Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Швеция >> Новый год на скандинавском пароме


Забронируй отель в Швеции по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Новый год на скандинавском пароме

Швеция

Новый год на скандинавском пароме
Вступление

В преддверии поездки мы полазили по форуму и гостевой книге компании «Туртранс-Вояж», с которой много раз путешествовали и потому в очередной раз решили именно ей доверить наш отдых, и не нашли ни одного отзыва туристов о праздновании Нового года на скандинавском пароме. Восполняя этот пробел, я решила написать небольшой очерк о встрече 2005 года на пароме «Викинг» в туре «8 Викинг Финляндия — Швеция».

В нем я не буду подробно останавливаться на посещаемых нами достопримечательностях Хельсинки и Стокгольма, которые достаточно полно описаны мною в рассказе «Впервые в Европе или шесть стран за десять дней» о туре «Скандинавия+Париж».

В целом наша поездка сложилась довольно удачно.

Нам достался потрясающий гид — Елена Фокина, очень образованный, интеллектуальный и интересный человек, поистине влюбленный в свою профессию, обрушивший на нас за время поездки лавину полезной информации об истории и культуре Финляндии и Швеции, нравах и традициях народов их населяющих.

Особый восторг от Елены Фокиной мы испытали, сравнивая ее с нашим отвратительным гидом в предыдущей поездке «Испания-море» — Галиной Бабаевой, которая весь тур пребывала в раздражении и отвратительном настроении, явно свидетельствовавшем о том, как ей надоели работа, туристы, маршруты, и предоставляла нам лишь малую часть информации, добрая половина которой являлась либо бесполезной, либо неправильной.

Нельзя не упомянуть очень комфортный с огромным количеством свободного пространства автобус «Neoplan», последний ряд которого пустовал, и мы складировали туда зимние вещи и увязанные в полиэтиленовые мешки продукты. К концу нашего путешествия задние места нашего автобуса были завалены мешками с сувенирами и предметами одежды, купленными в Скандинавии на различных рождественских распродажах. Картина напоминала возвращение на родину челноков, везущих вещи на перепродажу.

1. Куда податься?

Еще за пару месяцев до наступления 2005 нового года, когда рабочий ритм уносил все силы, а желание выспаться перерастало все мыслимые пределы, я подумывала об отдыхе на новогодних каникулах и возможности справить сию круглую дату несколько необычно.

Собственно предполагалось два возможных направления: поездка в Великий Устюг с посещением резиденции Деда Мороза, либо отдых на горнолыжной базе «Аист» под Нижним Тагилом, куда нашу компанию, ездившую осенью этого года по маршруту «Испания-море», активно зазывала одна из участниц данной поездки и (по совместительству) жительница сего прекрасного уральского городка — Юля.

2003-й Новый год в Великом Устюге встречала моя приятельница Наталья, которая так живо описала свои впечатления об этом сказочном крае в рассказе «Здравствуй, Дедушка Мороз» (www.tours.ru), что компания во главе с моим знакомым Всеволодом в канун 2004 Нового года также совершила данное путешествие, оставшись им очень довольна.

Я тоже рвалась по их стопам, но вот мои друзья, с которыми мы весело встречали прошлый Новый год на Медвежьих озерах, к поездке отнеслись скептически, особенно из-за сильных морозов, которые, по словам Натальи и Всеволода, во время их поездок порой достигали -40°С. Да и цены на гостиничные услуги под Новый год в Великом Устюге были довольно высоки.

Поэтому я в основном была ориентирована на праздничный отдых на уральской горнолыжной базе, как и другие, желающие примкнуть к нам, участницы поездки «Испания — море» Светлана из моей родной столицы Москвы и Валентина из Екатеринбурга.

Однако в самом начале декабря, когда, наконец, удалось выяснить цены на новогоднее пребывание в «Аисте», мы испытали, мягко говоря, шок от их величины. Тогда-то мною и была брошена случайная фраза: «Вероятно, отметить Новый год в Скандинавии получится дешевле!»

Девушки резво ухватились за эту идею.

Разумеется, мы стали выбирать тур компании, с которой уже неоднократно путешествовали и потому доверяли.

Мы хотели встретить Новый год на пароме и при этом провести пару дней в Стокгольме. Этот прекрасный город, а также потрясающие своей громадностью и роскошностью скандинавские паромы полюбились мне еще с первой автобусной поездки в Европу «Скандинавия+Париж».

Придерживаясь этих приоритетов, нами был выбран тур «8 Викинг Финляндия — Швеция».

В последний момент от нашей дружной компании откололась Юля, заявив, что для нее получаются слишком дорогостоящими, как отдых в «Аисте», так и поездка в Скандинавию.

Четвертым участником нашей компании стал Коля, с которым мы познакомились в туре «Альпийский Вояж» в мае прошлого года.

Мои сборы проходили в жутком темпе. Ежегодно именно под этот славный вселенский праздник у нас на работе случаются жуткие авралы, и мы вынуждены проводить там ночи и дни, включая выходные.

В день нашего отъезда 30 декабря я до обеда пребывала на работе, обзванивая клиентов нашей компании с поздравлениями и выслушивая от них весьма нелестные отзывы в ответ на наши просьбы о переносе сроков исполнения договоров, что вовсе не способствовало предпраздничному настроению.

Накануне случилась еще одна славная история, пусть даже косвенно, но связанная с нашей поездкой. Буквально в предыдущие выходные я купила себе дорогие теплые брюки в поездку и моя мама, пребывая на заслуженной пенсии, любезно отнесла их в ателье на подшивку. Вечером 29 декабря мама предъявила мне полученные подшитые брюки, которые были… мужскими… причем огромного размера… Просто она не запомнила мою модель и взяла те, которые ей дали. Я была в ужасе!

Поскольку ехать в зимнюю Скандинавию без штанов мне не хотелось, пришлось 30-го еще и разбираться с ателье. Благо брюки вернули. При этом весьма нерусский персонал данной подшивочной конторы сам пребывал в шоке, поскольку мужчина, чьи брюки мне достались, за ними уже приходил, и тоже оказался довольно расстроен, когда ему предложили женские маломерки…

2. Транспортная проза

Итак, оставив все бытовые и рабочие перипетии, 30-го декабря вечером мы погрузились в поезд «Москва — Санкт-Петербург» и умиротворенные предстоящим отдыхом стали украшать свое купе мишурой, дождем и гирляндами, а себя — шапочками-дедморозками, альтернативой которых у Валентины служил головной убор из зеленой мишуры, напоминавшей водоросли. Сразу вспомнился мой дебют на школьной сцене в подобном парике в новогодней сказке в качестве кикиморы болотной.

Мой же дедморозовский колпак так интересно гармонировал с матроской и клетчатыми бриджами, что меня почему-то прозвали одновременно гномом, эльфом и хоббитом.

Из сплетенной зеленой мишуры Валя искусно сделала елочку. И наше купе наполнилось предпраздничным настроением.

Заглянувшая к нам сопровождающая экскурсантов сотрудница фирмы (наш гид должна была встретить нас в Питере) очень восторгалась нашей подготовкой к Новому году, особенно необычной в свете того, что остальные пассажиры уже укладывались спать.

А потом было шампанское, рафаэлло, шоколад, осетинский пирог с сыром, курица, ананасы в собственном соку. Валя активно пыталась скормить нам деликатесную рыбу муксун, привезенную ею из недавней командировки в далекий северный город Мегеон.

Поеданию продуктов сопутствовали тосты и шутки, в результате которых мы успели подремать лишь пару часов.

Хмурое и слишком раннее питерское утро встретило нас моросью и слякотью.

Нашей группе пришлось ждать двух туристов с другого поезда, прибывшего чуть позже. Вероятно, из-за предновогоднего ажиотажа с билетами всем туристам мест в нашем поезде не хватило.

Из-за этого, а также желания быть первыми на российско-финской границе при огромном количестве экскурсионных автобусов, мы незаметно проскочили Выборг, без традиционной технической остановки в нем. А я так хотела сфотографировать его новогоднюю набережную!

Вопреки всем предположениям, границу мы прошли довольно быстро, хотя и пришлось выходить из автобуса с вещами (но их не проверяли) и следовать по «красному коридору».

Интересно, что одна из тургрупп проходила по «зеленому коридору», но в ней оказался подвыпивший мужичок, который принялся хамить таможеннику и всячески прикалываться. Увещевания его соратников не помогли. В итоге она в полном составе была также отправлена за вещами и поплелась за нами по «красному коридору».

Мы не преминули отметить преимущества прохождения российско-финской границы по сравнению с белорусско-польской, на которой в самое спокойное (в экскурсионном плане) время зависают не менее трех часов.

После счастливого преодоления таможни мы посетили супермаркет «шайбу» с достаточно приемлемыми, по сравнению с другими торговыми точками Финляндии, ценами.

Потом была долгая дорога до Хельсинки, во время которой мы усиленно пытались выучить рождественскую финскую песенку.

Здесь я попробую воспроизвести ее в том варианте, в котором она была мною записана на слух, да простят меня знающие финский язык за вероятное искажение слов.

Итак, звучала она приблизительно в следующем виде:
Йоулу Пукке, Йоулу Пукке!
Варха парка, ванха укке,
Туле мийос, эммепельке,
Уока, тока пельме сельке.
Ну что-то типа того.
Причем в переводе это было:
Дед Мороз! Дед Мороз!
Белая борода, старый дед,
Приходи к нам, мы не боимся,
У тебя за спиной мешок с подарками.

В общем, как и наши подобные песенки, довольно меркантильная новогодняя зазывалочка Деда Мороза с презентами!

С названием местного Деда Мороза вообще интересная история. Дело в том, что «Йоулу Пукке» в переводе с финского означает «рождественский козел». Именно поэтому на рождественских скандинавских открытках и сувенирах преобладает изображение запряженного в повозку ни оленя, ни лошадки, а именно празднично украшенного козла. Как известно, в образе Деда Мороза в нашем понимании впервые предстал Святой Николай. Как уж удалось скандинавам соединить два этих образа в известного нам нынче лапландского Деда Мороза, для меня так и осталось загадкой.

А еще мы выучили поздравление с Новым годом: «Оннелиста отта вуотта!»
Вообще финский язык показался мне довольно красивым, и каким-то особо звучным.
2. В сердце Финляндии

Коротая время за изучением (точнее коверканьем) финского языка, мы прибыли в Хельсинки.

На вокзале города мы поменяли евро на шведские кроны, поскольку 1 января в Стокгольме грозило нам закрытыми магазинами и обменными пунктами.

Затем мы осмотрели Сенатскую площадь с собором. За несколько минут свободного времени мы с Колей успели выбежать на одну из улиц Хельсинки, украшенную фонариками и горящими факелами, и сфотографироваться с чучелом оленя у сувенирного магазинчика.

Потом мы отправились к оригинальному памятнику композитору Яну Сибелиусу в виде органных труб и отдельно расположенной, летающей в облаках головы этого талантливого музыканта. Причем гид рассказала нам, что многие экскурсанты эти облака принимают за большие уши композитора.

На площади Темппелиаукио мы посетили церковь в скале, совсем не похожую на традиционные для нас здания религиозного культа и лично мне чем-то напомнившую не подобное заведение, а скорее планетарий. В церкви мы в изнеможении упали на скамьи прихожан, умиротворенные прелестными звуками играющего органа. Затем зашли в сувенирный магазин с рождественскими подарками, возле которого сфотографировались с очень милой фигуркой гнома.

Следующей достопримечательной остановкой на нашем пути был милый городок Турку с кафедральным лютеранским собором и высокой украшенной огоньками елкой рядом с ним. Темное небо города разрезали всполохи салютов и ракет, впервые позволившие вспомнить о том, что на дворе стояло 31 декабря, грозившее через несколько часов завершиться переходом в 2005 год.

В Турку мы провели совсем мало времени, поскольку спешили на терминал для загрузки на паром «Викинг Изабелла».

По пути проехали старинную средневековую крепость Турку белого цвета, ассоциировавшуюся скорее с административным зданием какой-то казармы, чем с крепостью.

3. Новый год на пароме.
Красно-белый многопалубный красавец уже ожидал своих пассажиров.

Первое, что не понравилось в каютах, это отсутствие горячей воды в душе, учитывая, что многие мечтали встретить Новый год чистыми. Причем, как оказалось впоследствии, у соседей были аналогичные проблемы. В итоге пришлось для мытья головы воспользоваться моей большой кружкой для кипячения чая, набирая в нее горячую воду из крана.

Новый год по московскому времени мы встретили дружными аплодисментами под дверьми ресторана парома, где группы толпились в ожидании доступа к шведскому столу. Причем казалось, что большинство пассажиров парома составляли именно российские граждане.

Валю из Екатеринбурга и Колю из Самары их местный Новый год застал гораздо раньше в перетаскивании вещей на паром, и пребывании в ванной соответственно.

Зато в поедании пищи мы встретили финский Новый год, а через час после этого и шведский.

Надо сказать, что шведский стол, конечно, поразил своим многообразием и обилием еды, но она не показалась нам особо вкусной. Белое и красное вино, которое мы набрали в первую очередь, заставив бокалами весь стол, подумав, что его может не достаться, нам не понравилось. Салаты тоже не вдохновили. Черная икра оказалась искусственной и не обладала знакомым с детства вкусом.

В общем, на ужине мне понравились лишь креветки и красная рыба. Но из-за стола мы вышли с чувством легкой неудовлетворенности. Ожидали большего!

Забегая вперед, скажу, что завтрак был представлен из тех же блюд, что и вечером, но в более скромном ассортименте. Да еще омрачили впечатление от завтрака сильно разбавленные водой яблочный и апельсиновый соки.

Во время ужина гид немного развлекла нас конкурсом из вопросов о Финляндии, за правильные ответы на которые местный Йеллоу пукке одаривал нас новогодними подарками в виде масок и мишуры. За ответ про финского бегуна Пааво Нурми, памятники которому стояли в Хельсинки и Турку и про которого я читала еще задолго до своей первой поездки в Скандинавию в книге Валерия Мироненко «Вокруг света на велосипеде», мне была вручена маска веселого медвежонка, надевающаяся на голову. Поскольку она была оранжевого цвета, то довольно сильно напоминала строительную каску, над чем мои друзья не преминули похихикать.

Песенку про Йеллоу пукке, так старательно изучаемую, подвыпивший народ так и не вспомнил, за исключением первой строчки, которую все дружно проорали, но призы, разумеется, не получили.

Само празднование Нового года на пароме показалось мне довольно скучным. Большую часть новогодней ночи туристам предстояло развлекать себя самим.

После новогоднего ужина мы отправились бродить по парому. Магазины уже были закрыты. Мы послушали живую музыку в одном из залов, которая тоже вскоре закончилась. Потом посетили дискотеку, откуда довольно быстро ушли из-за жуткого столпотворения пьяного люда на сравнительно малом пространстве.

Потом мы долго искали стеклянную стену парома в каком-нибудь темном зале, чтобы можно было романтично обозревать красивое ночное море, как я это делала в своем туре «Скандинавия+Париж» на пароме «Сильвия-лайн». Нашли единственный темный зал с креслами «дешевых мест» для пассажиров, которые не покупали на пароме билеты в каюты. Но увидев публику, которая спала на этих креслах, а то и на полу, расстелив одеяла и разложив свои тюки, мы решили не мешать и сразу ретировались оттуда.

Однако приподнятое вином настроение заставляло находить себе развлечения. И они были найдены Колей, хитроумно придумавшим катать по коридорам парома Валю и Свету, согласившихся на эту авантюру, на колясках для продуктов, пристроенных у дверей супермаркета. Коля катал весело визжащих девчонок с виражами и крутыми поворотами, превратив сие действо в своеобразный экстремальный аттракцион. Я в это время бегала за развлекающимися, щелкая Колиным фотоаппаратом.

Пару раз коляска выезжала в зону парома, где стояли его служащие, сообщавшие нам по-английски, что вообще-то эти тележки предназначены для продуктов. Но поскольку никаких действий при этом они не предпринимали, мы отвечали «Ок!» и быстро уезжали в безопасную часть парома.

4. Стокгольм и поездка в Упсалу

Ранним утром с больной, мало что соображающей головой, желающей лишь пить воды, а не слушать экскурсию по Стокгольму, мы спали в автобусе под умиротворяющий рассказ нашего бодрого гида о любимом мною городе. Мне было жутко обидно, что я пропускаю такую интересную экскурсию, поэтому я иногда через силу открывала глаза и пыталась сквозь дремоту послушать гида, но в отсутствие спичек они опять предательски слипались.

Чуть проснуться удалось лишь, когда нас высадили у здании городской ратуши, где проводятся банкеты нобелевских лауреатов. Мы немного пофотографировали там, хотя было еще темно, и снимки грозили не получиться. Я для фотографии безуспешно пыталась забраться на скульптуру лошади с надписью «Стокгольм», являющуюся неким символом города, принимая, по словам моих друзей, весьма эротические позы.

Для размена шведских крон на более мелкие в целях посещения прозаических заведений с маркировкой «WC», дробящих человечество на два противоположных пола, мы были завезены на железнодорожный вокзал. Там мы не преминули сфотографироваться со Светиком для антуража спящими на лавочке среди местного населения, ожидающего поезда или попросту бомжующего.

Видя состояние туристов, гид решила не проводить пешеходную экскурсию по улочкам Старого города и предложила отвезти нас в старую столицу Швеции — город Упсалу, куда экскурсия планировалась на следующий день.

Мы решили, что нам представился замечательный случай еще немного выспаться по дороге туда, да и на Стокгольм тогда отводился весь следующий день, и быстренько согласились на такое изменение планов.

Сонных туристов Упсала встретила бесснежным морозом. Вот тут-то мне и пригодился мой теплый шерстяной свитер, который занимал половину моего дорожного чемодана и до этого не раз вселял в меня крамольные мысли о бессмысленности его транспортирования в Европу.

К счастью, не подвели меня и каблуки, впервые взятые в подобную поездку. Если летом я свободно могу гонять по Европе в кроссовках и прочей удобной обуви, то зимой, привыкшая передвигаться в сапогах, либо туфлях (в офисе) от каблуков я так и не смогла отказаться и не пожалела об этом. И хотя дорожки, по которым приходилось бродить в городах Скандинавии, представляли собой скользкую наледь, они была посыпаны не едкими химическими реагентами, как у нас в Москве, делающими покупку дорогой обуви, моментально разъедаемой данными веществами, просто бессмысленной, а мелкими камушками, не дающими прохожим скользить по ней и травмироваться. Послать что-ли в Европу местных российских градоначальников, дабы перенять полезный опыт?

Мы осмотрели средневековый дворец короля Швеции Густава Васа, возвышающегося на холме, откуда открывался потрясающий вид на раскинувшийся внизу тихий и уютный городок с ботаническим садиком и самым большим в Скандинавии Кафедральным собором.

К сожалению, собор оказался закрыт, и мы маялись больше часа в ожидании, пока его двери распахнутся. В это время часть народа отправилась принимать пищу в ресторанчике при аквапарке «Fyrishov». Нас с Колей ассортимент предложенных там блюд «шведского стола» не вдохновил. Поэтому мы отобедали в автобусе собственными продуктами, благо из Москвы мы взяли их с избытком, кое-как объяснив водителю, услужливому и обаятельному финну Турке, впустить нас в теплое чрево нашего транспорта и предоставить доступ к кипятку.

Ожидание открытия Кафедрального собора стоило того. Внутри он был действительно великолепен своим убранством. И хотя мы уже привыкли к тому, что в европейских соборах у алтарной части стоят сверкающие гирляндами елки, в этот раз они выглядели особенно красиво, и весь собор сиял горящими свечами и огоньками. Праздничную атмосферу дополняли библейские фигурки, изображающие сцены Рождества.

На стенах часовенок собора красовались картины из жизни Густава Васа, о которой нам очень интересно поведала наш гид.

В одну из часовенок нас не пустили, там происходил обряд крещения младенца под звуки его плача, а также органа, пронзительно наполняющие своды собора.

Из собора мы отправились в старейший Университет Упсалы, где 1 января, как ни странно, в огромном лекционном зале в форме амфитеатра шли какие-то занятия. Здание как внутри, так и снаружи поразило своей монументальностью, старинными высокими сводами, мраморными колоннами, скульптурами на балкончиках второго этажа, куда вели массивные лестницы. На первом этаже стояла сияющая огоньками елка, под которую были складированы огромные коробки с подарками, перевязанные цветными лентами.

Во дворе Университета горели свечи, а неподалеку располагался камень викингов, исчерченный рунами.

После экскурсии по городу часть нашей группы отправилась в аквапарк, а остальным туристам было предоставлено свободное время. В данном случае для маленького городка его было с избытком, да еще холод давал о себе знать, поэтому мы немножко расстроились и желали вернуться в Стокгольм, тем более, что желающих посетить аквапарк было немного. Но в отсутствии иного выбора мы отправились бродить по улочкам этого милого уютного городка, украшенного огоньками, но, к сожалению, такого же бесснежного, как и все предыдущие города Скандинавии.

Мой босс, справлявший 2004 Новый год в Хельсинки, успел перед поездкой расстроить меня тем, что я зря ожидаю прибытия в рождественскую скандинавскую сказку со снегом, сугробами, с празднично-украшенными городами. В его поездку снега в столице Финляндии не было совсем, он лежал лишь в лесах пригорода, а Новый год, по его словам, европейцы отмечали гораздо скромнее, чем у нас.

Я, конечно, помнила об этом и все-таки, полазив по Интернету, и найдя фотографии заснеженных улиц Хельсинки и Стокгольма, надеялась, что моему директору просто не повезло с погодой.

Однако, обозревая впоследствии леса Финляндии и Швеции из окна автобуса, я видела не то, что снег, а какое-то малое количество снежной наледи и погода напоминала не разгар зимы, а скорее межсезонье.

При этом на рождественских европейских открытках с гномами, Санта-Клаусами и рождественскими козлами действительно наличествовали сугробы и заваленные снегом дома, что подтверждает вывод о знании жителей скандинавских городов о наличии такого атмосферного явления, как снег.

Европейские города, которые мы посещали, действительно были украшены крайне слабо по сравнению с Москвой. На малочисленно встречающихся елочках, как правило, лишь наличествовали одноцветные гирлянды, зажигающиеся в темное время суток. На главных улицах городов тоже висела череда лампочек, причем одинакового желтого цвета, а также встречались горящие факелы, свечи и старинные фонари.

Из скандинавских украшений, причастных к празднику, очень запомнились светящиеся практически в каждом окне домов свечи или электрические лампочки в виде свечей, расположенные на подсвечниках в форме треугольника.

Пожалуй, самыми яркими (в прямом и переносном смысле) впечатлениями о новогодней и рождественской Скандинавии для меня являются именно окна домов, светящиеся такими треугольничками.

Побродив по улочкам Упсалы, мы решили зайти погреться в одну из кофеен, из окна которой открывался вид на Кафедральный собор. Кафе оказалось обычной забегаловкой, где заказанное абсолютно невкусное мокко нам принесли в граненных стаканах, напоминавших школьную столовую. Выбранные пирожные тоже не произвели впечатления.

В общем, после «шведского стола» на пароме с суррогатной икрой, разбавленными водой соками, салатами из крупно порезанных овощей и пирожными с избытком крема, мы немного разочаровались в местной кухне. Конечно, хорошо, что кормят в Скандинавии обильно, но вот готовить им бы поучиться!

В Стокгольм мы вернулись поздним вечером и запланированная пешеходная экскурсия по улочкам Старого города (Гамла Стан) была перенесена на утро по многочисленным просьбам туристов, против предложений которых мы робко пытались выступить.

Пользуясь тем, что наш отель располагался в центре города, я решила все-таки вытащить нашу компанию на прогулку по вечерним улочкам Гамла Стан. Коля присоединиться к нам отказался, желая отдохнуть с дороги и прогуляться попозже. Впоследствии он рассказывал нам, что выйдя побродить по улочкам Стокгольма и поразившись огромному количеству хиппи, чернокожих и лиц явно нешведской национальности, какой-то беснующейся неформальной молодежи, он довольно скоро ретировался в отель и до Старого города так и не дошел.

Нас тоже шокировало огромное количество подобных прохожих, заполонивших улицы новой части города, где располагался наш отель.Но на Гамла Стан таких представителей было гораздо меньше, там в основном бродили туристы, да в кафе и барах сидели романтические парочки.

Вспомнилось, что гид на вопросы туристов о безопасности передвижения по ночному городу (кстати, скандинавы, наверное, посмеялись бы услышав такой вопрос из уст представителей, по их мнению, дикой и нецивилизованной России), напомнила, что Швеция держит чуть ли не первое место по количеству представителей сильного пола, обладающего нетрадиционной ориентацией. Мы дружно посмеялись и посоветовали молодым людям нашего автобуса быть осторожнее и не гулять по одиночке.

Уже минут через десять пешком от нашего отеля мы вышли к мостику, соединяющему новую часть города с Гамла Стан. Под ним грохотали электрички метрополитена, в котором Валя зазывала нас непременно прокатиться. Я была не против, решив пополнить им мой список посещения метро таких европейских столиц, как Париж, Рим и Прага.

Улочки Гамла Стан были хорошо освещены, в витринах сувенирных лавок стояли Деды морозы, гномы, эльфы, тролли, снеговики и прочие сказочные герои. Как ни странно с моим-то топографическим кретинизмом, мне удалось провести девчонок по главным улочкам Старого города, скульптурной композиции Швеции, рядом с которой расположен домик с крышей, на которой предположительно жил Карлсон, старинной церкви Рыцарского острова, обратной стороне Королевского дворца, бульвару с красивыми разноцветными домиками и фонтаном, такому уютному и сказочно красивому, что даже не верилось в его кровавое прошлое, в котором он служил местом казни.

Вот только не удалось мне выйти к колонне, воздвигнутой королем жителям города за охрану его царской семьи в его отсутствие, самой маленькой скульптуре в виде сидящего мальчика, которого нужно гладить по головке и загадывать желания, оставляя монетки, а также самой узкой улочке Стокгольма. Хотя, как оказалось впоследствии на утренней пешеходной экскурсии по Старому городу, бродили мы совсем рядом со всеми этими достопримечательностями, а самую узкую улочку проходили пару раз мимо.

Забегая вперед скажу, что мои мечты увидеть упоминаемую скульптурку мальчика, одетую в вязаные шапочки и шарфы, которые ему вяжут добрые местные жители в зимнее время, чтобы он не замерзал, так и не реализовались, поскольку погода позволяла мальчику свободно находиться на улице и без этих зимних аксессуаров.

Мы могли бы еще долго бродить по улочкам моего любимого города, но повинуясь зову уставшей Светы, были вынуждены отправиться в отель, по дороге все же решившись прокатиться на стокгольмском метро, благо одна из его станций находилась рядом с нашим отелем.

По карте метрополитена мы выбрали станции, путь через которые проходил с необходимостью выезда электрички на мосты ночного города.

Кое-как объяснившись с контроллером уже привычной нам далеко не шведской, а скорее какой-то арабской национальности, на входе в метро, что мы хотим проехать три станции и вернуться обратно, мы получили один длинный билет на троих со скидкой. При этом поездка три станции «туда и обратно» на каждого нам обошлась почти в 50 шведских крон. Для сравнения 9 крон = 1 евро. Такая дороговизна транспорта нас просто поразила. При этом судя по контингенту пассажиров, оно пользовалось популярностью лишь у малообеспеченных слоев населения, большинство которых было представлено все теми же неграми, арабами, а также неформальной многонациональной молодежью.

Толпы таких лиц, глазевших на нас, а также крайняя запутанность переходов на ветку метро, по которой мы только что ехали, чтобы вернуться обратно, с которыми мы немало намучились, прежде, чем поняли, как и куда нам возвращаться, смогли затмить впечатления от относительной чистоты и свежей яркой покраски стен и столбов станций метро. Хотелось поскорее из него выбраться и по возможности не дотрагиваться до различных частей вагонов, учитывая публику, которая в них ездит.

Выбравшись из чрева стокгольмского метрополитена, показавшего нам иную сторону жизни этого благоустроенного на вид города, мы поплелись в отель, встретив по дороге тусовку местной неопрятной молодежи с одинаковыми огромными термосами, которые они расставляли на импровизированном, покрытом клеенкой столе, собираясь вероятно устроить пикничок.

В отеле мы выпили вина, закусив его разнообразной путешествовавшей с нами снедью и легли спать.

Утром мы были разбужены барабанной дробью (!) ливневого дождя, мощными струями стекавшего по стеклу. На календаре было 2 января.

Оставалось лишь еще раз поразиться катаклизмам изменчивой зимней погоды Скандинавии.

К счастью, ко времени нашей пешеходной экскурсии по Гамла Стан дождик закончился, и на улице воцарилась по-сентябрьски теплая погода.

После экскурсии мы отправились на остров Юргорден, изобилующий большим количеством интересных музеев. В свою прошлую поездку я посетила расположенный там музей сказок любимой писательницы Астрид Линдгрен «Юнибакен». В этот раз мне очень хотелось побродить по расположенному под открытым небом этнографическому музею «Скансен», куда я активно зазывала нашу компанию. Но до этого мы отправились в музей «Васа» — затонувшего корабля шведской династии. Поначалу идея посещения этого музея меня не очень вдохновила, но, учитывая, что экскурсию по нему должна была вести наш гид Елена Фокина, я решила все же его посетить, и не пожалела об этом.

Мы увидели поднятый со дна морского огромный старинный парусник, отреставрированный и представленный на обозрение экскурсантов. Также осмотрели его различные макеты, воссоздающие картины кораблекрушения, сцены с фигурками матросов с этого корабля и граждан в ужасе наблюдающих трагедию с берега (он затонул почти сразу после отплытия из-за неправильной конструкции), побродили по воссозданным макетам его трюма и палубы, посмотрели леденящий душу видеоролик о кораблекрушении, послушали замечательный рассказ нашего гида, и прониклись этой трагической историей.

В назначенное время мы не стали возвращаться к автобусу для отъезда в Старый город с целью присутствия на торжественной церемонии смены караула у Королевского дворца. На меня сие театрализованное представление, проходившее осенью, не произвело впечатления еще в первый мой визит в Стокгольм. В зимнее же время, по словам нашего гида, оно выглядело еще скромнее, и я не посчитала нужным на нем присутствовать, убедив в этом остальных.

Поэтому мы отправились в Скансен, попутно снимая великолепное здание исторического музея народов Севера, здание цирка, выполненную под старину телефонную будку и прочие интересные объекты, которыми изобилует этот чудесный город.

Скансен был основан в 1872 году, как музей, собравший под открытым небом многочисленные старинные постройки, свезенные со всех концов Швеции. На его огромной территории располагаются вольеры с животными, населяющими шведскую землю, здания почты, торговых лавок кустарного производства, магазинов, кузниц, церквей, воссозданные северные деревни из рубленых домов с хозяйственными постройками, хлевом для животных и колодцами-журавлями. Причем в домах была воссоздана атмосфера быта живших там людей, а в административных зданиях вполне рабочий уклад того времени.

По территории музея бродили мужчины и женщины, наряженные в одежды прошлого века. Причем они таскали с собой какие-то крынки, ведра, плетеные корзины, что создавало впечатление, будто мы действительно попали в прошлые века, где идет своя жизнь, за которой мы наблюдаем словно через глазок машины времени.

Так, в одном из домов на печи в чугунках женщина в старинном одеянии готовила обед, помешивая угольки, а в гостиной стояла наряженная елка и стол с разложенными приборами. В лавках торговцы делали вид, что зазывают покупателей, раскладывая свой товар. На почте лежали конверты, перевязанные сургучом, висела черная древняя трубка, вся стена состояла из деревянных массивных ящиков с письмами.

Вспоминались сцены из произведения Астрид Линдгрен про озорника Эмиля. А ведь этот постреленок наверняка жил именно в такой деревушке!

На входе в музей мы купили карту Скансена и бродили по парку целенаправленно, полагая, что на его полный осмотр не хватит времени.

Жаль, что из-за зимы много зданий было закрыто. Да и в вольерах остались лишь самые стойкие животные: совы, цапли, горные козочки, коровы и приземистые понурые лошадки с грустными глазами, лисы, зубры, лось, россомаха, морские тюлени — такие же попрошайки, как наши отечественные, выглядывающие из воды и позирующие немногочисленной публике в ожидании лакомства.

Скансен располагался на холме, откуда открывался потрясающий вид на раскинувшийся внизу Стокгольм с его причудливыми фигурными крышами.

Пока мы гуляли по музею на редкость теплая для 2 января погода сменилась морозом и пронзительным ветром. Напоследок перед выходом из музея мы зашли в кафе и распили там горячий шоколад с собственными, позаимствованными с утреннего «шведского стола» сладостями, а я купила себе еще ватно-силиконовую булочку. Горячий шоколад был разбавленным, хуже, чем в московском Макдональдсе, но зато старинный антураж кафе затмил негатив от его вкуса.

По Скансену можно было бы гулять весь день, наслаждаясь потрясающим царящим здесь духом старины, но девчата торопились по магазинам, и вероятно в душе давно уже завидовали Коле, который не пошел по музеям, а отправился сразу за покупками.

Я же решила окончательно влюбить девчонок в милый моему сердцу Стокгольм и провела их пешком набережными от Юргордена до пешеходной торговой улицы Королевы — Дроттингатан.

Света спешила и боялась не успеть по магазинам, хотя тоже наслаждалась по дороге видами потрясающих набережных Стокгольма с причаленными катерами и домами, в окнах которых светились треугольнички рождественских светильников. Валя же неустанно фотографировала, чем, к моему удовольствию, тормозила наш забег по вечернему городу.

Добрались мы до Дроттингатан менее, чем за полтора часа. Тут Света нас покинула, отправившись по магазинам одежды, а мы с Валей бродили по улочке, заглядывая в сувенирные лавки — Валя для закупок, а я из любопытства и желания сфотографироваться с очередной богато украшенной рождественской витриной.

Около семи вечера мы встретились со Светой, вернулись в Старый город и коротали на набережной Стокгольма у Королевского дворца последние минуты до отправления в обратный путь, наслаждаясь созерцанием искрящихся огнями улиц рождественской шведской столицы.

5. В обратный путь.
А дальше опять был паром, на этот раз «Викинг Аморелла».

От предыдущего он ничем не отличался, разве, что народу на дискотеках было поменьше, и на пароме почему-то жутко качало, так, что, по абсолютно точному выражению Светы: «танцевали мы не то, что хотели».

Другие развлечения на пароме также отсутствовали и он погрузился в сон еще быстрее предыдущего, поэтому мы опять развлекали себя сами.

Помня о том, что вино за прошлым ужином нам не слишком понравилось, на это раз за «шведским столом» мы активно налегали на пиво, которое показалось мне довольно вкусным.

Ночь на этом пароме я помню плохо. Спали мы от силы часа полтора. Да еще я ужасно себя чувствовала то ли от выпитого пива, то ли от чудовищной (впервые за все время моих путешествий на паромах) качки.

Поэтому на завтрак утром я явилась лишь для проформы, и съесть ничего не смогла.

Но такое ужасное состояние было не только у меня. По парому бродили невыспавшиеся, зеленоватых оттенков туристы.

Когда утром мы с Колей открыли дверь каюты, перед нами проплыла по коридору огромная, совершенно безразмерная женская задняя часть с бесчисленным количеством пышных, шуршащих юбок. Перед моими глазами сразу встали картины из фильмов «Рабыня Изаура», образ служанки Скарлетт Мамми из «Унесенных ветром». Мы с Колей переглянулись, слабо веря в реальность происходящего, и он удивленно спросил: «Ты это тоже видела?»

Впоследствии оказалось, что эта темнокожая индианка с маленьким ребенком досталась в соседки одним нашим туристкам, и проснулись они утром не по будильнику, а от звука одевания ею многочисленных шуршащих юбок. Мы в очередной раз порадовались, что нас в каютах комплект из четырех дружественных персон и мы обошлись без подселения.

Затем в лифт к нам зашел темнокожий обкуренный хиппи, который махал руками и что-то балабонил на непонятном нам языке. «We don`t understand», — хмуро сказал Коля. Хиппи почему-то очень обрадовался этому, и после завтрака нагнал меня и бежал вслед до самой каюты, крича: «Kiss me!» но, к счастью, держа дистанцию.

Всю дорогу до Хельсинки я проспала.

Когда мы, наконец, до него доехали, в городе светило яркое солнышко на фоне безумно синего неба, которое бывает у нас разве что в конце марта.

Мы немного прогулялись по Эспланаде, дошли до рынка на набережной, где девчата опять закупили сувениры. Затем Света с Валей зависли в одном из магазинов, где шла распродажа одежды, я тупо бродила по нему из любопытства и состояния, не дающего гулять по городу самостоятельно.

Надо сказать, что я давно уже не закупаю никаких бестолковых сувениров в городах, типа открыток, магнитиков, игрушек, понимая, что все это потом будет бесполезно пылиться на полках моих друзей. Мои сотрудники по работе и родители уже после первых моих поездок ясно дали понять, что они хотят лишь вкусные презенты и всегда напутствуют меня в дорогу: «Только не вези какой-нибудь фигни!» Поэтому я традиционно привожу в Москву из Европы национальные спиртные напитки и какие-нибудь традиционные сладости, а также конкретные заказы близких мне людей, когда они все-таки случаются.

Хождение же по магазинам в поисках одежды считаю бесполезной тратой времени, поскольку все это можно купить в Москве, пусть даже немного подороже.

К тому же, покупаю я лишь действительно понравившиеся мне вещи, а их и за границей ни сразу отыщешь.

Напоследок мы отправились с Валей в крупнейший универмаг Хельсинки «Стокманн». Но побродив там по этажам, также посчитали его складом в одном месте самых разнообразных вещей и ничего покупать не стали.

Финско-российскую границу миновали довольно быстро и безо всяких проблем.

По нашей просьбе гид сделала остановку в Выборге, где мы не останавливались в прошлый раз из-за желания скорее пройти границу. В Выборге я очень хотела поснимать набережную с его красивым дорогим отелем, парусником викингов и видом на крепость. Еще в прошлой моей поездке по Скандинавии наш гид Баранкова Наталья рассказывала нам, что в темное время суток в окошечке крепости живущее в ней привидение зажигает свечку, и особенно красиво это выглядит на рождественские праздники. Проезжая мимо крепости, свечки мы так и не увидели — видимо привидение тоже притомилось. А вот зимнюю набережную мне все же хотелось сфотографировать. Но здесь меня также ждало жесокое разочарование, подход к набережной был перекрыт стоянкой автомашин и огромными лужами. Пока мы пробирались через эти препятствия подошло время отхода автобуса, и пришлось вернуться ни с чем.

В Питер мы прибыли довольно поздно, а уже в четыре утра наш водитель Турка собирался забирать следующую тургруппу по аналогичному маршруту, поэтому обещанной нашим гидом экскурсии по Питеру при наличии достаточного количества времени, так и не случилось. А жаль! Несмотря на мой уже четвертый визит сюда, уверена, что рассказ нашего чудесного гида про свой родной город наверняка существенно пополнил бы мой багаж знаний об этой северной столице.

У вокзала мы попрощались с милым Туркой, всегда по утрам бежавшим к нам навстречу, желая помочь уложить чемоданы в багаж, дружно поаплодировали, поблагодарив его за безупречную работу. А он под руководством нашего гида, пусть даже с сильным акцентом смог довольно внятно произнести: «Спасибо, до свидания!»

Потом мы еще больше часа стояли на вокзале, сгрудившись вокруг Петра I и нашего гида Елены Фокиной, ожидая прибытия ночного поезда «Санкт-Петербург — Москва», а также гида параллельной группы Рябикиной Екатерины, в руки которой мы должны были быть переданы для транспортирования в столицу нашей родины.

Темный вагон встретил нас холодом, и, несмотря на наши неоднократные визиты к проводнице, в нем так и не затопили. Мы были вынуждены спать в одежде, предварительно согревшись (если можно так сказать) оставшейся бутылкой шампанского, а также продуктами, которые мы так и не успели доесть за всю нашу поездку.

В Москву мы почти все прибыли с простудой.

В городе тоже было слякотно. У трёх вокзалов стоял огромный зеленый разукрашенный треугольник, сделанный то ли из бумаги, то ли еще из какого-то материала, имитирующий ёлку. По улицам бродили серые люди, а в воздухе витала атмосфера посленовогодья.

В этот день я была такой уставшей, что не разбирая чемоданов, прямо в одежде ненадолго решила прикорнуть на диванчике. Проснулась я только на следующее утро, проспав (!) 16 часов.

А на следующий вечер я выехала в центр города и увидела украшенную Москву, переливающиеся огоньками разноцветные гирлянды на елках, заснеженные пусть и с мокрыми, бурыми разводами улицы. И главное, с неба сыпались большие мокрые снежинки, те самые, которых нам так не хватало в Скандинавии, чтобы почувствовать атмосферу Нового года, который мы так привыкли встречать именно в зимнем обличье.

6. Подводя итоги.

Еще раз скажу, что в целом поездкой мы остались довольны, но хочу обратить внимание на некоторые моменты (конечно, это субъективная оценка), которые являясь важными для некоторых туристов, могут предотвратить их от отправления в подобный тур, и они останутся дома, дабы не портить праздничное настроение другим туристам. К счастью, в нашем автобусе все довольно быстро перезнакомились и недовольных, и скучающих почти не было.

1. Усталость и недосып преследовали нас всю поездку.

Несмотря на то, что в других автобусных турах мы гораздо позже приезжали в отели и на сон оставалось совсем мало времени, в этом туре из-за ночей, которые мы проводили в праздновании, а также зимнего холодного времени с быстро надвигающимися сумерками, мы очень мало спали в ночное время, компенсируя это сном в автобусе, весьма нежелательным, поскольку всегда хотелось обозревать пейзажи за окном, а также слушать интересные рассказы гида.

Особенно тяжко было слушать экскурсионную программу по Стокгольму ранним утром 1 января. Все спали, и думаю никто ничего не запомнил. Вечером того дня безумно хотелось ее повторить. И лучше бы мы прямо утром отправились в Упсалу, а экскурсии по Стокгольму провели бы по возвращению.

Поэтому из данного шестидневного тура я вернулась гораздо более уставшая, чем обычно возвращаюсь из шестнадцатидневных поездок.

Видимо, автобусные передвижения воспринимаются мною тяжелее.
2. Не хватало снежной зимы.

Поэтому ощущение присутствия в скандинавской новогодней сказке оказалось немного размыто.

Впоследствии я прочитала в Интернете отзыв одного туриста, который ездил по Скандинавии в феврале и очень ярко и восторженно передал свое наслаждение заснеженными улицами, сугробами и снежинками увиденных городов.

3. Скукота на паромах и отсутствие развлекательной программы.

Туристам, отправляющимся по данной программе, надо быть готовыми развлекать себя самостоятельно. Магазины и дискотеки сворачиваются очень рано.

И лучше все же путешествовать на пароме «Силья-Лайн».
«Викинг» поменьше размерами и развлекательных заведений там немного.
Вот, пожалуй, и все! Легких Вам дорог и побольше путешествий!
А я уже листаю каталог и строю планы на майские…
© С.В.Пулинец, 2005 г.

Комментарий автора:Развлечения были найдены Колей, хитроумно придумавшим катать по коридорам парома Валю и Свету, согласившихся на эту авантюру, на колясках для продуктов, пристроенных у дверей супермаркета.

| 30.03.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий