреть, где и когда встречаемся. Последнее я с трудом разобрал и перевел русской туристке, которая владела только русским языком. Я всегда удивлялся мужеству наших людей, отправляющихся в любую заграницу со знанием только родного языка. И это при том, что теперь туристов не водят группами, а размещают в заказанном отеле и бросают на произвол судьбы. В нашем отеле мы вообще россиян видели только один раз и никак с ними не общались. Вспомнилась бабулька в Каирском аэропорту, которая на предложение написать свою фамилию в анкете для получения визы латинскими буквами, спросила: «Какими, какими буквами? Я кроме русских, никаких не знаю».

При входе в парк — несколько животных: слоник, две обезьяны, леопард, попугаи. За небольшую плату с ними можно фотографироваться. Дальше под стеклянным навесом на довольно большой площади среди бассейнов, фонтанов и каменных горок — орхидеи, много орхидей. Все очень красиво, описать это просто невозможно. Затем нас повели на представление. В большом амфитеатре под навесом демонстрируются тайские танцы, имитация национальных обрядов, например, свадьбы, тайского бокса, борьбы на бамбуковых палках и даже битва на слонах.

А затем снова слоновье родео. Заметно богаче, чем на крокодильей ферме. И слонов побольше, и трюков. Например, слоны играют в футбол и баскетбол. Кое-кому из зрителей предлагают прокатиться на слоновьих хоботах Во время шоу вдоль рядов бегают тайские мальчики и девочки с корзинами бананов. Можно купить и покормить слона. Слоны этим пользуются, служители — тоже. Мало того, что корм бесплатный, так еще доход от продажи бананов, которые тайцам практически ничего не стоят. (Тепа как-то сказала, что когда она была маленькой, семья очень нуждалась и мама готовила детям исключительно рис с бананами).

Потом у нас — свободное время, во время которого можно побродить по парку. Парк делится на две части — европейскую и азиатскую. Европейская — это ровные газоны, живые изгороди, прорезанные арками, кусты, подстриженные конусом, по-версальски. Азиатскую часть описать трудно. Это преимущественно пальмы очень экзотического вида. Бетонные дорожки проложены на столбах примерно на уровне второго этажа. Поэтому обзор прекрасный. Дорожки связывают между собой беседки, в которых можно отдохнуть, спрятавшись от солнца. Учитывая дикую жару, мера совсем нелишняя.

Экскурсии в парк могут быть двух типов — на пол дня и на день. Во втором случае кормят обедом. Мы ограничились половиной дня и не пожалели. Конечно, по этому парку можно бродить до бесконечности. Но со временем восприятие притупляется, а жара утомляет. Гидов нет. Считается, что тех сведений, которые поведали нам в автобусе на своеобразном английском, вполне достаточно. Поэтому и половинной экскурсии нам вполне хватило. К тому же вечером у нас в программе шоу трансвеститов.

Просим не подвозить нас к отелю, а высадить на набережной. Мы на ней еще не были днем. К тому же хотим поесть в ресторанчике под открытым небом. Почему-то с тайской кухней у нас не получилось. Трудно без меню. Обедали у индусов, которых приметили еще накануне. К тому же с ними было легче объясниться по-английски. Тоже оказалось вкусно.

А был ли мальчик?

Пешком дошли до отеля, отдохнули, искупались в бассейне и двинулись на шоу трансвеститов. Изначально я к этому зрелищу относился отрицательно, примерно, как к шоу лилипутов. Но Наташин коллега, который побывал в Таиланде год назад, записал это шоу на пленку, и я его посмотрел. Оказалось очень зрелищно. Кроме того, считается, что не смотреть это нельзя — визитная карточка Патайи. Действительность оказалась еще привлекательней, если отвлечься от мысли, что очаровательные дамы на сцене были когда-то мужчинами. Конечно танцевальными успехами они не блистали. До ансамбля Игоря Моисеева далеко. Но не хуже, а может быть и лучше парижского «Лидо», виденного накануне в Москве. Двигались очень грациозно, подчеркивая женскую суть. С бюстом и бедрами у них было все в порядке, а с ногами — много лучше чем у средних таек (все-таки бывшие мужчины, да еще на каблуках). Поют под фонограмму, не особенно скрывая это (голос изменить в зрелом возрасте невозможно). Очень красивые и яркие декорации, костюмы. Короче — зрелище. В зале было много китайцев, японцев, и когда исполнялись их национальные танцы, зал ревел от восторга. Поскольку русских хороводов трансвеститки не водили, мы восприняли шоу спокойно, но остались довольны. После спектакля на улице можно сфотографироваться с девушками за умеренную ненормированную плату (по принципу — «кто сколько даст»). Я этим случаем воспользовался. Жаль, что не спросил, как зовут и телефончик. Надо сказать, что девушки очень переживают этот процесс. Те, с кем не фотографируются, нервничают, и не скрывают этого, покусывая губы. Возможно, у них что-то вроде соревнования, кто больше заработает. А может быть — это оценка того, насколько объект воспринимается как женщина.

День шестой (9 ноября)

На этот день у нас запланирована поездка на Ко-Самет. «Ко» — по тайски означает остров, ну а Самет — его название.
Таиланд вообще славится своими островами. Наиболее известны Самуи и Пхукет. Оба острова расположены ближе к экватору где-то у средины хобота «слона», на который так похож Таиланд. Причем, Самуи находится восточнее хобота, а Пхукет — западнее. Но оба острова очень дороги. Нам они не грозят. Поэтому отправляемся на Самет, он недалеко от Патайи. Если продолжать аналогию со слоном, то Патайя находится на его нижней губе, а Самет — под губой. Сначала часа полтора едем на микроавтобусе «Тойота» до какого-то маленького городка. Там нас выгружают около турфирмы, которая представляет собой одну большую комнату без передней стены. Точнее, стена есть, но она из гофрированного железа и днем убирается под потолок. Довольно типичное помещение для таиландского офиса. Постепенно подъезжают еще «Тойоты» с туристами, и когда нас набирается достаточно много, идем через площадь к пирсу. Вокруг — катера, катерочки, рыбацкие корабли. Нас погружают на двухпалубный катер, похожий на речной трамвай «Москва», и мы отчаливаем. Минут через 15 достигаем острова и начинаем его огибать. Остров большой, не меньше 10 километров, весь покрыт тропическим лесом, образующим, как выяснилось, национальный парк. Вдоль берега — уютные бухты с песчаными пляжами, разделенные каменистыми грядами. Вдоль пляжей — кокосовые пальмы, под ними бунгало, перед бунгало — шезлонги под зонтиками. Перед пляжами проносятся катера, скутера, кое-где — серфинг. Мы проплываем практически вдоль всего острова и входим в одну из бухт. Катер останавливается на рейде, а к нам движется то, что гид гордо называет паромом. Это ровная платформа с низеньким бортиком. Народ набивается на нее битком, средние стоят, «держась за воздух». Перебирая канат, паромщик доставляет нас к берегу. Прыгаем прямо в воду и выходим на пляж. Песок мелкий, очень чистый (я сказал Наташе, что он похож на кварцевый песок в карьерах около подмосковного Лыткарино). Вода голубая, кристально чистая и очень теплая.

На острове Самет

Гид предлагает расположиться в шезлонгах, объясняет, когда будет обед в ресторанчике позади пляжа и предлагает две экскурсии — по национальному парку вглубь острова и вокруг острова на катере с посещением местного рыбзавода. Но мы решаем, что не для того прибыли в это райский уголок, чтобы болтаться по джунглям или посещать, как в советские времена, промышленные предприятия. Никуда не едем, располагаемся на пляже и начинаем интенсивно отдыхать, т. е. покупаем пиво и кока-колу, ананасы, часто купаемся и бродим вдоль берега. В бухте расположены 4—5 «отелей», каждый из которых образует группа бунгало с ресторанчиком под навесом и стойкой «ресепшн», где можно купить всякую мелочь. Отель, около которого мы расположились, наиболее крупный и цивилизованный. Некоторые напоминают просто сборище хижин на сваях. Можно брать напрокат подводное снаряжение, удочки, скутера. Прокатят и на быстроходном катере. Но рыбалка и подводное плавание имеют смысл только возле каменистых мысов, ограничивающих бухту. Перед пляжем дно песчаное и нырять не интересно.

Рядом с нами на пляже русская семья — папа, мама, дочь. По какому-то поводу, пока мама звонит по мобильному телефону домой, в разговор со мной вступает папа. Он среагировал на слово «Лыткарино» и спрашивает, не оттуда ли мы. Сами они именно оттуда. Мир тесен. Надо же было уехать на остров в Индийском океане, чтобы встретить людей из соседнего подмосковного городка! Папа говорит, что в Таиланде он не первый раз. Обычно приезжал с друзьями-рыбаками. Они на компанию снимали катер и отправлялись на рыбалку. Женщин сгружали на каком-нибудь островке возле такого же отеля. А сами отправлялись туда, куда укажет хозяин катера, знающий рыбные места. После окончания рыбалки, относили рыбу в ресторанчик, где ее им готовили, ужинали и все вместе отправлялись домой. Но в этом году он без друзей. А жаль, после кризиса в Юго-Восточной Азии здесь все подешевело, в том числе, и катера. Раньше дневная рыбалка стоила $100, а теперь всего 300 бат (около $75).

За обедом нашими соседями напротив оказались французы. Очень симпатичные молодые ребята, которые первыми с нами заговорили. Я сказал, что был в Париже, но они ответили, что Париж не любят, то ли дело их родная Тулуза. Я не спорил.
Мы предложили Вике поболтать с ними на французском, но она постеснялась.

Вечером в этот день никуда не ходили. Устали после долгой дороги. Купались у себя в бассейне и ужинали в ресторанчике с тайской кухней поблизости от отеля.

День седьмой (10 ноября)

Утром были на пляже около отеля. Служитель приветствовал нас, как старых знакомых, а на предложение сразу заплатить за шезлонги, отмахнулся: «Потом, после обеда». Поварихи в ресторанчике тоже что-то приветливо прокричали. На пляже мы были недолго. Предстояла поездка на сафари, которую обычно называют катанием на слонах. Слоны, безусловно, там были. Как я говорил, в Таиланде вообще много слонов. Но было и еще кое-что.

На слоне

Вначале нас довольно долго мариновали на площадке, куда подходили слоны и подъезжали повозки с буйволами. Гиды о чем-то совещались. Потом нам объявили, что вначале будут все-таки слоны. Мы по лестнице взобрались на деревянную беседку с помостом. С этой «посадочной площадки» перебираемся на слонов. У каждого из них на спине скамейка на двоих. Наташа разместилась с Викой, а моим соседом оказался Олег из Минска — совладелец фирмы, торгующей металлом. Погонщик слона уселся впереди прямо на слоновьей голове, поджав ноги, и управлял своим транспортным средством чем-то вроде ледоруба на очень короткой ручке. Он тыкал острым концом «ледоруба» в ту или иную точку головы, и слон соответственно поворачивался.
Поездка длилась почти час. По дороге миновали искусственную водную преграду, которую слоны прошли, подняв хоботы кверху, как перископ. Каждые 5—10 минут слон останавливался, чтобы поесть тростник, росший у дороги. Я даже усомнился, не часто ли. Но Олег невозмутимо сказал, что это нормально, если учесть габариты транспортного средства и малую калорийность «горючего». Поскольку дорога была долгая, Олег успел поведать про свой бизнес, про встречу с владельцем ресторана в Патайе, который тоже из Минска. Живет здесь уже 5 лет, устал, надоело, ищет, кому бы продать ресторан тысяч за $200. И еще рассказал, как встретил в ресторане веселых ребят из Екатеринбурга. Сказали женам, что едут в Ростов в командировку, а сами махнули в Таиланд. Обзавелись тайскими «женами», научили их нецензурным выражениям, что те и продемонстрировали тут же в ресторане. Одна у них проблема. На пляже приходится сидеть плотно закутавшись в полотенце, чтобы жены по загару не догадались, где они были на самом деле.

Слезли со слонов прямо возле плантации ананасов. Сидят в земле, как картошка, только ботва другая. А над ними — бананы на кустиках. Рай, да и только. Потом следует проход по джунглям, через которые протоптана тропинка. По пути попадаются хижины с простенькой утварью. А вокруг — плотно стоящие деревья, да еще перевитые лианами. Деревья смыкаются над головой и кажется, что уже поздний вечер. Выходим из джунглей к водопаду, фотографируемся около него и направляемся к большому квадратному водоему, к берегу которого пришвартован паром. На пароме в два ряда — столы и скамьи. Прыгает несколько белых обезьян. Самка прикована к столу, а самец и дети крутятся возле нее. Вокруг парома плавают утки яркой раскраски.
Садится солнце, и темные силуэты пальм на фоне бордового заката кажутся плоской декорацией. Вдоль водоема протянута веревка, и паромщик, медленно вращая ворот, перевозит нас на другую сторону.

Когда садимся на повозку, запряженную буйволами, становится совсем темно. Снимаю на видеокамеру, используя режим ночной съемки и подсветку. Погонщик приглашает Вику на свою скамейку и дает «порулить». Впрочем, Вика утверждает, что это совсем нетрудно, проще, чем управлять автомашиной. На буйволах подъезжаем прямо к ресторанчику под навесом. Под аккомпанемент оркестра из двух музыкантов (длинный барабан и «виолончель» с одной струной) ужинаем. Опять «шведский стол», опять все вкусно. Во время путешествия нас непрерывно фотографировали и снимали на видео, причем фотографы перемещались за экскурсией на мотоциклах. Теперь по обе стороны от ресторана ставят два телевизора, на которых демонстрируется видеозапись, а у входа на стеллаже располагают фотографии. Все предлагается на продажу. От видео мы отказались, а фотографию Вики и Наташи на слоне купили.

На этом наши экскурсии в этот день не закончились. Пока мы катались с Олегом на слоне, он успел мне поведать, что в одном из супермакетов есть интересный кинозал с подвижными креслами и музей «Веришь — не веришь» со всякими забавными экспонатами. После сафари мы и решили туда отправиться. Тем более, что пребывание в Таиланде подходило к концу, и хотелось набрать максимум впечатлений. Идти пешком мы уже не могли, устали. Поехали на тук-туке. Надо сказать, что мы вполне освоили этот вид транспорта, уже примерно знали диапазон расценок и предел уступок со стороны водителей. Здание супермакета было достаточно приметным. Из фасада на уровне 3-го этажа торчала хвостовая часть фюзеляжа самолета. Было такое впечатление, что самолет врезался в здание. Как мы поняли позже, в этом был свой смысл.

Вначале пошли в кино. Садимся в кресло и пристегиваемся. Начинается фильм о путешествии по американским горкам. Камера закреплена на движущейся капсуле с пассажирами. При движении вверх, кресло наклоняется назад, при движении вниз — вперед. При дрожании капсулы в желобе, соответственно вибрирует кресло. При поворотах оно клонится вправо и влево. Через насколько секунд создается полное впечатление катания на горках. Публика в зале повизгивает от восторга и страха. Длится фильм минут пять. После небольшого перерыва начинается новый фильм. В нем спуск по бобслейной трассе, на горных лыжах, прыжок с парашюта, бешеная гонка на джипе и все в том же духе. Короче, нервы себе пощекотали.

Потом направились в музей. Это музей всяких курьезов. Создал его американец, много путешествовавший по свету и собравший коллекцию интересных с его точки зрения фактов и событий. Когда оказалось, что выставка имеет успех, он стал ее тиражировать. Сделано все, конечно, с размахом, но подбор экспонатов достаточно эклектичен. Перечислить все невозможно, но приведу примеры.Есть, например, фонтан в виде крана, стоящего на струе воды, несколько комнат отведены под курьезы с обманом зрения, которые я впервые увидел в книжках Я.Перельмана «Занимательная физика» и др. Очень натурально изображена средневековая комната пыток с воплями несчастных мучеников. В натуральную величину воспроизведены самый маленький, самый высокий, самый худой и самый толстый человек. Здесь же модель «Титаника», первого водолазного шлема, микельанжеловская «Пьета», выполненная из полиэтиленовых пакетов (на мой взгляд, совершенно идиотская идея), макет челюстей самой крупной акулы в мире и муляж человека, покусанного акулой (неаппетитное зрелище). Стал ясен и смысл самолетного хвоста, торчащего из здания. Внутри здания располагалась передняя часть фюзеляжа, возле которой на стропах парашюта болтался летчик. А к нему периодически подползала обезьяна и протягивала бананы. Из поясняющей таблички стало ясно, что был действительно такой летчик. Его самолет упал в джунглях. Летчик несколько дней провисел на дереве и питался бананами, которые приносили ему обезьяны. Сделана выставка зрелищно. Все движется, издает звуки. Короче, забавно. Мы обошли ее и вконец обессиленные на тук-туке отправились в гостиницу.

День восьмой (11 ноября)

Это был последний день нашего пребывания в Таиланде. С утра отправились на пляж купаться. Потом мы с Наташей пошли на массаж (настоящий, а не «body»!). Нам на одной из экскурсий посоветовали хороший салон. Именно там мы поняли, что это такое. В салоне безукоризненная чистота, звучит приглушенная спокойная музыка (наряду с национальной, европейская, например, «Одинокий пастух»). Выходят девушки, спрашивают, на какой срок берем массаж (1 час стоит 200 бат или чуть меньше 5 долларов). Потом переодевают в хлопчатобумажные блузу и брюки, которые приятно холодят тело. При настоящем тайском массаже не принято массировать обнаженное тело. Мы с Наташей оказываемся в соседних кабинках, которые не разгораживают. Девушки становятся на колени, складывают руки и несколько минут молятся. Потом начинается сам массаж. В принципе, все то же самое, что и в гостинице, но обстановка несравнимо лучше, да и движения массажисток более искусны. В какой-то момент я чувствую, что начинаю засыпать. Ощущение полной расслабленности. Этому способствует музыка и постоянное давление на разные точки акупунктуры. После массажа нам приносят чай со льдом (таиландцы его очень любят), измеряют вес, давление и пульс. Объясняют, что у нас все в порядке. Жаль, что мы узнали про этот салон так поздно. Ходили бы в него каждый день.

Совершаем последний проход по магазинам, возвращаемся в отель, собираем вещи и оставляем их у дежурного на ресепшн.
Есть еще пара часов до прихода «Тойоты». Сидеть в холле не хочется. Его быстро заполняют китайцы, которые ведут себя очень нагло, быстро выживая нас сначала с дивана, а затем, используя дым дешевых сигарет, и вообще из помещения. Отправляемся в бар у бассейна. В последние дни нашего пребывания в Патайе вокруг бассейна шли приготовления к большому торжеству, и сейчас они завершены. Все украшено гирляндами цветов, даже срубленную пальму водрузили у кромки воды, развешаны лампочки, расставлены колонки аудиосистемы. В одном конце — «буфет», в другом — столы, на которых расставлены корзиночки из пальмовых листьев, украшенные цветами, со свечками и палочками благовоний. Все пространство перед бассейном уставлено столиками для гостей. Нас еще Тепа предупреждала, что мы уезжаем из Таиланда не во время. День нашего отъезда — самый любимый в народе праздник. Как я понял из ее объяснений, это что-то вроде нашего Ивана Купала.
Надо пустить корзиночку с зажженной свечкой в воду и, если огонь догорит прежде, чем корзиночка утонет, то желания сбудутся. А еще это ночь любви, как и в славянских странах. Даже жалко было уезжать от этой красоты. Вокруг начал собираться народ. Все нарядно одетые, женщины в национальных костюмах. Но нам оставалось только посидеть в баре, сняться на прощание с барменом и Типом, одним из служителей гостиницы, который нас обычно опекал по утрам за завтраком и всегда что-то приносил вкусное Виктории (так он обращался к Вике). Мы его тоже не обижали.

Страницы: 1 2 Следующая

| 26.03.2002 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий