Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Россия >> Байкал >> Байкальские вылазки 2, По следам золота


Забронируй отель на Байкале по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Байкальские вылазки 2, По следам золота

РоссияБайкал

8 августа

По некоторым причинам у меня появляется снова свободное время и я решаю сам махнуть на Байкал, причем снова в Большие Коты. Сам, потому что потенциальные попутчики заняты, да я и не стремлюсь особенно к компании в этот раз. Одиночная вылазка тоже имеет множество преимуществ. Решаю быстро доделать необходимые дела и сразу же рвануть туда. Да, но на чем? Ракета идет только в 8 утра, я на нее не попадаю. Решаю добраться как-то до Листвянки а там заночевать и на следующее утро добираться до Б.Котов. Возможно даже пешком. Дело в том, что этот переход был тоже частью моей задумки. Все это хорошо, но нужно же еще и до Листвянки как-то добраться, а это 60 км. от Иркутска. В принципе можно автобусом, но в такую жару мучаться в автобусной духоте-толпе? Это совсем не похоже на отдых. И тут я вспоминаю Владимира, своего старого знакомого из Украины, кот. последние несколько лет живет в Иркутске и который пообещал свозить меня на Байкал. К счастью он в городе и, даже, в офисе! Подхожу к нему (первых два подхода раньше были неудачными). На этот раз повезло ! Он меня отвезет ! Выезжаем в 16 часов на его японском праворулестороннем разбитом рыдване, который он постоянно расхваливает. Проехаться с ним — надо иметь крепкие нервы и хладнокровие. То что у него плохое зрение и он носит толстые очки, совсем ничего не сказано. Но то, с какой бешенной скоростью он мчится на своем «японце» по дороге, никого, мягко говоря, не оставит равнодушным. У машины зверский мотор и под гору она взлетает со скоростью 140 км./час. Владимир мог бы ехать и быстрее, но качество дороги не позволяет. Прошлым летом он на этом рыдване ездил в Украину навестить детей. 7000 км. туда и столько же обратно. Всего 14 суток в пути. Остался очень доволен от путешествия. Так вот, с напряженными нервами от дикой скорости японского мустанга и подслеповатого седока а еще и от ледяного воздуха кондиционера, дующего мне прямо в лицо, мы влетаем в Листвянку, что на берегу Байкала. Подъезжаем к базару, где выбираем большого горячекопченого сига и такого же хариуса. Владимир платит. Пока я отлучаюсь, он успевает купить Нателле (так он называет мою жену) и детям замечательные сувениры. Это очень приятно и здорово, но и это не все! Он ведет меня в ресторан, где заказывает еду, в том числе и хариусовую уху.
Как же мы это съедим? — задаю я себе вопрос. Начинаем вкушать замечательно вкусную рыбу. Нет смысла описывать ее вкус. Скажу просто — вкусно очень. Приносят большие тарелки ухи и мы ее едим до дна ! Под конец еще приносят упаковку знаменитых и очень хороших, настоящих фирменных конфет «Rosche» которую, как вы догадались, мы тоже приканчиваем ! Ма-а-ма… Прекрасно наобщавшись, прощаемся и он предлагает забрать меня через два дня отсюда же, но я не знаю куда меня занесет а привязываться к какому-то обязательству такого рода мне не хочется. Я никуда не спешу. Желудок, ну очень полный. Теплый летний вечер. Байкал. Лепота…
Еще утром в Иркутске у меня была идея пойти на Б.Коты из Листвянки пешком. Это где-то 25 км., но, во-первых уже слишком поздно (19 часов) а во-вторых я не знаю где конкретно начинается тропа. Решаю переночевать в одной из комнат, в множестве предлагаемых для туристов. С этим проблем не будет. А утром или пешком на Коты, или найду попутный катерок, который бы меня туда забросил, т. к. рейса «ракеты» на следующий день нет.
Бесцельно бреду по пристани и решаю ради интереса спросить цену доставки до Б.Котов. Отвезти готов практически любой и немедленно, но, за деньги, конечно. На разных посудинах разные цены: от 600 до 1500 руб. (20—50 $$). Ладно, поеду утром, — думаю я, но одновременно с этим чувством у меня появляется какой-то зуд побыстрее попасть в Б.Коты. С другой стороны базарчика замечаю моторку, с которой сгружают и продают свежевыловленного омуля. Подхожу к курчавому мужику лет сорока, одетого в анорак и высокие бредни. На голове у него малиновая вязанная шапочка. Он полощет алюминиевое корыто из-под рыбы. В Большие Коты не забросите? — спрашиваю  я. 
Вполне возможно — отвечает он и говорит, что сейчас узнает у напарника, т. к. тот вроде как раз и собирался туда идти чтобы забрать кого-то. Напарником оказался сухопарый мужик лет 60, который включил на всю громкость допотопный транзистор, перемотанный изолентами и кусками проволоки. Еще с ними был третий, от которого сильно несло винным перегаром, кстати, все они были хорошо поддатые. Скоро поедем, клади вещи в лодку — бросил один из них. Я сел на борт лодки. В этот момент прямо напротив меня останавливается легковая машина с незакрытым багажником, из которого торчат рюкзаки. Вылезают трое парней-туристов и вытаскивают свои рюкзаки. Один из них подходит ко мне и по-русски, но с сильным польским акцентом обращается.
Jezeli hze pan, to moze po polsku muvic, — отвечаю я ему. У того на мгновение отвисает челюсть (год, проведенный мною в Польше, многому научил). Сразу подбежали два остальных. Братание. Они спрашивают, как лучше добраться на мыс Святой Нос. Во-первых это на противоположном берегу а во-вторых очень далеко по расстоянию. Я не знаю, но говорю им что за соответствующую плату их завезут хоть на Северный полюс. Предлагаю им ехать со мной в Коты, но лодка будет сильно перегружена и может не хватить бензина.
Мы отчаливаем от берега и заводим один из двух моторов, но второй «Джонсон» (так называет наш моторист старый советский «Вихрь»)никак не хочет. Наконец, минут через 15 заводится. Позже по пути на Коты он глох раз 20 и пьяный механик трясущимися руками заводил его. Как только лодка пошла на двух моторах, из бардачка достается бутылка водки и кастрюля с холодными омулевыми котлетами на дне. Мужики уже три дня ловят рыбу и почти не спят а водка и омулевые котлеты, который сделал 60-летний механик — их еда и допинг. Знакомимся, но я не признаюсь, что из Германии. Курчавый мужик, который управляет лодкой, Владимир Пастухов. Его родители, конечно же, ученые — исследователи Байкала, а сам он изъездил Байкал вдоль и поперек и когда пять лет назад на Байкал приезжала экспедиция со знаменитым Жаком Ивом Кусто, то Владимир был их проводником и даже погружался с ними на глубоководном батискафе на дно Байкала. А красная вязанная шапочка на голове, подарок от самого Кусто и Владимир с гордостью носит ее. Точно такая же была и у Кусто.
Мотор постоянно глохнет, но мы разговариваем обо всем и, хотя приходится кричать, чтобы быть услышанным, всем интересно. Виктор, который сидит за рулем, постоянно надолго отворачивается, чтобы говорить и от этого лодка начинает идти курсом на скалы. Все его одергивают, но он нас успокаивает, мол, не волнуйтесь, все под контролем. Мужики действительно влюблены в Байкал и это понятно без слов. Вокруг красота.
Вскоре, часам к 20, причаливаем к берегу почти напротив Зои Васильевны, где мы питались прошлый раз. Мои извозчики денег не берут, общение с ними было платой за мой проезд. Я рад, еще бы, если самая дешевая цена за провоз была 600 рублей (около 20$).
Попрощавшись направляюсь прямо к заветному красивому домику и усадьбе, который был замечен нами в предыдущий раз с вершины Гребешка. Меня встретила улыбнувшись Ирина и ее отец и через пять минут я стал жильцом комнаты о которой тайком мечтал. Лепота.
Пригласили на ужин, но перед этим я еще успел помыться теплой водой в баньке. Знакомимся поближе. У Ирины старшему сыну около 14 а младшему около 6 лет. Пожилой отец. Еще за столом знакомая хозяйки Регина, художница из Иркутска лет 28 с 7 летней дочкой. Муж Ирины приезжает на дачу по воскресеньям. Он какой-то хорошо-зарабатывающий человек.
Болтаем обо всем на свете сидя за большим деревянным столом в кухне-столовой среди деревянных стен русской избы с, конечно же, русской печью. Я упиваюсь чаем. Наобщавшись, расходимся спать. Я поднимаюсь в свою горницу на втором этаже. С верхней ступеньки лестницы видны звезды, сегодня ясная ночь. Замечательная отделанная деревом комнатка с одной деревянной кроватью и деревянными же стеллажами. Из окна виден Байкал. Я падаю в постель и сразу засыпаю.

9 августа

Завтрак. Я решаю осмотреть то, что не успел в прошлый раз, а именно, биологический музей у причала и еще меня интересуют старая драга, с которой добывали золото. Оказывается, есть две драги вверх по течению речки Котки. Первая километрах в 2 от деревни а вторая в 5. Нужно идти по лесной дороге, но проблема в том, что с дороги драгу не видно и в определенном месте нужно свернуть в сторону реки. Но никто не может толком объяснить, где именно надо сворачивать. Я решаю разыскать ее сам, но сначала иду в музей.
Музей закрыт и я иду к ближайшему домику из которого выходит Олеся Максимова, с ней мы познакомились в прошлый раз, когда ходили в Черную падь. Оказывается тут живут ее родители и она на лето приезжает сюда с мужем и маленькой дочкой. Да, чуть не забыл, ее родители — ученые, ну это, и так само собой разумеется. Олеся дает мне ключ от музея чтобы я его открыл и осмотрел сам. Я говорю, что хочу купить несколько фотографий зимнего Байкала и она говорит, что подойдет попозже. Я отправляюсь осматривать музей. В музее я единственный посетитель, приходит Олеся и все мне рассказывает. Я покупаю несколько фотографий зимнего Байкала. Пробыв в музее не менее часа, иду разыскивать драгу. Сразу же за деревней схожу с дороги и в лесу выхожу на следы работы драги. Это большие галечные холмы отработанной породы и впадины, в которых образовались озера. Я иду прямо по ним километра полтора. Потом устав, выхожу снова на дорогу и пройдя по ней метров пятьсот снова углубляюсь в галечные россыпи. Прошел еще километра полтора. Надоело, в лесу полно паутины и все это лезет в голову, глаза и за шиворот, причем с огромными пауками. Выхожу на дорогу и возвращаюсь обратно. Скоро ведь время обеда. По пути решаю обследовать тот участок, который я пропустил и почти сразу нахожу старую драгу! Ее фотографируют какие-то женщина с мужчиной. Я делаю то же самое и они снимают и меня на ней. Драга — старое полусгнившее деревянное сооружение, которое работало по принципу земснаряда, но поднимаемую породу просеивали и сортировали. Золото оказывалось среди самой мелкой гальки и песка.
Все выглядит по-приключенческому. Вот-вот должен появится Индиана Джонс и мы с ним должны отправится на поиски большого запаса золота, который местные старатели спрятали где-то в незнакомой никому пещере. Об этом мне рассказал вчера Виктор Пастухов. Может это местная легенда, а может и правда. От мужчины и женщины узнаю как найти  т. н. новую драгу. Это вверх по реке 5 км. Решаю после обеда сходить и туда.
Обедаем все в той же компании, после чего я в течении получаса выполняю закон Архимеда. Женщины с детьми уходят на одно из драговых озер и приглашают меня, но мне надо на драгу.
Прохожу 5 километров и дохожу до места, где разбросано много старого металлолома, частей драги. Это большие шестерни, лотки для промывания породы и каскад железных лотков на которых уже происходила окончательная промывка. Они хорошо сохранились, потому что сделаны из метала и использовались всего лет тридцать назад. В принципе их можно использовать еще, но я этого не делаю. Сам корпус драги нахожу не сразу, но довольно быстро. Сохранилась только часть полузанесенного песком и щебнем металлического корпуса. На нем уже нет никаких надстроек. Драга стоит в довольно просторном искусственном проточном заливе, где она сделала свои последние рабочие конвульсии. Золота что-то нигде не видно. Я раздеваюсь и наслаждаюсь купанием в холодной воде. Все время смотрю, не прицепился ли ко мне клещ. Я постоянно в напряжении как бы не подцепить его. Побыв еще немного и пофотографировав я отправляюсь обратно. Придя в деревню беру полотенце и иду купаться на Байкал. Стоит теплый летний вечер, но с хорошей долей прохлады со стороны Байкала. Купаюсь. Мама!…
Ужинаем. Болтаем. Завтра днем есть две ракеты на Иркутск, утром и в 16 часов. Я решаю пройти до Листвянки пешком и успеть сесть на вторую, которая отправляется оттуда в 16:30.
На Листвянку есть две тропы, одна — простая, через лес и горы, другая — вдоль берега Байкала, собачья тропа. Не все рекомендуют идти по ней, но я выбираю ее. Спать.

10 августа

Этот день войдет в историю моих пеших путешествий.
Встав, позавтракав и расплатившись с хозяйкой (600 руб. за двое суток; 300 руб.=10$ х 1 сутки с 3-х разовым питанием) я одев свой маленький рюкзачок двинулся в сторону Листвянки. До Черной пади дошел очень быстро, здесь я уже бывал, а дальше, по тропе вдоль Байкала. Тропа была действительно «собачьей», т. е. по ней мало ходят, хотя ее и очень хорошо видно и к тому же постоянно вилась над обрывистым байкальским берегом. Красота, зато, вокруг неописуемая. Стоял солнечный чистый день, видимость прекрасная, пейзажи изумительные. Я в шортах и в футболке. Проходя через заросли постоянно осматриваю себя на предмет клещей. Воду пью прямо из Байкала или из быстрых, но чистых ручьев впадающих в него. Тропа то поднимается то опускается, но все время держится вдоль берега. Чем дальше, тем становится труднее по ней идти. Встречаю две или даже три семьи с рюкзаками и даже маленькими детьмя, которые идут по опасной тропе. Огибаю их и выхожу на небольшой скальный участок, по которому надо как-то проползти. Я это делаю очень осторожно и удивляюсь, как это сделали только что дети. Может они использовали веревки для подстраховки. «Со своими детьми без веревок я бы этого не делал» — думаю  я. 
Я уже прошел километров 10 и решаю сделать привал. Опускаюсь по обрывистому берегу прямо к воде. Берегом является гранитные, большие и малые камни. Вода изумительной чистоты. Я раздеваюсь и залезаю в воду. Какое наслаждение. Вода возле берега прогрелась и вполне терпимо в ней понежиться, что я и делаю с небольшими перерывами. Достаю свой единственный съестной припас, конфету «Mars» и с удовольствием ее съедаю. Чувствую, как прибавляется сил. Снова поднимаюсь на тропу и обогнув маленький мысок через метров 300 тропа выходя прямо на галечный берег выводит меня к троим туристам. На гальке лежит резиновая лодка а рядом странное трапециевидное сооружение из пустых пластиковых бутылок. В центральной части сооружения еще и воткнута мачта с парусом из синтетического мешка.
Что это? — спрашиваю  я. 
Плот, я плыву на нем на Ольхон — отвечает мне седоватый, сухощавый мужик с длинными волосами. «Маловероятно, что он на этом аппарате туда дойдет» — думаю я про себя. Знакомимся. Владелец плота — художник из Воронежской области, который, узнав, что я из Германии, сразу написал мне свой адрес в моем блокноте, сказав, что умеет вырезать по кости и из бивня мамонта разные фигурки и, готов их продавать в Германии. Вот так, сделка произошла мгновенно! Другие двое на резиновой лодке — из Тюменской области. Они странствуют все втроем. Я им говорю, что в Котах есть хорошая банька, где можно попариться и отмыться, но, оказывается, они сами парятся а делают это так: складывают пирамиду из камней и разжигают под ней огонь. Когда камни накаляться угли выбрасывают, берут кусок брезента, накрывают себя и садятся возле камней, которые, естественно, тоже под брезентом. Туда же берут воды, которой брызгают на камни и, естественно, веничек и парятся. Говорят, что это их вполне устраивает. Вот так. Фотографируемся и лодочники записывают и свой адрес в мой блокнот. Прощаемся.
Пройдя метров пятьсот прямо на меня по из-за поворота тропы выходит с огромным рюкзаком за спиной уже знакомый поляк а за ним другие два, с которым мы познакомились позавчера накануне моего отплытия из Листвянки на Коты. Оказывается, они уже третьи сутки добираются до Котов и две ночи ночевали в тайге а к Байкалу вышли только час назад. Почему-то они пошли через горы и в обход. Выглядят уставшими, но ведь именно за приключениями они сюда и приехали. Я их утешаю, что самый трудный и опасный участок они уже прошли и впереди будет легче. Похоже, что эта новость их очень удовлетворила.
Да, но теперь у меня впереди самый трудный участок а пройдена только половина пути. Особенность этой тропы, если идти по ней из Котов на Листвянку, во все возрастающей трудности по мере приближения к Листвянке.
Начинается самый красивый и опасный участок тропы . Внизу широкий залив, обрамленный высоченными скалами, вертикально уходящими в воду. Нужно подняться по тропе на эти скалы и обойти их, но на самом деле тропа идет не по верху скал а среди них. Появляется адреналин от легкого чувства опасности и восхитительного величественного пейзажа.
Замечаю, как в одном месте прямо со скал в Байкал падает небольшой водопад. Фотографирую его. Относительно несложно прохожу этот участок, фотографируя его со всех сторон. Снова появляется новый мыс, который нужно обогнуть. Я чувствую усталость все больше, а тропа становится все сложнее. Пот заливает глаза, к тому же я постоянно обследую себя на предмет наличия клеща. Наконец дохожу до новой бухты, от которой Листвянку отделяет большой скалистый мыс. Тут на берегу стоят туристы, которых забросили сюда на катере. Они говорят, что в принципе, мыс пройти можно, но нужно карабкаться по скалам. Второй вариант — через триста метров тропа поднимается резко в гору и по ней, перейдя гору, можно попасть в Листвянку. Именно так мне и советовали в Котах. Я выбираю второе.
Сильно устал, но, как оказалось, самое трудное впереди! Внизу остается красивый берег с узкой полоской прибоя и вдали две больших пещеры-грота, за которыми начинаются большие скалы, нависающие прямо над водой. Я смотрю на часы и понимаю, что времени до ракеты, на которую я хочу успеть, не так много. Заворачиваю по плохой тропе в гору. Подъем градусов 45. Очень тяжело. Тропу вдоль Байкала постоянно обдувает ветерок а здесь сразу же уйма мошкары и комаров впиваются в мою плоть. Вперемешку с обильным потом, гнусом, паутиной и сильным сердцебиением я, с частыми остановками, ползу вверх. Вот где по-настоящему стало тяжело. В глазах периодически темнеет, но другого пути нет. «Хотел экзотики? Наслаждайся!» — лезут мне мысли в голову…
Наконец тропа немного меняет направление и идет вверх вдоль горы, что уже не так круто. Я чувствую, что «Mars», который съел раньше, был бы более полезен именно здесь. Ползу по тропе и подкармливаюсь попадающейся малиной. Она кажется мне очень вкусной.
Наконец-то! Я на вершине. Стою прямо у трансляционной Листвянской вышки. Даже не предполагал, что нужно будет взойти на самую вершину горы. Делаю паузу и допиваю остатки воды. Спускаюсь вниз. Тропа выводит меня на дорогу, но я решаю сократить путь и выхожу на соседнюю вершину горы где находится установленный телескоп. Это Иркутская астрофизическая обсерватория. От нее я опускаюсь вниз по крутой малохоженной тропе и, наконец, выхожу на дорогу, которая выводит меня к окраине Листвянки, где я уже был первый раз во время моего первого свидания с Байкалом.
Подхожу весь грязный, потный, в паутине и кровавых пятнах от раздавленных комаров к людям. Здесь полно машин, грязи, мусора, орут транзисторы, жарятся шашлыки, пьется водка. Народ отдыхает. А вот и свадьба. Все гуляют. Я побыстрее прохожу всю эту гуляющую братию и ищу место на берегу, где можно отмыться. Пройдя еще с километр нахожу такое место за забором старого судоремонтного завода, где скидываю с себя прилипшую одежду, залезаю в Байкал и моюсь с мылом. Это райское наслаждение, которое усиливается чистой и сухой надетой одеждой, которая была у меня припасена в рюкзаке. До ракеты полчаса! Я выхожу на дорогу и медленно бреду последний километр до пристани, где расположен шумный и вонючий базарчик. Ракеты пока нет и я покупаю два пирожка с картошкой и литровую бутылку вишневого напитка. Какое оно вкусное!.. По базарчику бродят иностранные туристы с большими фотоаппаратами на шеях, и все подряд фотографируют. Их привезли сюда на автобусах. «Бедные вы» — думаю  я. «Те красоты, которые я видел сегодня, вы, разве что, по телику видели а скорее всего нет». Ноги, а точнее ступни мои, гудят и ноют.
Не успел я допить сок и доесть пирожок, как подошла ракета. На причале много народу из желающих на нее попасть. Спускают трап и пару человек сходят на берег. Остальные начинают посадку, но вдруг матрос перекрывает им дорогу и поднимает трап на борт. Народ начинает кричать и вырывает трап обратно. Народ орет, дети плачут! Бедлам какой-то! Я оказываюсь прямо у борта и вспомнив как это делал Спайдермен, прыгаю на туловище ракеты. Какие-то туристы с огромными рюкзаками делают то же самое. Вот где, оказывается, экстрим а не на тропе!
С противным чувством от корабельного дикого сервиса спускаюсь в трюм. Здесь вполне свободно. Вдруг слышу свое имя. Меня окликает Регина, знакомая хозяйки, где я жил в Б.Котах, которая с дочкой едет в Иркутск. Ей передали в Б.Коты, что она должна быть дома в Иркутске и она в спешном порядке успела собрать вещи и сесть на эту ракету в Котах. Возле нее есть даже свободное место на которое я с чувством глубокой усталости и удовлетворения опускаюсь. Болтаем о искусстве. На причале в Иркутске расстаемся, и я еду домой. Завтра с Русланом мы вылетаем в Ленск, что в Якутии. Это недалеко, каких-то 1400 км на север, но это уже другая история.

| 10.09.2002 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий