Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Сирия >> Арабская Рапсодия или Тур Трёх Морей


Забронируй отель в Сирии по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Арабская Рапсодия или Тур Трёх Морей

ИорданияЛиванСирия

/Сирия — Ливан — Иордания/ 23.10—07.11 2005 

Друзья, родственники и коллеги долго не могли запомнить — куда же мы собрались ехать? Ну да, что-то восточное, но перечисление стран, оказавшихся в фокусе нашего желания этой осенью звучало причудливо — и зачем? И что там? А не опасно ли? И вообще есть более изведанные дороги, тогда к чему сюда? Наш отчет о поездке, по сути, ответ на эти вопросы им, а для нас — драгоценная память об увиденном и пережитом. Теперь нам уже ясно, что мы не ошиблись, но насколько это может привлекательно другим — судить читателям…

Что влекло нас? Возможность снова погреться на солнышке в начале ноября. Громадное число мест, связанных как с библейскими аллюзиями, так и с историей всей нашей цивилизации. Нахальное желание окунуться за один отпуск в три моря. Осенние скидки Аэрофлота на билеты в Дамаск… До сих пор не знаем, в каком порядке следует расставить эти мотивации :-)

Приобретение льготных билетов заняло целый день с перекличками и давкой у касс. Сирийские визы не оформляли (зря ли? — последствия в тексте). Легко, быстро и недорого (по 17долл) сделали красивые визы в московском консульстве Хашимитского Королевства Иордании. И вот потрескивающий ветеран ТУ154 взлетает из моросящего дождика Шереметьево-2. Уже над Черным морем облачность остается позади и внизу, с высоты 10 км ясно различается гирлянда огней автострады турецкого побережья. Мы загадываем прокатиться здесь через полгода, скажем от Стамбула до Трабзона, а пока наш путь пролегает последовательно на юг, подальше от холодов. О том, что они настигнут нас спустя две недели, мы еще не знаем. Но уже нынче ночной Дамаск нас не побаловал — всего +9. Процесс получения виз быстр: вначале меняются доллары на сирочки (SL), уже которыми платится взнос — 1000сир -20$ за визу. Чуть корим себя за то, что не дождались нашу новую по самолету знакомую из Беларуси. Ей лет 20, и хотя у нее здесь родители, вполне обоснованы ее опасения сложностей с получением виз для блондинок моложе тридцати. Да, в полетном трепе она сообщила любопытное — ввоз кальянов-наргиле в Белоруссию законодательно запрещен. Беспредел! Как и то, что родной Аэрофлот заставил выбросить в мусор наш миленький Swiss Army ножичек, не сданный в багаж. Но отечественные заморочки позади. Непривычно тихий аэропорт — почему-то в Дамаске не делают объявлений о прибывающих рейсах. Обращаемся в киоск pre-paid такси и за фиксированную мзду в 10$ мы через полчаса уже в центре города, где на Площади Мучеников (Павших, Шахидов,- по разному переводят и понимают здесь английское Martyrs) машина тормозит у заранее выбранного нами, популярного у русскоязычных бюджетных путешественников отеля Наджмет-аш-Шарк. Нет, на обратном пути мы будем умнее; но сейчас, среди ночи в незнакомом огромном городе, мы с облегчением останавливаемся для адаптации на первое время в единственно свободном номере с тремя кроватями, желтоватым бельем, плохим телевизором, ненужным холодильником — но обязательным молитвенным ковриком (600SL~12$).

24.10.05 (понедельник)

А почему так шумно, несмотря на четвертый час ночи? Ну да, вроде центр города, но это еще не основание для того, чтобы громко звучать характерной музыке, машинам — гудеть, а множеству толпящегося народу — хомячить. Да, делаа.. Или это слишком веселый район? Но утомление от полета нас вводит в мягкий сон, несмотря на разноголосый гомон внизу. Ой, а проснулись на рассвете в полной тишине. На улицах редкие прохожие, кафешки и офисы закрыты. Рамадан, однако :)) Постараемся учесть специфику этого месяца. С ней мы еще не раз столкнемся.

Хорошо бы прояснить вопрос с re-entry в Сирию. Недалеко от отеля здание, где, согласно отзывам предшественников, решаются подобные дела. Продираемся сквозь патрули и попадаем к всезнающему, а точнее единственному понимающему по-английски, мистеру Хайде. Он заглянул в паспорта и важно произнес, что никаких проблем нет и быть не может, и мы легко можем покидать и возвращаться в страну по визе, шлепнутой в аэропорту.

ЗАСАДЫ И ФЕНИЧКИ: Так мы обозначим неприятные и наоборот радующие путевые неожиданности. К первым отнесем 0.5л простой воды, проданной нам за полдоллара в ночном магазинчике в рамаданскую ночь (пить хотелось), в то время как два литра вкусной виноградной газировки обходятся меньше доллара утром. Второй тип засад связан с таксистами. Дважды в первый день, несмотря на начальную договоренность, водилы старались всучить сдачу куда меньше положенной. Или остановиться, не доезжая, и потребовать дополнительную мзду. А фенечки в том, что люди на улицах Дамаска настолько непривычно любезны, предупредительны и даже сами предлагают помочь сориентироваться. Так, горожанин, свернув со своего пути, переходит дорогу, чтобы посадить нас в нужную маршрутку, а полицейский, перекрывает движение и выцепляет из стремящегося автопотока нужную нам «сервизку».

Сегодня мы посетим два христианских местечка в пригородах Дамаска (сам город — на потом). Сначала отправляемся в Сиднайю, где на протяжении полутора тысяч лет располагается православный Богородичный монастырь. Мы много ездили по обителям и всего лишь пару месяцев назад посещали Лавры в Украине, но этот монастырь поистине ощущается духоносным комфортом. Здесь, в лабиринте галерей, колонн, колоколен, куполов, келий, соединенных изящными мостиками, лесенками и переходами, мерцают в отблесках свечей мозаичные иконы. Особенно умиляет самшитовый дворик, где можно помедитировать или выкурить сигарету (право, не возбраняется, любезно установлены пепельницы). Насельницы и трудники тактично незаметны (что удивительно не только для Востока J). И в нужный момент вдруг материализуется благообразная инокиня, ловко вяжущая на пяти спицах. — Мсье угодно посмотреть церковь? — Угодно. Интерьер храма благолепием напоминает наши среднерусские, но неуловимо ухоженнее и уютнее. Монастырь расширяется за счет хаотичного, но гармоничного пристраивания новых горниц и часовен. Ловкие рабочие в неутомимом труде не нарушают созерцательной атмосферы. Сделав несколько неторопливых обходов всего комплекса (характерно, ни разу не шуганутые указаниями типа «не ходи, поставь свечу, надень платочек»), мы уже собирались покинуть обитель, как вдруг соткавшийся из воздуха мужчина в белом говорит: — А самого святого вы еще не видели. И приглашает нас в потрясающее место, куда, сняв обувь, мы опасливо протискиваемся и через проход с низкими сводами попадаем в самое сердце монастыря — маленькую полутемную молельню со сгустившейся плотной тишиной, нарушаемой лишь потрескиванием свечей и речитативом столетней сгорбленной монахини за аналоем. Здесь стены увешаны закопченными тысячелетними ликами и драгоценностями, отлитыми в виде различных частей человеческого тела, очевидно свидетельствующими о чудесных исцелениях. Не знаем, действительно ли здесь находится икона Богородицы руки апостола Луки, но по ощущениям — несомненно.

Далее наш путь лежит в Маалюлю (ох, уж не будем здесь писать, что это единственное место на Земле, где сохранился разговорный арамейский язык, недавно прозвучавший по всему миру в фильме «Страсти Христовы»). Водитель гонит микроавтобус для нас двоих от Седнайи до Маалюли за 300сир (6$) так как регулярного сообщения не предусмотрено и доставляет к воротам монастыря, посвященного первой христианской святой — равноапостольной Фекле, обращенной ап.Павлом и закончившей здесь свой мученический путь в пещере, предаваясь посту и молитве, благовествуя и исцеляя. Войдя в ворота с надписями, в том числе на русском, мы поднимаемся по беломраморным ступеням и, миновав византийский храм с древними деревянными билами вместо традиционных колоколов, мы оказываемся в дивном гроте с деревом, растущим внутри, глубоким источником прозрачной — наверняка чудотворной — воды и маленькой часовней с непременной стопкой костылей. Здесь, в прохладе и свежести, хочется побыть подольше, любуясь расстилающимися отрогами гор. Выходим из монастыря и после сувенирных лавчонок, загребая вправо, мы обнаруживаем узкий скалистый проход, где через каждые несколько шагов мы переводим дыхание и стараемся запечатлеть на фото эти нахмурившиеся скалы, эти отвесы и обрывы, этот лукавый, переливающийся ручеек в каменном русле, а пройдя этой расселиной, по легенде расступившейся перед преп.Феклой скалой, малодушно поворачиваем назад. Устали… Надо в Дамаск. И зря, потому что выйдя из ущелья на гору, мы могли бы попасть в монастырь св.Сергия со вросшими в землю от старины воротами.

Мы у нашего отеля. Попытка поесть в центре города в разгар «Дребадана» безуспешна. И только тут, где иногда встречаются бледнолицые, мы находим ресторанчик, где обед с кебабом и курицей, жареными на углях, обходится в 7$. Перекусив, мы посвящаем вторую половину дня поискам таинственного «Макам Ибраим» (словечко почерпнуто из сетевых отзывов таких же горе-путеходцев, стремящихся найти «Пещеру первой крови»). Написанные по-арабски, эти слова должны были привести нас в мифическое место, где старший сын Адама и Евы убил своего брата Авеля. Бессчетно повторяя и показывая это заклинание прохожим и полицейским, мы садимся в такси, драйвер которого уверяет, что доставит нас к цели. Забравшись на головокружительную для автомобиля крутизну горы Касьюн, где уклон дороги составлял около 30град, мы плутали узкими улочками, поворачивая туда-сюда, пока не остановились у неприметного входа, по виду не отличавшегося от окружающих ветхих строений. На стук явился флегматичный привратник, мы куда-то поднялись, сняли обувь и оказались в пещере, размером чуть больше очага и столь же задымленной. Откуда-то появилась дама в чадре, и спросив, на каком языке мы понимаем, стала объяснять на невнятном, что-то показывая на прямоугольники в расписанных автографами сводах. Не, кажется, это не то, что мы так искали, но несомненно, какая-то святыня, в связи с чем, положили свою малую лепту в сосуд для пожертвований и отбыли восвояси. Тут мы хотели распрощаться с таксистом, но его экспрессивная жестикуляция и часто повторяемое словечко «мафи» (что, как объяснили в дальнейшем, значит всего лишь «невозможно», а в тот закатный час воспринималось как указание на преступность в этом районе) привели нас к решению водвориться в тот же лимузин и заказать поездку на смотровую площадку горы. Он запросил 150сир, но через 20 минут, выбравшись из лабиринта узких улочек, констатировал непреложный факт, что гора Касьюн здесь в общем-то везде и мы, стало быть, приехали. Далее он пытался аргументировать, что следующий этап движения связан дополнительными инвестициями в размере 50сир. Было не столько жалко, сколько противно от факта разведения нас как последних лохов. Разобрались. А на смотровой площадке — потрясающая панорама: перед нами, как на блюде, лежит мерцающее зелено-желто-голубыми огнями огромное пространство самой древней столицы на земле (ученые сходятся в том, что датировка этого города относится к 30му веку до нашей эры). Обратное такси привозит нас на автовокзал со смешным названием Барамке (но куда ему до города Ebla:), где мы берем билеты на первый утренний автобус до Бейрута(4$). Оттуда захотели пешком прогуляться до нашего отеля. Спрашиваемые прохожие делятся на две группы: одни назидательно рекомендуют вернуться назад и взять такси, другие внятно и участливо растолковывают последовательность поворотов на вполне пристойном английском, и менее чем за 20 минут мы добираемся до отеля.

На углу нашей площади — превосходный киоск со свежевыжатым гранатовым соком стоит менее полудоллара, причем это дешевле апельсинового. А вот шварма здесь, хоть и недорога — четверть доллара, но по вкусовым качествам и отсутствию свежих овощей явно уступает ее московскому аналогу. Вот и закончился наш первый сирийский день, а наутро в 6 мы уже топаем на Барамке с вещами, фотографируя по пути изумительную мечеть Синана (об этом, не изучив город, мы еще не ведаем).

ЗАСАДЫ И ФЕНИЧКИ: Приходим, как и было предписано, за полчаса, но сидим на автовокзале — полтора. Оказывается, не набралось пассажиров, нам предлагают сесть на следующий автобус, отправившийся в 8.30. При этом никто не говорит, что пойдет он до Сайды, не заезжая на автовокзал в Бейруте. На окраине водитель высаживает пол-автобуса туристов, при этом все попытки довести до него его неправоту — бесполезны.

25.10.05 (вторник)

Скооперировавшись с такими же выкинутыми туристами, берем такси до автостанции Шарль Хелю. Знакомимся с мадридской парой и пытаемся вовлечь их в совместные поездки по Ливану, но они пугаются и жмутся, уверяя, что после месяца сирийских странствий им хотелось бы провести время исключительно в радиусе часа пешей ходьбы от отеля. А мы? Хоть уже третий час дня (время здесь отстает от сирийского на час), бросив вещи в недорогом пансионе «Валери» (дабл -18.000LL — 12$), что на втором этаже «Сааб Билдинг» на ул.Финициа в центре города, мы в темпе галопа меняем несколько такси и сервизок, чтобы прибыть в Джаита Гротто, что в окрестностях пригорода Бейрута — Джунии.

Входной билет стоит 12 долларов. Аттракцион начинается с подвесной дороги с ультра-модерновыми овальными разноцветными вагонетками и продолжается в детско-стилизованном паровозике. Сначала — верхний грот, попадая в который, разеваем глаза, уши и рты. И второй день подряд изумленно понимаем, что подобного зрелища не видели мы доселе. Мы словно оказываемся в другой вселенной, по которой проходит заботливо проложенная тропа, в то время как вокруг дыбятся, вздымаются, даже не изумительной, а фантастической, иноприродной красоты явления, слов для описания которых не находится в земном языке. Что там пресловутые сталактиты и сталагмиты. Это кислотно-галлюцинозные грибы, это ночные кошмары в своей первозданности, это уплотнившиеся облака грез, это тайно сбывшиеся мегаломанические эротические фантазии J) Оглушенные и зачарованные мы проводим здесь около получаса, держась за руки, и только ахаем, друг друга приглашая полюбоваться очередной фантасмагорией, сплетающейся во влажно зыбком тумане. Нависающую со сводов тишину прорезают спорадические капли и то ли показалось.. то ли доносящиеся из искусно вмонтированных динамиков монохроматические органные фуги. Но впереди экспириенс, перекрывающий увиденное — озеро грота. Мы, на плавно скользящей плоскодонной посудине, склонившись, дабы не ушибиться об замшелые своды, вплываем и покидаем кружево подземных озер и протоков, где, взглянув вверх, взор упирается в стрельчатую бесконечность, а лица спутников — бледны, неземны и загадочны. Ага, напрягли мы здесь ресурсы «великого и могучего» русского языка, но увиденное стоило того, поверьте))

Покидая это шоу, созданное самой природой, мы по пути встречаемся с обитателями мини-зоопарка — фазанами и обезьянками, и куда дальше? Автобусов отсюда нет. Решаемся на русский «авось», который не подводит и вскоре тормозит улыбчивый водитель фургончика, а затем приветливый торговец овощами рассказывает, как доехать до следующей, намеченной нами на этот вечер достопримечательности — «Нотр-Дам-дю-Либан». На двух «сервизках» и таксомоторе мы достигаем вершины горы Клариса. И здесь, в действительно харизматичном месте, в окружении символических ливанских кедров на фоне стеклобетонного фасада новокатолического собора, установлена статуя Богоматери. По концентрической лестнице мы доходим до подножия ее, когда наступает закат, и с одной стороны — море, а с противоположной — горы. А вокруг, сколько хватает взгляда, оживает огнями многомиллионный мегаполис (в Бейруте, включая пригороды, живет более половины населения этой маленькой страны, где всего пополам: Запада и Востока, мусульман и христиан, традиционности и модерна). Спускаемся с Кларисы по канатной дороге — 4000LL в один конец — и в эти восхитительные 15 минут чуть не отвинтили головы, крутясь вниз вверх, вправо и влево. Спустившись, решаем перекусить на берегу моря и покупаем в минимаркете булочки с сосисками; уминаем их под шум накатывающегося, шелушащего средиземноморского прибоя. Ах, хорошо и обратный путь оказывается легким — по мариндрайв хайвею на сервизке до Шарля Хелю, а далее час неторопливого пешего хода до гостиницы — наслаждаясь силуэтами Парижа Востока (так иногда называют Бейрут) — здесь средневековые минареты и купола мечетей взаимодополняются уютно европейскими бульварами, фонтанчиками, бутиками.

26.10.05 (среда)

На границе мы получили бесплатную 48-часовую транзитную ливанскую визу, и чтобы максимально впечатлительно провести оставшиеся сутки, мы вечером дознаемся до мест, сугубо достойных посещения. Свой выбор останавливаем на Баальбеке. История этого города начинается с 40-го века до нашей эры, то есть с каменного и бронзового периодов. С 20века до н.э. долина Бекаа под властью египетских фараонов. Спустя тысячу лет здесь гуляют персы и ассирийцы. В 3в. до н.э. эта территория завоевана Александром Македонским с последующим управлением династией Селевкидов, которыми Баальбек позиционирован как святой город; в этот период здесь возводятся эллинские святилища. В 64 году Сирия завоевана римским полководцем Помпеем, в 37-м Марк Антоний дарит провинцию Клеопатре, у которой два года спустя цезарь Октавиан забирает подарок, и римская власть утверждается здесь. Император Траян, очевидно стремясь возвеличить сдающие позиции язычество, строит грандиозный храм вседержителя Юпитера и позитивного бога Бахуса, переименовывая город в Гелиополис — град Солнца. Но Христианство вступает в исторические права, и равноапостольный император Константин (3в.н.э.) решительно разрушает капища и пытается перекроить величественные строения в базилики для новой государственной религии. В 380г византийский император Феодосий трансформирует храм Юпитера в огромный христианский собор, однако всего через пару сотен лет молодая и дерзкая арабская цивилизация разносит памятники седой древности, и с тех пор в этих местах только почтенные остатки былой славы.

Сервизки в сторону Баальбека отходят от автовокзала Кола, сначала добираемся до Захле (3000LL), затем нас передают в другой басик (2000LL) до места назначения. Вход в храмовый комплекс 24000LL на двоих, но для ушлых соотечественников, возможно будет полезно знать, что с задней стороны храма Юпитера, аккурат там, где взгляду открываются гигантские загадочные «трилитоны» фундаментальной кладки, существует множество брешей и проемов в колючей проволоке, натянутой по периметру музейного комплекса в кустах освежающей ежевики. Вдоволь полазив по дышащим памятью поколений развалинам, мы ищем еще одну достопримечательность — самый большой обработанный в мире строительный блок. Так вот, для последователей: надо от комплекса пройти полкилометра по шоссе, ведущему на Бейрут, до голубой мечети и забрать влево — в мусорной яме оврага возвышается это чудо с ливанским флагом на торце — здесь обязательно следует сфоткаться)).

Возвращаемся в Бейрут. Находим фешенебельную набережную. Не доходя до скалы голубей, ныряем за загородку и спускаемся на галечный пляжик у маяка. Окунаемся в воды Средиземного моря в компании таких же чудиков из Канады. Прощаемся с нашими тормозными испанскими друзьями, так по нашему мнению бездарно ограничившими свое пребывание в Бейруте пешеходными прогулками по центру города, и смело, прямо с сумками выдвигаемся на вокзал Шарль Хелю, чтобы взять такси через две страны. Может этого делать не стоит экономным путешественникам (обходится такой переезд 30$ c человека), но в плане экономии времени весьма разумно. Выясняется, что за каждый въезд в Сирию, нам придется платить по 20$ (фак ю, мистер Хайда J) Как объясняет безукоризненно вежливый сирийский пограничный офицер, визы, полученные при въезде в страну, всегда однократны. Но поздно отступать назад и, несмотря на то, что Лана уверяет, что ее стопы не будет ни на пяди поганой сирийской земли, мзду приходится уплатить, хотя в посольстве Сирии в Москве нам предлагали мультивизу за 2250руб, но три однократные визы обойдутся нам дешевле этой суммы.

 В дороге небольшое приключение. На последних километрах сирийской земли мотор начинает задыхаться и глохнуть. Водила объясняет это дрянным качеством местного бензина. Он, гражданин Иордании, армянин Вардан Черкизьян, недоволен тем, что сирийцы разрешают заправляться всего 20 литрами бензина на своей территории. Ему приходится оставить пятерых пассажиров в своем джипе и смотаться на попутке с канистрой в Иорданию. Ночь. Пустыня. Цикады. Ни слова… Тихая холодная выдержка попутчиков арабов. Только мы надуваем дорожные подушки. Веселит фраза а-ля Задорнов: «в минуты опасности русские предпочитают похрапеть». После 6-часовой дороги в середине ночи прибываем в Амман. В даунтауне разыскиваем так рекомендуемый LP отель «Farah» и не понравился, подтверждается тенденция что похвала расслабляет — цены чуть завышены, требования к чистоте чуть снижены. Тут же неподалеку отель Cliff — и чище и дешевле. Однако окна номера как раз над музыкальным магазином, а тут рамаданская зажигающая ночь. Но сказывается то ли привычка, то ли усталость — легко засыпаем (7JD за двухместный номер без удобств).

27.10.05(четверг)

Утро. Портье на сносном английском рассказывает, как доехать до Мертвого моря. Сначала такси. Потом одна сервизка. Затем другая. Пересадки. Нет, это невозможно точно указать, придется ориентироваться на месте. И наконец мы оказываемся на рекомендованном LP месте Рест Хауза. И там ничего нет, кроме строительства. Что делать? А все просто. Подались в полицейскую лавочку, где служивые, оторвавшись от пулеметов, тормозят для нас грузовичок с фруктами, мол, отвези этих иностранцев — русси)) Он также не андестерстэнд, и периодически путая рычаг переключения скоростей с коленкой Ланы, завозит нас гораздо дальше того, куда мы стремились. Возвращаемся на попутке к указателю HOT SPA. И это действительно царское место! Сначала надо подняться вверх по еле уловимой тропе от дороги, и тогда в ущелье возникает маленькое горячее озеро с обжигающе возбуждающим двухметровым водопадом. А там, в скалах, правее темный вход, куда, если не бояться войти — прям природный хамам: облегающий пар, выступ скамеечки, бурление под ногами… И отсюда вниз мы спускаемся на берег Мертвого моря. Ну, понятно, делаем в первую очередь хрестоматийные фотки с газетой, лежа нога на ногу на поверхности выталкивающей воды. А затем начинаем поиск телесных наслаждений — обнаруживаем бурлящие скважинки с сероводородом молодильных струй, восхищаемся кристаллическими солевыми причудами. Ой, изумительное место! и с гор течет теплая пресная вода, без которой невозможно погружение в эти воды. Словом — прекрасная альтернатива располагающимся неподалеку дорогущим Spa-пляжам.

Так, время к закату. Пора возвращаться. Тормозим автомобиль. Драйвер сообщает, что он вообще-то здешний инженер, но охотно покажет нам приметные места. Заказываем так называемое место крещения Иисуса. Легко. 14км отсюда. Но темнеет, бескомпромиссные смотрители требуют по 5JD, а вовсе неизвестно, насколько это впечатлительно да и закрываются они уже, торопят нас — так что разворачиваемся. И по пути водила предлагает по смоляной ленте серпантина средь бескрайних оранжевых песков забраться на гору Небо — опа, и тут пять минут до закрытия мемориала, но успеваем бросить взгляд в лучах заката на дивный пейзаж обетованной земли. Конечно, сюда надо ехать днем из Мадабы — здесь и беседка папы Римского, и памятник Моисею в виде жезла со змием, и часовня францисканцев. Возвращаемся в Амман — темно, водитель застенчиво озвучивает цену — «as you want» и оказывается довольным 10-долларовой купюрой. В лабиринтах даунтауна отваживаемся на стандартный локальный ужин на двоих — лепешки, салат из помидор, хумус и восхитительные пирожки с остро-мясной начинкой (1JD — 1.4$- 45 руб.) — сытно и вкусно.

28.10.05(пятница)

Сегодня мы уедем в Акабу. Эт точно. Но, не взглянув на город? Сначала идем на вокзал и берем билет на автобус. Центр города обезлюдел — пятница. Почему-то открыта сладкая лавочка, там и отрываемся, наполняя желудок, а вот покурить на улице — нет, это бестактно в рамадан. По узким проходам добираемся до цитадели (как все древние города Амман — говорят, Филадельфия в до-библейские времена — построен на семи холмах). Здесь римские развалины и японские туристы. Высоченный государственный флагшток и бирюзовые купола новодельной мечети оживляют серо-бетонный ячеистый пейзаж города. Ну что ж, пара часов на этот город — кажется достаточно. Мы помещаемся в комфортабельный автобус на Акабу (4 часа, 4 JD).


ЗАСАДЫ И ФЕНИЧКИ: Любезно предлагаемые чай, кофе и колу в автобусе пить не следует. Это, как выясняется, не входит в стоимость проезда, а потому цены двойные. Хотя, если хочется, то приятно.Особенно насыщенный кофе с кардамоном, когда в окне проплывают бесконечные пейзажи аравийской пустыни. Парнишка из нижеописанного отеля уверяет, что плата за ночь в гостинице берется с каждого человека, но менеджер за стойкой корректирует — нет, это за номер, а тот, мол, просто плох в английском. Не без выгоды, однако))

 В Акабу прибываем около 3х дня. Именно здесь начинается залив, по одну сторону которого 30-километровая полоска иорданской территории, а по другую сторону залива — огни израильского Эйлата и египетской Нувейбы. Волнует мысль, что тут начинается Индийский океан, вплоть до Антарктиды. Город не смотрим, а сразу на такси (3JD) едем в Bedoin Garden Village, который описан в LP как бэкпэкерское местечко, но на самом деле оказывается весьма обустроенным уютным отелем с отличными бунгало, оборудованными кондиционерами, белоснежной сантехникой и горячей водой. И цены соответствующие — 20JD — 28$ за домик с завтраком. Ужин можно (и приходится, поскольку иных вариантов в этом пустынном месте за 10км от Акабы нет) оплатить отдельно — 5JD с телятиной, рыбой или курицей или 3JD — симпл вегетарианский. Необыкновенно приятна и сама территория, стилизованная под стойбище кочевников-бедуинов и в то же время соответствующая современным понятиям отельного отдыха. Здесь бассейн, детская горка и уютные западные релакс-кресла, и восточные тенты, под которыми ковры, покрывала, подушки, кальяны… Основной контингент — европейские пары чуть за тридцать. Примечательно, что именно сюда из города привозят дайверов. Здесь за пляжем отеля, под светло зеленой морской гладью для них рай, в котором по соседству с местечком под названием Японский сад лежит на глубине 30 метров затонувший российский танкер. Об этом мы узнаем

29.10.05(суббота)

когда целый день до заката проводим на песчаном пляже через дорогу от отеля. Жару ярчайших солнечных лучей нейтрализует мощный поток свежайшего морского бриза. Пожалуй, сегодня единственный день, когда наши телодвижения минимальны, за исключением нескольких snorkeling-экскурсий (ласты, маски рентуются за 4JD). Подводная фауна здесь, увы, не так впечатляет как в Дахабе, лежащем напротив по другую сторону залива. После 3х дня под водой уже темнеет. С удовольствием проводим время в своем Бедуинском гарден вилледже, хотя если основной мотивацией является экономия, то в километре отсюда есть туристический лагерь поскромнее, где можно остановиться в палатках и спать на матрацах за 7JD.

30.10.05 (воскресенье)

Проснувшись по обыкновению рано, мы покидаем отель, который остается в нашей памяти точь-в-точь словами LP «самым романтичным местом в Иордании». Мы разделяем такси (7JD per person) от Акабы до Петры (Рамадан — рейсовые автобусы ходят через раз и после 15-ти общественный транспорт невозможен) с милым французом Жо-Франсуа, приоритетом которого хоть и является дайвинг, но в Акабе он погружаться не стал — маловпечатлительно и дороговато — 25JD за раз. Водитель в этой поездке расположил нас своим стремлением сделать 150-километровый путь быстрым и приятным. Он разменял нам денег по отличному курсу, подвез к супермаркету и заведению с ароматно-мягкими лепешками, несколько раз останавливался в живописных местах для фотосъемки и развлекал рассказом о своей судьбе. Вот, например, водить такси ему не нравится — он бывший дальнобойщик, и 15 лет перегонял фуры от Акабы до Багдада. Он жалеет о том, что наглые американцы, под прикрытием распространения демократии, а на самом деле, прибирая к рукам нефтеносные земли, устроили в Ираке заваруху, которая продлится еще несколько десятков лет. Он ностальгически вспоминает режим Саддама, когда сунниты, шииты и курды жили одним народом, а сейчас взаимообозлились. Тогда была хорошая медицина, обилие товаров, дружелюбие, гостеприимство и безопасность. Так, восхищаясь диктатором, мы не заметили, как оказались у главного входа в заповедник Петры. Отличным оказывается и предложенный водилой отель SUNSET в 300 метрах от входа (в то время как большинство, таких как мы, малобюджетных путешественников останавливается в поселке Вади Муса в пяти километрах вверх по дороге). Double with breakfast — 35JD за два дня. Входные билеты в этом году вернулись к первоначально высокому тарифу: 21JD за одно- и 26JD за двухдневное посещение соответственно.

 В мире не так много мест, которые запоминаются навсегда. О Петре написаны книги и атласы. Она поражает, сотрясает, очаровывает и ввергает в упоение. Обтекаемые линии мягких камней, округлости ниш, волнистость пещер и акварельное разноцветие сводов. Полуторакилометровый сик (извилистый проход в ущелье) приводит к зданию, являющемуся визитной карточкой Иордании, которое по-арабски называется вполне понятным русскому уху словом — Аль-Казна, то есть сокровищница. В первый день мы совершаем самый дальний путь до пределов комплекса и высочайших точек Петры — Аль Дейр. Для того чтобы перекусить, чуть отклоняемся от общей тропы, карабкаемся вверх и вновь ахаем. Прямо под ногами, за резким обрывом многометровой расселины — зрелище, сотворенное игрой природы, которой возможно помог человек-набатей: скала являет собой абсолютно четкий профиль головы нубийца. Каждая тропка, каждый поворот, даже каждый шаг в сторону открывает расширенным от восторга глазам все новые пейзажи, до которых хочется добраться, рассмотреть, прикоснуться к нежному камню. Кажется, если бы не тикание наручных часов, отсюда бы и не вышли — Петра поглощает, увлекает вниз и вверх, вглубь и вширь, в воронку природных катаклизмов и исторических авантюр. Лихие набатейцы сдались хитрющим греческим воинам только после столетий драматических попыток выудить их из веками насиженного места. Вот только Христианство не смогло справиться с этой дикой и прекрасной стихией — попытка устроить здесь церкви на месте капищ оказалась безуспешной. Христианское кроткое благородство антагонистично бурной языческой крови. И теперь многие туристы строят здесь идолы из пирамид сложенных друг на друга камушков.

31.10.05 (понедельник)

Кажется, что все эпитеты превосходной степени уже исчерпаны первым впечатлением Петры. Сегодня мы будем исследовать этот заповедник медленно и вдумчиво. Проснулись — брр, холодно, и солнышка нету впервые на нашем Ближнем Востоке. «- Ничего, тучки разойдутся, а дождя уж точно не будет», — ободряет нас милейшая грузинка Ирма не ресепшне. Но при всякой погоде Петра хороша. Как красивой девчонке, ей любые обличья к лицу)) Мы стали сегодня смелее карабкаться по головокружительным узким тропам, повернув налево вверх с Улицы Фасадов. Минут за 40 достигаем вершины скалы — места жертвоприношений набатеев и, трепеща то ли от отвесных глубин под ногами, то ли от расстилающихся горно-пустынных роскошных видов, то ли воображая кроваво-страстные картины древности, мы пологим путем спускаемся и любуемся базальтовыми валунами, напоминающими то лягушку, то слона; дурачась ложимся в могильные ниши, загадывая себе долгой жизни, и даже старательно выстраиваем идола-пирамидку, придумав желание. Местом трапезы сегодня стал труднодостижимый выступ. И мы ели мясо из банки, с высоты птичьего полета глядя на римский амфитеатр прямо внизу, а потом так разомлели на действительно появившемся солнце, что часик поспали на теплых камнях. Была идея принять участие в проводимой по понедельникам и четвергам культмассовой затее «Petra by Night», представляющей собой шествие со свечами по сику. Но после того, как Ирма сказала, что последние месяцы в программе отсутствуют бедуинские песни и танцы, да и холодно стало к вечеру, мы решаем, что не стоит это мероприятие запрашиваемых 12JD с головы.

ЗАСАДЫ И ФЕНИЧКИ: Если у вас есть хоть какой-нибудь студенческий документ — не стоит упускать здесь случая воспользоваться им. У нас сработала ID-карточка американского университета, срок которой истек 10(!) лет назад, что позволило сэкономить (нет, будем честными — выжулить J) 13$ в Петре и 3$ при посещении Цитадели в Алеппо. О засадах. Следует четко помнить, что любой человек из местных, обратившийся к вам в туристических местах, интересуется не вами — сколь бы значимы вы себе ни казались, и сколь бы дружелюбно он ни выглядел, — а исключительно содержимым вашего бумажника. Так нынче вечером, прогуливаясь по обезлюдевшим улицам, мы были окликнуты пареньком, который здесь убирает мусор, имеет небольшой запас английских слов, но одержим желанием хоть чем-то поживиться. Он показал рукой на горы — это Петра, затем на дома — это поселок, и потом минут 10 тащился за нами, пока не произнес коронное — «У вас проблемы, потому что я иду с вами? я все понял, ну дай доллар и я отстану», на что был послан изящной арабской фразой «Айб алейк» — типа — «Постыдился бы». Кстати, рекомендованная кем-то из сетевых предшественников магическое заклинание для таксистов «Хамса уа аршрин», оказывается, означает число «25» и порой действительно срабатывает для водил Дамаска, но столь же часто вызывает недоумение и смех.

Мы уже собираемся спать, но в дверь номера робко постучал Жа-Франсуа с предложением пообщаться за чашкой ароматного чая, который подается неподалеку в кафешке с доступом в Интернет(3$). При этом милейший француз непритворно сетовал на европейскую дороговизну, мол вход в Лондонский Тауэр нынче стоит чуть не 40евро, а еще, что показалось нам любопытным, — авиабилет для него из Парижа что до Акабы, что до Мексики, куда он ездил нырять в прошлом году, обходится одинаково — порядка 500евро.

1.11.05(вторник)

А вот и все, гудбай Джордан. От Петры до Аммана едем на минибасе около трех часов. Дорогой общаемся с братьями словенцами, уже на правах бывалых путешественников рассказываем, где лучше купаться на Мертвом море. Но тут препятствие, кажущееся непреодолимым — на сегодня нет билетов до Дамаска. Единственный вариант — компания «Афана», отправляющая автобус в 9 вечера, но есть ли места — выяснить у бестолкового клерка невозможно. Что же, видимо это карма — ездить между странами на такси. В потертый джип нас набирается пятеро по 10JD с человека, плюс налог на покидающих страну -5JD на границе, и через четыре часа мы уже на знакомом автовокзале Барамке. Темнеет, день сегодня впечатлениями беден. Ну что ж, посвятим его перемещениям. Нарисовавшийся таксист предлагает отвезти в Пальмиру за 100 баксов. Нет уж, только автобус. И мы едем на автовокзал Хараста (Пульман), крайне многолюдный, точнее многомужчинный (гендерное соотношение чуть ли не 100:1). Одно из расторопных агенств решает организовать рейс вне расписания (почти все приходятся на первую половину дня), автобус заполняется почти целиком, хотя по необычно высокой стоимости (350сир), и в 11 вечера мы в Тадморе. Сколько же километров от доисторической Петры до античной Пальмиры мы преодолели за день? Около 800, надо полагать)) Устали. А потому, как нельзя кстати, зазывала около остановки автобуса. Он ведет в располагающийся неподалеку отель «Baal Shaman», оказывающийся вполне приличным. Аскетичный double без TV, который здесь и не нужен, но с горячей водой в душе — 6$. На плоской крыше- террасе встречаем утро следующего дня.

2.11.05(среда)

Яркое солнце в голубом небе над желтыми песками. А в целом, день жарким назвать нельзя, всего 20 градусов, но это и хорошо для нашей экскурсии. Что есть Пальмира, южный омоним нашего Питера? Это просто пальмовый оазис в центре аравийской пустыни с богатейшей торговой, но увы, бездуховной историей. Сначала, наученные вчерашним опытом, выясняем возможность уехать отсюда. До Хомса после 13.00 автобусов нет, сегодня последний день Рамадана, столь комкающего туристические ожидания в арабских странах. Берем билет на этот последний рейс, и встает задача — как осмотреть tourist highlight number one in Syria за четыре часа. Нанимаем опытного таксиста на потрепанном «Остине», который составляет для нас эту программу всего за 10$. Итак, маршрут: сначала гробницы, билет за 150сир приобретается в кассе музея на главной площади Тадмора. Собственно тут два вида гробниц — либо 5-метровые башни, по которым прикольно полазить, либо подземные трупохранилища с отреставрированными ложементами. Следующий пункт — Оазис, вот что более всего впечатляет. Финиковые пальмы, гранатовые и оливковые деревья в гигантском саду под шум арыков с серебристой водой, ну чисто рай. Затем — развалины храма Ваала, не-а, внутрь не пойдем, подобное, еще более впечатлительное обозревали неделю назад в Баалбеке. Потом — Сити или непосредственно городской комплекс, где любитель романской архитектуры оттянется сполна — колонны, арки, портики, пьедесталы на громадной, куда больше форума в Риме, площади — эдакий оазис древней архитектуры. Последняя точка нашего тура здесь — арабский замок 12-го века — высоко на горе, его видно отовсюду, а сверху вид прямо-таки опьяняющий роскошью ландшафта — неторопливо, смакуя, наслаждаемся каждым поворотом глаз: внизу город с 75-тысячным населением, чуть левее — верблюдодром, где проходят ежегодные скачки в апреле, и руины, гробницы, храмы, и пальмы, пальмы)) Тот же милый таксист, не забыв деликатно намекнуть о том, что с нами еще не пил дневного чаю, доставляет нас через отель на автовокзал и, слава местному Аллаху, на полчаса раньше, потому что автобус уже отходит. И если б мы не вписались, персонал бы спокойно развел руками — мол, Иншалла, не было воли Всевышнего и при чем тут билеты))

Через полтора часа мы в Хомсе, перепрыгиваем в минибасик до Алеппо, куда и прибываем к 17.00. Уже темно. Из путеводителя Rough Guide (за отсутствием LP и этот сойдет) выбираем отель Zahert-Al-Rabin — местечко для продвинутых бэкпэкеров в центре города в районе Clock Tower. А здесь неплохо — комнаты стилизованы под средневековье с нарочито грубой каменной кладкой и высокими бревенчатыми потолками (номер с душем 10$). Вокруг правда шумят суки)) в смысле базары, которыми так славен издревле этот город. Выходим поужинать средь вечернего пост-рамаданского оживления, и тут наши пищевые пристрастия расходятся. Каждый член команды получает вожделенное: кто ассорти свежайших восточных сладостей, а кто бутылочку арака «Алиготе» — крепчайшей анисовой водки, как уверяют, весьма полезной для желудка. Еда — салат + шиш-кебаб — 250сир (5$ на двоих). Бесцельно в охоточку шляемся по суку, ага, что там написано по-русски? — «Составляем духи по французским рецептам», а why not? И, назвав любимый парфюм, получаем вполне качественную имитацию Angel и Jo`d`Or (по баксу за пузырек ароматного масла).

3.11.05(четверг)

С сегодняшней даты в течение трех дней торговля затихает — последний день Рамадана, потом пятница, а потом еще что-то мусусульманское. Поэтому предаться буйству шоппинга в традиционно базарном Алеппо не удается. А город таки хорош — не велик и не мал, нет той восточной замшелости, свойственной степенному Амману и неповоротливому Дамаску. Скорее это напоминает динамичный Стамбул или космополитичный Бейрут, но в смягченном, утепленном варианте, с провинциальной медлительностью и доброжелательностью. Удается непринужденно в плане времени и необременительно в плане денег осмотреть все рекомендованное в путеводителе.

Для начала — монастырь, точнее то, что от него осталось, посвященный памяти преп.Симеона Стилита (Столпника). Этот парень из пастушеской семьи (4в.н.э.) с юности выделялся стремлением к преодолению страстных помыслов в себе и, поступив в 20-летнем возрасте в монастырь, понял, что может взять на себя больше, чем это требовалось от среднего инока его времени, и ввел в практику новый вид аскезы — столпничество. Соорудив для себя узкую квадратную, огражденную перилами платформу сначала на высоте трех метров, а затем постепенно наращиваемую им, так что через 10 лет высота столпа достигла 18 метров, он не спускался вниз в течение 40 лет. Там он предавался бдению, посту и молитвам, оттуда он в зажигательных проповедях обличал пороки современного ему общества и давал мудрые советы и прозорливые откровения. Его опыт оказался востребованным и породил последователей. А что до аудитории, то культ подвижника, начавшийся при его жизни, достиг кульминации 200 лет спустя, когда вокруг столпа был воздвигнут величественный монастырь, о размерах и великолепии которого можно судить по руинам храмов, баптистериев, часовен и крепостных валов, а также многочисленным кельям вокруг горы, ныне использующихся бедуинами под стойла для овец, по остовам базилик, возвышающихся в окрестностях. Наверное, будь ныне в мире побольше людей, неравнодушных к тому, что делает человека человеком, а именно — последовательное выкачивание дерьма изнутри себя, то опыт полутора тысячелетней давности мог бы стать более актуализированным, а так, место это, насыщенное исторически и восхитительное мистически, остается не более чем двухчасовым экскурсионным маршрутом. Каменные балясины с храмовым орнаментом используются для изгородей земельных наделов арабских селян. Но как их осудишь? Кто что им объяснил? Кто рассказал им о том, что эта земля свята? Да, совсем не продвинуты они в духовных изысках почтенной христианской цивилизации, но в простой душевности им не откажешь. А может хорошо, что они редко встречаются с туристами. Не зараженные западным двуличием, они еще не научились хитростям восточного вымогательства. Минующий нас грузовичок притормаживает — Алеппо? — Ес! — Плиз! И приглашают нас, уступив удобные сидения, отвергая плату за проезд и угощая яблоками. Шукран, ребята!

К обеду мы в городе. Цитадель. Обязательна для посещения, как из-за впечатляющей перспективы города со 100 метровой высоты (по красоте городского пейзажа уступает Каиру, но превосходит Амман), так и интереснейшему лабиринту строений внутри крепости — мечеть, амфитеатр, залы внутри многометровых стен.

От подножия Цитадели отходят километровые тоннели крытых базаров. Лишь самые увлеченные (или корыстные) лавочники вышли сегодня на работу и, понятно, асы в своем презренном ремесле, использующие манипуляции типа «Только взгляни», «What country? O, Vladimir Putin!» «Что? Дорого? Возьми два за ту же цену». В результате торговых поединков выносим впечатление — первоначальная цена может быть снижена только в пять раз, далее прекращение негоций. Но вещи, впрочем, отнюдь не барахло.

Оттуда попадаем в городской квартал Джейде Квотер, где по периметру располагаются храмы христианских деноминаций: марониты, греко-католики, армяне, православные греки и православные сирийцы. Все храмы в окружении высоких заборов и словно спрятаны в узких лабиринтах проходов. Христианство здесь таится, чтобы выжить и общины не занимаются прозелитизмом, а лишь служат сохранению национальной и семейно-традиционной идентичности немногочисленных адептов.

Выбираемся к полюбившейся нам Clock Tower и чисто по-местному перекусываем: гороховый суп, пол-курицы-гриль, рис, овощи — за все 4$, и успеваем до заката запечатлеть 100-летнее здание легендарного отеля «Барон», вновь полакомиться изумительной выпечкой из орехов, кураги и нежнейшего хвороста. И теперь считаем город Алеппо изведанным сполна. Покупаем билет на первый утренний автобус в Хаму. Отличный день! Отличный город!

4.11.05(пятница)

На востоке вообще надо вставать рано, но сегодня наш будильник установлен на непривычное 5.45. Автобус до Хамы подается с вполне привычным и терпимым 10-минутным опозданием, на борту получаем по ириске и стакану ледяной воды и спустя полтора часа мы уже в излюбленном туристами городе — Хаме. Что ж, действительно милое место, приметное неторопливо вращающимися второе тысячелетие подряд «нориями» — циклопическими водяными колесами и вполне впечатляющей Цитаделью на верху горы. Часовая прогулка туда и обратно дает основание зачислить этот город в реестр посещенных нами. В холле отеля «Каиро», где на время моциона мы бросаем дорожные сумки, неожиданно встречаем соотечественников и развившаяся туризмо-дебильность делает возможным следующий диалог: — Are you from Russia? — Yes, and you? — We are from St.Pitersburgh, — Really? And you? — We are from Moscow, ой, а чо это мы по английски то? Ну вот, оказывается, они путешествуют сходным маршрутом и теперь едут на такси в Пальмиру, а мы отсюда хотим добраться автобусом до Крак-де-Шевалье. По карте это не так далеко. Но недалеко не означает легко и географическая близость не всегда соответствует причудливой восточной логике мышления. Но по порядку.

Страницы: 1 2 Следующая

| 09.12.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий