Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Россия >> Москва >> Один день в аду (или будь проклята эта Москва!)


Забронируй отель в Москве по лучшей цене!

Дата заезда Дата отъезда  

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Один день в аду (или будь проклята эта Москва!)

РоссияМосква

Когда есть свободное время, часто захожу на различные туристические сайты, читаю форумы, рассказы и пр. На самом деле здесь можно почерпнуть немало интересной информации тем, кто ездит отдыхать или в командировки за рубеж. Но вот самому написать какой-то рассказ (поездил немало, треть мира точно объехал, да и сейчас почти вот уже год учусь в Англии — есть о чем рассказать и поделиться интересной информацией) как-то руки не доходили. Но тот страшный шок, который я испытал в прошлый четверг 5 июля 2001 года в славном городе Москве, поверг меня в такое состояние, когда у меня пробудились писательские наклонности и рука потянулась к перу (вернее, к клавиатуре). Итак, в прошлый четверг мы (трое русских студентов английского университета) оказались проездом в Москве из Череповца. Раньше очень часто доводилось бывать в Москве по делам или проездом в командировки, в основном, видел город из окна встречающего автомобиля или гостиницы, и впечатление о столице нашей Родины сложилось не такое уж и плохое. Правда, все время доставали городская суета, шум, грязь и пробки на дорогах да и москвичи казались какими-то совсем другими людьми (более ненормальными, злыми что-ли…). Но то, какой я увидел Москву в тот четверг, я запомню надолго. Я не буду описывать грязь на Ярославском вокзале, стандартный набор обнаглевших бомжей (помоему, их стало значительно больше, чем год назад, когда я последний раз был в Москве) и целые толпы ментов в различной форме. Эти менты поганые (по другому я и назвать их не могу), прищуривая глазки, выискивали в толпе очередную добычу, чтобы поживиться, чем Бог послал. А Бог послал им в то день немало: то и дело эти маслянистые ментовские рожи останавливали приезжих и проверяли документы, придираясь и цепляясь ко всяким мелочам, маленькими потными дрожащими ручками мусоля документы приезжих граждан России в предвкушении сбить хотя бы 100—200 рублей. Нам как-то удалось миновать этот кордон без потерь. Дальше нас окружили вонь и грязь привокзальной площади, посреди которой стоял памятник Ленину с обосранной голубями головой: из коробок, туалетов и щелей как тараканы повылазили бомжи, чтобы погреться на солнышке, причем их было такое количество, что обойти их не представлялось возможным, и все они смотрели вокруг осоловевшими глазами, приставали к нормальным людям, искали, чего бы стырить. Пришлось нам быстренько продираться через этот ужас, легко отделавшись отданными двумя пустыми бутылками и одной с недопитым пивом — просто я не мог не откликнуться на призыв «Брат, оставь допить!», отдал бутылку и убежал, чтобы никакая зараза не пристала — так я даже в ЮАР не боялся подцепить заразу, как на Ярославском вокзале. Даже по сравнению с Соуэто Ярославский вокзал выглядел более опасным и грязным. Ну да ладно, вокзал есть вокзал, бывает … Далее сдали мы вещи в камеру хранения, и, так как до самолета было еще пол дня, решили куда-нибудь съездить, так как в Москве не были давно. Выбрали банальное место — Красную площадь, Кремль — захотелось сфотографироваться на память, посмотреть, что изменилось. Ехали туда с каким-то приподнятым чувством, все-таки главное место нашей Родины (как учили еще в школе). Да… Изменилось многое… Прикололись над дебошем коммунистов возле Думы, съели мороженое и с хорошим настроением пошли дальше. Сфотографировались возле Могилы Неизвестного солдата, почтили память погибших. А дальше на выходе возле железных ворот из будки выходит мент (видел, гад, что не местные, раз фотографируемся) и просит (да еще нагло так!) предъявить документы. Мы предъявляем заграничные паспорта, так как мы летим зарубеж и взяли их с собой. Он с удивлением спрашивает: «А это что? Ты мне нормальный паспорт покажи!» Товарищ показывает, мент ищет к чему бы придраться. Посмотрел билеты, сегодня приехали и сегодня улетаем. Ну не к чему придраться, все в порядке! А время то обеденное, ему есть охота… Начал более тщательно осматривать документы. Я показал ему загран. паспорт и у меня уже мурашки по коже, так как «нормального» у меня не было (зачем он мне в Англии?) И тут, о ментовское чудо! Забыв у меня спросить «нормальный» паспорт, его внимание переключается на паспорт нашего третьего товарища. Ему в Англии исполнилось 25 лет, и там, к сожалению, негде было вклеить фотографию, а дома за две недели каникул это было сделать нереально. Все…Мой товарищ — особо опасный преступник…Довольный мент в предвкушении заработка, бормоча «Это ваши проблемы», «Ничего не знаю и знать не хочу» сказал моему товарищу Жене: «А ты пошел со мной, поговорим». Завел его в стеклянную будку (возле железных ворот на выходе возле Могилы Неизвестного солдата) и начал разводить. Кратко опишу этот диалог: Мент: «Ну что, я тебя задерживаю на три часа», — увидел же гад, когда самолет улетает. Друг Женя: «Да вообще-то у меня самолет в четыре дня, а мне еще за сумкой на Ярославский заехать нужно» М: «Ничего не знаю, в участке разберутся, у тебя паспорт недействителен, может, ты преступник» и т.д. и т.п. в общем стандартный ментовский набор словоблудия. Но постепенно стало ясно, к чему он клонит. М: «Вообще-то за это нарушение полагается штраф!» Д: «Сколько и можно ли уплатить на месте?» Вот что нужно было менту! Оказывается ему нужны были деньги! М: «А ты что мне, взятку предагаешь?»- грозным голосом спросил мент Д: «Да нет, вы же сами сказали, что штраф нужно платить, вот я и хочу заплатить» М: «Ну ладно», — уже подобревшим голосом продолжил мент,- «в соответствии с законом таким-то и пунктом таким-то давай двести рублей». Мой друг отдал ему двести рублей, лишь бы побыстрей отделаться от этого красноплощадного бандита (пардон, милиционера). На прощанье этот мент (а он был сержантом или старшим сержантом, я не успел заметить) нежно так, на ушко, прошептал моему товарищу Жене: «Больше паспорт никому не показывай, а то вообще без денег останешся». А потом спросил: «А чего это вы из Череповца и в Аглии учитесь?» Друг ответил «Да компания наша — „Северсталь“ — отправила нас туда». Мент заинтересовался, лицо его оживилось. Он почуствовал, что с нас можно сбить больше: «Солидная компания. Так, и сколько вы там зарабатываете, если не секрет? У меня вот только две тысячи зарплата». «Ну, — замялся товарищ,- тысяч десять в месяц»,-ответил товарищ, сознательно занизив сумму в несколько раз, и в душе у него похолодело, не попросит ли он больше. Мент подумал, наверное, о том, не взять ли с нас больше денег (в процентах от зарплаты, что-ли), но прицепиться уже было не к чему. Его внимание привлекла группа других ребят, которые фотографировались возле Могилы неизвестного солдата. «Так, пошли отсюда быстро!»,- рявкнул сержантик и, как акула, устремился к другой добыче. И мы абсолютно подавленные и шокированные пошли восвояси. Даже сейчас в голове не укладывается, неужели такое может твориться на святом для нашего народа месте — на Могиле Неизвестного содата в Москве? Неужели в Москве все уже обнаглели и обхамели до такой степени, что ничего у них не осталось святого? Что уже возле Кремля раздевают? Докатилась Москва до ручки: сборище бомжей, бандитов, воров, взяточников и хамов. И эти мои предположения подтвердились через несколько часов в Шереметьево. Не успели мы еще успокоиться после прошлого инциндента, как в Шереметьево опять попали. Приехали мы за два часа до отлета нашего самолета на Париж (компания Air France, вылет в 16.10). Довольно быстро и без эксцессов прошли таможню и регистрацию на рейс. Но вот дальше… А дальше был пограничный контроль. Перед кабинками пограничников (четыре из них почему-то не работали по неизвестным причинам) скопилось человек 500 народу. Жара, ругань, обмороки, все лезут без очереди. И ни малейшего желания пограничников как-то разрешить эту ситуацию: все так же по пять минут рассматривали паспорта под увеличительным стеклом, выискивая в каждом отъезжающем потенциального преступника, задавали глупые вопросы типа «А зачем вы летите в Париж?» и т.д. и т.п. На все это было противно смотреть, но мы, детство и юность которых прошло в очередях за колбасой и стиральным порошком по талонам, покорно встали в очередь и стали терпеливо стоять, при этом применяя подзабытую технику продвижения в очереди: то плечом кого-то оттесняя, то объясняя, что мы занимали вон за тем человеком. Повеяло каким-то затхлым, совковым духом, но ностальгии не было: было только одно желание — разнести к чертовой матери этот последний оплот коммунистических пережитков в виде этих пограничных будочек. Хуже было иностранцам (их было больше половины в этой очереди). Не привыкшие стоять в очередях в магазинах, на границе и прочих местах, они были в состоянии шока. Почему-то уныло опускали глаза, разводили руками, тяжело дышали и открывали рты, ничего не говоря ( как рыба, выброшенная на берег,- на самом деле в очереди было очень душно и нехватало воздуха). При этом с каждой минутой у них нарастала злость на Россию и русских, и крепчали мысли, что больше никогда они не приедут в эту Богом забытую страну, больше ни копейки не вложат в эту дурацкую экономику, а будут только мстить русским всегда и везде за столько причиненных страданий в аэропорту Шереметьево-2 (кстати, позже так и случилось с нами). «Неужели такое может быть на главных воротах нашего государства?»,- недоумевали мы. Ведь любое нормальное государство заботится о своем лице, престиже государства прежде всего там, где иностранцы в первый и последний раз соприкасаются со страной — в международном аэропорту. Очень тяжело заработать хороший имидж, но еще легче его потерять. По моему, Шереметьево дает 50% всех плохих впечатлений о нашей стране, и турист будет еще долго вспоминать не о прекрасной русской природе, уникальных памятниках и душевных русских людях, а о концлагере, который ему устроили в Шереметьево. И после такого отношения не видать нам больше инвестиций, и грош цена всем усилиям наших политиков, которые ездят по всяким форумам и переговорам, потому что деньги вкладывают не политики, а иностранные бизнесмены, которые задыхались вместе с нами в этой шереметьевской очереди. Мы простояли уже час, балаган все продолжался. Рейс на Брюссель задерживался на час, так как много пассажиров было еще в очереди, подходила к концу посадка и на наш рейс на Париж. Вдруг ззади закричали люди, началось какое-то оживление. Я почувствовал резкий толчок в спину: кто-то пролезал прямо по нашим сумкам. Я обернулся, чтобы дать в рыло этому нахалу. Но…Увидел толстую свинью в форме прапорщика погранвойск, которая без лишних эмоций, насупив брови, напролом, по головам и сумкам куда-то пробиралась через очередь. Толкнув рядом стоящих американцев, наступив им на кожаную сумку (долларов 500 такая стоит точно), эта корова пошла дальше, все сметая на своем ходу. «No excuse me, no sorry», — удрученно развели руками американцы и подумали, что все русские такие свиньи. Раньше я гордился, что служил два года в погранвойсках. По сей день храню свою зеленую фуражку и отмечаю 28 мая. Как мне казалось, для службы в этих войсках были особые требования, они считались элитой, многие стремились туда попасть и хамов там не было (по крайней мере, так было раньше). По подтянутым, стройным, элегантным и вежливым пограничникам складывалось впечатление о Советском Союзе. А что сейчас? Да хотя бы научили их общепринятым правилам вежливости, ведь они позорят Россию! А завершилось наше двухчасовое мучение в очереди настоящей дракой с кровью. Рядом начали драться гражданин Израиля и гражданин Австрии, выясняя при этом на чистом руском языке (правда, не всегда выговария букву «р») кто из них козел и кто где стоял. Набив друг другу морды, они все таки прорвались на нужный рейс. Когда с задержкой в полтора часа я все таки прошел в салон самолета, я сгорал от сдыда от того, что я русский. Ну как объяснить этим всем иностранцам, что не я виноват в том, что такой бардак творится у нас на границе! Сев в кресло, я услышал издевательское объявление пилота, что он очень извиняется за этих гадких русских пограничников, но по прежнему не все пассажиры еще прошли контроль и пришли на посадку, и он не знает, когда мы взлетим и взлетим ли мы вообще в этой дурацкой России. Такого унижения за себя и за свою страну я еще не испытывал. А ведь причиной такого позора были наши пограничники, вроде бы как раз те, кто должен стоять на страже интересов Родины! Взлетели с задержкой в два с половиной часа. Было ощущение, что покидаешь тюрьму, концлагерь или еще что-то и летишь на встречу свободе. Но не тут-то было… В Париже нам нужно было делать пересадку на Ньюкасл. Регистрируемся на рейс. Увидев наши русские паспорта, лицо проверяющего билеты перекосило от злости: «Русские? Так это в Москве сегодня рейс нашей авиакомпании задержали? Идите в конец очереди, с вами разберемся отдельно». За что? За то, что мы только русские нас опять задержали, обыскивали и унижали, хотя паспорт и английская виза были в порядке? Вот так, за границей иностранцы будут мстить всем русским из-за нескольких идиотов, которые не могут наладить работу в Шереметьево. Печально. Печально и то, что вот уже почти год живем в Англии, и ни разу не увидели и не услышали ничего хорошего о России из газет или телевизионных новостей. Англичане вроде бы люди неплохие, но как узнают, что мы из России, то сразу произносят три равнозначных слова: «Водка, Ельцин, мафия». Вот об этом и показывают у них передачи о России по телевизору. Да вот еще предупреждение о падении станции «Мир» было, больше ничего. В общем, опасные, бескультурные мы люди третьего сорта в понятии иностранцев. И не малую лепту в это восприятие нашего народа внесло «Шереметьево-2», где постоянно творится такой бардак. Надеюсь, что рассказ о моих злоключениях всего одного дня в Москве будет полезен туристам и командировочным, которые выбирают этот город для транзита. Владимир Терно vladimir.terno@unn.ac.uk

Автор Vladimir

| 09.07.2001 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий