Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Сирия >> Посвящается Сирии, её чудесным людям.


Забронируй отель в Сирии по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Посвящается Сирии, её чудесным людям.

Сирия

1—17.03.05 г. 
 В ЗЕМЛЯХ СВЯТЫХ
Мигает курсор на экране ноутбука, а я всё жду, думая с чего же начать. На этапах замысла путешествия, его развития, и окончания, в голову приходили разные названия, и выше указанное, думаю, будет наиболее подходящим, после осмысления пережитого и увиденного.

1—3. Радушная, столичная Москва, провожала меня хорошим морозом в раннее утро. Солнце вставало из-за лесов и полей, придавая оптимизм хорошему началу пути. Но Стамбул (по православному — Константинополь), встретил дождичком с двадцатиградусной разницей температур. Однако и в + 5 при ветре пригодился мой штормовой костюм. Но разве будешь обращать внимание на погоду, когда идёшь по мосту через бухту Золотой Рог и любуешься куполами мечетей, и в нетерпении рвёшься к Софии. Величайший собор Византийской империи давно манил своим значением и величием. Наши древние предки ходили сюда и с мечом и с добром. Можно представить, как в Золотой Рог заходили их ладьи. Но ещё больше, хочется понять, что чувствует человек, попадая под огромные своды великого храма. Только христианской службы здесь нет, собор обставлен минаретами, а внутри цитаты из Корана. Красноватый цвет в пасмурную погоду только подчёркивает древность сооружения.

Но я был только рад, что здесь на закате дня, в пасмурную погоду очень мало туристов. Практически одного меня поглотили недра собора. А если и были там ещё люди, то настолько они растворились под огромными мрачными сводами, что ничто не мешало мне стоять в тишине, задрав голову. 17 столетий, со времён Константина, люди поражаются этому порождению империи. Во мраке на сводах видны кресты. Медленно обойдя огромный зал, я присел, еще раз подумав, где  я. Сколько историй здесь схлестнулось!

Перейти сквер, и напротив не менее грандиозное сооружение голубой мечети. Она ещё ребёнок по сравнению с Софийским собором. В сумраке загораются огни на минаретах. Муэдзины затягивают звучную молитву. А я всё не могу уйти отсюда. Поприветствовав на турецком часового, получаю разрешение пройти в закрытую уже зону. Смотрю на археологические памятники. Ни кто и ни что не мешает. Хорошо, что не приехал сюда прошлым летом, в толкотню туристов и торговцев. Но всё-таки дождик заставляет меня отказаться от планов ехать в глубь страны автостопом, и беру билет на ночной автобус до Денизли. Прежде, чем уснуть, дотерпел до моста через Босфор. Всё-таки надо ощутить момент перехода из Европы в Азию, в крайней южной точке.

4. Следующее утро встречаю уже в Памуккале. Травертины пока остаются за окном автобуса, а я устраиваюсь в Карахайыте. Тут поторговавшись, можно снять пансион за 10 долларов, и со всеми удобствами принимать ванны из красных термальных вод. Место так и называется — Кырмызы Су. Двуспальный номер, кухня, туалет с душем, и конечно ванна, где по 3 раза на день принимал водные процедуры. Температура воды тут 60 градусов, а в Памуккале — 36. Но всё-таки надо побывать в этом символе Турции, известном на весь Мир.

День прекрасен. Нежно греет солнце, и я иду пешком в сторону травертин. Неожиданно появляются древние склепы. Неожиданно потому, что у меня не было на тот момент, ни каких карт и информации. Оказывается это развалины пергамского города Хиераполиса. Здесь самое большое древнее кладбище Турции. Это сейчас, одному, здесь загадочно интересно. А вот пройтись бы ночью! Целые улицы гробниц. Большинство из них открыто, крышки сброшены или сдвинуты. Двери зияют пустотами. Ниши для покойников свободны. Кажется, что осквернённый грабителями город-кладбище, по ночам наполняется их обитателями. Они невидимо приходят на свои ложа и отдыхают там, где тысячелетия назад их положили. А днём не в силах терпеть глумления зевающих туристов.

Каменные гробы разнообразны. От ящиков до круглых семейных «юрт». Некоторые из них стоят прямо среди термальных вод. Хотя для бань были выстроены целые дворцы. Со времён эллинов и римлян прошло много времени, но ещё можно пройтись по улицам, посмотреть цирк с красивыми статуями и барельефами. К последним было трудно подойти вплотную, но мне кажется, некоторые из них несут эротические темы. До сих пор сохранилась густая сеть водопроводов, в виде глиняных лотков на возвышениях.

Посидел на крутых ступенях цирка, и представил себе, как из подземных коридоров выбегали на сцену актёры, а может быть гладиаторы. Отсюда прекрасный вид на некогда огромный город, которому больше двух тысяч лет. Ещё выше, церковь святого великомученика Филиппа, казнённого на этом месте. Встречаются странные растения, напоминающие Радиолу розовую, но с белым, липким соком.

И вот, наконец, белые чаши травертин. Известковый налёт при стоке горячих вод по воздуху, создал многоярусный «ракушечник», заполненный водой. Яркое свечение известняка, голубая парящая на холодном ветру вода, изумительный вид в долину — вот составляющие красоту этого ландшафта. Я опять в одиночестве медленно опробую все парящие ванны, и, выбрав потеплее, ложусь, млея в воде. Ветер с чувствительной скоростью проноситься над телом, пытаясь его застудить. Но солнце и вода усиленно этому сопротивляются, удерживая редкого посетителя.

Где-то внизу люди копошились, ни в ваннах, ни кто не купался. Я же просто выбросил из головы, что сейчас не сезон, что зима. Для нас, русских, это не зима. А от ветра можно укрыться и позагорать под стеной.

Вечером созерцаю ещё одно чудо. Это красные источники на закате. Вот это краски! Вот это вид! Над жёлто-красными чашами парит в низких лучах уходящего в горы солнца. Вода фонтанирует с бульканьем из источника и очень горяча. Можно войти только ниже. Эти воды лечат от очень многих болезней, но принимать их предпочтительней в своей ванне. А здесь, проводив этот незабываемый день, возвращаюсь через базарчик домой, прикупив фруктов.

5. Сколько не наслаждайся ваннами, но долго делать это скучно. Хочется ехать дальше. Иду пешком через оливковые посадки, смотрю на заснеженные горы, и пасмурное небо. Сегодня решил — еду автостопом. Не потому что денег нет, или по старой привычке, а так больше простых людей узнаёшь, больше общения, практики в языке. Даже если люди совсем не понимают друг друга, по интонации по эмоциям, можно вести беседу. Турки не спешат, любят посидеть, угостить терпким турецким чаем, поговорить с незнакомым человеком. Подарки делают от всей души. Я тоже стараюсь не оставаться в долгу, пока есть что дарить.

Дорога от Денизли до Антальи проходит через хребёт Янарташ. Живописные ущелья с арчой, сосновые боры, на перевале — порхающий снег. До знакомой Алании добрался поздним вечером, выбрал удобный отель в удобном месте, благо сейчас посетитель может диктовать свои условия. Долларов 10 за прекрасные условия, вполне нормально.

6. Дождливое утро убедило меня в правильности выбора отеля, а то сначала хотел ночевать в гамаке на берегу моря. Как только кончился дождь, пошёл прогуляться по городку. Обратил внимание, что если спрашиваешь: — Кач пара? (Сколько стоит?), то цену завышают в сфере питания раза в 3. Решая, раз не знает, то пусть платит. Если даешь по минимуму, то всё нормально, в крайнем случае, попросят добавить до общепринятой таксы для турок. Зато помощь окажут в любом случае. Очень отзывчивый народ.

Сходил пешком в крепость, посмотрел с высоты на город, но ниши с могилами в цитадели. Прочувствовал, что ощущали защитники крепости при осаде. В садах созревают лимоны и апельсины. Но базар в городе почему-то не работал. Мог, пожалуй, искупаться, так как было пасмурно, но тихо. Но не рискнул, хотя вода терпима. Предпочёл турецкую баню. И если в прошлый раз получил разочарование, то сейчас мужчина банщик так обработал меня, что с небывалой лёгкостью летал по улице. Тем и отличается турецкая баня в итоге, от русской. После нашей, в жаре, устаёшь, а потом расслабленно отдыхаешь, в турецкой, чувство отдыха приходит сразу, ведь жара не давит. Акцент делается на массаж, и растирание. После чего, тёплое мыло слегка пощипывает тело. Впечатление исправил, но всё равно остаюсь традиционным приверженцем русской бани. С удовольствие посмотрел музей, расположенный среди сосен, с античными экспонатами, ну, и какими-то домашними лохматыми курами и фазанами. Туристы в городе конечно есть. Немцы в основном. Но в целом всё тихо и спокойно.

7. Решил, что до Мерсина я поеду автостопом, и с утра выбрался на трассу. Проехав 366 км, сменил за 12 часов 10 машин и два городских автобуса, на выезде и въезде. Средняя скорость оказалась 30 км\час. И в гостях побывал, и апельсин в садах поел, поговорил сколько возможно. Но всё это утомляет, так как с каждым водителем начинаешь разговор заново, и за недостатком понимания, глубоко не вдаёшься в подробности.

Дорога поразила своей красотой. Горный серпантин идёт по борам средиземноморских сосен. Изумительные виды на скалы и склоны, на уютные пляжики и пенящееся море. Ветер всё набирал силу. На одном из поворотов увидели недавно упавшую в пропасть машину. Из грузовика рассыпались тонны фруктов. В горном ключе попили воды. Дед турок угостил мандаринами. В Айдынджике увидел большую черепаху, а потом надолго застрял.

Один водитель меня высадил на чек пойнте, в расчёте на то, что там поможет его друг быстро и далеко уехать. Но что-то у того не получалось. Я уже устал пить у него коже, и решил сам взяться за дело. Остановил джип, и доехал до самого Мерсина. Сработал старый закон. Если долго не прёт, до когда-нибудь обязательно прорвёт. Так и сейчас получилось. С последней машиной я проехал пол дороги за день. Думаю, что с автостопом хватит. Предпочту спокойную поездку на автобусе, чтобы оставаться один не один со своими мыслями. До утра ночую на вокзале.

8. Идёт дождь. Проезжая Искандерун, вижу сквер Джохара Дудаева. После Яйладаны, мне надоедают эксперименты со сбиванием цен на проезд, и с удовольствием иду 5 км до границы пешком. В конце концов, раньше я определялся со стоимостью и способами проезда на случай будущих путешествий. А какие теперь могут быть будущие путешествия здесь? Хватит экспериментов на том, в чём и так уверен. То есть в возможности передвигаться по Свету бесплатно и свободно. Сейчас важнее время и относительные удобства. Переход через горные леса Турции оказался ярчайшей страницей путешествия. Настой хвои в воздухе, тишина, и красота природы. Даже уходить не хочется. Встретился француз, идущий из Сирии. Обменялись приветствиями, некоторым опытом, и разошлись каждый своим путём.

У сирийцев получил транзитную визу на 14 дней за 20 долларов, но почему-то «дабл» они не сделали. Турки, так без проблем дали мультивизу за те же 20 долларов на два месяца. Дождь разошелся, но стопа нет. Вообще, сирийцы готовы платить за тебя, давать деньги, кормить, поить и помогать, если заикнёшься, что едешь автостопом. Скорее отвезут на автовокзал и посадят на нужный автобус. Потрясающе гостеприимный, радушный народ. С таким искренним шквалом гостеприимства я ещё не сталкивался. Русских уважают и поразительно тепло относятся. Сказываются старые связи и наша политика поддержки Сирии.

На ночлег остановился в Баниясе. Спокойно вышел на набережную, в расчёте в последствии устроится на ночлег без проблем. Разгорается сильный шторм. Ветер рвёт и мечет, срывая предметы и закручивая вихри мусора. Волны мощными ударами бьют в камни. Ночевать при такой погоде очень холодно, мечети уже закрыты, и стучать не хочется. Сирийских денег нет, а с моей карты их здесь не снять. В гостинице ребята готовы помочь чем угодно, но пустить не могут. Говорят, хозяин не разрешает.

Познакомился с сирийцем, ходившим моряком в Одессу. Он приглашает переночевать в его закусочной. Там всю ночь работает его человек. Но человек этот, на столько болтлив, что не оставляет мне ни минуты покоя. Пришлось ретироваться, и заночевать до двух ночи в другом офисе. Под сильным ливнем здорово промок, не успев одеть защиту. Растёрся мазью, прикрыл ноги чехлом для рюкзака и задремал. В два часа ночи, хозяин с большими извинениями закрыл офис, и пришлось идти на улицу. Вот попал! Возвращаюсь к болтуну. Подходит его друг работающий в медресе. Проговорили до пол пятого, пока этот друг не пригласил меня ночевать остаток времени к себе.

9. Квартира большая, но пустая и бедная. Особенность Сирии — очень много старой техники, машин. Но всё это компенсируется огромным душевным богатством и щедростью. Хозяин сам лёг на пол, а мне постелил на кровати. Но уже в 8 утра я выше из дома. Дождя как не бывало. Сверкает солнце. Хозяин отеля опять всучивает деньги, подходит ещё один незнакомый человек и снова даёт. Не могу себе представить, как это бы сделали у нас с арабами. А ведь эти люди помнят русский народ с самой лучшей стороны.

Проследив длинную цепь крепостей по всему средиземноморью, что построили крестоносцы на своём историческом пути, я, наконец, поднимаюсь в одну из них. Это цитадель Калааб-Мерхаб, стоящая на высокой горе недалеко от моря. Это же, сколько труда вложено за годы, чтобы создать столько грандиозных сооружений! Сколько камней надо занести, построить, оборонять, да просто жить во враждебном окружении. Ветер ревёт в ушах, на столько место продуваемое. Как они тут держались. Я рад, что один созерцаю творения великих походов на Восток.

В Тартусе останавливаюсь в последней попытке отдохнуть на море. Но нет, оно сильно штормит. Пляжи очень грязные. Еду прочь из шумного города. Ещё один бастион крестоносцев — Крек де Шевалье, остаётся рядом с дорогой, возвышаясь громадой серых стен. Подъехав на долмуше к Хомсу, мне не дают опомниться, покупают билет и еду и отправляют в Дамаск. Ну что ещё сказать в благодарность этим людям! Всю страну я проехал, не затратив ни копейки.

Солнце садилось за хребтом Антиливан. Вокруг пустынный пейзаж. Как долго я уже еду, как много…. Время в пути, становиться бесконечностью. Как много эмоций вмещают в себя дни. Но сутки занимает и ночь. Поэтому я, выбравшись не без труда из Дамаска, добрался до поворота на Дараа, и пешком, ночью, до границы. Опять тщательная проверка паспорта. Нет ли, например, израильской визы, и вперёд. Правда, сажают на машину, пешком нельзя. Ночую в мягких креслах холла отеля при Дьюти Фри.

10. С Иорданией у меня были связаны благостные надежды. По расспросам она казалась цивилизованной страной, где большая часть говорит по-английски. Не знаю, где черпал информацию тот человек, но на практике оказалось, что в лучшем случае объясняется процентов 20. Мы наверное с разными категориями людей общались. Учитывая, что шрифт почти везде арабский, пришлось хотя бы вспомнить цифры, что бы считать деньги и номера машин. Специально для hitchhikers скажу, что мне здесь встречались ТОТАЛЬНО деньгопросы. Только военные были приятным исключением и оказывали помощь в перемещении.

Иорданию можно проехать вообще с бесплатной визой, если в течение двух суток успеешь добраться до Акабы. Но в мои планы входило более длительное пребывание, поэтому заплатил где-то долларов 20 за 14 дневный транзит.

Неприятности начались с косоглазого менялы, который при обмене у границы, сразу надул долларов на 5. В дальнейшем происходили подобные попытки постоянно. Да, видно расслабила меня Сирия! Здесь совершенно не тот народ. Так, разница в реальном проезде могла доходить с 11 динар до 0,15 или с 80 до 15 в реальности. Причём могут долго доказывать, что ни каких дешёвых автобусов в тот пункт нет, а только такси. В общем, приходилось прилагать усилия по сбору информации. С картой «Maestro» тоже не в каждом банке обменяешь, и надо ещё поискать. Правда, в Петре такой проблемы нет, но туда при плохом автостопе надо ещё добраться.

По городу лучше ездить на белых такси за 15 пиастров. Хотя, при расчёте, будьте очень внимательны. Это для тех, кто ограничен в средствах. Хотя и другим стимулировать обманщиков не стоит. Больше не хочу говорить о негативных сторонах Иордании, ради тех замечательных людей, которые помогали мне и живут там. Было бы удивительно судить о русском народе только по таксистам, так и у них эта же братия одной крови. Да ещё торгаши. Но эта каста вековая, и традиции восточных базаров надо воспринимать такими, какими они сложились за тысячелетия. Можно, в конце концов, ездить, не выходя из экскурсионного автобуса, или платить не торгуясь, но тогда ты сам выпадаешь из их стиля поведения, жить становиться скучнее.

Амман, или в древности Раббат-Аммон, в старом городе похож на яму, застроенную по крутым склонам серыми многоярусными домами. В дождь это выглядит очень уныло. Не спасает даже вид пустого римского театра, вход в который стоит 0,5 динара. Курс, стати: 1$=0.7JD. Получив информацию, карты, деньги, решаюсь выбраться в Мадабу. Ночь неутомимо приближается. Миную церковь святого Георгия, где древнейшая мозаичная карта Святой Земли, за символическую плату доехал на такси до горы Нево. Тут кончил свои дни Моисей, посмотрев на землю, куда он привёл свой народ из Египта, и умер. Тут был Иисус. Из Бетана, равнинами Моав, проходил Иаков. Всё пронизано библейской историей

Но не всё я в тот момент помнил из Библии. Просто, непроизвольно мой путь, с Божьей помощью, привёл меня к этой горе. Уже видно слева Мёртвое море. Последние проблески дня в зловещих тёмных тучах, посыпающих мелким дождём. Картина мрачная, но какая-то очень значимая, величественная. Я непроизвольно чувствую какую-то торжественность момента, созерцая с высот на раскинувшуюся в низу долину, и холмы на её противоположной стороне.

И вдруг решаюсь. Иду прямо через горы вниз, к морю. Ночь сгущает краски. Редкие огни пастухов, блеяние овец, рёв ишака, и лай злобных собак. Прямо как тысячелетия назад, когда праведники ощущали то же самое, выходя из Моавита. Холмы от дождя скользкие, глубокие овраги почти не видно. Но фонарь не включаю, чтобы дольше не привлекать внимания собак. Местность рядом с Нево называется Долиной Дьявола. Тут Иисус был трижды искушаем сатаной. С собой ведь только перцовый баллончик, да топорик. Этой ночью я понял, что наверняка её не забуду всю жизнь.

Напротив необычно яркое зарево на мрачном небе. Море огней вдали. Что-то тут особенное! Только потом, при свете, я понял, что видел Иерусалим, и правее его Иерихон. Душевные чувства, испытываемые здесь, только подтверждают святость этих мест. Знал бы об этом заранее, так был бы готов, а сейчас могу с определённостью сказать о несомненном влиянии на душу человека ветхозаветной земли. Карты у меня точной тогда не было, и я думал в тот момент, что нахожусь несколько южнее. Ведь двигался по расспросам.

Километров с десять прошёл пешком, пока на дороге меня не подобрали военные. А дальше, у жилья, познакомился с Мухаммадом, и был приглашён ночевать в гостях. Он по телефону связался со своим другом учившемся в СССР и бывавшем в Ленинграде. Он очень тепло отзывался о моём городе, сожалел, что находится далеко и не может приехать поговорить. Другой друг, владел отелем в Аммане, и предлагал любую помощь в поездке в Петру и вообще. Отзывчивость этих людей меня тронула, но, поблагодарив, я вежливо отказался. Пока нет необходимости, буду действовать самостоятельно.

За чаем, кофе, и обильным ужином, коротали время в разговорах. Посмотрел на удивительные предметы быта: мощную ручную кофемолку со ступой, кальян, арабские книги, ковры. Всё интересно. Да и спал бы хорошо, если бы не наглый кот, пробравшийся с улицы и разбудивший среди ночи своими ласками. И ни как его не прогнать, так и дремал до рассвета.

11. Взяв воды и купив хлеба, еду в сторону реки Иордан, где крестили Христа. Воды тут мутные, земли поросли травой и низкими кустами. В районе Свэмы еле выбрался через густые грязи к водам Мёртвого моря. Сегодня солнце, но ручьи после вчерашнего дождя до сих пор сочатся, неся так необходимую пресную воду. Всё-таки не выдерживаю и снимаю многокилограммовые кроссовки. Дальше, босиком по липкой грязи к воде. Хоть грязь и лечебна, а вода на ощупь масляниста, а на вкус горько-солёная, но отдыхать тут как-то не хочется. Лишь омылся, походил по грязям, да сделал съёмку. Вымытые кроссовки долго блестели, как покрытые лаком. Но вот беда, потерял карту Иордании.

С помощью погранцов сел в машину до поворота на Эль-Карак. Едем вдоль восточного берега моря. Тут подходы нормальные, но и отели для лечения самые дорогие. В районе горячих термальных ключей очень много людей. Сегодня пятница, выходной день в Иордании. Поэтому задерживаться здесь не стал и сосредоточился на просмотре замка крестоносцев. Поскрипывая ногами по щебню в тёмных коридорах замка, пытался представить себе, как тут горели костры воинов Христа, велись службы в церквях, и битвы с арабами. Султан Салладин, в конце концов, захватил эти цитадели, но их стены остались, как напоминание о суровых временах освобождения земель гроба Господня.

Дорога стала уже выматывать. Чувствую, что надо быстрее добираться до Петры, а то на душе неспокойно. Даже пропускаю первый замок в цепи сооружений — Аль-Шобак. Духовно, уже вряд ли что пропущу, так как был в трёх крепостях, и видел множество других. Можно лишь подивиться помпезности сооружений, да красоте ландшафта. Над Аль-Шобаком огромнейшая туча просто ложиться на землю, но я успеваю уехать в Вади-Мусу. В простом отельчике, но зато с огромной лоджией с видом прямо на горы Петры, снимаю номер за 5 динар. Для backpackers вполне доступен. Сделав прекрасные снимки заката над Петрой, иду в даунтаун на разведку. В лесочке встретил забавного ушастого ёжика, шныряющего по своим делам. Посмотрел сувениры, купил сладостей и домой, пить чай. Уфф, путь закончен. От Стамбула 2700 км.

12. Мне не терпится увидеть этот таинственный город, найденный не так давно в скалах среди пустынь. Здесь когда-то процветало царство набатеев. Здесь, говорят, делали последнюю остановку волхвы, когда несли дары Младенцу. Город, упоминаемый, как Скала, процветал с 3 века до нашей эры, и до завоевания его Римлянами.

В 6 утра подхожу вместе с кассиром и беру очень дорогой билет в 30 долларов. Разного рода дорожные грамоты не действуют, а переговоры вести не хочется, да и обойти можно, но время жаль. Всё…. Ощущение такое, что это я, а не Бёркхард, сейчас открою таинственный город. Узким ущельем, по которому когда-то текла вода, продвигаюсь осторожно. Это незабываемое чувство: ты вот-вот увидишь чудо! Гулкое эхо от шагов, а голос вообще гуляет по ущелью. Красно-коричневые стены сжимаются всё сильнее. Появляются какие-то знаки вырезанные на скалах. Ниши, где возможно пряталась стража, охраняющая город. Остатки статуй. И вдруг, в узкую щель видны чудесные резные колонны в каком-то розоватом свете. Ещё шаг, и это чудо перед тобой.

Даже зная по картинкам, что меня ждёт, даже поехав в это путешествие только ради этого, я всё равно поражён. А что же чувствовали люди, для которых блуждание по ущелью кончилось сказкой? Сами по себе скалы причудливо красивы, а тут ещё из них вырезан храм. Правда называется это здание скупо — «Казначейство». Зато оно самое красивое в городе. Перед ним своя площадь. Я поднимаюсь по ступеням на скалу и делаю снимки видеокамерой. Людей нет совсем. Ни туристов, ни бедуинов. Я с ревностью опасаюсь их появления. Сейчас Петра принадлежит только мне!

Потом выхожу в долину, где целые улицы гробниц королевского масштаба, не говоря уже про простые кельи. Меня переполняет восторг. Это достойная награда после двенадцати дней не лёгкого пути. Ум не может ни как понять, как это всё можно в таких объёмах выточить из скал! Да ещё так изящно и красиво. Это сейчас развалины, а что было во время расцвета царства, или при римской империи? Все постройки смотрят фасадами внутрь долины, и из-за пределов гор их не увидеть. Как всё было продумано!

Я чувствую, что за путешествие подустал, поэтому отказываюсь от второстепенных подъёмов и, осмотрев основные сооружения, иду к тропе в монастырь. Где-то из недр ниш, доносятся редкие голоса арабов, но их не видно. Солнышко позолотило противоположные горы. Ступеньки ведут вверх, но я часто останавливаюсь и замираю от очередной восхитительной картины природы. Скалы как бы текли и застыли. Отдельные деревья украшают зеленью красно-коричневый фон. Песчаник тут многоцветен и необычайно красив в разнообразии. Например, в гробнице-урне такие потолки и такая акустика, что стоишь задрав голову, и уходить не хочется.

Наконец замечаю какой-то шар над скалами вверху, а потом неожиданно из-за поворота появляется здание монастыря. То есть его фасад, не менее прекрасный, чем здание казначейства. Ещё дальше, с горы открывается огромная панорама на горы и пустыни. Глубокие ущелья обрываются прямо из-под ног. Я замер…. Я видел Петру! Теперь можно и назад. Первые продавцы чая и сувениров бредут в гору или едут на осликах. В долине появились верблюды. Только более чем через три часа встретил первого туриста. Часам к десяти они попёрли валом. Шум, гам, навязчивые торговцы. Но это уже не моя Петра, это уже не моё путешествие. Делать тут больше нечего.

Жду автобус в Амман и наблюдаю интересную картину.Остаётся 5 минут до отхода, но пришло время молитвы. И вот, один правоверный мусульманин выходит из автобуса, расстилает коврик и совершает молитву. Какое спокойствие! Его вовсе не волнует, что опоздает, но автобус всё-таки ждёт. Тут очень далеко не все совершают намаз. Остальные даже курят. Хотя в автобусе предупреждение, что это делать нельзя. Дорога до Аммана называется королевским хайвэем или «Дорогой царей». Древнейшей существующей дорогой перемещения народов.

Следует иметь в виду, что автобус из Петры пребывает на один вокзал, а на север надо ехать из Abdali. До границы Сирией таксисты запрашивают 7—12 динаров. Говорят, автобусов нет. И хотя тот долмуш, на котором я приехал не нашёл, но сел на Мафрак за 0,5 динара. Всю дорогу проговорили с палестинцем. Встречал и иракцев. Как тепло они к нам относятся! Было очень приятно.

На развилке сел в такси за 15 км до границы, по его же предложению. Но предупредил, что осталось меньше двух динар, и лучше я буду стопить машины. Но этот тип обманул, другого пассажира по пути высадил, а меня долго возил по банкам, надеясь снять с карты. Хотя я ему сказал, что здесь этот номер не пройдёт. В итоге распрощались на том же расстоянии от границы, но на другой дороге. Правда, оказалось, к лучшему.

Выезд из Иордании на север стоит 5 динар. Въезд в Сирию опять 20$. Почему не дали дабл сразу, так и не понял. Ну, зато сирийцы как всегда возили бесплатно, и заночевал аж в Дамаске, найдя отель за 6 долларов. Следует, конечно, иметь в виду, что если что-то где-то получаешь бесплатно или сэкономишь, то потом обязательно потеряешь в другом месте. Для большинства людей этот закон действует.

13. Как же мне не пройтись по древнейшему из ныне существующих городов на земле? В 7—30 тут на базарах уже кипит жизнь. Сколько миллионов людей прошлось по этой земле, сколько караванов, войск! На прилавках немыслимое обилие товара. Привлекли цветные куры и голуби. Мужчины-швеи, на старых машинках что-то чинили, женщины в чадрах что-то выбирали. Вообще, женщина в Сирии довольно раскрепощена в отличие от других арабских стран. И очень даже красивы.

Попил чаю, с трудом выбрав из горы сладостей пару булок. Потом стал расспрашивать дорогу. Так сирийцы передавали меня из рук в руки, пока не уехал в Алеппо за 2 доллара через всю страну. Обилие вооружённых людей поражает. Страна в ожидании агрессии. Иначе как объяснить такое положение при отсутствии криминала? Почему американцам Сирия стала поперёк горла? Если это диктатура, то лучше пусть такая диктатура, с так воспитанными людьми, чем распустившаяся демократия, несущая столько бед. Конечно, сирийцы заслуживают лучшего уровня жизни, но для этого не надо делать им препятствий. А дьявольщина прямо какая-то получается.

Северная Сирия довольно красива, со стройными посадками пирамидальных деревьев, сосен, и садов. В Халебе пришлось долго повозится, пока не узнал какой автобусик идёт к границе в Баб-эль-Халу. А то даже сначала в инфоцентре говорили, что его сегодня нет, или берите такси. Но кто ищет, тот всегда найдёт. С заходом солнца услышал знакомый вой шакала с гор. Через саму границу представляющую серую каменистую местность поросшую соснами, переезжал автостопом на Мерседесе с контрабандистами. Они о чём-то долго ругались на таможне, махали руками, трясли товар, поэтому были задержки. Я у них как прикрытие в безналоговой зоне. Но лучше бы не связывался, завезли не туда, хотя прекрасно объяснялись по-английски. К счастью это оказались не сирийцы, а турки. Так не хотелось портить впечатления о стране. Однако и в Турции нашёлся парень, который вывез меня куда надо на трассу, да и с водителем автобуса договорился до Антакьи.

Антакья, или Хатай, предстал ночью совсем не тем шумным городом, что был днём. В знакомом ресторанчике, где мне когда-то помогли найти интернет и машину, поужинал на остатки сирийских денег, взял билет за 35 лир на ночной автобус до Стамбула, чтобы спать там, и поехал. Турецкие автобусы довольно удобны. Кормят и поят чаем и кофе, пытаются поддерживать свежесть одеколоном. Фирм очень много и им надо конкурировать. В Сирии же, даже пятизвёздочный автобус поход на двух в лучшем случае. Но это не столь страшно, так как ехать всё равно удобно.

14. Восход солнца встречали в 6 утра на плато Хаймана за озером Туз. Горы в снегах. Зимние леса прекрасны. Так и хочется пройтись на лыжах. Хребты Аладаг и Болу, покрыты соснами. Анкара ещё по-моему живёт зимой, и довольно холодно. Потом погода стала резко меняться, поползли тучи, и полил дождь. Но к счастью, только переехали Босфор, как засветило солнце. А то так было противно, от воды и сплошного тумана за окном, что хоть домой уезжай.

Этот вопрос о продолжении путешествия решил для себя выяснить до конца и немедленно. У меня была оформлена шенгенская виза в финском консульстве. И ехать из Стамбула я намеревался сначала в западную Европу, а потом решил повернуть на Ближний Восток. Греция с повестки дня не снималась, так как это была бы моя 61 страна. Итак, последний многочасовой бросок вдоль берегов Мраморного моря и я в Ипсале. километров 6 иду пешком, любуясь на заходящее солнце в горя Греции. Буду ли я там? Опять, как и на въезде в Турцию нахожу сбитого барсука. Странная примета.

Турки выпускают без проблем, и, договорившись с водителем туристского автобуса, проезжаю все чек посты через реку Марицу, являющуюся границей. Далее стоит многокилометровая очередь из автобусов и машин. Обхожу её пешком и говорю офицеру полиции, можно ли мне пройти. Он, там, какой-то нервный. Требует ждать своего автобуса. Объяснения, что автобуса у меня нет, не помогают. Иду к начальнику, тот решает разобраться с подчинённым, и из-за стекла я вижу, как мой паспорт летает по кабинету. Наконец поручают другому, потом ждут переводчика. И, наконец, получают все объяснения, откуда, как прошёл, и куда иду. Спрашивают о деньгах, и показываю карту. Окончательно успокаивает их страховка, и рассказы о моей работе и странах, где побывал. Отмечают визу, совсем не интересуясь, что она из Финского консульства. Помогают даже договориться с водителем автобуса, чтобы меня взял. Я думаю, что мог бы при неразберихе и так пройти, дальше паспорт не проверяли, но не хотелось возможных проблем на выезде. Хотя на выезде выпускают в любом случае. Так решился вопрос с въездом в Грецию с финской визой.

Автобус оказался с русскими репатриантами, проживающими в Греции. Так до Салоник с ними и ехал. Дорога иногда преподносит интереснейшие знакомства. Человек, представившийся Фемисом, был в преклонных годах, но крепок телосложением, и с очень волевым выражением лица. Сразу предложил место, сказал, что уладит проезд до Салоник, предложил виски. Узнав, что я не пью и не курю, а совершаю путешествие по святым местам, рассказал, всё, как проехать в Уронополис, на полуостров Айон-Орос.

Этот человек когда-то получил 15 лет за убийство 2х людей, и отсидел 12 в крытке. Он совершенно не рисовался, когда рассказывал, как раньше ходил по деньгам, и ему боялись в глаза смотреть. Но сейчас живёт другой жизнью и сожалеет о содеянном. Им с женой пришлось начинать в Греции с нуля, спя на полу и убирая чужие дома. Сейчас добились того, что встали на ноги, и подняли детей. А это очень трудно перебороть себя после вседозволенности и осознать содеянное, а потом еще не стесняться говорить о покаянии. Хотя и сейчас его в России встречают с трепетом, не зная, с какой целью он вернулся. Тахан мне написал замечательные слова вместе с путеводителем к автовокзалу. «Жизнь можно изменить за один день до смерти, и я в это верю».

В низу, в красивой долине, остались огни Кавалы, проехали Драму, где был создан одноимённый жанр, наконец, в два часа ночи Салоники. Спал минут пять, но ночь в разговорах о жизни, оставила сильное впечатление, и усталости не чувствовал. Я поблагодарил Фемиса за встречу и помощь, а он, почему-то, меня. Сказал, что сам обязательно поедет на Афон.

15. В 6 утра уже еду в Халкидики к монастырской республике. Дорога идёт красивыми лесистыми горами и мимо уютных пустых пляжей. Надо хоть что-то поесть, а то за поездку скинул уже килограмм 7. Иду в ресторан, и по рекомендации Фемиса беру Тхаподу — печёного осьминога и Макули — зелень в оливковом масле с лимонным соком.

Но кораблик, следующий в Дафию, сесть не удалось, так как для покупки билета, надо специальное приглашение о бронировании места и допуске на территорию монастырей. Хотел я попасть в наш русский православный монастырь Святого Пантелеймона. Раз не получилось, снимаю на камеру Агиорос, и подыскиваю тихий пляж на границе с республикой, чтобы выспаться и отдохнуть. В таком святом месте и день впервые за всё путешествие тёплый, солнечный. Такой, что можно открыть купальный сезон. Вода безупречно прозрачная. Поразительной чистоты. Полуостров с монахами тает в дымке.

Весь день я купался и загорал, компенсируя недостаток тепла в других странах. Ведь там вечером откровенно было холодно, а иногда и днём. Одежда, правда, оказалась подобрана очень удачно. Не жарко, и не мёрз. В Уранополисе сейчас можно заночевать всего за пол евро. Сам посмотрел номер, предложенный дедом.

Уже когда собрался уезжать, познакомился с грузином Вахтангом. Он два года безвылазно живёт в монастыре, и очень не хотел выезжать, но зубы прихватило. Какое тепло несут люди выехавшие оттуда! Каким человеколюбием от них веет. Он рассказал, как они там живут по древневизантийскому времени, отличающемуся от мирского на 6 часов. Как он второй раз родился на Пасху, видя, как душевно все поздравляют и целуют друг друга. Там очень тихо и спокойно, там сильнейшее духовное воздействие. Это же мне говорил Сергей Синицын. Люди там преображаются. Злоба мирская не доходит до них из средств информации. Вахтанг предложил мне сейчас же решить вопрос с проездом, позвонив отцу Макарию. Пароход стоял у пристани, а я у автобуса. Я не решился ехать, хотя изначально прибыл именно с этой целью. Видно ещё грехи не пускают, а кривить там душой, даже про себя не хочется. Мне и так радостно, что я поговорил с ним.

Есть люди, не выдерживающие духовно, считающие, что им там можно уже всё, даже по воде ходить. И такое бывает. Не поддаться искушение довольно сложно. Я же, ограничусь тем, что видел издали гору Афон. Вахтанг подарил мне бутылочку прекрасного монастырского вина, которую вывез оттуда для своих. Я отказывался, но он настоял, и она сыграла свою умиротворяющую роль по приезду. Ещё иконки и ладан. Мне уже было страшно продолжать разговор, чтобы непроизвольно в душевном порыве, он не отдал ещё что-нибудь. А уж деньги для него играли вообще малую роль. Замечу, что это был не монах, а послушник, работающий в монастыре. Что же говорить про остальных. Вот такие бывают люди. Дай Бог здоровья и душевного благополучия всем, кто помогал мне в пути вольно и невольно. Эти люди делились помимо всего прочего частичкой своей доброй души. Думаю не зря. Мне же остаётся в подобных ситуациях по мере возможности подражать им.

Греция — это уже европейская страна. Это видно по отличным дорогам, обилию машин, из-за которого и парковаться негде. Живут богато, помогают с удовольствием. Душевный народ. И отдохнуть здесь в будущем я вовсе не прочь.

16. До Афин можно доехать поездом за 15 евро, а можно автобусом за 30. Автобус просто люкс. Проспал с 23 до 5 как дома. Дороги вообще не чувствовал. Ночью проезжали совсем рядом с горой Олимп, в стороне остались знаменитые Метеоры, но я стремился быстрее увидеть Акрополь. Когда я рассматривал храм Зевса было ещё совсем темно. Рассвет встретил на холме у Акрополя. Внизу широко раскинулись Афины. В парках поют птицы, воздух ещё чист. Первый звон колоколов древних церквей. Незабываемое зрелище. Кроме меня ещё только какая-то любовная парочка ночует на скалах.

В храм впускают только в восемь. А пока прогулялся по узеньким улочкам вокруг Акрополя, выпил кофе, сидя с видом на Парфенон. В натуре Акрополь поражает намного сильнее, чем по любым фотографиям. Глыба горы переходит в стены крепости и венчается белоснежным Парфеноном. Я первым из туристов поднимаюсь туда. К сожалению уже работают реставраторы, и нет того уединения, что было в Петре или даже в Софии. Храм скорыми темпами восстанавливается.

Всматриваюсь в знаменитых коней, кариатид, в колонны. На земле привлекает такая мелочь, как масса цветущих ромашек. Всегда интереснее момент, когда ждёшь долгожданной встречи. Потом — это уже свершившийся факт. Туристы всё пребывают, а я спешу вниз, наконец, отмыться, побриться, осмыслить ситуацию.

Больше вовсе не хочется ради галочки проскакивать по интересующим меня местам Европы. Я уже пресыщен впечатлениями. Все планы выполнены на 5 с -. Организация была правда на тройку. Стоило побольше собрать информации в интернете, особенно о выездах из больших городов, чтобы не тратить массу времени и нервов на это.

Решаю возвращаться домой и начинается безостановочная гонка по маршруту: турагенство — банк — автобус — самолёт до Шереметьево — опять автобус, и впрыгивание в последний момент в поезд на Питер. Так с 10 утра до 8 вечера без передышки. Прилетал в Стамбул чартером за 110 долларов, а добиваться чартера из Греции не стал. Поверил в турфирме, что их якобы нет, и взял билет «Аэрофлотом» до Москвы. Конечно переплатил, но самолёт отлетал через 3 часа, и выбирать больше не хотелось. Ночевать в Афинах тоже. Но это нормальные издержки свободного путешествия, когда не хочется себя связывать обязательствами вылета в конкретный срок с конкретного места. Главное — что всё получилось замечательно. Побывал в пяти столицах Мира, проехал 6600 километров, посмотрел 8 интересных для меня мест, и получил хорошую эмоциональную встряску. А что ещё надо зимой?

17. В Питере, пожалуй, даже холоднее, чем в Москве, градусов 12—15 мороза. Зима и не думала кончаться, и её отклики я ощущал даже в Иордании.

18.03.05 г.
Комментарий автора:

| 06.04.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий