Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Сейшелы >> Сейшельские о-ва, Маэ, Berjaya Beau Vallon Bay Beach.


Забронируй отель на Сейшелах по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Сейшельские о-ва, Маэ, Berjaya Beau Vallon Bay Beach.

Сейшелы

Сейшелы — впервые я услышала название этих островов от моего мужа. Он сказал, что его начальник планирует с женой новогоднюю поездку в какое-нибудь экзотическое место и предлагает нам составить компанию. С тех пор прошло уже почти восемь лет. Время постаралось стереть из памяти многое, но кое-что все же сохранилось. В качестве преамбулы, можно сказать, что мы расписались и старательно откладывали деньги на свою собственную квартирку. Как и положено, в молодости, дилемма квартира или Сейшелы решилась в пользу островов. Так что к стоимости поездки можно смело добавить, последовавшие после этого незабываемого, Нового года пять лет совместной жизни с нашими родителями. Не знаю, если бы сейчас все начать сначала, остался бы наш выбор тем же или нет. Но молодость тем и хороша, что можно совершать дерзкие, порой, безумные поступки, а потом, спустя годы, с улыбкой вспоминать о них.

Мы купили тур заблаговременно, еще в августе, но объявить родственникам о своих планах отважились уже перед самым выездом. Это теперь Сейшельские острова, Мальдивы, Маврикий ни для кого не являются такой уж загадкой, а тогда мы лишь знали то, что написано в энциклопедии: там социализм и неагрессивная флора и фауна.

Мы летели самолетами Люфтганзы, и перелет был с остановкой во Франкфурте. После прогулки по аэропорту (во Франкфурте большой дюти фри), мы прошли на посадку в аэробус. Если не ошибаюсь, он был двухэтажным, во всяком случае, очень большим. Лететь предстояло девять часов. Мы выбрали салон для некурящих, а значит, всюду были дети. Ох… Бедняжки, они не знали, куда себя деть: кричали, носились, стучали по креслам. Родители нервничали, дергали своих чад, но еще озабоченнее и нервнее выглядели их соседи по креслам. Перед каждыми тремя или четырьмя рядами были телевизоры, правда, фильмы крутили на английском и немецком. И мы смотрели только один канал — местный, показывавший путь, по которому мы следовали. Мы долетели, чуть ли не до середины Африки, а потом, где-то в районе Экватора резко повернули в сторону Индийского океана, и на экране на долгие часы застыла одна картинка: синий фон океана, который пересекает маленький самолетик, оставляя за собой прямую линию. Ночью нам выдали надувные подушки и пледы, и большинство пассажиров, скрючившись, согнувшись, кто как смог, постарались заснуть. Самые крепкие продолжали бесплатную вечеринку, уничтожая запасы крепких спиртных напитков; к концу перелета они были хороши, и с трудом ориентировались в обстановке.

К утру, картинка на экране не изменилась ничуть. Нас умыли (раздали горячие мокрые ароматизированные полотенца), покормили сытным завтраком, к слову сказать, ужин был не хуже. Поскольку по времени мы должны были уже приближаться к цели, все, кто мог, припали носами к иллюминаторам, но за стеклом видно было лишь облака. И вдруг, самолет нырнул под пуховое покрывало, и оно вмиг заалело, расцвеченное лучами просыпающегося солнца. Внизу появилась маленькая точечка, которая приближалась, увеличиваясь. Кто-то первым огласил: «Я вижу остров!». Да, крохотное блюдечко внизу на изумрудной поверхности и было островом, к которому мы все стремились. А спустя несколько минут в салоне стало очень тихо: коротенькая взлетная полоса внушала почтительный страх. Самолет покружил вокруг острова, а затем, как НЛО замер на мгновение и резко, без малейшего отклонения в сторону, со снайперской точностью спустился вниз по вертикальной линии, после чего, крякнув, плюхнулся, на землю, пробежал пару метров и резко встал, как вкопанный. Аплодисментов, подобных тем, что были адресованы пилотам, наверное, не удостаивался и Шаляпин.

С трудом дождавшись, пока освободится бизнес-класс, мы спешили покинуть салон. На календаре — конец декабря, и все мы ехали из зимы. Многие решили не снимать куртки и сапоги, чтобы меньше тащить вещей. В самолете стояла невыносимая духота, очень хотелось выйти на улицу и вздохнуть полной грудью. Я без сумок пошла вперед к выходу и налетела на спину впереди идущего мужчины, а он растерянно обернулся и, как-то странно попятился, потом медленно и, уже обреченно, вышел. Мне, наконец, удалось высунуться на улицу… Вот тут я в точности повторила телодвижения только что вышедшего человека, и на меня тоже налетел шедший за мной с сумками мой муж. Оказывается, вздохнуть за пределами салона было совсем невозможно. На улице была настоящая парная баня. Обливаясь потом, тяжело дыша, толпа устремилась к маленькому зданию аэропорта. Люди с тоской оглядывались на самолет. Духота, казавшаяся за минуту до выхода, невыносимой, теперь представлялась желанной прохладой. Всюду стоял резкий запах гремучей смеси экзотических цветов, подгоревших креветок, соли и еще многого другого. Кто-то простонал: «Кто знает, когда ближайший рейс домой?» Этот бедолага озвучил вслух то, что каждый думал про себя.

 В аэропорту мы отстояли в очереди, проставили визы и грустно поплелись за багажом. Здесь нас разыскала встречающая дама. Она показала нам какой-то небольшой «лазик» и сказала, что это и есть наш автобус. Проклиная свою глупость, мы влезли в это авто. И… о чудо! В автобусе была волшебная прохлада, кондиционеры журчали как весенние роднички. Мы немного приободрились. Дождавшись всех, наш автобус тронулся в путь. «Тронулся» звучит не точно, потому что он взвился с огромной скоростью. Позже мы узнали, что сейшельцы учатся в школе двенадцать лет, из них последние два года девочек учат домашнему хозяйству, а мальчиков — вождению. Поэтому каждый уважающий себя сейшелец не ездит, а летает по узким извивающимся дорогам. Каждый раз пассажиры ахали, завидев несущийся навстречу автомобиль, и облегченно вздыхали, когда он проезжал мимо. Пожалуй, никто и не обращал внимания на окружающую красоту. Мы ехали прямо над океаном, а слева за окном мелькали пальмы.

Отель «Берджая» походил на крытую бамбуком хижину, только больших размеров. Нам дали ключи от номера. Мы еле тащили ноги по лестнице. Отель двухэтажный и лифта не имеет. На белых стенах вальяжно восседали маленькие ящерицы. При первой встрече мы друг друга испугали, однако, после знакомства наши взаимоотношения стали более дружескими. Надо учесть, что для нас эта поездка за границу была первой. Перед этим мы ездили дикарями в Крым. Так что комнатка метров пятнадцати со скромной сантехникой в крохотном санузле нас впечатлила комфортом. В номере было очень жарко, но минут через десять мощный кондиционер охладил воздух. Балкона не было, но не думаю, что у нас было бы желание сидеть на солнцепеке.

Вечер в ресторане мы начали с того, что попробовали блюда из плодов хлебного дерева (по вкусу оно напоминает варенную мерзлую картошку, но стоит попробовать), креветки, жаренные на пальмовом масле (если честно, то не очень вкусно), и еще многое другое. Торты и пироженные были восхитительны, благодаря этому в конце нашего отпуска мы сильно растолстели. Самым большим дефицитом на Сейшелах является картошка, яблоки и, как ни странно, морские продукты и соль. Конечно, морские продукты можно было купить на рынке в Виктории, но где же их готовить? Маленький стаканчик яблочного сока стоил больше десяти долларов в баре, кстати, спиртные напитки на острове тоже раз в пять дороже, чем дома. Так как на Сейшелах нет источников с пресной водой, сейшельцы собирают дождевую воду в огромные цистерны, отстаивают, фильтруют и бутылируют. Вода мало чем отличалась от дистиллированной, поэтому уже через несколько дней сильно хотелось есть соль ложкой. Почему-то она была абсолютно несоленой, и еда от этого казалась какой-то пресной. Но все это мы узнавали постепенно.

Встреча с океаном тоже произошла в первый же наш вечер. После ужина мы бродили по безлюдному пляжу, уже наслаждаясь запахом, который так неприятно поразил нас в первые минуты приезда. Запахи на Сейшелах почти не растворяются, поэтому они надолго зависают в воздухе, смешиваясь друг с другом и создавая неповторимую и незабываемую смесь. Я разулась и пошла в воду. Это было великолепно. Теплый, изумительно спокойный океан нежно плескался у ног. Я сильно сожалела, что не умею плавать, а то непременно искупалась бы. Было удивительно, что ни у кого такого желания, по-видимому, не возникло. Возвращаясь в отель, я спросила у охранника: «Почему никто не купается, ведь океан такой теплый?». Ответ был краток: «Акулы». Оказывается, хоть вокруг Бювалона коралловые рифы, ночью маленькие акулы все же пробираются к берегу. Пожалуй, стоит взять на вооружение правило: не лезь в воду темной ночью в незнакомый водоем.

Завтрак проходил в том же ресторане, что и ужин. Это навес, примыкающий к общему зданию с вентиляторами огромных размеров под потолком. Теперь за столами вместе с постояльцами пристраивались горластые нахлебники: птицы всевозможных цветов. По форме они очень похожи на наших сереньких воробьев, смекалкой и наглостью тоже, но вот расцветка! Желтые, зеленые, красные. Маленькие, шустрые, так и норовят утащить со стола что-нибудь повкуснее. А по длинному пустому столу прохаживался белый журавль, как потом оказалось, завсегдатай ресторана.

Сразу после завтрака мы поехали на экскурсию к пляжу Интенданс. Белая песчаная коса тянулась далеко, упираясь в горы. Вдоль берега росли огромные пальмы, склоняясь почти к самому океану, который соблазнительно пенился и бурлил. В миг все переоделись и кинулись плавать. Я очень боюсь воды, поэтому скромненько встала у самой кромки. Однако волна подкралась будто бы из вредности и, приподнявшись сбила меня с ног, а следующая догнала и стукнула меня больно по голове. Соленющая вода сразу же попала мне в нос, в рот, в уши, а песок умудрился тут же залезть в самые укромные части купальника. Кто-то вдали вообще лишился плавок: противный старикашка-океан никого не обошел своим вниманием, для каждого придумал коварный трюк.

Мужчины резвились, как дети, катаясь на волнах. Они отплывали от берега, поджидали волну, а потом, как на белых конях, вместе с пеной неслись к берегу. Веселая картинка! Мой муж решил, что я непременно должна испытать это счастье. Думаю, что свой ум я в тот день заперла в сейфе, чтоб не потерять, потому и согласилась прокатиться. Мы взялись крепко за руки и стали медленно продвигаться по песку от края. Чтобы мне не было страшно, мы шли спиной. В самый ответственный момент, когда муж скомандовал: «Волна!», — я обернулась… Огромная махина, размером с многоэтажку с большим ускорением надвигалась на меня. Я бросилась к берегу, но где там. Шлепнулась. В этот момент я почувствовала удар чудовищной силы. Я попыталась бороться, но это лишь ухудшило мое положение. Помню как меня что-то крутило, мяло, било, сжимало, заламывало мне руки, когда я старалась ухватиться за дно… Когда это нечто выжало из меня последние капли сил, и я решила, что встретила свой последний миг, оно выкинуло меня на берег, как ненужный хлам, да еще и кокетливо шлепнуло по спине. Я отползла на безопасное расстояние и посмотрела на мужа и наших друзей — они хохотали до слез. Оказывается, вся эта борьба проходила на глазах у изумленной публики всего в каких-то полутора метрах от берега, где вода доходит до колена. В результате этого эксперимента я вывихнула руку и осипла, потому что орала как пожарная сирена. Соль разъела мне нос и, казалось, он распух, а глаза так щипало, что я света белого не видела. Больше меня никто не мог уговорить отойти от берега хоть на шаг.

Следующий день у нас был свободным от экскурсий, и мы решили подзапастись солнечной энергией на целую зиму. Поэтому с утра отправились загорать. Следует заметить, что дома я забыла купить солнцезащитный крем. И за два дня никто нам даже не намекнул, насколько опасно солнце на коралловых островах. Мы подтащили лежаки под пальмы и улеглись. Муж подставлял свой нос и ноги под солнышко, а я залезла поглубже в тень и тихонечко дремала. Когда спину стало немного припекать, я перевернулась и теперь лежала животом кверху. Ветерок ласково поглаживал все тело, а солнышко было таким добрым и нежным, что я чувствовала себя в раю. Знаю точно, что на солнце нельзя находится больше часа, в тени можно побыть чуть больше, поэтому к одиннадцати часам мы уже отправились в номер, с тем что бы после обеда выйти на пляж снова.

Что произошло через несколько часов, описать трудно. Мы с мужем стали краснющими, кожа горела так, как будто ее прогладили раскаленным утюгом. Мы не могли двигаться, не могли лежать. У мужа прижарился живот, ноги и лицо, спину он не подставлял, потому что не любит читать лежа на животе. Но я по всем правилам кулинарии обжарила полностью себя с одной стороны, а затем перевернулась и пропеклась с другой. Мы мазались календулой, кремами, но тщетно. К утру мы распухли, а водянистые волдыри покрывали нас с ног до самой макушки, даже губы превратились в пузыри. В довершение удовольствия — это было 31 декабря.

Вечером мы кое-как переоделись и отправились на гала-ужин. То ли состояние наше было хуже некуда, то ли все действительно было организовано ужасно, затрудняюсь теперь определить. Народ собрался, наверное, со всего острова. Столы стояли длинными рядами. Люди сидели тесно прижимаясь друг к другу. Все орали, свистели, дудели в дудки. Надо ли говорить, что мы с мужем выдержать это уже не смогли. Выпив по бокалу шампанского, мы вернулись в номер, где прострадали еще несколько дней. А именно: муж три дня, а я целых шесть. Еда не лезла не только в рот, но даже в голову. Единственное, хотелось все время пить. Замечу, что имея столь печальный опыт, мы с мужем теперь пользуемся везде, где есть намек на солнце, кремами, с защитными эффектом на 64 (для младенцев). Отправляясь на отдых к экзотическим островам, надо помнить, что солнце там встает сразу в зенит, да еще и отражается от кораллового песка. Поэтому здесь точно не действуют правила, пригодные в Крыму или даже на средиземноморье. Крем — всегда, крем — везде, вот лозунг мой и мужа (или солнца).

После выздоровления, мы вернулись к нормальному образу отдыха: съездили в ботанический сад, на дайвинг, в горы и в отель «Плантейшн» (живописное место, правда у берега множество морских ежей), в котором проходил конкурс «Мисс Вселенная», прогулялись на катере с прозрачным дном к соседним островам.

 В ботанический сад стоит обязательно поехать, хотя бы потому, что на Маэ это одно из немногих мест, где точно можно увидеть знаменитый кокос «Коко де мер». В природе, кроме Сейшельских островов, это растение больше нельзя встретить нигде. Сейшельцы утверждают, что именно их остров и есть осколком райского Эдема, а Коко де мер — древо познания, с которого и началось людское грехопадение. Эти деревья всегда растут парами: мужское и женское. Плоды их уникальны по своей форме: плод с женского дерева повторяет форму нижней части женского тела, а плод с мужского дерева — соответственно копирует мужские отличительные признаки. Мы с мужем жалеем, что пожадничали и не купили себе живой сувенир (хотя вывозить дерево с островов нельзя, насчет плодов не помню точно). По вкусу этот кокос не отличается от своих обыкновенных собратьев.

Красоту Сейшельских островов можно описывать бесконечно. Здесь все наслаждается покоем и умиротворенностью. Когда океан спокоен, то стоя в воде можно кормить маленьких прозрачных и разноцветных рыбок, а они так забавно тычутся носами в ноги. Однако не стоит забывать, что среди кораллов плавают рыбки разные. Они могут быть золотыми, но с острыми зубами, лучше не подставлять им пальцы, а то могут куснуть. Еще на Сейшелах живут огромные сухопутные черепахи, конечно, морские гиганты тоже есть. Муж часто вспоминает, как он катался под водой на одной из них.

Сейшелы — удивительный мир. Здесь можно считать все особенным или необыкновенным. Например, поражает нерасторопность местных жителей, граничащая со всеобъемлющей ленью. Здесь на чайных плантациях женщины собирают чай лежа и не более двух — трех часов в день. Мы специально понаблюдали за плавными, застывающими движениями рук сборщиц. Где-то на третьем или четвертом сорванном листочке чая, у меня лопнуло терпение, показалось, что еще один листик — и день закончится. Только на Сейшельских островах люди ждут, пока кокосы сами свалятся с дерева.

С нами приключилась забавная история в первые дни отдыха, она очень хорошо иллюстрирует характер сейшельцев. Вернувшись в номер, мы увидели на стене огромного черного тропического таракана. Он был таких устрашающих размеров, что мы выскочили из комнаты и побежали к рецепции за помощью. Нас заверили, что сейчас красавца выгонят. Прокравшись в номер на цыпочках, мы, притаившись ждали спасателей. С полчаса никто не приходил. Я попыталась выгнать незваного гостя зонтиком, но оказалось, что он еще и летает. С криками «Он нас сейчас съест!», муж спрятался под одеяло, а я позвонила администратору снова, и тот заверил, что горничные ушли к нам в номер сразу же. (В этом месте у нас с мужем возникает маленькое разногласие: я утверждаю, что с зонтиком за тараканом бегала сама, а муж говорит, что он. Не могу представить, как можно было одновременно сидеть под одеялом и фехтовать? Справедливости ради замечу, что одеяла муж не отрицает). Прошло еще с полчаса. За дверью послышались звуки: шарх…(пауза), шарх… (пауза), и так до бесконечности. Прошло еще минут пять. Медленно открылась дверь. У входа стояли две большие женщины: одна — с баллончиком, другая — с веником и совком. Деловито поинтересовались, где нарушитель и, не глядя на нас, также шаркая с длиннющими паузами, они подошли к стене. Одна медленно подняла руку, прыснула из баллончика, опустила руку. Вторая еще медленнее наклонилось, смела таракана в совочек. Улыбаясь, они пошаркали из комнаты, и еще долго слышались характерные звуки удаляющихся шагов.

Конечно, как и во многих отелях, нас обсчитали пару раз в ресторане и дописали несколько счетов, но об этом теперь вспомнилось лишь как о легком штрихе, который, однако, не портит общего впечатления от всей картины путешествия. Удивительно другое: я до сих пор помню запахи и звуки Сейшел. И, наверное, если бы пришлось снова выбирать, как восемь лет назад между отдыхом на этом осколочке Эдема и квартирой, мы бы снова предпочли поездку.

Автор Незнакомка (&Sergey)

| 02.09.2004 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий