Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Сирия >> Приключения израильтянина в Сирии, Ливане и Иордании


Забронируй отель в Сирии по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Приключения израильтянина в Сирии, Ливане и Иордании

Сирия

Вступление

…Не менее шести долгих лет, бездейственно провели в моем книжном шкафу путеводители по Сирии и Ливану. Постепенно их число росло, добавлялись новые карты, проспекты, вырезки из газет и журналов, распечатки с интернета. Мои теоретически познания были столь широки, что временами казалось, что я бывал там не единожды.

Тем не менее, грустная правда состояла в том, что побывать в Пальмире и Бейруте я не мог физически. В ту пору я проживал в израильской Хайфе и этим сказано все. Любой, имеющий даже самое приблизительное представление о положении дел на Ближнем Востоке, прекрасно понимает, что израильтянам, находящимся в состоянии войны почти со всем арабским миром — дорога в Сирию «заказана». Границы Израиля с этими странами охраняют войска ООН, а прилегающие к этой зоне районы, считаются наиболее милитаризованные в мире.

Служа в израильской армии, я неоднократно бывал на захваченных у Сирии Голанских высотах. Где-то вдали, за линиями заграждений и мин, за белыми автобусами наблюдателей ООН и за лысоватыми холмами, шла своя жизнь. Было чертовски обидно осознавать, что увидеть древнюю страну мне не суждено лишь только потому, что власть предержащие по обе стороны баррикад решили, что враждовать много эффективнее, чем жить в мире.

Время шло. Несколько лет спустя, я оказался в России, где проработал более двух лет подряд. Этот период времени вне ближневосточных коллизий и без массивного психопрессинга, пошел мне на пользу. Очень быстро отступили назад многие из стереотипов, а то, что раньше казалось однозначным и неоспоримым, стало вдруг сомнительным и во-многом спорным. Поворотным моментом стало получение российского загранпаспорта, чистого от разного рода печатей о «ПМЖ в Израиле». Теперь я получил реальную возможность увидеть то, о чем мечтал все эти годы. В один миг передо мной открылся весь арабский мир, доселе — наглухо закрытый. Желание лично оценить и переосмыслить все то, что годами вдалбливалось израильской (а по ту сторону — арабской) пропагандой, крепло с каждым днем.

Решение ехать пришло спонтанно. У меня на руках оказался авиабилет до турецкой Анталии, а конечным пунктом путешествия был Израиль. Путей попадания на Землю Обетованную из Турции лишь два — самолетом, или по суше. Первый вариант оказался неожиданно дорог, а второй — рискован. Перед вылетом я лелеял некоторую надежду перехватить горящий чартер, но, судьба распорядилась иначе.

Турция

 В последние четверть часа перед посадкой в анталийском аэропорту, самолет пролетает над скалистыми пиками гор. При этом создается впечатление, что стоит нам лишь только немного сбросить высоту и мы крылом зацепим одну из крученых сосен на вершине. Впрочем, сие есть обычный мираж, результат игры солнечных лучей с разряженной высокогорной атмосферой.

Иммиграционный контроль в Турции состоит из двух массивных очередей. В первой очереди покупают визовые марки, во второй — их проштамповывают. Для граждан ряда стран, включая израильтян, действует безвизовый режим, который помимо денег за марки, экономит еще и время туриста — их ждет только одна очередь.

 В моем же случае ситуация была сложнее. Не будучи уверенным в том, что смогу перехватить недорогой билет в Израиль, я был вынужден предусмотреть и вариант с поездкой через Сирию. В этом случае следовало изначально вьезжать по российскому паспорту, дабы не вызвать сомнений у сирийцев. Последний являются большими любителями дотошных просматриваний паспортов туристов в поисках израильских печатей и других «враждебных» пометок. Итак, сказано — сделано. Двадцать американских рублей переходят в пользу турецкого государства, а я пересекаю границу страны как гражданин России. Впервые как гражданин России, ибо ранее посещал Турцию только как израильтянин.

Следует заметить, что аэропорт Анталии совершенно не ориентирован на самостоятельных туристов. Это — громадная перевалочная база для тысяч и миллионов прибывающих курортников, которых встречает армия гидов, водителей и сопровождающих. Если вас никто не ждет, то имейте в виду, что добраться до города не так легко. Пути три:

1. Такси, по цене 15—20 долларов.
2. Автобус «Havas», отправляющийся от местного терминала раз в два часа за $2.
3. Автостоп

Что бы вы выбрали? Такси я отбросил моментально, а автобус отправлялся ровно через час. Выбора не оставалось и я просто покинул зону аэропорта, вышел на автостраду и уже через пять минут ехал на комфортабельном туристическом автобусе. В единственном числе. Шофер, отделавшись от шумных «туриков» решил немного подработать и за пару миллионов лир (полтора доллара) с радостью подбросил меня до автовокзала. Собственно Анталию я так и не увидел — бог с ней, в следующий раз.

Автовокзала Анталии — большой и удобный. Потеряться и растеряться там невозможно. С учетом позднего часа (на часах — 22:00) хотелось просто поймать любой автобус, выезжающий на Восток и за ночь преодолеть максимальное расстояние с тем, что бы через сутки уже ступить на землю Сирии. Мне повезло, как раз отьезжал экспресс до Мерсина, в нем я и занял место. Автобусы в Турции хорошие и максимально комфортабельные. Стюарды всю дорогу носятся по салону, разнося воду и чай. А перед прибытием на конечную станцию — старательно моют и чистят салон, готовя автобус к новым пассажирам. Тем не менее, следует иметь в виду, что средняя скорость движения автобусов — 50 км/ч. И это — в силу слишком частых, на мой взгляд, остановок, на отдых и туалеты. Комфортность вашего путешествия во многом будет зависеть от стюардов. Наш стюард, страдал манией пересаживания пассажиров. Он категорически не допускал одиночек на двух сидениях и как только кто-тио из пассажиров выходил, стюард немедленно будил других и начинал уплотнять человеческие массы. В результате вся передняя часть автобуса была полна, а задняя — совершенно пуста.

Приморская трасса из Анталии в Хатай, пролегает над берегом моря, петляет через перевалы, спускается в небольшие долины рек и вновь взлетает вверх. Особенно тяжело дается отрезок пути от Алании до Анамура — автобус тяжело кряхтя и сбрасывая скорость до минимума, петляет по серпантинам, над совершенно убийственными каньонами и обрывами. Длительные поездки на автобусе всегда угнетали меня выше всякой меры. На пятый час поездки, когда мы прибыли в расположенный в 270км от Анталии городок Анамур, я сломался и покинул автобус.

Крохотная автостанция была совершенно пуста в этот ранний утренний час. Мой автобус, взревев и обдав меня горячим воздухом, исчез вдали. Сидевшие в фургоне полицейские с интересом разглядывали неожиданного ночного гостя. Не давая им пищи для размышлений, я направился в их сторону и спросил, где тут есть поблизости отель. Оказалось, что совсем близко, вплотную к автостанции. Скромная, но вполне приемлемая гостиница со всеми удобствами и даже кондиционером. Заявленные $20 удалось сбить до $15, и, расположившись в номере, принял душ и тут же лег спать. Предстоял долгий и непростой день.

С утра я предпринял короткую поездку к фантастически красивому замку Мамуре-Калеси, считающемуся самым живописным на всем средиземноморском побережье Турции. От центра Анамура туда порядка семи километров, однако крепость расположена прямо возле основной автострады, и ехать можно с вещами. Замок и вправду впечатляет. Самая настоящая древняя цитадель с зубчатыми стенами, бойницами, массивными башнями, несколькими рядами укреплений и рвом, заполненным морской водой. Южная сторона крепости выходит на море и соседствует с хорошим пляжем, где купались местные ребятишки.

Из Анамура я выехал автобусом в Адану и за последующие пять часов вдоволь полюбовался живописными пейзажами восточного побережья, пока неизвестного массовому туризму. Сразу после Анамура, на скалистой горе, возвышается еще один старинный замок, уступающий, впрочем, по красоте первому. Дорога здесь не для слабонервных — горы почти отвесно обрываются в море, а автобус на большой скорости несется вперед, пролетая над самыми обрывами.

Курортная зона, начинающаяся от Силифке и тянущаяся до Мерсина — это курортный рай для турков. Здесь не встретишь туристов из Европы и СНГ, здесь отдыхают местные жители, приезжающие со всей страны. В местечке Кызкалеси, мы делаем получасовую остановку. Отели здесь стоят сплошной линией вдоль побережья. Впрочем, все достаточно скромно, никаких Шератонов с Хилтонами. Простые апартаменты с базовыми удобствами, уровня твердых 2—3*. Народу — тьма тьмущая. Ради интереса заглянул в наиболее солидный отель, с несколькими бассейнами, теннисным кортом, водными аттракционами. Цена меня более, чем удивила — всего 25 долларов в сутки за двойной номер с завтраком.

На островке — красивая крепость Кызкалеси, до которой вплавь метров двести. На берегу, напротив островной крепости — другая цитадель, более массивная, но заполненная отдыхающими, которые ныряют прямо со стен, жарят шашлыки, слушают музыку и загорают.

Мерсин — большой портовый город, совершенно современный, полный 15—20 этажных домов, построенных в последние годы. В порту множество торговых судов, отсюда же отправляются регулярные паромы на Северный Кипр. Для тех, кто собирается на островную часть Турции — паромы есть не только из Мерсина, но также из Анталии и Ташуджу.

 В Адане я планировал заночевать, ибо время было позднее. Однако, только вытащив свой рюкзак из багажного отделения, я заметил автобус в Антакью, который как раз отъезжал от соседней платформы. Секунда и я, метнувшись к автобусу, принялся барабанить кулаком в дверь, призывая водителя впустить меня внутрь. Таким вот образом, уже полтора часа спустя, я сошел на автостанции приграничного с Сирией города Хатай, известного под именами Антиохия и Антакья. Пару слов следует уделить стюардам в этом автобусе — два студента, весельчаки и шутники. За недолгую поездку, они умудрились перезнакомиться со всеми пассажирками автобуса, рассердить степенного турецкого деда и облить кого-то Кока-Колой.

Как обычно, я прибывал в новый город очень поздно. Автостанция совершенно пустынна, все офисы транспортных фирм закрыты, лишь бомжеватого вида товарищи возлегали на скамьях, в ожидании более счастливого завтра. Прямо напротив автостанции, я увидел отель, куда и направил свои стопы. Ну что сказать — конечно же, особенного выбора не было и я «там» остановился, но…более жуткого пристанища мне видеть еще не доводилось в жизни! Успокаивала лишь цена — всего 5 долларов.

Мрачное серое здание, почти все номера без окон, но с форточками, выходящими прямо в вентиляционную шахту. Используя это преимущество, я имел радость слышать шум низвергаемого кем-то тяжелого поноса, бульканье воды в унитазах гостиницы, шипение дерущихся где-то рядом котов и крики мужиков, играющих в нарды. Духотища была сверх всякой меры, а отсутствие вентилятора превращало пребывание там, в мазохистский эксперимент. Удобства были общие на этаже и за посещение оных, следовало просить ключ у портье. Впрочем, если у вас крепкая и здоровая нервная система, вы ценитель творчества Кафки и имеете опыт службы в армии с сопутствующими ночлегами в землянках, обливаниями водой из шланга и так далее — вас этот душ, скорее всего, заставит только немного вздрогнуть. Но, если вы человек солидный, эстет и ценитель минимального комфорта — лучше ложитесь спать без вечернего моциона.

…После беспокойной ночи, полной духоты, борьбы с комарами и попытками абстрагироваться от звуков, исходящих из туалетов и комнат соседей, я проснулся с больной головой и острым желанием делать отсюда ноги.

Автобус в сирийский Халеб (Алеппо) отъезжал в 7:30 утра ($4.50), и народ уже начал собираться. Основной контингент — челноки, регулярно курсирующие между двумя странами, везущие в Сирию мобильные телефоны, батарейки, пиратские CD-диски. В обратном направлении везут овощи, фрукты, бензин, одежду, сигареты. Уже в автобусе я заметил несколько туристов. Оказались две подружки из Румынии и девушка из Австралии. Самая животрепещущая тема была получение сирийской визы на границе. Из всех нас виза была в наличии лишь у австралийки.

Я же старался отгонять от себя мрачные мысли в отношении того, что ждет меня, если, не дай бог, сирийцы каким-то образом узнают о моем израильском происхождении. Ответив сам для себя, что ждет меня «каюк», я улыбнулся, глядя на проплывающие за окном холмы. Странное ощущение. Я ощутил небывалый прилив сил и радости вопреки всему. Да, я буду жить так, как этого пожелаю, и никто не навяжет мне чуждый образ мыслей и стереотипов. Да, именно так!

Сирия

Через некоторое время по правую сторону от шоссе потянулся пограничный забор с Сирией. На вершине невысокого каменистого холма виднелась сторожевая вышка, с развевающимся на ней сирийским флагом. Пограничный переход с турецкой стороны называется «Cilvegozu» (Чильвегезу), а на сирийской стороне «Bab-el-Hawa». Процедура выезда из Турции предельно проста, но не лишена своих нюансов. Вы сдаете паспорт в окошечко и ждете, пока выкрикнут ваше имя. Вместе с вами паспорта будут ожидать десятки и сотни человек, так что, скорее всего, имени своего вам не услышать в этом шуме. Посему, советую периодически прорываться к окошечку и подталкивать неторопливых турков на предмет скорейшей проштамповки вашего паспорта.

Когда все пассажиры автобуса прошли паспортный контроль, вы возвращаетесь в салон и выезжаете дальше. Последние коллизии с прятаньем контрабанды по укромным уголкам автобуса, суета и вот вы выезжаете дальше по маршруту. Несколько километров проходит через нейтральную территорию и вот автобус плавно въезжает на территорию сирийского терминала. Итак, ставки сделаны. Пути назад нет. Набираю полную грудь воздуха, беру в руки российский паспорт и покидаю вместе со всеми автобус. Вещи остаются внутри.

Древнее, эпохи французского мандата здание, украшенное портретами Асада-отца и Асада-сына. Вспоминаются слова из путеводителя «Тот факт, что Асад из раза в раз переизбирался президентом большинством в 99,99% голосов, говорит о чрезвычайно демократичной власти в Сирии». Впрочем, все это в какой-то мере даже забавляет. Ощущение, словно машина времени забросила в далекие пятидесятые годы счастливого детства родителей в СССР.

Но расслабляться рано — все радости и переживания еще впереди. В огромном, с высоченными потолками зале прибытия душно и жарко. Большие и нелепые вентиляторы на потолке со скрипом подгоняют воздух в сторону голов туристов. Наши попутчики со знанием дела, отчаянно толкаясь и ругаясь друг с другом выстраиваются в нужную очередь. Мы, туристы, в некоторой растерянности обращаемся в то окошечко, где нет народа. Толстый сирийский прапорщик на мог отрывается от созерцания бухгалтерских книг, объясняет, что вначале следует купить визовые марки, а потом встать в общую очередь. Румынские девушки так и не смогли выяснить, впустят их в Сирию или нет, ибо тот лишь бубнил «Булльс, булльс фирст» (марки, марки прежде!).

Итак, с грехом пополам отыскав окошечко где продают марки, уплачиваем по 20 долларов и в надежде на лучшую участь возвращаемся в зал прибытия. Далее, путем синтеза израильской наглости и силы накаченных на игре в большой теннис рук, пробиваюсь к нужному окошку и даю чиновнику наши паспорта. При этом рядом возмущенно лебезит какой-то иракец, а сзади трендит турок. Ничего, перебьются — сами лезут без очереди.

Ура, это свершилось! Сириец ставит въездной штамп в мой паспорт, а вот румынкам повезло меньше. Диалог предельно краток и трагичен «You — good (кивая на меня), you — no good (кивая на девушек)». Излишне говорить о том, что их мольбы и уговоры не возымели результата. Их адресовали в ближайшее сирийское консульство в Анкаре за визой. Как никто не вернул им и 20 долларов, уплаченных за марки…

Сирия…если говорить об этой стране с позиции моих личных представлений, то вырисовывался весьма пространный образ. Попытаюсь перечислить все то, что приходило мне на ум при упоминании Сирии:
-войны с Израилем
-Советско-сирийский фильм «Волшебная лампа Алладина»
-поддержка терроризма
-сирийские студенты в гостях у моего папы во времена СССР
-древняя Пальмира
-кладбища уничтоженной Израилем сирийской военной техники на Голанских высотах
-старинный Дамаск
-Экономические санкции США против Сирии

Теперь, оглядываясь назад, я не могу сказать, что мои впечатления от увиденного коренным образом изменились. Красивая страна, с древней историей и массой исторических памятников. Очень приятные и добродушные люди. Зверский, по коммунистически жестокий режим, не терпящий инакомыслия.

Мне повезло много общаться с самыми разными людьми в Сирии. За маской лояльности и любви к баасистской Родине, явно проглядывает недовольство и неудовлетворенность положением вещей. В народе циркулируют мысли об неслучайной гибели народного любимца, старшего сына покойного Хафеза Асада — Басселя Асада. Фотографии и картины этого человека соседствуют с портретами нынешнего президента — Башара Асада, но народ считает, что Башар причастен к гибели брата, ибо хотел занять пост президента после смерти отца. Мне много рассказывали о том, что Бассель боролся с коррупцией, что он регулярно разгонял продажных чиновников, что он шел на контакт с Западом и стремился сделать Сирию развитой и цивилизованной страной.

Трудно судить, насколько все соответствует действительности, но эти зарисовки лишь только дополняют общую картину происходящего.

Страна бедная. Немногим богаче Египта. Настоящими островками цивилизации смотрятся крупные города — Халеб и Дамаск. Индустрия находится в зачаточном состоянии, а основной доход страна получает от продажи собственной нефти и транзита нефти иракской. Непомерные оборонные расходы лишают Сирию шанса выползти из бедности и дальнейшего обнищания. С другой стороны, бесконечное противостояние с Израилем, является опорой режима, а посему — процветания сирийцам ждать еще очень долго.

Но вернемся к повествованию. В Халебе я остановился в чудесном местечке — молодежном хостеле в самом центре старой части города. Все сделано под старинку, чисто, культурно, со вкусом и с любовью. Там несколько видом комнат, от крохотных одноместных, до дорм-румс (общих, 4—5 кроватей), от комнат с кондиционером, до простых, с вентилятором. В хостеле есть бар, библиотека с путеводителями картами региона, Интернет, кухня. Иными словами — отличное место провести недельку в Халебе и поездить по северу Сирии. Стоимость проживания от $3 в дорме, до $10 в отдельной комнате с кондиционером. По идее, Халеб полон простых отелей и вы всегда найдете приемлемую комнату в пределах $7—12.

На мой взгляд, Халеб — это наиболее примечательное место Сирии. Если ваше время ограничено и приходится выбирать что-то одно, рекомендую именно Халеб! В целом город представляет из себя окруженную крепостной стеной старую часть, величественный замок на неприступной горе и древний город вокруг всего этого. Десятки уникальных старинных мечетей, медресе и восточных базаров — дополняют картину.

Хорошенько исходив город вдоль и поперек, я, утром следующего дня отправился в местный МВД, с целью переоформить мою однократную визу на двукратную, ибо допускал, что мне понадобиться посетить соседний Ливан. Как и предполагалось, меня толком никто не понял. Десятки офицеров и просто чиновников пытались узнать, что означает загадочное слово «Double entry visa», но…то ли я плохо объяснял, то ли они ничего не поняли, но я покинул сие учреждение с уверенностью, что полученная на границе виза является многократной и действительной в течении 15 дней. Как показала практика — я глубоко заблуждался.

После МВД я отправился на железнодорожный вокзал, носящий гордое название «Мохатат-аль-Багдад» (Станция Багдад). Отсюда отправляются поезда по всей Сирии (Дамаск, Латакия, Камышлы, Дейр-эз-Зор) и за границу (Багдад, Тегеран и Стамбул). После некоторого конфуза с расписаниями на арабском языке, я купил спальный билет до Дамаска (7 часов) на ночной экспресс. Этот вариант, стоящий всего $6, показался мне наиболее выгодным, ибо я экономил некоторую сумму на гостинице.

На вокзале я познакомился с двумя иракскими студентами, приехавшими в Сирию знакомиться с девушками. Ребята отлично говорили по-английски и по их словам зарабатывают на жизнь…игрой в шахматы! Мы с часик прогулялись по городу, поболтали о жизни и смерти, о ситуации в Ираке, о женщинах и достопримечательностях Халеба. Потом распрощались и я отправился в отель отдохнуть от жары и скитаний.

Тем не менее, судьба-индейка распорядилась иначе. Под вечер я задремал, а услышав сквозь сон будильник, автоматически шлепнул ему по шляпке, будучи уверенным, что уже проснулся. Я проснулся — это верно. Только…утром!!! Разув глаза, я понял, что поезд не только уже ушел, но и судя по всему на подходе к Дамаску. В итоге пришлось ехать на автобусе. Такая перспектива меня не особенно обрадовала в силу того, что мой живот, судя по всему, объявил протест. Это выражалось в глубоких моих опасениях отходить от туалета дальше, чем в 5 минутах быстрой ходьбы.

 В автобусе я познакомился с братьями-врачами из Халеба, ехавшими в Хаму к родителям. Всю дорогу мы обсуждали вопросы бытия, а когда они сошли, на их место подсело два приятеля-ливанца из Бейрута. И…дискуссии разгорелись с новой силой. Меж тем, за окном проплывали степи и горы. Небольшие деревушки, дети пасущие стада овец, глубокие вади. Бросается в глаза большое количество военной техники на дорогах, а на подъезде к Дамаску, милитаризация достигает своего пика — множество военных баз чередуются одна за другой. Там — советские Т-55, Т-72. Грузовые машины — ЗИЛы, Камазы, Уазики, БРДМы.

От автостанции до центра сирийской столицы я добрался на такси. Выйдя возле Хиджазского вокзала, я уселся на ступени и разложил перед собой карту Дамаска. Путеводитель гласил, что дешевые отели расположены именно в этом районе и до самой Цитадели. Я спустился ниже, к площади героев (Аш-Шахада), здесь отели были буквально на каждом углу. Тем не менее, найти одноместный номер оказалось совсем не просто. Отели были полны и мне предлагалось в лучшем случае взять двухместную комнату за 90% ее стоимости, что соответствовало $20—25.

После часа скитаний и обиваний порогов, отыскал прибежище в виде простой комнаты с вентилятором и удобствами за $12. Единственным минусом была близость мечети, откуда каждые 5 часов раздавались пронзительные призывы муэдзина.

Дамаск — город несомненно примечательный. Его памятники имеют мировое значение и это не подвергается сомнению. Однако, на мой взгляд, Халеб значительно более примечателен и живописен. Самый значимый монумент сирийской столицы — знаменитая мечеть Омаядов (джама-аль-Амайа). Это действительно потрясает. В пределах мечети захоронен полководец Салладин, а так же — Иоанн Креститель. Эта мечеть до недавних пор являлась крупнейшей в мире, пока в Исламабаде не воздвигли нечто много более гигантское и тянущее свои шпили к небу.

Вход в мечеть бесплатный, вопреки сказанному в путеводителе. В пределах старого города я бы выделил Цитадель (напоминающую крепость Давида в Иерусалиме), Дворец Аль-Азем и знаменитый рынок Аль-Хамидие. Кроме перечисленного, в старой части Дамаска немало музеев, хаммамов и медресе. Интересен музей арабской каллиграфии. Музей древней медицины не стоит посещения, ибо довольно беден на экспонаты и проходится за 3 минуты от силы.

За пределами старого города обязательно стоит посетить Национальный Музей и музей военной истории, что по-соседству. Первый — настоящая жемчужина с самой богатой в Сирии коллекцией археологических находок, а второй — скорее для любителей геополитики. Военный музей, выдавая поражения за победы, рассказывает о войнах с Израилем.

Проведя в Дамаске ровно полтора световых дня, я пришел к выводу, что получил общее представление о сирийской столице и можно двигаться дальше. Через три дня я должен был быть в Израиле, а оставшееся время следовало занять максимально насыщенно. Итак, принято решение — Ливан! Автобусы и маршрутные такси в Бейрут, отправляются от автостанции Баранке, в 5 минутах ходьбы от станции Хиджаз и четверти часа от Цитадели. Автобусы сирийской государственной компании «Карнак» стоят порядка $4, едут 2,5 часа и отправляются не менее 10 раз в день. Маршрутные такси отправляются по мере заполнения, едут от силы 2 часа, но за $8—10.

Ливан

Утром я занимаю место в бейрутском автобусе. Путь недолог, всего 110км от одной столицы, до другой. На границе обычная толчея, но с помощью моих новых приятелей, у которых на таможне работает друг — я прохожу формальности в течении пяти минут.Потом автобус едет несколько километров, пока не останавливается на ливанской таможне. Здесь все значительно более цивильно. Начиная от современного, свежего здания с кондиционерами и скамьями и до аккуратных и солидных чиновников. Довольно быстро я получаю трехдневную бесплатную визу и возвращаюсь в автобус. Если же вы предполагаете провести в Ливане больше 3 дней, то туристическая виза обойдется в $20. Впрочем, она тоже ставится на границе без лишних вопросов.

Ливан — красив. Это не просто слова. Маленькая горная страна, чем-то напоминает Абхазию. Всего за каких-то полчаса вы перемещаетесь из безжизненной сирийской пустыни, в страну высоких гор и кедровых лесов. Пейзажи поражают своей красотой. Бросается в глаза еще и то обстоятельство, что Ливан значительно цивилизованнее Сирии. Бейрут — совершенно современный европейский город, нечто среднее между Монако и Анталией. Горы круто спускаются к морю, а город вольно раскинулся на лесистых склонах. Здесь совершенно теряется ощущение, что вы на Востоке. Шикарные променады, великое множество дорогих автомобилей, банки, торговые центры, множество туристов.

 В этом городе нет ничего экзотического — ни Эйфелевой башни, ни Пирамид, ни даже замка, как в Халебе. Тут скорее колорит иного рода, эдакий пример арабского ренессанса в отдельно взятой арабской стране. Грустно, что именно с этой, наиболее прозападной страной арабского Востока, у Израиля столь враждебные отношения вот уже много лет.

Автобусы и такси из Сирии и городов северного Ливана, прибывают на новый автовокзал Чарльза Хэло («Charles Helau»). Я решил прежде поехать куда-нибудь еще в Ливане, а уже под вечер вернуться в Бейрут и посвятить ему весь вечер и следующий день до обеда. Выбор пал на северо-ливанский город Триполи, до которого 120км от столицы. Сама дорога была не менее интересна, чем город. А как же еще можно увидеть Ливан в столь ограниченное время?

 В отличии от соседнего Израиля, где горы начинаются на некотором отдалении от побережья, здесь все иначе. Лишь в некоторых местах, например в долинах небольших речушек горы немного отступают назад, а в общем ливанское побережье — это море, врубающееся в горы. Дорога же петляет поверх всего этого.

По пути мы проехали мимо маленького, но очень изящного замка на вершине отвесной скалы. Другой, более крупный замок виднелся чуть вдали.

Триполи — старинный и красочный город, в котором есть все атрибуты Востока — базар, замок и старинные мечети. Замок возвышается на старой частью города и с его стен открывается отличный вид как самого Триполи, так и окрестных гор и моря. Часа два я побродил по городку, пообедал в кафе, а потом, не торопясь, отправился к автовокзалу.

Меня ждал вечерний Бейрут. Я расположился в недорогом отеле в западной части города. Следует иметь в виду, что дешевизна здесь весьма относительна. Найти приемлемое жилье в Бейруте меньше, чем за $20 — большая удача. Мой отель находился в том квартале, где все напоминало о войне. Почти каждый дом был отмечен безобразными щербинами от пуль и снарядов, а часть домов была повреждена настолько, что жители давно их покинули. Что и говорить — город контрастов. Ведь буквально в нескольких сотнях метров от этого места, возвышались стеклянные высотки банков и шумели шикарные рестораны и бары.

Интересно прогуляться по административному центру Бейрута, в районе Парламента. Весь этот район словно восстал из пепла (в 1982 году, во-время израильской блокады Западного Бейрута, здесь мало что осталось). Теперь центр города расцвел и ныне вполне соответствует уровню столицы государства. Здесь масса дорогих ресторанов и кафе, а стильная молодежь «оккупирует» этот район уже под вечер и до полуночи. На мой взгляд — прекрасное место для знакомств! Обязательно стоит съездить в юго-западную часть города, где в море возвышаются две массивные скалы с аркой. Впечатляющее явление природы!

Ближе к вечеру следующего дня, пришло время возвращаться в Дамаск. В этот раз я предпочел ехать на маршрутном такси, тем более, что удалось сбить цену до $6, в противовес стандартным 8—10. Наш бронепоезд — громадный американский троглодит, а точнее нью-йоркское такси образца шестидесятых годов. На таком раритете мне еще не приходилось ездить! Это ж сколько он есть бензина? Впрочем, с учетом того, что бензин здесь очень дешев — вопрос расхода топлива вряд ли стоит особенно остро.

На границе меня ждал не особенно приятный сюрприз — пришлось заново платить 20 долларов за сирийскую визу. Никакие объяснения и уговоры не помогли. Не помогли так же ссылки на чиновников МВД из Халеба. Двадцатки как не бывало..!

Утром я покидал Сирию. На прощание поймал такси, поднялся на гору Касьюн с фантастисеским видом на Дамаск. Снова автовокзала Баранке. Для проезда в Израиль, мне нужен был транспорт до Ирбида, что на севере Иордании. Автобус в Амман мне не подходил совершенно. К счастью, сообщение с Ирбидом достаточно хорошо налажено и я выехал туда маршрутным такси. Точно таким же американским троглодитом, что доставил меня в Дамаск накануне!

Для любителей экзотики — из Дамаска в Амман ходит поезд! Между двумя столицами проложена древняя узкоколейная линия, по которой дважды в неделю бегают пассажирские вагончики. Путь протяженностью в 300км займет у вас 9 часов. Зато сколько разнообразных эмоций! А по идее, теоретически, вполне можно добраться поездами от Иордании до Европы и России! И все это лишь с двумя пересадками в пути, в Дамаске и Стамбуле.

Границу с Иорданией в городке Деръа проходим быстро и практически безболезненно. На иорданской стороне наше такси попало под повальный шмон. Порылись даже в моем туристическом рюкзаке. Что именно они искали — загадка. Может быть контрабандные сигареты, а может быть — наркотики. Мне приходится отдать $15 за иорданскую визу и вот мы уже едем в Ирбид.

Ура! Все позади. Я сделал это, я прошел то, что при моих обстоятельствах прошли единицы. Я побывал там, где раскрытие стоило бы мне жизни и я увидел ту страну, которую видел в армии лишь в полевой бинокль и прицел пулемета…Поездка стоила того, однозначно стоила!

 В иорданским Ирбиде я быстро ловлю минибус до деревни Шуна-аль-Шамалийа, что напротив границы с Израилем. Оттуда, уже пешком, дохожу до пограничного терминала. За мостом, на высоком флагштоке развевается израильский флаг. Я почти дома!
Иорданский пограничник заботливо поинтересовался, ставить мне выездной штамп Хашимитского королевства, или нет. Разумеется, нет, если это возможно! На такую возможность я даже не рассчитывал и в душе давно уже простился со своим почти новым загранпаспортом. Ведь не секрет, что наличие в вашем паспорте иорданских и египетских штампов с израильской границы, повлечет за собой невозможность посещения большинства арабских государств. Понимающе кивнув в ответ, тот внес мои данные в компьютер без проставления выездного штампа и вернул паспорт.

Израиль совсем близко — за рекой Иордан, в каких-нибудь ста метрах по прямой. Но пересечение границы пешком не разрешается, приходится ждать попутный транспорт. К счастью, какой-то автобус с туристами вот-вот отправится в путь. Я успеваю занять там место. Минута и Иордания остается позади. Вместе с Иорданией позади остается и ощущение умиротворения, теперь гостей и жителей Израиля ожидает испытание в виде прохождение израильской границы. Первым делом в салон поднимается молодая дама в черных солнцезащитных очках. Она в течение нескольких минут молча рассматривает пассажиров, а ее лицо при этом совершенно непроницаемо. Видимо первичный фейс-контроль пройден и автобусу дозволяется сдвинуться с моста и переехать на израильскую сторону.

Надо сказать, что любой турист, въезжающий в Израиль через сухопутные переходы с соседними странами, изначально вызывает немало подозрений у стражей границы. Если в аэропорту основной темой интервью является выяснение целей приезда в Израиль, то на суше их больше интересует, что вы делали в Иордании / Египте и откуда туда прибыли. Причем краткое интервью в один миг может превратиться в допрос с пристрастием. Человек, прилетевший из Европы, или США — по их мнению, вдвое благонадежнее, чем тот же самый человек, въезжающий из Иордании. Иными словами, если вы Бен-Ладен и горите желанием посетить еврейское государство, то лучше летите транзитом через Лондон. Хотя, наверное, есть и другой вариант. Условный Бен-Ладен въезжает через Иорданию, подразумевая, что израильтяне думают, что настоящий Бен-Ладен прилетит из Лондона, или Нью-Йорка, рассчитывая их перехитрить. Не знаю, до каких хитростных пределов доходят израильтяне, но порой они и сами путаются в своей логике. Сейчас поясню, о чем идет речь. На паспортном контроле протягиваю свой документ.

«-Уважаемый, вы что, были в Сирии?» — изумленно вопрошает девушка пограничница, глядя на меня своими большими красивыми глазами. Я не успеваю рта открыть, как она жмет на тайную педаль и где-то в глубине терминала слышится звонок. В один миг рядом со мной появляется толстый полицейский прапорщик. Он предложил мне отойти в сторону и безо всякого вступления начинает разговор:

- Гражданин, я вас задерживаю в соответствии со статьей такой-то по подозрению в посещении Сирии. У вас есть право на адвоката и право на звонок домой.

- Позвольте, но на каком основании вы меня задерживаете? На основании увиденной вами сирийской визы в моем паспорте? Это что, нарушение закона?!

- Гражданам Израиля запрещается посещение Сирии, вы это должны знать.

- Вы держите в руках российский паспорт и рассказываете мне про граждан Израиля. Что за абсурд? Я хочу, что бы вы связались с консульством России в Тель-Авиве.

- Я не собираюсь ни с кем связываться. Все претензии будете озвучивать судье. Подпишите протокол, вот здесь.

Беру в руки протокол, который тот старательно заполнял в течение нашего разговора. Там написано примерно следующее:

«Гражданин Израиля такой-то прибыл из Иордании самостоятельно, до этого он был в Сирии, о чем свидетельствует сирийская виза в его российском паспорте. Гражданин подозревается в посещение вражеского государства и задерживается до выяснения обстоятельств.»

Пытаюсь объяснить упрямому чиновнику, что этот протокол составлен по-идиотски и противоречит здравому смыслу. Если я гражданин Израиля, то напишите, что в моем израильском паспорте никаких сирийских печатей нет, а если я гражданин России, то так и пишите, что гражданин России прибыл из Иордании…Бесполезно! Видимо, система задержаний таких вот туристов тут отработана до автоматизма, не случайно же, полицейский, еще не разобравшись в ситуации, вышел с готовыми протоколами.

Так, или иначе, но единственное, что мне остается — не подписывать протокол. Это ничуть не смущает полицейского, он совершенно спокойно удаляется в свое помещение, при этом, не возвращая паспорта. В последующие…семь(!) часов, я находился в пограничном терминале и пытался добиться от чиновников ответа — что дальше? Теоретически я был свободен, но уйти без документов естественно не мог. С другой стороны, никто не реагировал на мои вопросы, а в ответ на удары кулаком в запертую дверь с табличной «Police», мне пригрозили арестовать меня за хулиганство. Они отказали мне и в праве позвонить и в праве на адвоката, пока я не подпишу их протокол.

Поздно вечером, когда я дошел до состояния крайнего раздражения и был готов совершить необдуманные поступки, неожиданно к терминалу подрулил полицейский микроавтобус. Целая бригада вооруженных автоматами оперативников окружила меня и предложила проследовать в их транспорт. Никаких разговоров, никаких комментариев. Мы приехали в ближайший городок, Бейт-Шеан, где меня встретил следователь.

Тут следует дать небольшой комментарий. Понятно, что в течение семи часов ожидания, я не мог не задумываться о том, как себя вести и что меня может ожидать. Итак, они утверждают, что я был в Сирии и это нарушения какого-то израильского закона. С другой стороны, виза была в российском паспорте. Значит разумнее отрицать факт посещения Сирии? А что, если это не является преступлением, а речь идет лишь о каких-то подозрениях, которые рассеются и меня отпустят? Тогда мое отрицание вызовет еще больше подозрений. Кому нельзя посещать Сирию — гражданам Израиля, или же они теоретически могут задерживать и судить всех подряд, если заподозрят в посещении нелюбимого северного соседа? Плюс этот сложный нюанс с двойным гражданством. Мне определенно требовался адвокат. Меж тем, никто не собирался мне его предоставлять и вообще, полицейские никак не комментировали свое поведение.

Следователь завел меня в комнату для допросов и широко улыбнулся. Он неожиданно проявил себя вполне вменяемым и даже общительным — такая у него работа. Он извинился за столь долгое ожидание, пожаловался на жаркую погоду в этих местах, предложил сигарету. Затем извлек из ящика стола пачку протокольных листов и предложил перейти к «делу».

Стараясь быть спокойным и корректным, я объяснил ему свое видение происходящего и еще раз напомнил, что если я арестован — хочу видеть адвоката и позвонить родственникам и в посольство России. А если я свободен — прошу вернуть паспорта и оставить меня в покое. Тот ответил, что я не арестован, но задержан и адвокат мне не полагается. На что я возразил, что давать, или не давать показания — это право гражданина, а в случае если полиция отказывается предоставить мне адвоката, то я тем более не намерен более с ними вести переговоры. Кроме того, я потребовал немедленно вернуть мне паспорта, ибо их изъятие является грубым нарушением закона. И вот тут вышел странный казус. Полицейский протянул мне мой израильский паспорт и сказал, что он им больше не нужен. В отношении российского паспорта он ответил, что…никогда его не видел!

Все эта история здорово напоминала банальную российскую милицию, с их наглостью, непредсказуемостью и полным пренебрежением к людям и закону.

В начале я решил, что они повели очередную игру с целью каким-то образом на меня воздействовать. Но дальнейшие события показали, что это не совсем так. Кажется, они действительно потеряли мой российский паспорт, или сотворили с ним еще что-то. Забавно, что как раз в это самое время в печати активно обсуждалась тема использования израильскими службистами иностранных паспортов. На тот момент времени скандал как раз разгорелся в Новой Зеландии, где были арестованы израильтяне, имевшие при себе большое количество ново-зеландских паспортов, ранее числившихся украденными у граждан. Про себя подумал — неужели и в моем случае происходит что-то подобное? Теперь их арсенал пополнится моим, якобы утерянным российским заграничным паспортом. А потом, всплывет где-нибудь в Иране, некий черноокий и совсем не похожий на меня однофамилец и одногодка ?

Хотя, вряд ли это так — уж больно нелепо и топорно они сработали. Неужели им не понятно, что я при первой возможности сообщу в ближайшее консульство России об исчезновении паспорта и месте его исчезновения? Итак, разговор наш не клеился и мне предложили подписать бумагу о том, что я обязуюсь явиться на допрос по первому же требованию. По их словам, это обязательство ни коим образом не ограничивало мои права, зато благодаря этому, я буду немедленно освобожден. Наверное, искушенный юрист воскликнет, что, мол, не ведись на их дешевые трюки, не подписывай! Что они в любом случае обязаны тебя освободить по истечении суток!

Так, или иначе, но меня освободили. Российский паспорт канул в лету и они заявили, что давно уже мне вернули, и я сам где-то его потерял. А с учетом того, что документы были изъяты ими без каких-либо расписок в получении — доказать обратное очень сложно. Мне вернули мои вещи, и я обратил внимание, что их явно обыскивали. Видимо, сие действо имело место в том момент, когда следователь увел меня в комнату, а рюкзак остался в приемной. Не исключено, что для того они меня и увели, что бы в мое отсутствие изучить содержимое туристического рюкзака. На их глазах я распотрошил свои нехитрые пожитки и довольно скоро обнаружил пропажи. Исчезли карты Турции и Сирии, исчезли мои записи в отношении недорогих отелей в Иордании, исчезли все полученные в дороге визитки, адреса, исчезли даже турецкие автобусные билеты из Анталии в Адану и так далее. Полицейские с интересом наблюдали за моими действиями.

И тут, о радость! В глубине рюкзака обнаружился мой российский паспорт, аккуратно засунутый между полотенцем и свитером. И моментальный комментарий одного из полицейских «Ну вот, вы его сами нашли, а еще нас обвиняли!». Просто нет слов! Черт возьми, никоим образом не мог я засунуть паспорт в рюкзак, ибо паспорт у меня изъяли при паспортном контроле на границе! Наверное, они сняли с него ксерокопию, проверили в своих базах данных. Но зачем подсовывать паспорт в рюкзак, а просто не выдать на руки? Похоже, стражи порядка перемудрили сами себя.

Киббуц

Цель моего приезда в Израиль была такая — провести здесь время с российской подругой, вместе поездить по стране, пожить в киббуце, познакомить ее с моей семьей. И, разумеется, оценить, стоит ли менять нестабильный российский достаток, на стабильный израильский недостаток (с). Как же без этого? Следуя заявленной цели, я изначально вышел на связь с израильскими друзьями, имеющими отношение к киббуцному движению. Мне был предложен вариант снять небольшой домик в одном из сельскохозяйственных поселений на Голанских высотах по цене $200—250 за месяц проживания. Это распространенная практика в Израиле. Подобным пользуются как сами израильтяне, так и иностранные туристы.

В первом случае для многих жизнь в кибуце — это прекрасная возможность сменить окружающую городскую ауру на зелень полей и журчание горных ручьев. С учетом небольших размеров страны и наличия почти у всех автомобилей, многие, живя в кибуцах, ежедневно ездят на работу в города. Кто-то получил интересную вакансию вдали от дома и ему удобнее поселиться в кибуце, кому-то просто дешевле снимать жилье здесь, нежели в городе.

Для иностранцев причин поселиться в киббуце не меньше. Действительно, нет лучше способа пожить в этой стране, понять ее, узнать и изучить в столь интересной атмосфере свершившегося коммунизма. Более того, существуют специальные программы для иностранных туристов, которые предлагают бесплатное проживание, питание, бесплатный автобусный проездной, все услуги от стирки белья до бассейна. При таком раскладе туристы оплачивают только авиабилет, далее приезжают в кибуц, вселяются и живут там весьма значительное время, отдыхая и путешествуя. Разумеется, ничего в нашем мире не делается просто так, и свое проживание гости оплачивают работой в киббуцной индустрии. Обычно это 5 дневная рабочая неделя по 5—6 часов в день от силы. Работают чаще всего по хозяйству (дежурство в общей столовой, уборка территории), или более экзотический труд по уборке тропического урожая, рабочим за заводике по переработке цитрусовых, работе в курятнике, присмотру за животными на местной ферме и так далее.

Киббуцов, предлагающих подобные и другие программы много. Причем не только на Голанских высотах, а по всей стране. Если кого-то данный вопрос заинтересует, загляните на сайт киббуцного движения http://kibbutz.org.il

После рассмотрения сразу нескольких вариантов, я выбрал киббуц Мево-Хама, на самом юге Голанских высот, над берегом озера Кинерет с одной стороны и по соседству с заповедником Хамат-Гадер с другой. Места — фантастически красивые! Огромное библейское озеро с высоты птичьего полета (киббуц расположен на высоте более 600 метров над уровнем озера), мощные склоны гор, глубокие каньоны с шумящими ручьями и многое другое.

Само поселение представляет собой с полсотни аккуратненьких коттеджей с красными черепичными крышами, бассейн, тренажерный зал, огромную столовую и множество детских площадок. Добавьте к этой картине невероятное обилие зелени, цветов, кристальную чистоту и красивейшие панорамные виды на окрестности. Рай на земле, не дать — ни взять! Жители кибуца — выходцы из стран Европы и Америки. Довольно много туристов, большинство из Нидерландов и Великобритании.

После знакомства с секретарем кибуца и кратким собеседованием, меня поселили в маленьком коттедже, рассчитанном на две семьи, с двумя санузлами и двумя раздельными входами. В распоряжении — две комнаты, кухня, туалет с душем. Общая планировка и метраж напоминают двухкомнатную квартиру в хрущевке, что вполне достаточно для одного-двух гостей, не так ли? Приезд подруги намечался через неделю, и у меня было достаточно времени для обустройства нового жилья, ознакомления с обстановкой, нахождения пары горных велосипедов для путешествий по окрестностям.

Итак, в зависимости от договоренности с секретариатом киббуца, вы либо платите за проживание и делаете что пожелаете, либо приступаете к работе и не платите ничего. Разумнее было бы поработать до приезда девушки и потом перейти на программу оплаты проживания. Увы, местные правила такого не позволяют и особенно гибкого отношения к гостям не проявляют. Более того, киббуцы предпочитают иметь дело с людьми, прибывшими на длительные сроки и имеющими четкий план действий на ближайшие месяцы. Вполне понятный подход арендодателя к арендатору.

В местном магазинчике принято покупать в кредит. Вы просто называете ваш личный трехзначный номер, выдаваемый каждому гостю, и в конце месяца оплачиваете счета. С наличными тут мало кто ходит, как и с кредитными картами. Впрочем, оба упомянутых варианта оплаты присутствуют, вы запросто можете платить как вам удобнее.

Похожая схема действует в столовой и прачечной. Если вы живете по программе «Проживание и работа», то не платите ничего, а если вы «Вольный художник» — то платите за все услуги в конце месяца.

Всю первую ночь я провел на лавочке, над самым спуском к озеру Кинерет. Ночью озеро по периметру светится огнями дорог, населенных пунктов. На противоположном берегу ярко переливается огнями город Тверия, а со всех сторон озеро окружают могучие горы Галилеи. Вид настолько завораживает, что ощущаешь какую-то нереальность происходящего.

Вольные прогулки

Как я уже говорил, проживание в киббуце — это возможность дистанцироваться от города и цивилизации. Но следует помнить, что в отсутствии цивилизации есть и свои нюансы. Например, если у вас нет своего транспорта, а вы собираетесь много путешествовать, то придется четко следовать расписанию автобусов. Один автобус проезжает мимо киббуца рано утром и один возвращается вечером. До Тверии, откуда отправляются автобусы по всей стране — 30 километров. Не так далеко, но и пешком не пойдешь. Автостоп является альтернативой автобусу, но на собственном опыте убедился, что всерьез на это рассчитывать не стоит. Машин в этих местах проезжает мало, многие — полные, кто-то просто не имеет привычки брать попутчиков. В итоге вы можете потратить на дорогу в Тверию полчаса, а можете и три-четыре. Как повезет.

Если у вас есть велосипед — это просто чудесно! В сфере вашей досягаемости окажется все самое интересное в радиусе нескольких десятков километров. Главное — не пользуйтесь двухколесным транспортом при путешествиях к озеру и в Тверию. Дело в том, что спуск настолько крут и полон серпантинов, что…нетрудно представить себе, как тяжко будет возвращаться назад! В некоторых местах узкое шоссе устремляется вверх под углом в 25—30 градусов, а в некоторых вы довольно быстро останетесь без тормозных колодок, пытаясь тормозить под тем же уклоном.

Прежде всего составил список всех достопримечательностей в радиусе досягаемости велосипедной прогулки. Вот что получилось:

- Заповедник Хамат-Гадер. Место это очень известное и сотни туристов ежедневно посещают сей необычный уголок природы. Киббуц расположен по-соседству от древнего Хамат-Гадера, древне-римского города, от которого сохранились арки, колонны, мощеная площадь и многое другое. Здесь по сей день ведутся археологические раскопки. Кроме того, здесь бьют горячие минеральные источники (под которые создан бальнеологический курорт) и действует крокодилий питомник с зоопарком. Вдобавок ко всему, Хамат-Гадер находится в глубоком каньоне, над берегом речки Ярмук, на противоположном берегу которой — Иордания. Здесь же проходит недействующая с 1948 года железная дорога в Стамбул, по которой, некогда, следовали поезда из Палестины и Египта.

- Заповедник Сусита, руины древнего города и красивый каньон.
— Заповедник «Ручей Йегудия», впечатляющий каньон с несколькими водопадами.

- Маршрут вверх по течению речки Ярмук вдоль границ с Иорданией и Сирией. Упомянутая речка протекает глубоко в каньоне и окружена живописными скалами.

Все эти достопримечательности я посетил в течение первой же недели. Единственное, что мне не удалось осуществить в полной мере — проехать вдоль Ярмука.Армия установила блок-посты на приграничной дороге и сразу за Хамат-Гадером начиналась пограничная зона, куда никого не допускали. Жаль! Я надеялся посмотреть старинный и частично разрушенный железнодорожный тоннель, через который до образования Израиля в 1948 году ходили поезда в Стамбул.

Ай гоу ту Хайфа (без Рабиновича и Иванова)

В начале второй недели позвонила подруга и сообщила, что израильское посольство отказало ей в визе. Бедняжка чуть не плакала. Все документы были в порядке, начиная от приглашения и заканчивая справками о приличной зарплате и загранпаспортом, полным шенгенских виз. По идее у нас сохранялась возможность опротестовать решение консула.

С этой целью я планировал отправиться на автобусе в город Хайфу, где через отделение МВД подать просьбу на пересмотр решения. Эх, да понадеялся поп на русский авось! Так и я. Поленившись выехать с утра по-раньше, я провел час в бассейне, потом прогулялся, пообедал, отдохнул в домике. Собрался в дорогу лишь ближе к вечеру, уповая, что без проблем поймаю попутку до Тверии. Увы, простояв на дороге около часа, я так и не «застопил» ни одной машины. Более того, за все это время мимо меня проехало их всего-то несколько штук. Пришлось вернуться в киббуц и воспользоваться велосипедом. На нем я невероятным усилием воли и рискуя здоровьем, преодолел 10-километровый спуск к Хамат-Гадеру. На часах — семь вечера. Прямо — главные ворота заповедника, в десяти метрах правее — пограничный забор с Иорданией и крутой обрыв к реке Ярмук. Велосипед оставил в заповеднике, дальше двигаться подобным образом было невозможно. Опять ожидание попутного транспорта, которого тут значительно больше из-за множества посетителей парка.

В результате я добрался до Тверии лишь к девяти вечера, упустив последний автобус на Хайфу. А тут, меж тем, наступила золотая пора у таксистов. Зная, что больше автобусов не будет, они в большом количестве съехались к городской автостанции. Такса — $100 до Хайфы за всю машину и предложение собственными силами найти попутчиков, если я желаю разделить эту сумму на всех. Оставалось только ждать — похоже, все желающие уже покинули Тверию, и никто не собирался ехать на такси. Купив в лавчонке порцию шовармы, я расположился за столиком и за неимением лучшего варианта, вместе с таксистами, смотрел футбольный матч между местными командами. Прошло около двух часов, перспектива ночевки на автостанции маячила все ярче.

Несколько слов о Тверии. Это небольшой курортный городок, с населением чуть более 50 тысяч жителей. На берегу озера сохранились крепостные стены, сложенные из черной вулканической породы. В отдельных местах крепость омывается водами озера, в других — соседствует с районом отелей и прогулочной аллеей с ресторанами и дискотеками. Рядом — старинная, давно не действующая мечеть, а чуть за городом — могилы целого ряда еврейских религиозных мудрецов и раввинов средневековья. Туда не иссякает паломничество верующих израильтян. Неподалеку от гробниц — горячие серные источники. Тверия — маленький и уютный городок, расположившийся террасами над озером. Это популярный в Израиле курорт. Здесь немало крупных отелей и десятки семейных пансионов, но назвать этот городок центром массового туризма вряд ли можно. На мой взгляд, Тверию нужно использовать как исходную точку и базу для путешествий по Галилее и Голанским высотам. Цены на проживание тут весьма демократичны. Главное — держитесь по-дальше от отелей на берегу. Небольшие циммеры и семейные отельчики расположены в том числе в спальных районах городка. Там вполне реально найти ночлег в совершенно цивильном заведении за $25—30 за дабл со всеми удобствами.

Возвращаясь к моим мытарствам — в последний момент появилась семья религиозных иудеев, тоже страждущая немедленно отправиться в Хайфу. Таким образом, далеко за полночь, я добрался до пункта назначения. Город встретил пустынными улицами, шумом морского прибоя и ярко освещенной приморской автострадой. Где-то далеко, на рейде, светясь огнями, ожидают разгрузки десятки огромных танкеров, сухогрузов и просто транспортных судов.

Следующий день принес посещение хайфского отделения МВД. Кого там только не встретишь! Основную часть посетителей составляют бывшие советские граждане, бьющиеся на новой Родине за свои права. Историй о попранных правах и сломанных судьбах еще больше, чем можно встретить в российском ОВИРе. Главное различие состоит в том, что маразма тут на порядок больше, чем в России. Да, именно так, как это ни странно.

Страницы: 1 2 Следующая

| 09.04.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий