Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Сирия >> Дамаск >> Сирия. Путешествие третье.


Забронируй отель в Дамаске по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Сирия. Путешествие третье.

СирияДамаск

На самом деле эта поездка была четвертая по счету, просто третья не состоялась. Я прилетела в Дамаск, и не прошла паспортный контроль в аэропорту. Мне сказали, что я в черном списке. Выяснить что-либо на месте было невозможно, меня отправили обратно в Москву. Я потом просила Маджида в Дамаске разобраться, почему так произошло. Оказалось, меня перепутали с другой девушкой, которая была недавно депортирована. Еще месяц ушел на то, чтобы из списка меня исключить. В итоге мне прислали телеграмму с красной печатью, где было написано, что я — это не она. Я на всякий случай получила визу в посольстве Сирии в Москве. Я полетела еще раз через месяц, в октябре (2000 г.), зато на десять дней. Субботний рейс <Сириан Эйр> вылетал днем, как бы возвращался домой. В самолете рядом со мной сидел мужчина лет 50, он оказался сирийским поэтом и журналистом, долгое время работавшим на Ближнем Востоке, в Саудовской Аравии и в Москве. В Дамаск Аймана летел в отпуск, там была семья, два сына. Мы делились воспоминаниями об этом городе, и пытались понять, почему так тянет туда, он сказал потрясающую фразу: <Дамаск бьется в сердце>. Я получила приглашение на вечер его поэзии, и погостить в загородном доме.

В аэропорту я ужасно нервничала, не хотелось второй раз лететь обратно. Но все прошло нормально. Проблемы начались потом — никто меня не встретил, хотя должны были двое. Оказалось, самолет прилетел на час раньше, чем справочная объявляла. Через полчаса появился Маджид, спешил ужасно, когда понял, что я уже прилетела.

Отношение к русским еще ухудшилась за прошедшее время, мы столкнулись с неожиданной проблемой — не могли найти номер в отеле. Когда Маджид говорил, что для меня, сразу отказывали. Объехали отелей пять, это притом, что Маджид не первый день работает с русскими туристами. Потом поселил меня в отеле <Салям>, там как раз русские шоп-туристы останавливаются, хозяева привыкли. Стали звонить Вафику, знакомому моей подруги, которому я книги привезла. Он, конечно, к самолету опоздал. Договорились встретиться завтра. На ужин Маджид меня привел в европейское кафе, оно мало отличалось от наших. Мне-то хотелось как раз арабской экзотики, а ему — наоборот. Погода уже прохладная, солнца мало. Я хотела на море, но мне сказали, поздно, уже холодно.

На другой день пошла проведать <Лин-тур>. Они практически полностью переключились на другие страны, поток русских туристов иссяк. Как магнитом притягивал старый город. Через Аль-Хамидийя в мечеть Омейядов, потом бродила потом по узким улицам, я так давно мечтала об этом. Моим спутником был ювелир-грек, очень он переживал, что я одна хожу. Проводил меня до самого вокзала Хиджаз, где я с Вафиком встречалась. Отдала ему книги, наконец. И тут дождь пошел. Маджид сказал, это первый дождь здесь. Стоило ехать так далеко ради дождя! Вечером катались по городу, Маджиду нужно было отвезти товар его другу, где-то в восточной части города. Заехали туда — как другой город вообще. Друга дома не было. Поднялись на Кассиун. Неизменный, вечный город лежал под нами, и его накрывала ночь. Темнеет осенью рано. Местные цыганки предлагали погадать. Странно, что они только здесь. Маджид предложил поехать за город, там есть очень интересный ресторан, как настоящая арабская деревня. Пустыня в сумерках выглядела как фантастический пейзаж, с темной землей и фиолетовыми облаками. Дороги совсем никакие, не освещаются, не знаю, как можно ездить в такое время, да еще дождь. Ресторан был закрыт, уже не сезон. Мы поехали в другой. Вокруг Дамаска много летних ресторанов, огромных, с фонтанами, куда по вечерам приезжают семьями, большими компаниями, когда начинает темнеть и жара отступает. Сейчас осень, все в запустении, фонтаны не работали. Мы устроились на втором этаже, там камин грел. Надо сказать, отопление обычно нигде не предусмотрено, не знаю, что они зимой делают. Здесь настоящая арабская кухня. К этому времени я уже распробовала кальян, там был отличный яблочный. На обратном пути заехали в гости к Маджиду. Хотелось мне увидеть, как выглядят дома внутри. Но это была съемная квартира, довольно пустая, на дом не очень похожа. Белые стены и потолок, мало мебели. Мы смотрели музыкальный канал, арабская музыка мне понравилась.

На другой день Маджид предложил посмотреть Ситт Зейнаб, знаменитую шиитскую мечеть в окрестностях Дамаска, куда прибывают паломники из Ирана. Но для этого я должна выглядеть, как настоящая мусульманка, иначе не пустят. Я оделась соответственно, платок покрыла. Все равно у входа выдали черное покрывало. Мечеть вся облицована керамической плиткой с голубым орнаментом и надписями, красоты безумной. Мужской и женский зал имеют отдельные входы. Я вошла, а там просто ступить некуда, столько женщин. Сидят, разговаривают, молятся. О том, чтобы пройти куда-то, посмотреть по сторонам, не могло быть и речи. Пришлось сесть и, склонив голову, пытаться что-то разглядеть. Стены покрыты зеркалами и хрустальными подвесками, люстры тоже хрустальные, все сияет и переливается. Рядом с мечетью — мавзолей Ситт Зейнаб, внучки пророка Мухаммеда, целый комплекс зданий в таком же стиле, очень изящно все сделано. Жаль, для туристов это место закрыто.

В Дамаске пошла на ремесленный рынок за подсвечниками, я успела разбить те, что привезла зимой. Красных уже нет, только зеленые и белые. В ресторане <Сахлюль> — нет куриного супа, который я любила. Все меняется…

Потом позвонил Айман и пригласил в его загородный дом. Почему бы и нет, в загородном доме я еще не была. Его брат и по совместительству шофер забрал меня из центра города и повез в сторону Бейрута. Ограды по обочинам напоминают наши на дачных участках, только территории здесь больше шести соток, и растительность другая. Каменный дом Аймана кажется пустым, он еще не отделан, не обжит. Крашеные белые стены и каменные полы как спасение от жары, наверху — маленький бассейн. Вокруг сад, виноградники, немного грядок. Еще держат коз, телят, уток, ну и пару собак. Обслуживал все это хозяйство молодой работник-египтянин, деловой и молчаливый. В зале пылал камин, Айман писал стихи. Вот так просто сидел за железным столом и писал. Брат смотрел на него с благоговением. На ужин египтянин готовил нам курицу из собственного курятника. Айман закончил свое стихотворение. Моего арабского было недостаточно, чтобы оценить его, но брат был в восторге. После ужина Айман повез меня в город. Было уже поздно, а дороги, как я говорила, не освещаются. Внезапно мы врезались в бетонный блок, стоявший поперек нашей полосы. Я даже не успела его заметить. Мы отделялись синяками на коленях, а вот машина — всмятку. Народ тут же сбежался, стали спрашивать, как мы. Айман очень расстроился, <Тойота> была почти новая. Меня посадили на <маршрутку> и отправили в город.

Маджид познакомил меня со своим другом Абу-ль-Хакимом, они вместе работают. Мы поехали в Саиднаю, небольшую христианскую деревню, откуда Маджид родом. Место это известно с 6 в. н.э. Деревня раскинулась вокруг большого женского монастыря Св. Саиднаи, посвященного Деве Марии. Светлого камня, с огромной лестницей, он как маленький город внутри. Монастырь действующий, в некоторые помещения не пускают, но по стенам и переходам полазить можно. Обедали неподалеку в ресторане. Так странно, никто не спешит, обед может длиться два-три часа, очень неторопливо. Вечером Маджид еще покатал меня по городу, показал магазины. Я кассеты купила, теперь уже знала, какие выбрать. Мне понравился район Аш-Шалян, много магазинчиков. Говорят, это место для ленивых хозяек, здесь продают уже нарезанные овощи и полуфабрикаты. У нас этим никого не удивишь, а в Сирии — женщина все должна готовить сама, даже хлеб печь.

На следующий день приехал мой друг Аббас из Ливана, и началась другая часть путешествия. Надо сказать, ливанцы высокого о себе мнения, и при этом сильно недолюбливают сирийцев, считая их глупыми и невежественными. И вот Аббас мне позвонил, что он у отеля и сейчас поднимется. Я жду — его нет и нет. Потом просит, чтобы я спустилась, злой безумно — его не пустили! Такие здесь правила. Поехали искать другой отель. Я-то уже знала, как это непросто, оказалось, вдвоем еще сложнее. Смотрели на нас — и отказывали. Потом сделали так — он шел один договариваться, а я ждала на улице. Еле-еле в <Ас-Сияха> нас пустили. Отель 2*, совершенно ужасный, утешало, что только на одну ночь. Завтра мы решили поехать в Халеб. Ужинали в <Абу-ль-Камале> на Порт-Саид, отличное место, зря я там раньше не была, хотя мимо проходила не раз. Попробовала мороженое местного производства, вкусное такое, и кальян розовый.

Утром Аббасу нужно было навестить его коллегу Халеда, акушера-гинеколога в деревне. Мы поехали в эту деревню. Зашли в кабинет — это мрак! Ни о какой стерильности здесь и понятия не имеют. Кабинеты наших врачей выглядят дворцами по сравнению с этим. Из всех благ цивилизации — прибор для УЗИ. Халед угостил нас кофе, пара часов беседы, и обратно. В Дамаске довольно сложно ездить, если не знаешь дорог, с Маджидом я об этом не думала, а теперь — поворота в нужном месте всегда не оказывалось. А в Халеб Аббас не хотел ехать на машине, слишком долго. Тогда нужно искать стоянку. Какой-то знакомый знакомого согласился поставить машину у себя во дворе, пересекли весь город ради этого двора.

Автобус в Халеб ходит очень комфортабельный, 6 часов с остановкой в кафе. В сумерках прибыли, взяли такси. Поиски отеля уже воспринимались как зарядка перед сном. В знаменитом отеле <Барон> мест не было. Таксист вывез нас на площадь, там большой отель, тоже <Сияха> — вроде нам дали два номера. Первые раз что-то похожее на 4*. Мы вышли в город. Халеб совсем не похож на Дамаск, аккуратный такой, улицы шире, здания выше, и есть некое ощущение простора. Климат совсем другой, много зелени, настоящие большие парки. Меня удивило, что парки запираются на ночь, полиция нравов работает. Здесь живет много христиан, в основном армяне. Ужинали мы на соседней улице, там кафе на крыше. Не очень вкусно, но далеко идти не хотелось.

Проснулась снова от шума, окно выходило на площадь. Была пятница, все закрыто. Мы доехали до старого города, а там пусто совсем, рынок не работал, неинтересно. Пошли в крепость. На ее месте давным-давно был греческий акрополь, потом различные оборонительные сооружения, а после упадка Халеба ее растаскивали на камни для строительства домов. Несмотря на это, крепость сохранилась неплохо. Она возвышается на огромном холме, куда ведет длинная лестница. По развалинам ходили туристы и местные жители. Галереи и комнаты полуразрушены, но проходы доступны. Можно погулять по крышам бань, на них круглые купола со стеклами. Местами лазить опасно, но никто не следит за этим. Сверху вид на город отличный, пятничная молитва слышна со всех минаретов сразу, голоса сливались в одну песню. Мы выпили там кофе с видом на город. Спросили про рестораны, и оказалось, что они расположены в особом районе. Мы приехали туда — действительно, вдоль улицы тянется цепь кафе и ресторанов. Рядом огромная мечеть с четырьмя минаретами. И — такой же громадный католический храм. Место здесь не экономят. Мы поужинали, все было отлично, но Аббас чем-то сильно отравился. И всю ночь мы не спали.

Следующий день провели большей частью в отеле. Потом поехали в старый город, я хотела увидеть большую мечеть. Стиль такой же, как в Дамаске, она построена одновременно с мечетью Омейядов. Старики у входа взяли плату, дали мне голубую накидку с короткими рукавами. Мы зашли во дворе, а там ремонт, вокруг фонтана сложены камни, а внутрь вообще не войти. Жаль, наверно, там красиво. Обедали в отеле. Под вечер я вышла прогуляться по магазинам. Надо сказать, Халеб — промышленный центр, и выбор товаров там огромный. На многих магазинах вывески на русском языке, одновременно на ночных клубах реклама девушек из России и Украины… Я дошла до армянского квартала. Армяне очень качественно выделывают кожу, обувь и сумки неплохие. Надо сказать, первый раз не смогла отделяться от приставаний, мужчина увязался за мной, ходил и говорил, что он меня любит и хочет жениться. Он понимал по-английски, я ему сказала все, что могла — ничего не хотел слушать. Я пробовала обратиться к полицейскому, к продавцам магазинов — никто меня не воспринимал, а мой спутник быстро объяснял, что я его жена. Только когда я вошла в отель, он остановился.

Уезжали в Дамаск утром, обратная дорога показалась короче. Мы забрали машину со двора, потом начали поиск отеля уже для меня одной. Все та же проблема… После третьего отказа Аббас пришел в бешенство! Конечно, в Ливане таких проблем нет. Тогда я пошла одна в <Афамию>, и мне нашли номер. Отель с виду неказистый, а комнаты хорошие, со свежим ремонтом. Аббас уехал. Дожди в Дамаске так и шли. У Маджида день рождения, он был занят приемом гостей.

Утром встала по будильнику, чтобы завтрак не проспать. Выхожу — а завтрака нет, только для групп накрывают. Но потом меня покормили. Еще раз была в Аль-Хамидийя, купила орехи и семечки… Последний ужин в <Аль-Камале>. Заказала такси в аэропорт на 4 часа утра. Ночью красиво, и мы покатались немного по городу. Самолет летел обратно через Стамбул, и там почти все вышли. Москва встретила солнцем, а в Дамаске были дожди — все наоборот!

| 30.03.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий