Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Россия >> Новгород >> В гости к Георгию Всеволодовичу (часть 2)


Забронируй отель в Новгороде по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

В гости к Георгию Всеволодовичу (часть 2)

РоссияНовгород

9. ПРО ЕДУ И ЦЕНЫ

Разных забегаловок в Нижнем Новгороде – масса. Причем поесть в них, как выяснилось, можно чуть ли не даром.
Еще днем, решив подкрепиться, я зашла в кафетерий центрального гастронома. И, Боже мой, что только не предстало перед моими опухшими от дождя очами!!! В уютном и чистеньком кафетерии подавали настоящие французские пирожные с легкими взбитыми сливками, с творожным кремом, с суфле, желе и фруктами. А когда я увидела цены на них, то поняла, что в Нижнем Новгороде – коммунизм! Самые дорогие пирожные, которые в Москве стоят как минимум 80 рублей, здесь стоили десять рублей, самые дешевые, но не менее вкусные, были по четыре рубля. Я тут же купила себе кусок шоколадного торта с изюмом и бананами и чашку натурального кофе и всего за 14 рублей предалась смакованию. А после речного вокзала и перед театральным спектаклем я зашла еще в одно кафе опять же с французским антуражем на Большой Покровской улице. В приличное такое кафе, не кафетерий. И заказала себе блинчики с грушей и сыром с плесенью и горячий шоколад с коньяком. Все это было подано быстро, приготовлено весьма недурно и обошлось мне ровно в 101 рубль.

10. КОНКУРС

Наконец, я пришла в театр. Вообще-то, местный драматический театр – очень исторический. На его открытии в 1896 году выступал Шаляпин, а потом Горький с успехом ставил здесь свои пьесы. Естественно, когда Горький умер и обрел несусветную среди советского, и не только, народа славу, театру присвоили его светлое имя. Поэтому Нижегородский драматический театр – театр известный. Еще когда утром я покупала билет на спектакль, кассирша меня обрадовала, сказав, что сегодня у них премьера. Билет, по ее словам, был жутко дорогой – стоил целых 70 рублей. Спектакль назывался «Конкурс». И вот этот самый «Конкурс» своим современным и неинтересным сюжетом не произвел на меня абсолютно никакого впечатления. В провинциальном городе, похоже, что в Нижнем Новгороде (хотя, какая Нижний Новгород – провинция? Но с другой стороны, уж больно на него все было похоже), проводится набор девушек для работы в Японии. Потом, правда, выясняется, что Японией здесь и не пахнет, а вкалывать им придется в ночных клубах Сингапура, но где наша не пропадала? Короче, на конкурс приходят шесть женщин, которых хотят отстранить от участия в основном из-за их чересчур бальзаковского возраста. Но они бунтуют и заставляют организаторов-японцев посмотреть на них и оценить их неземную красоту. В общем, все вертится вокруг этого. А резюме спектакля такое: наши бабы и мужики – самые лучшие в мире, но никто этого не замечает! В целом, скучно. Правда, артистам приходилось быстро перевоплощаться на сцене из одного образа в другой, а без особого таланта делать это сложновато. Но у них получалось, и это ценно.
Сидела я в пятиместной ложе Бенуара, говорят, в самой лучшей, ближайшей к сцене и котирующейся даже выше партера. И мне, как всегда, «повезло». В эти выходные в Нижнем Новгороде проходил второй тур выборов губернатора, и моими соседями по ложе оказались четыре тщательно подогретых после выборов мужика – то ли депутата, то ли из сопровождения одного из кандидатов. В общем, увидев меня, они, а точнее, один из них, скорее всего, начальник, потому что остальные перед ним явно заискивали, решил взять надо мной шефство и игриво побеседовать. Наверно, как обычно, его мой юный вид смутил, потому как беседовать со мной он вздумал очень снисходительным тоном, ни капельки не роняя своего высокого достоинства. «Вы, — спрашивает, — в этом театре часто бываете?» «Нет, — отвечаю, — я тут впервые». «Да как же вы так можете?» – восклицает мужик и начинает читать мне воспитательную лекцию о пользе культурно-просветительской жизни. Потом спрашивает: «Вы в Нижнем Новгороде живете?» «Нет, — говорю, — я сюда сегодня на экскурсию приехала». «Так вы из провинции?» «Да, — отвечаю, — из Большой Деревни!» Мужик юмора не понял, но загордился еще больше, стал у меня выяснять, что за деревня. Гордо так, выяснять. Ну, теперь похихикать над ним решила  я. «Что же вы, — говорю, — такой взрослый и умный, а не знаете, какой город у нас Большой Деревней называют?» Сразу до него опять не дошло, а когда дошло, мужик явно помрачнел, но тут же меня зауважал. Уже очень осторожно и любезно спросил, где я работаю. Я ответила, что мы с ним практически коллеги. Он совсем окосел, вопросов больше не задавал, молча угостил меня кока-колой и в антракте пригласил в буфет.

11. БОЛДИНО НАКРЫЛОСЬ

Но в буфет с депутатами я не пошла, потому как не орлы! А пошла я звонить организатору завтрашней экскурсии в Болдино, чтобы договориться о встрече. Несмотря на то, что Болдино от Нижнего — свет не ближний, а именно находится в 230 километрах, я решила туда съездить, а то, чай, может, и не попаду больше. Звонила я из театра. Билетерша за восемь рублей продала мне талончик на таксофон. Звонить по нему можно было два раза, говорить, сколько хочешь, а представлял он собой обычный кусок серого картона с двумя дырочками на краю. Такой талон вставлялся в таксофонную прорезь, куда раньше закидывался жетон. Вот вам и XXI век! До организатора я дозвонилась сразу, слышимость была средней, а, вот, с поездкой получился полный провал… Экскурсионный автобус отправлялся откуда-то с окраины города в 6.35 утра! Да к тому же везти на экскурсию планировалось… семиклассников. Обескураженная, я обещала подумать. Думать я стала в гостинице после возращения из театра. Останавливало меня, прежде всего, то, что в шесть утра в Нижнем Новгороде еще не ходил транспорт, а если и ходил, то раз в час. Кроме того, ехать к автобусу предстояло с пересадкой, и я решила на Болдино плюнуть. Хотя последнюю попытку его посетить, чтобы не было до конца дней мучительно больно, я все же предприняла. В одном из тех буклетов, которые я нашла у себя в номере, я обнаружила телефон вызова такси. Позвонила. Трубку никто не брал. Больше я не сопротивлялась.
А потом я позвонила в железнодорожную кассу. Дело в том, что меня посетила еще одна «гениальная» идея – съездить в Гороховец. Почему в Гороховец? Потому что сначала я решила, что моя шкатулочка-поставок родом именно оттуда. Ну, перепутала я Городец с Гороховцом!.. Ну, бывает!.. В общем, позвонила я в кассу, мне сказали, что электрички в Гороховец начинают ходить аж с пяти утра с интервалом в тридцать минут и ехать туда два часа. Поэтому на следующий день сначала я решила осмотреть музей архитектуры и быта народов Поволжья и Нижегородскую ярмарку, а потом уже отправляться в Гороховец. Ужинала я в гостиничном кафе. За две сосиски с рисом, помидорный салат и бокал вина с меня взяли 42 рубля. А с вином, как обычно, вышла песня. Буфетчица перед тем, как мне его подать, долго и изучающе меня разглядывала – видимо, решала, можно мне его или еще рано. Потом подала, но все равно продолжала коситься. Кто бы знал, как мне это надоело! Рекорд мира, наверно, когда в 25 лет выглядишь на 17 с половиной!

12. САХАРНЫЙ ДОЛ ИЛИ ПРОГУЛКА С ПОХМЕЛЬЯ

После завтрака я выписалась из гостиницы и медленной рысью направилась в музей быта народов Поволжья. Дождь на улице прекратился, но было пасмурно и похолодало. Градусник на площади Минина и Пожарского напротив Кремля показывал всего лишь плюс два градуса. Без перчаток стало мерзко. Музей быта народов Поволжья находился далековато. В троллейбусе я решила не мучиться и спросить местное население, как мне до него лучше добраться. Господи, что тут началось, не передать словами!!! Пассажиры, в основном пенсионеры, всем троллейбусом минут десять обсуждали между собой, как мне это сделать, потом выдали мне на выбор несколько вариантов маршрута, продолжали спорить, ругались и, наверно, вот-вот бы подрались. В результате меня чуть было не пошли провожать, но я вовремя отказалась и обалдевшая вышла на улицу. А до музея мне все-таки частично пришлось идти пешком, потому что мой троллейбус туда не шел, а автобусы ходили примерно раз в час по расписанию. Место называлось Щелковский хутор, а остановка — Сахарный Дол. Щелковский хутор представлял собой городскую зону отдыха с озерами и будками лодочных станций, а Сахарный Дол – обычную деревню с частными домами и огородами, находившуюся в черте города. Как мне потом рассказали местные жители, Сахарный Дол назвали так потому, что когда-то здесь нашли родники с очень чистой, вкусной, почти сладкой водой. И вот по этому Сахарному Долу мне предстояло идти до музея ровно полтора километра, а ходить, надо сказать, я не очень люблю… Поплелась… Естественно, держа в мыслях мечту поймать машину и доехать цивилизовано. Но, во-первых, я не знала, принято ли такое в Нижнем Новгороде, а, во-вторых, машин в округе не было вообще. Короче говоря, шла я так, переставляя ноги, пока на обочине вдруг не увидела стоящую «девятку», а в ней мужика. И все-таки, проходя мимо, я почему-то постеснялась попросить его довезти меня до музея. Ну, бывает! Но, видимо, взгляд мой был настолько красноречив, что мужик не вынес, завел машину, догнал меня метров через сто и спросил, куда мне надо? Поехали. Впрочем, бескорыстным рыцарем он не оказался, а сразу взял быка за рога и задумал со мной быстренько познакомиться. Правда, узнав, что я не из Нижнего, тут же малость приуныл, но свой телефон оставил и взял мой — на память, наверное. В общем, до музея я доехала. Но куда именно я попала, я, честно говоря, не знала, и для меня стало открытием, что музей архитектуры и быта народов Поволжья – самый, что ни наесть музей зодчества старообрядцев с левобережья Волги, а другими словами – старинная деревня, искусственно составленная из привезенных жилых домов старообрядцев, построенных аж в 16—19 веках, с сохраненным, вплоть до отсутствия электричества, бытом. Касса музея находилась в маленьком деревянном домике, куда меня впустили за билетом. Его внутренний антураж являл собой натопленную печку, стол, табуретки, трех бабулек, мужика-сторожа и двух разомлевших, довольных, беззаботных кошек: одну — на печке, вторую – на руках у одной из бабуль. Бабушки почему-то снова мне продали студенческий билет и дали ЦУ по осмотру деревни. А осматривать здесь, прежде всего, нужно было дом зажиточного крестьянина — настоящий двухэтажный особняк с потрясающей резьбой на наличниках и входных дверях, дом простого крестьянина, два овина для сушки сена, колодец с колесом и деревянным ведром, часовенку и полусгоревшую церковь. С этой церковью, построенной, между прочим, в 16 веке, да и с самим музеем в последнее время происходят очень странные вещи. Несколько месяцев назад какие-то неизвестные балбесы по неизвестной же причине ее подожгли. Пока ждали пожарных, церковь наполовину сгорела. Затеянное местной милицией по этому поводу расследование, ни к чему ни привело, балбесов не нашли. А еще через какое-то время подожгли и кассу-сторожку, ту самую, в которой бабули сидят. И опять следствие зашло в тупик. Сами бабули, конечно, неистовствуют, хотят найти хулиганов и растерзать их на месте. Но у меня сложилось впечатление, что они чего-то не договаривают. Темнят бабули! Для внутреннего осмотра в музее были открыты только дома зажиточного и простого крестьян, в которых сохранилась старинная обстановка. В «особняке» я обозрела светелки с кроватями, прялки, горшки и прочую утварь, в простом крестьянском доме – печку со ступенями, другую утварь и… гроб. Не пугайтесь, ничьих похорон не намечалось, а гробик был очень даже особенным, вместе с крышкой выдолбленным из единого ствола дерева, поэтому, когда он закрывался, то опять превращался в ствол. В таких гробах, как выяснилось, хоронили своих старообрядцы. Вот ведь измыслили!!! А еще интересно, что во всех домах были очень низкие потолки. Мне даже приходилось передвигаться в полусогнутом состоянии, чтобы пройти под крышей крыльца или не зацепить за какую-нибудь балку. Я так и не поняла, для чего это? Это дома так усохли или люди раньше были не больше метра двадцать ростом? По деревне мы ходили вместе со сторожем музея Вадимом. Он был с сильного похмелья, ему до смерти надоели его бабульки и поэтому ему жуть, как хотелось сменить компанию. А посему он решил провести мне экскурсию, благо наслушался их тут не мало. Это именно он показал мне тот самый старообрядский гроб. Вместе с ним мы осматривали двухэтажные овины, внизу в которых разводили огонь, а наверху раскладывали сено для сушки. И вместе с ним пытались сдвинуть с места деревянное, выше человеческого роста колодезное колесо. Хотя нет, двигать его пытался сторож, причем очень активно пытался, а я только смотрела со стороны. Но у него так ничего и не вышло. Колесо было непомерно тяжелым, и как раньше доставали воду женщины, так и осталось для нас загадкой. А еще сторож Вадим рассказал мне интересную историю про свою бабушку. По его словам, она была как раз старообрядкой (это, в общем-то, может быть, поскольку сам он теперь уже тоже был не молод), а он в нежном возрасте ездил к ней в гости в деревню и до сих пор помнит некоторые тамошние обычаи. Например, если кто-то не из старообрядцев заходил к ним в дом и просил напиться, ему подавали воду в кружке, а когда гость уходил, кружку тут же выбрасывали – из нее старообрядцам пить строго-настрого запрещалось. Брезговали, наверно. Сейчас сторож Вадим жил в Нижнем Новгороде, за смену получал 200 рублей и очень жалел своих музейных бабуль, зарабатывающих в месяц по 1200 рублей каждая. С ним мы прекрасно провели время. А главное — сторож знал расписание местного рейсового автобуса до центра города, и сам туда собирался. В общем, на остановку мы пришли как раз вовремя.

13. ЭТО ЯРМАРКИ КРАСКИ!..

А потом я поехала на Нижегородскую ярмарку. Но зря я думала, что Нижний Новгород до сих пор должен славиться своими купеческими традициями. Это раньше на здешнюю ярмарку съезжались торговать купцы со всего мира, теперь же в ее старинном здании располагался обычный торговый комплекс с дорогими и надоевшими магазинами-бутиками. И ничего своего, нижегородского… Но ярмарку я все-таки нашла. Как я уже говорила, в этот же день я задумала съездить в Гороховец и где-то в полдень пришла на вокзал. Билет я купила без проблем, но моя электричка отправлялась ровно через час, и я решила пообедать. Пошла в привокзальный «Макдоналдс». И вот тут-то!.. Конечно, описывать «Макдоналдсы» — дело неблагодарное, есть они везде и ничем друг от друга не отличаются, кроме, как внутренним оформлением. А оформление, как известно, делается по территориальной принадлежности. Но нижегородский «Макдоналдс» того стоил! Дизайнеры оформили его в ярмарочном стиле и постарались на славу! В зале стояла… настоящая карусель с настоящими карусельными лошадьми и всеми карусельными атрибутами в натуральную величину! Внутри карусели были столики. Казалось, что вот-вот нажмет кто-то на невидимую кнопку, и заиграет музыка, зажгутся фонарики, поскачут лошади… Я прониклась! Как будто в сказку попала! А ведь простой «Макдоналдс»!

14. ПРО ТОРГОВУЮ ФИРМУ «НА ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГЕ» И «МАФИЮ» НА КОЛЕСАХ

Город Гороховец находился в 70 километрах или в двух часах езды от Нижнего Новгорода. Ехала я туда на обычной рейсовой электричке, практически ничем не отличавшейся от нашей московской. Единственное удивление у меня вызвали неизвестного назначения огромные шкафы с амбарными замками и надписями «Посторонним вход воспрещен», стоявшие по середине каждого вагона. Остановок по пути была масса. Самая крупная – город Дзержинск, в котором вышли почти все пассажиры нашей и так почти пустой электрички и зашли новые. А еще в поезде велась отчаянная торговля. Но какая!!! Каждые пять минут в вагон заходила какая-нибудь тетка и громогласно изрекала: «Торговая фирма „На железной дороге“ хочет предложить вам…», — а дальше перечисляла все свои резинки, зубные щетки, носки, бигуди, пакеты, иголки и т.д. и т.п. Что бы сказал непреклонно борющийся за комфорт и покой пассажиров от настырных торговцев министр МПС Фадеев? Умер бы, наверно! Пока мы ехали, совсем распогодилось и даже потеплело. Выйдя из вагона на станции «Гороховец», я обозрела окрестности. Передо мной простиралась обычная деревня с гуляющими по улицам курами, гусями и кошками. Для полноты картины не хватало только поросят и хорошенькой миргородской лужи. От облезлой, некрашеной, наверно, с советских времен остановки, только что куда-то вдаль ушел автобус. Людей не было вообще. Правда, у остановки стояло еще несколько машин, но пустых. Я подождала. Через минут пять на горизонте появилась какая-то женщина. Когда она подошла, я спросила, это ли Гороховец или где-то есть нормальный центр города? Дама ответила, что она сама приезжая, ничего не знает, но, вообще-то, ей кто-то сказал, что это и не город, а город находится в 12 километрах отсюда и до него надо ехать на автобусе, который только что ушел, а следующий будет через час-полтора. Мда-а-а!!! В это время к одной из машин подошел хозяин. Я опрометью бросилась к нему. «Вы случайно не в город едете?» — спросила  я. «В город», — ответил мужчина. «Не довезете?» «Нет, — сказал он, косо поглядев на подходивших к другим легковушкам других мужиков. — Я не вожу. У них тут мафия своя!» Ко мне тут же подпилил один из «мафиози» и предложил свои услуги: 10 рублей – и я в центре Гороховца! И это притом, что ехать надо было 12 километров, а проезд в автобусе стоил семь рублей! Коммунистический какой-то мафиози попался! В общем, мы поехали: я, та женщина и какой-то местный парень. По дороге разговорились. Женщина оказалась из подмосковного Реутова, в Нижний приезжала к сыну, дома его не застала, а деньги потратила и теперь добиралась до Москвы на перекладных через Владимир. Вышла она у автовокзала, решив почему-то, что на автобусе до Владимира будет дешевле, чем на электричке. А меня довезли до самого исторического центра Гороховца.

15. КОЗЫ, КУРЫ И КОТЫ

Пока мы ехали, я рассматривала улицы города. Гороховец появился на свет в 1237 году и всегда считался маленьким уездным купеческим городком с двухэтажными домами-пряниками. Таким он и предстал пред моими очами. В городе было очень много красивых старых домов, хорошо отреставрированных и излучавших буржуазное благополучие. Но только благополучие не современно-буржуазное, а старо-буржуазное, тихое, быть может, в чем-то даже французское. Один, особенно восхитивший меня домик, стоял напротив автовокзала и являл собой настоящий замок с башенками, опять же не современными новорусскими, а тихими старинными, но отлично отреставрированными. Честно говоря, странно это для маленького города. Мэр, наверно, в Гороховце хороший, или туризм стал рьяно развиваться? Из достопримечательностей я осмотрела Благовещенский собор и Сретенский монастырь 16—18 веков постройки, а потом вышла на набережную Клязьмы. Вообще-то, Гороховец стоит только на одном берегу Клязьмы, а именно – на крутом. На другом, пологом, среди полей белеет церквушка, и местные жители активно выпасают в этих полях своих коз. Как я поняла, козы в Гороховце считаются излюбленной живностью. Их наряду с разношерстными кошками и курами здесь разводят повсеместно, собирают в стада и перегоняют пастись через мост на другую сторону реки. Я тоже вместе с козами туда сходила и увидела просто восхитительную картину – озаренные солнцем купала величественных монастырей и храмов города на холмах! Умели же люди раньше места выбирать! Среди увиденных мною монастырей был один самый живописный. Находился он на верхушке высокого гороховецкого холма и назывался Свято-Никольский. Дорога к нему шла по обычной деревенской улице (есть в Гороховце и такие) долго и все время круто в гору. По пути мне попадались заброшенные заколоченные дома с еще плодоносящими яблоневыми садами (и куда это, спрашивается, народ несет?). В монастыре я как раз попала на службу. Бабулька, продававшая свечки, поинтересовалась у меня, давно ли я пришла к Богу? Узнав же, что я пока еще окончательно к нему не пришла, ругаться и сокрушаться, подобно прочим, не стала, покачала головой, дала мне свечку и сказала, что это все равно когда-нибудь случится. Маленький, уютный, приятный монастырь… Около шести часов вечера я вернулась на автобусную остановку. Чтобы не опоздать на электричку, отправлявшуюся в половине седьмого, я решила доехать до станции на машине. Местные жители сказали мне, что автобус не всегда приходит вовремя и бывает, что к электричке не поспевает. Но перед тем как уехать, я зашла в гороховецкий кафетерий. Это что-то!!! Антураж внутри был вполне приличный, но вот цены! Таких я нигде не видела, наверно, еще аж с 1913 года! Бутерброд с колбасой – два рубля, натуральный кофе – один рубль 36 копеек! Не знаю, как я выжила!!!

16. ПУТЬ НАЗАД

Систему я не поняла. У автобусной остановки частники не стояли, а на большой скорости объезжали всю площадь вместе с той самой остановкой и, если не броситься им под колеса, уносились вдаль. Я бросилась и в результате, как и планировала, до станции доехала на машине. Вместе с какой-то девицей и мужиком. Когда мы приехали и стали расплачиваться, точнее, когда девица первой отдала водителю свою десятку, он засуетился и стал извиняться, что у него нет сдачи. После этого я, как последний валенок, часа три размышляла о гороховецких нравах. Это он что, с девицей за семь рублей договорился что ли? Как в автобусе? За 12 (повторяю) километров? Мда-а-а!!! Моя электричка прибыла довольно-таки быстро. Но я не рассчитала одного. Было воскресенье, и шла она из Владимира. А оттуда в Нижний Новгород возвращались толпы всевозможных студентов, уезжавшие на выходные домой. Короче, электричка была ими полностью забита, и мне целый час пришлось ехать стоя. К счастью, в Дзержинске часть пассажиров выгрузилась, и я успела плюхнуться на сиденье как раз перед тем, как загрузилась другая часть. Когда, наконец, мы доехали, до отхода моего поезда оставалось два часа, и я решила осмотреть нижегородское метро. Ближайшая к вокзалу станция называлась «Московская». Ну, это естественно – потому что вокзал Московский. Работало метро с 5.15 утра до 24.00 ночи, стоило 4 рубля, но никаких жетонов и карточек для входа не требовалось. В кассах, где тети обычно продают эти карточки, они меняли денежки и выдавали пассажирам монетки по два рубля, которые те потом закидывали в турникеты. В остальном же нижегородское метро ничем не отличалось от московского. Такие же вагоны, такие же станции. Правда, названия у некоторых из них были несколько странными – «Двигатель революции», например… Всего линий две, станций тринадцать. Пересекаются линии на «Московской» и дальше продолжения не имеют. Их, правда, планируют достроить до Кремля, но уже давно планируют. А пока система такая. Поезд приезжает на станцию «Московская» и стоит там минут пять. За это время машинист переходит с одного конца состава в другой, и со станции поезд уезжает уже как бы назад, а на самом деле на другую линию. Ну, и еще на «Московской» не два пути, а четыре – на случай, если поезд в депо соберется. Вот, в принципе, и все. После того, как я накаталась в метро, а произошло это быстро, я пошла в знакомое мне вокзальное кафе, где по приезду в Нижний пила кофе. Пила я его и в этот раз, пока не подали мой поезд. Он опять был фирменным, нам опять прочитали инструкцию, как себя в нем вести, но в этот раз добавили, что у проводников есть шахматы и игральные карты, и мы их можем при желании потребовать. Если учесть, что отправлялся поезд в 22.40, а прибывал в Москву в 6.20 утра, требовать их, по-моему, желающих не оказалось. В нашем купе часов ни у кого не было, а утором будить нас никто не стал – тоже, видимо, из-за фирменности поезда. Прошла проводница и сказала, что закрывает туалеты. За окном было темно, и я решила, что это за полчаса до прибытия на вокзал началась санитарная зона. Но через несколько минут мы встали. Я понесла сдавать проводнице белье, а заодно спросила, где это мы стоим. «Да, у вокзала уже!» — ответила она безмятежно… В столицу мы прибыли точно по расписанию. Я сразу поехала на работу – если бы домой, тогда на работу бы к девяти явно опоздала. В общем, припилила я в родную контору ровно без пятнадцати семь утра. Позвонила в звоночек. Дверь мне открыл злой, сонный до безобразия охранник в мятой майке, и, видимо, посылая меня в мыслях во всех известных направлениях, вежливо спросил, и чой-то это я приперлась сегодня ни свет ни заря???!!! «На начальство ровняюсь!» — гордо ответила я и прошествовала мимо. Так закончилась моя поездка в Нижний Новгород.

ЭПИЛОГ

Конечно, недостатки у этого путешествия были. Основной – это то, что было маловато информации во время посещений всяких музеев. С экскурсиями-то оно легче. Но с другой стороны, на все путешествие с проездом, проживанием, питанием, сувенирами и прочими прибамбасами, — как говорится, от двери до двери, — я истратила всего 1850 рублей. А это, наверно, раз в пять меньше в сравнении с тем, если бы я поехала цивилизовано. Так что ездить так можно и даже нужно! И правильно сказал Михал Сергеич: главное – начать!!!

Статья разбита на нескольких частей. Читайте предыдущую часть

| 12.04.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий