Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Россия >> Суздаль >> Особенности национального туризма (2 часть)


Забронируй отель в Суздале по лучшей цене!

Дата заезда Дата отъезда  

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Особенности национального туризма (2 часть)

РоссияСуздаль

И часов в шесть мы въехали в…
Суздаль

Поскольку ГТК расположен рядом со въездом в город, ничего особенного за окнами рассмотреть не удалось. Только проехали небольшие мотельчики для туристов-«полудикарей» и сразу показалась невысокая, широко распластавшаяся по земле гостиница. Народ вскочил, затолкался у выхода, расхватал чемоданы и с гиканьем бросился внутрь, к стойке регистрации. Санечка мужественно бросился вслед. Ну, а за ним и я поплелась.
Зданию единственной в городе приличной гостиницы скоро стукнет тридцать лет. Конечно, в свои юные годы она поражала воображение попавших сюда (подозреваю, что зачастую с большими трудностями и по большому блату). Конечно, сейчас она уже не та, однако совсем сильно еще не обветшала и вполне подходит для туристического жилья.
Что поражает при входе, так это вестибюль (жертва гигантомании семидесятых годов). При чем на всей этой огромной территории расставлены ряды пластмассовых стульчиков точно как в зале ожидания не самого роскошного Московского вокзала. Как и положено советским монстрам архитектуры тех лет, света в вестибюле ровно столько, чтобы не сталкиваться впотьмах с остальными постояльцами. Так что процесс заполнения анкет для поселения занял много времени, тем более что распоряжения милиции в Суздале какие-то чудные, и заполнять каждому вновь прибывшему приходится чуть ли не четыре экземпляра злосчастной бумажки. А ручка у нас была одна.
С грехом пополам заселившись в номера и раскидав побыстрее шмотки, народ темными зигзагообразными коридорами рванул в гостиничный ресторан для заслуженного отдыха. Место, где находятся кафе (жуткая столовка, но о ней позже), бары и рестораны (разница только в названиях и вертикальном уровне нахождения столиков, а в принципе, границы между окончанием одного и началом другого достаточно эфемерные) — это почти что отдельное здание, соединенное с гостиницей переходом. Сразу расскажу о факте, заставившем сильно гордиться всех присутствующих — в этом ресторане снимали фильм «Чародеи». Конечно, не весь, а сцены празднования Нового года (помните такой огромный зал с остроугольной крышей).
Вообще, ресторан, конечно, хороший. До сих пор. Деревом отделан замечательно. Единственное — я не очень люблю такие огромные заведения для еды. Впрочем, меня несколько успокоило то, что в связи с его многоэтажностью и наличием различных углов, любоваться одновременно сотнями чавкающих отдыхающих не приходилось.
Столы нам накрыли сразу на все пятьдесят человек, и ужином накормили очень даже вкусным. По крайней мере, к великому моему счастью, Саше понравился, поскольку настроение его напрямую зависит от качества и количества положенной в живот еды. Народ, конечно, долго копошился, бегали в бар за бутылками «беленькой», туристы-одиночки старались поближе сесть к потенциальным компаниям. С нами, например, весь вечер заигрывала какая-то девушка, но мы не поддались. Настроение, что ли не то было и на знакомство не тянуло, не знаю.
Правда, кроме девушки за ужином нас развлекал еще и неутомимый Илья Николаевич. Так как Саша принципиально общается только с сильно интересными ему людьми, поддерживать беседу с нашим гидом пришлось его самоотверженной жене. А поскольку собеседником он оказался на редкость нудным, через некоторое время я чуть не давилась едой, а Саша преспокойно расправлялся с очередной (моей) порцией мяса. Видимо, это был тонкий расчет — и моя фигура останется в порядке, и он наконец-то насытится. Видимо, Илья Николаевич желал продолжить вечерние посиделки со столь интересными товарищами, однако как только Санечка положил в рот последний кусок десертной булки, я решила откланяться, и мы быстренько смотались в бар на третий этаж.
Вот что меня поражает в некогда роскошных советских гостиницах и домах отдыха, так это нынешний способ их текущего ремонта. Например, в солидные и тяжеловесные дверные проемы надо обязательно засобачить современные алюминиевые импортные двери и потом восхищаться современностью облагороженного здания. Нет, чтобы подобрать что-нибудь подешевле, но больше подходящее по стилю. Почему-то до этого никто не додумывается, а сама я давать советы администрации стесняюсь. В баре гостиницы города Суздаля к стенам, обложенным объемной плиткой кирпичного цвета, привернули галогеновые светильники. Прямо рядом с газовыми трубами. Красотища. Впрочем, мы довольно мило посидели, попивая вино, и наблюдая за лихим молодым барменом, габаритами больше похожим на какого-нибудь охранника. Бодро смешивая требуемые коктейли, на все просьбы посетителей посоветовать что-нибудь покрепче, послаще, покислее и так далее он отвечал: «Я не знаю. Я водку пью». Мне вместо сдачи для закуски к вину он презентовал «Чупа-чупс», чему я сильно обрадовалась. Я бы даже была счастлива, если бы Саня не потерял его по дороге в номер.
А потом мы еще посидели около танцплощадки. Народ отрывался вволю, можно даже сказать, что круто колбасился. Причем все — молодые, пожилые, дети и даже младенцы. Ужасно мне хотелось присоединиться к празднику жизни, но рабочая неделя почему-то не насытила меня достаточным количеством энергии. Пришлось ложиться спать, не выполнив культурную программу до конца.
А утром после завтрака мы поприветствовали нашего водителя с лицом Кашпировского, погрузились в автобус и направились посмотреть все-таки на город, в котором поселились накануне.
 В наши дни для Суздаля, по-моему, наиболее подходит звание города-заповедника. Даже удивительно, насколько бережно сохранились облик и какой-то дух древней Руси. Конечно, там запрещено строить высокие дома, именно поэтому стоящий на окраине города ГТК получился таким приземистым. Но даже помимо этого — узкие тихие улочки, деревянные покосившиеся избушки, огромное количество церквей, бабушки, торгующие на улицах медовухой и солеными огурцами, дети, катающиеся на коньках по только что замерзшей речке Каменке — все это создает потрясающий колорит. Мне даже показалось, что самое интересное в Суздале — это не какие-либо отдельно взятые монастыри и церкви, а в целом город, по нему можно ходить как по музею, смотреть во все глаза по сторонам и вдыхать его воздух. Необыкновенное место. Я лично таких еще не встречала.
Город Суздаль, расположенной на берегах речки Каменки, по которой в то время проходил важный торговый путь, стал столицей Ростово-Суздальского княжества при правлении Юрия Долгорукого. Именно для укрепления столицы строились города к югу от Суздаля, тогда-то и была основана Москва — как крепость для обороны границ княжества.
Почти двести лет Суздаль была столицей сначала Ростово-Суздальского, а потом Владимиро-Суздальского княжеств. А в начале XIY века город вошел в состав Суздальско-Новгородского княжества с центром в Нижнем Новгороде. Еще через пятьдесят лет оба города присоединились к Московскому княжеству, утратив политическую самостоятельность. А потом обмелела Каменка и Суздаль пришел в упадок из-за перемещения торговых путей. Зато сегодня Суздаль снова столица -туристического «Золотого кольца России». И для него этот статус явно не лишний.
С чем в Суздале всегда было в порядке — так это с церквями и монастырями. Шутка ли, пять монастырей и тридцать с лишним церквей! Причем церкви зачастую стоят парами — побольше и побогаче летняя, а рядышком поменьше и поскромнее зимняя. Конечно же мы успели посмотреть только малую толику такого богатства, но ведь лучше посмотреть поменьше, зато покачественнее.
Для затравки пошатались по музею «под открытым небом». Музей русского деревянного зодчества называется. Стоящие там сооружения (выполнены, естественно топором) привезли из разных мест Владимирской области. Ну что там есть? Есть церкви, мельницы, есть огромный колесный колодец (это когда в колесе должен человек ходить, чтобы воду достать наверх), есть избы различные. Одна церковь вообще очаровательная, вся узорчатая, ажурная. Такие ажурные церквушки, только игрушечные, раньше мастера-умельцы склеивали из спичек. Осина, которой покрыты крыши, сверкает на солнце серебром — татары при захвате городов их даже не жгли, надеялись драгоценности с крыш соскрести сначала. Хи-хи, шиш им достался.
Но, в принципе, экспонатов там пока маловато. Тем более что все они несколько разбросаны по огромному полю. Так что задержались мы там недолго, страждущие товарищи закупили в ларьке медовухи, и, под шум их возмущения, связанного с отсутствием в напитке требуемой для опохмелки крепости, мы двинулись дальше.
Дальше нарисовался Покровский монастырь. К нам присоединилась проспавшаяся молодая пара с бутылью медовухи и мы полным составом двинулись внутрь.
История приветливого белокаменного монастыря несколько мрачновата. Сначала отец Ивана Грозного, Василий III упрятал туда свою бездетную жену Соломонию Сабурову. Она, правда, тоже ему мозги покомпостировала — заявила, что в монастыре у нее родился сын, потом навешала царским гонцам, что он умер. И даже около ее могилы нашли еще одну, детскую, с коронованной глиняной куклой. Так и осталось тайной, чего у нее там на самом деле произошло — может правда все, может это была месть опальной царицы, а может она малежко умом тронулась.
Примеру Василия III следовали его потомки, загоняя в стены Покровского монастыря неугодных цариц и царевен. Последней из его коронованных обитательниц стала несчастная первая жена Петра I Евдокия Лопухина.
Монастырь сейчас действует. Нам даже посчастливилось увидеть шествие монахинь после церковной службы. Очень интересное зрелище и, что самое удивительное, молоденьких девчонок среди них полно. И еще в монастыре есть гостиница. Так что если у вас есть желание и большое количество лишних финансов, вполне можно остановиться в деревянной избе на территории монастыря. Я думаю, это довольно забавно.
Второй из монастырей, который нам удалось поглядеть — Спасо-Ефимьевский (кстати, ему уже более шестисот лет). Он примечателен сразу несколькими вещами. Во-первых, стоит он на горе, с которой открывается один из самых привлекательных видов на Суздаль. Во-вторых, около него, как говорят знающие люди, бабушки продают самые вкусные соленые огурцы и медовуху. Огурцов Саша мне не купил, зато до того, как нас стали подгонять к входу внутрь, успел слопать парочку пирожков. Сказал, что вкусно.
Звонница Спасо-Ефимевского монастыря — единственная в городе. Кстати, оказывается, звонница отличается от колокольни тем, что имеет горизонтальную композицию. Поэтому на ней колоколов больше и звон богаче. Около звонницы какой-то мужик предлагал нам купить маленькие колокольчики. Впоследствии мужик оказался звонарем — очень примечательным человеком. Он — один из знаменитостей города, детдомовец, найденный во время войны на вокзале и помнящий только, что его зовут Юра. В итоге назвали его Юрием Юрьевичем Юрьевым. И вот стал теперь первым в городе звонарем, даже не имея музыкального образования.
Что там еще есть на территории… есть что-то типа общежития для школьников, ну и для тех, кто в силу финансовых трудностей не может поселиться в ГТК. Есть собор с потертыми фресками, но в соборе мне больше всего понравились батареи парового отопления, около которых отогревались замерзшие туристы. Радость согревания замерзших частей тела, видимо, просто заглушила радость приобщения к древним фрескам, вот они и не запомнились.
Еще на территории монастыря есть Успенская церковь с трапезной палатой. Там сейчас туристы могут полюбоваться на макет Суздаля, стоящий в стеклянной витрине, и послушать церковные песнопения. Очень красивые, кстати. Мой музыкальный Саня так вообще в восторге был.
Вот, в принципе, и все. В связи с тем, что Илья Николаевич стал неожиданно как наседка хлопотать, что мы можем опоздать на обед, на гостиный двор и кремлевские земляные валы мы смогли полюбоваться только издали. Впрочем, чего на валы-то смотреть, холмики, они холмики и есть, а Гостиный двор построили уже в XIX веке, так что для восприятия колорита города он не столь важен. Хотя, если бы я знала, каким нас будут кормить обедом, я предпочла бы голодное любование Гостиным двором. Во-первых, кормили нас в «кафе» на первом этаже, на деле оказавшемся совковой столовкой самообслуживания с соответствующей едой. Во-вторых, обеда этого нам пришлось ждать с полчаса, тусуясь около входных дверей. Естественно, когда наконец-то дали отмашку, народ рванул вперед, образовав жуткую давку и отмахиваясь от конкурентов коричневыми дореволюционными подносами (помните, раньше такие были во всех общепитах). Главное непонятно — куда стремились-то? Проглотить поскорее крохотный кусочек мяса с непременным пюре и жуткой подливкой на машинном масле? Повылавливать алюминиевыми вилками сухофрукты из компота? Саше, например, не хватило даже двух порций, чтобы наесться (я категорически отказалась возвращаться в обаяние нищей студенческой юности даже на полчаса, опасаясь за свое здоровье). Хотя, в принципе, народ был доволен — бутылочки достали из загашников, пластмассовыми стаканчиками забренчали. Вот, кстати, пока они протирают дырки в тарелках, пытаясь отколупнуть последний присохший кусочек, можно их рассмотреть и поподробнее. Народ, конечно, подобрался очень разный. И не только из-за присутствия группы товарищей с «холодильника». Из них я вообще запомнила только одну компанию (две молодые супружеские пары, причем один из них с лицом типического бандюгана, а никак не холодильного работника). Как ни странно, вели они себя очень даже тихо-мирно, в отличие от некоторых других представителей нашей туристической группировки.
Были среди нас и иностранцы. Французская мама, приехавшая навестить французскую дочь, ныне московскую студентку. Видимо, девушка решила показать маме красоты России, однако, судя по выражению ее лица, сама прокляла свою затею не единожды. Мерзли они больше всех. Еще были две девушки, тоже говорящие по-французски, но одна из них в конце поездки неожиданно оказалась русской. Друг с другом французские пары не общались.
Были у нас две молодые женщины с прокуренными голосами, стройными телами и сыновьями лет по девять. Пацаны прекрасно проводили время, носились, голосили, периодически получая от мамаш подзатыльники. Зачем в это путешествие поехали их мамы, осталось непонятным.
Совершенно замечательный ребенок, девочка Оля десяти лет, путешествовала с родителями. Мою любовь она завоевала невинной репликой, прозвучавшей в очереди в туалет: «Маленьких надо пропускать вперед. Тебе же лет пятнадцать? А мне всего десять». Услышав похмыкивающее замечание о том, что я уже несколько старше, Оля внимательно посмотрела мне в лицо и спросила: «А как зовут Вашего мужа?». Из туалета мы вернулись почти друзьями, при чем я была в курсе, как зовут ее маму, папу, бабушек и дедушек в обмен на соответствующие сведения о моих родственниках.
Да, чуть не забыла про одного господина. Такой вальяжный седой мужчина лет шестидесяти в потертом бархатном пиджаке размера на четыре больше, чем надо. Путешествовал с женой (или подругой, теперь я уже ни за что не ручаюсь), которая выглядела очень скромно. Поил водкой и всем чем ни попадя всех одиноких женщин в автобусе, после чего признавался в любви. В Москве спутница покинула его на первой же остановке автобуса.
Девушка в легеньком красном пальто. Вообще, очень интересная личность. Она кажется единственная из всей группы не мерзла, хотя мне просто страшно было смотреть на ее ноги в тоненьких колготках. На протяжении трех дней лицо ее выражало одинаковое устремленное вглубь выражение. По-моему, за все время не произнесла ни единого слова.
Про молодую супружескую пару я уже упоминала. Тоже весьма интересные личности. Пили постоянно — водку, коньяк, что-то из фляжки, медовуху, настойки. Дольше пятнадцати минут непьющими я их не видела. При этом вели себя вполне тихо, правда, девушка имела сильно опухший вид, а глаза молодого человека были спрятаны под затемненные очки.
Вот такая компания подобралась. Конечно, там было еще полно народа — мама с дочкой лет двадцати (мама оказалась певуньей, причем если она начинала петь, остановить ее не представлялось никакой возможности), дедушка и бабушка с симпатичными пацанами — внуками…. Впрочем, это уже никому не интересно.
Итак, все пообедали. Мы с Саней заглянули еще в кафешку, устроенную прямо в коридоре, поскольку по дороге в номер успели проголодаться. Потом поотдыхали (от впечатлений чуток разгрузились), а вечером нас ждало еще одно замечательное мероприятие.
 В честь красного революционного праздника седьмого ноября нас решили отвезти в принадлежащий ГТК трактир, дабы повеселиться и послушать русские народные песни. То есть те, с которыми бравые солдаты и матросы шли на штурм Зимнего. Шутка. Праздник-то теперь уже переименовали (правда, новое название запомнить я никак не могу, хоть режьте). Так вот, вечером в кромешной темноте (чтобы обратно сами выбраться не смогли) по мрачным закоулкам нас привезли в этот самый трактир. Праздновать.
Трактир устроили в большом бревенчатом доме «а ля рюс», поставили деревянные же столы, соорудили муляж русской печки и развесили по стенам всякие русские народные прибамбасы — разные полотенечки, ложки деревянные, петрушек тряпичных. Телевизор поставили — все путем, все как сто лет назад. За столами на скамейках предложили разместиться прибывшим, чтобы откушать русских кушаний, наслаждаясь народными напевами.
Я, честно говоря, изначально была уверена, что мне это мероприятие понравится, и не ошиблась. Потому что ансамбль, которые выступал перед нами, был просто великолепен. Даже состав солистов был подобран очень колоритно — молодая девушка с косой и в сарафане, женщина постарше, такая вся круглощекая, румяная и в платочке, мужик в рубахе и картузе, эдакий Илья Муромец с черной бородой лопатой, русоволосый парнишка помоложе — прям русский Ваня (он плясал отлично), и низенький паренек с бубном, тоже в картузе. Ну и, естественно, девушки в массовке — для плясок.
Пели очень хорошо. Я вообще люблю русские народные песни, особенно если их поют обычными, а не противными «фольклорными» голосами. Особенно здорово «Илья Муромец» пел — закачаешься. Ух, голосина! Ну и плясали тоже хорошо. Я даже про еду забыла, помню только, что там было что-то в горшочках. Да и не удобно жевать было перед артистами. А вот Санечка не растерялся — спрятался за мою спину и… хрум-хрум… передо мной стоит пустая тарелка. А в сытом виде муж тоже с удовольствием подключился к представлению. Даже поучаствовал. Во как.
Просто сначала «Ванечка» потанцевал с туристической девушкой (той, которая нечаянно оказалась не француженкой). Кстати, очень хорошо они потанцевали. А потом четыре девушки в сарафанах для очередной пляски вытащили из-за столов наших мужичков. Ну, ничего странного в избрании одним из партнеров своего супруга я не увидела. Мне вообще кажется, что мимо такого орла пройти сложно, если имеется возможность приостановиться. Поэтому ревновать я не стала, и даже сфотографировала это безобразие. Тем более что напоследок «Илья Муромец» с «Ванечкой» подошли ко мне и спели песенку про Марусю (особенно порадовало, что они имя мое «угадали»), и даже усиленно подмигивали. Так что я смогла торжествующе показать Саше язык, чтоб не очень задавался.
Конечно, артистов отпускать не хотели, поскольку через пару часов после начала пьянки-гулянки народ пребывал в благодушном настроении, осложненном алкогольными парами. Поэтому после окончания концерта туристы сложились еще по десятке и заставили переодетых уже в мирские одежки артистов повторить пяток песен «на бис». А когда певцов все-таки отпустили, продолжили пьянствовать и «базарить». Мы, кстати, от народа ничем не отличались, посему тоже и пили, и трепались с сидящими напротив нас Сашей и Надей — парой лет за сорок. А мама двадцатилетней дочки усиленно развлекала нас своими вокальными талантами. И останавливаться не собиралась.
И вообще, как-то не хотелось расходиться. По дороге к автобусу мой муж громко требовал присутствующих задрать головы вверх и любоваться звездами. Некоторые подчинялись.
А, вернувшись, мы решили продолжить праздник жизни, и вместе с теми же Сашей и Надей посидели чуток в ГТКовском ресторане. Выпили еще немного, потанцевали, обругали промеж себя местных ресторанных певцов, решили, что русские народные песни — это класс, а попса — полная фигнотень, и пошли спать. Правда, в коридоре Саня громко пел про «Черного ворона» и пытался упасть мне на руки, но это больше от хорошего настроения, а не от водки. Честное слово.
Тем более что это был хоть и всего-навсего второй, но уже последний наш вечер в Суздале. Хоть и говорили нам, что в ГТК есть всякие бильярды-сауны-бассейны, но, увы, времени на обследование обширных закромов гостиницы у нас уже не оставалось. Впрочем, о гостинице мы не печалились, а вот о том, что не успели побродить толком по Суздалю жалели очень. Но так или иначе мы смогли только позавтракать на прощание, собрать свои пожитки и снова тронуться в путь — в сторону Владимира. Оказалось, правда, что не все так просто. Подобрав по дороге очередного экскурсовода, мы для начала отправились в окрестности города, в местечко…
Продолжение следует…

Статья разбита на нескольких частей. Читайте предыдущую часть, следующую часть

| 23.08.2000 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий