Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Россия >> Байкал >> Байкальские вылазки, Большие Коты


Забронируй отель на Байкале по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Байкальские вылазки, Большие Коты

РоссияБайкал

Выложить в общую копилку рассказов путешествий свои впечатления о Байкале меня побудил удивительно малочисленный список этих самых рассказов о такой жемчужине мировой природы, которой, несомненно, является Байкал.
Предлагаемые ниже записки, являются отрывками из дневника, который я вел находясь в служебной длительной командировке прошлым летом (2001) в Восточной Сибири, главным образом в Иркутске. Вообще-то большую часть своей жизни я прожил в Украине, но последних три года живу в Германии. Если вам, читатели, понравится прочитанное, то у меня есть и другие байкальские истории. В общем, если будет интерес с вашей стороны, то предложу еще из моей коллекции восточно-сибирских впечатлений.

3 августа

Позавчера, 1 августа, случайно в городе услышал такой диалог:
 — Что-то холодно мне.
 — Дак ведь август уже, — был ответ.
Да, действительно, ночи становятся довольно прохладными и, хотя днем бывает даже жарко, но это уже не та жара, которая была месяц раньше. Вообще, эти сибиряки мерзляки какие-то, а скорее всего просто наслаждаются летней жарой потому как зимой холодно. Не буду спорить, так как никогда здесь зимой не был.
Короче, наконец-то мы вырвались из деловой круговерти и радостные стоим на пристани, я то уж точно радостный а спутники мои вроде бы тоже. Дело в том, что идет дождь, небо ужасно заволокло и похоже беспросветно. Публика вокруг нас под стать нам, цветные и простые рюкзаки, туристы разного калибра и немного местных.
Виктор Васильевич Иванов — наш гид и устроитель всего, 36 лет работы в туризме и, как оказалось позже на деле, не только «кабинетного» туризма, но и практического. Он водит группы большие и маленькие и завести может в такие места, что мало не покажется (в хорошем смысле). Кроме того, владеет языками немецким, английским, франзузским, итальянским и еще несколькими европейскими языками (сам слышал). Еще знает массу всякой интересной и полезной информации о Байкале. А еще с нами едет Маша, актриса Иркутского ТЮЗа с 6 или 7-летним сыном Володей. А кроме того Николай и я. Вот и вся группа. Остальные испугались дождя. А больше нам и не надо и впереди у нас целых 3 (три) дня ! Посадка на подводнокрылый теплоход «Восход» и мы отправляемся в небольшой поселок Большие Коты с заходом в Листвянку. До конечного пункта примерно полтора часа ходу. Сначала я сидел в салоне, потом несколько раз пытался постоять снаружи, но был сильный ветер с дождем и холодно. Наш «Восход» быстро двигался по Иркутскому водохранилищу, берега которого медленно сужались по мере отдаления от Иркутска. Фактически, мы двигались по Ангаре, русло которой превращено в водохранилище. По правой стороне в направлении движения стояла величественная тайга а по левой тоже, но вперемешку с разными поселками, дачами и пансионатами. После кратковременного захода в Листвянку вышли в открытый Байкал и двинулись в сторону Больших Котов, небольшого поселка, цели нашей вылазки. По мере приближения к нему я потихонечку начал выбираться на верхнюю палубу. Дождь прекратился и хотя был сильный ветер я пообвык и начал любоваться красотами дикого берега, вдоль которого мы шли. То, что я видел, было красиво.
Показались Большие Коты, совсем немного маленьких деревянных домиков. Сам поселок расположен в широком распадке (это такая долина между двух сопок, т. е. гор). По его середине протекает небольшая но быстрая речка Котка. Сразу же за правой сопкой (она называется Гребешок), если стать спиной к Байкалу, расположены Малые Коты, но два поселка, на самом деле одно целое, тем более, что в Малых Котах всего-то домов 10. В Котке золотишка раньше добывали немало, причем золото местное очень высокой природной пробы и нелегально сбыть его практически невозможно (так говорят), т. к. эксперты сразу же определят откуда оно. Такой высокой пробы золото только с этого месторождения. Золото прекратили добывать где-то в 70 годах и километрах в трех вверх по течению еще остались остатки драги, лотков и всякого оборудования. Кроме того золото в поселке раньше еще добывали прямо в местах впадения этих двух речек в Байкал, поднимая со дна золотоносный галечник, летом с барж а зимой прорубывая лунки, прямо со льда. Поселок Большие Коты получил свое название от слова «котки». Так назывались деревянная обувь, которую здесь когда-то изготавливали для каторжников. Сейчас в поселке находится биологическая станция Иркутского университета и по этой причине в поселке живут много ученых. Поселок понемногу превращается в дачный с преобладанием научной интеллигенции среди населения. Немало домов строят или переделывают под прием туристов. Как правило, с очень ограниченными условиями и удобствами, но некоторые есть неплохие с соотв. ценами. По дороге к месту нашего жилья мы договорились в одном из частных домов о питании и заказали в магазинчике, точнее в окне обычной избы, пирожков, чтобы забрать их вечером. Пирожки нам понадобятся для завтрашнего, запланированного нами, пешего похода на мыс Кадильный.
Мы остановились в частном пансионате, владелец которого, естественно, доктор биологических наук Дэвард Иосифович Стам, принял нас. Он биохимик, член трех академий наук, одна из которых Нью-Йоркская (других не запомнил). Представился он кратко: «Дэв».
Пансионатом это заведение нельзя назвать даже с сильной натяжкой. Мы поселились в маленькой комнате, где было 4 кровати. Кроме нашей было много других, как правило меньших комнат, точнее сказать, норок, где вместо кроватей стояли просто деревянные ящики с откидной крышкой (спать надо сверху, но для любителей экзотики и шутников можно наоборот). Норки эти были в разных уровнях, каждая ДВПэшная дверь которых закрывалась на висячий замок, отчего жилье было похоже на кладовки. Есть еще кухня, где можно самому приготовить еду на эл.плитке. В противоположном конце прямоугольного двора есть еще один такой скворечник, правда поменьше, но там есть банька и она, как оказалось в последствии, очень хороша была, хотя и тесная очень.
Когда положили свои вещи, пошли осматривать деревню. Ее главная прелесть — в недосягаемости цивилизации. Тут почти все дома — старинные деревянные избы и даже новые, тоже почти все строят из дерева. В деревне несколько улиц: одна идет вдоль берега, остальные перпендикулярно ей, т.е. от Байкала вверх по распадку. Мы пошли вверх по одной из улиц, зашли посмотреть новопостроенный хороший дом капитана суденышка «Профессор Кожев» от биологической станции. Все сделано добротно, хотя иногда и безвкусно, но все равно здорово.
По улице вышли за деревню и пошли по широкой тропе. Всюду росло много грибов, которые мы начали собирать. Побродив так около двух часов мы пошли на обед, который заказали на 14 часов. Обед был по-домашнему вкусный, кроме нас с нами за столом оказались двое парижан, парень с девушкой, но, почему-то с сильным бельгийским акцентом когда они говорили на французском. После обеда Николай решил вздремнуть а мы с Виктором, Машей и ее сыночком решили прогуляться в Черную падь, которая находится километрах в 3 от деревни. Туда ведет хорошая, широкая тропа вдоль Байкала. При выходе из деревни мы еще осмотрели маленький пароходик «Профессор Кожев», к капитану которого давеча заходили. Вернувшись из Черной пади мы разбудили Николая и приготовились идти в баньку, которую нам натопил Дэв. С банькой получился смешной казус. Виктор подошел к Маше и спросил, когда бы она желала пойти попариться, до мужчин, или после. Маша сказала, что ей все равно и, более того, она не смущается и можно всем вместе «по-европейски». Виктор подошел к нам и высказал мнение Маши, спросив не против ли мы будем вместе париться. Николай был согласен а я так тем более, мне не привыкать. Пошли в баню и так получилось, что мы все, трое мужиков зашли туда первые, пороздевались до гола, кроме Николая (он был в плавках) и позалезали в парилке на полки. Чуть позже пришла Маша с сыночком и они тоже раздевшись зашли в парилку. Маша была в купальнике. Я не придал этому никакого значения и мне было все равно, но Маша как-то странно вела себя и отводила глаза. «Это ее проблемы» — подумал  я. «Сама же предложила «по-европески». Вдоволь и очень хорошо напарившись а я, к тому же, вылив перед входом в баню на себя массу байкальской воды и, причем, делал это после каждого захода в парную, мы передали банную эстафету другим, с нетерпением этого ожидавшим. Самое смешное выяснилось позже, что Маша понимала баню «по-европейски», это когда все в купальниках, но мы с Виктором, самым наглым и жестким образом развеяли ее возвышенные представления о европейцах. Короче, каждый входил в парную со своими представлениями о Европе, но банька, как известно, уравнивает всех.
После баньки нас уже ожидал шикарный чаек. Ох и хорош горячий чаек после баньки ! Мама! После чайка мы медленно побрели в сторону дома, где нас ожидал ужин, прикупив впрочем, в одном из домов копченого и малосольного омулька. Ужин уминался «аж за вухами лящало», тем более, что в пище было множество грибов, которые мы сами днем и насобирали.
После ужина чаек. Хорошо… Снова чаек. Разбеседовались. Хозяйка дома Зуева Анна Николаевна проработала около 40 лет заведующей библиотеки в Больших Котах, кроме того она краевед и знает массу исторических фактов об этом крае. Здесь же была ее дочь, которая помогала ей готовить. Ее отец, т. е. муж Анны Николаевны раньше был директором драги, на которой раньше здесь же на Котке, немного выше по течению, добывали золото. Еще она рассказала, что в царские времена, когда здесь было много каторжан, их еще называли варнаками, немало из них бежало от непосильного труда. Их везде отлавливали жандармы и был указ для жителей всей Сибири, что если кто будет укрывать каторжан, то сам будет сослан на каторгу. Поэтому местные жители, сибиряки, очень сильно укрепляли свое жилье, они обносили все хозяйство забором из заостренных кверху кольев, крепкие ворота запирали хорошо на ночь, но с внешней стороны этой изгороди делали вроде маленькой полочки на которую на ночь ставили крынку молока и ломоть хлеба. Недалеко от Б.Котов есть небольшая падь, кот. называется Варначка. Там беглые варнаки делали себе шалаши на ночь а ночью приходили в деревню и подкармливались выставленным для них продуктами. Таким образом достигался компромисс между властью и мирными жителями. Поди докажи, что молоко и хлеб съели именно каторжники!
 В общем под чаек мы интересно общались и не хотелось уходить. Тем не менее нам нужно было забрать заказанные пирожки и мы пошли и, как оказалось, очень вовремя, т. к. нам даже не хватило одного пирожка из количества заказанных и ушли бы и эти тоже, если бы мы не пришли за ними. Вернувшись уже в полной темноте к нашему пансионату, мы застали там во дворе молодежь, сидящую у костра и жаривших шашлык. Ну как не посидеть у костра?! Тем более после такого дня. Минут сорок мы наслаждались треском дров и пляшущим пламенем, после чего наши веки тоже начали приплясывать. Было уже около полуночи а на следующий день у нас был заготовлен грандиозный план для осуществления. Спать, спать, спать…

4 августа

Наш план на сегодня, дойти до мыса Кадильный, что в 20 км. от Б.Котов.
Завтракаем. Около 10 выходим, но решаем, что Маша с ребенком пройдут только часть пути и вернуться по той же тропе. Тропа начинается сразу же за деревней. Она вьется по крутому склону но вид с нее просто чудесный. Под нами Байкал. Узкая полоска галечного берега сменяется скалами, вертикально уходящими в воду. Если зазеваться и оступиться, можно улететь вниз. Решение вернуть Машу с ребенком назад еще более крепнет, так как мальчик ее очень резвый и постоянно прыгает или становится спиной к обрыву, я себе все нервы съел. Маша сама до конца не осознает опасности и это очень плохо. Тропа спускается на галечный берег, где стоит палатка из которой уже кто-то вылез и кашеварит. Проходим мимо и нас тут приглашают на пирожки. Здорово. Тут, поняли мы, не пропадем. Мы спускаемся в падь Сенную, где, кстати, тоже раньше добывали золото, но не с драги а роя шурфы и траншеи, т. е. шахтным способом. Они его самородками брали !
На поляне в Сенной пади стоит огромная военная палатка, а вокруг десятка два обычных. Харизматы резвятся. Церковь «Слово жизни» вывела свою молодежь на природу. Мы попали как раз на их служение. Все как обычно: воздевание рук к небу, коллективные восклицания, все вместе и в невообразимом гаме. Наверное Бог точно услышал их в это утро. Нас пригласили к завтраку, но мы вежливо отказались, т. к. цель нашего пути была еще далека.
Медленно поднимаемся по крутому подъему на Скрипер, так называется скалистая гора, на которой перевал. Поднявшись, делаем привал, и с удовольствием съедаем по паре пирожков, которые запиваем горячим чаем из термоса. Ох как вкусно! Залезаем на самый пик, где фотографируемся и вдруг внизу среди зарослей видим медведей. Точнее их заметил Николай, я пытаюсь разглядеть и, наконец, тоже вижу их, а точнее два существа (из-за расстояния не видно) раскачивающих ветки. И наконец мы видим вспышку. Нет, не выстрела из ружья а фотоаппарата. Медведи фотографируются. Оказывается, это туристы, а еще точнее, парочка харизматов, которые туда забрались.
Прощаемся с Машей и Володей, напутствуем ее и спускаемся с перевала уже с обратной стороны снова к воде Байкала.
Тропа все время петляет, то у самой кромки воды, где приходится идти по мелкой гальке, песку или перелезать через огромные валуны, то поднимается вверх и приходится идти по самой кромке обрыва. Доходим до места с которого открывается красивый вид на Чаячьи скалы. Это большой живописный утес. Виктор говорит, что сейчас мы выйдем на Чертов мостик. Мы все выше и выше поднимаемся по гребню горы а мостика все нет. Наконец, забравшись чересчур высоко, понимаем, что сбились с тропы, но зато какой вид открывается нам!
Безбрежные просторы Байкала и далеко внизу под нами по глади красивая яхта. Как на открытке и мы ее часть.
Начали спускаться а это всегда в горах сложнее и страшнее чем взбираться. Спуск очень крутой и мы медленно ползем вниз используя три точки опоры, т.е. с помощью рук и задниц. Наконец попадаем на тропу, которая вьется среди скал над самыми обрывами. Получилось так, что мы прошли Чертов мостик. Назад возвращаться не хотелось т. к. начинался дождь, да и вообще… Показался мыс Кадильный, наша цель, но до него еще надо дойти! Скалы закончились и лес тоже, он над нами выше по поднимающемуся склону а мы идем по пологим лугам, обрывающимися обрывами к воде. Тропа идет иногда по самому краю. Трава высокая, идет дождь и мы сильно мокрые, в ботинках чавкает. Через часа 2, наконец, к 16 часам подходим к красивому мысу с редкими деревьями и кустарником .
Мыс Кадильный получил свое название от того, что здесь добывали известь и гасили ее. Дым, который поднимался высоко был виден многим кораблям на Байкале. От глагола «кадить» и произошло название мыса.
Пройдя эти насаждения выходим к нескольким постройкам, которые являются кордоном национального парка. Это домик смотрителей, лесника и пара бараков для туристов, есть и банька. Виктор разговаривает с Володей, смотрителем парка и тот говорит, что ночевать негде, т. к. полно народу, группа пейнтболистов и свадьба. Но всегда есть выход. Потусовавшись нас приглашают к хозяевам на кухню. Там заправляет жена Володи Наташа. Среди кухни печка, нас усаживают за стол, ставят горячий чай (ох как же он нам нужен сейчас!) жарят яичницу. Мама! Наташа сразу предлагает водки, но мы с Николаем отказываемся и она с непониманием и большим удивлением смотрит на нас. Виктор встряёт и говорит, что мы не пьем вообще, после чего она ошарашено смотрит на нас во все глаза и говорит: «Что вообще!? А как же вы стрессы снимаете?» Мы понимаем, что логическими, или какими-либо другими доводами и объяснениями тут ничего не удастся объяснить, да мы и не пытаемся. Обогреваемся чаем, добреем, но я же еще хочу осмотреть пещеры!. Николай делает «баста», т.е., берет матрац и уходит в баньку на боковую а мы с Виктором идем смотреть пещеры. Это еще три километра вдоль красивого берега. Доходим до пади Малая Кадильная, в которую и сворачиваем. Чем дальше продвигаемся, тем больше сужаются ее сказочные стены. Вообще это место какое-то таинственное. Интересная форма скал по краям ущелья придают это чувство или что-то другое, не знаю, но что-то феерическое в этом есть. Хотел сделать фото, но понял, что панорама просто не войдет в кадр, а часть ее, не тот эффект. В очередной раз жалею, что не взял с собой в поездку мою видеокамеру.
Доходим до подножия крутого подъема, вверху которого начинаются скалы. Около получаса карабканья, мы, грязные, подбираемся, наконец, к первой пещере. Вход в нее небольшой и низкий, как в палатку, и внутри, первое ее отделение такое же, похожее на палатку, но дальше ведет лаз метров 8—10, по которому можно пролезть только на четвереньках, что мы и делаем. Лаз заканчивается небольшим залом с площадью пола, примерно, метров 25 кв. Высоко вверху, метрах в 20, отверстие, через которое падает свет. Стены пещеры серые. Интересно. На полу пещеры следы недавних раскопок. Еще какое-то время там находимся, потом лезем обратно. Сидим в первом отделении пещеры и пережидаем дождь, но он не прекращается. Спускаемся по крутому склону, чтобы подняться снова, но уже с другой стороны для того, чтобы попасть в еще одну пещеру.
К ней подъем немного легче, но забраться в саму пещеру намного труднее. Вход в нее почти вертикальный, мокрые ботинки скользят, но я с трудом взбираюсь, Виктор остается внизу. Свечу фонариком у которого почти сели батарейки. Пещера поднимается вверх все более сужаясь от входа. Я пролез немного дальше, света в фонаре почти нет, да и стены пещеры стали узки. Возвращаюсь назад, где у входа ждет меня Виктор. Оба мы перемазаны черной глиной от лазания на коленках и по склону. Мы спускаемся вниз и по долине Малой Кадильной пади выходим к тропе идущей вдоль Байкала. Дождь все усиливается а кроме того мы идем по густой и высокой траве. Всю нашу грязь с нас смыло, но зато мы стали ужасно мокрыми. Ускоряем шаг. Последний километр идем против ветра и дождя. Нам становится холодно а кроме того уже темно.
Измученные добредаем до кухни, где сидит Наташа со своей сестрой. Продрогшие мы снимаем с себя мокрющую одежду. Мы мокры полностью на сто процентов. Развешиваем все над печкой, переодеваемся в сухое (оно было припасено в рюкзаке) и садимся за стол. Дрожащими руками берем в руки кружки с божественным напитком, крепким черным чаем с добавлением сахан-дали. Это особая трава, которую охотники в тайге добавляют к чаю. Она имеет сильный тонизирующий эффект и если ее переборщить, то может сработать как сильный допинг, но этого не стоит делать. Наташа разогревает нам рис с самодельной тушенкой из изюбрятины (оленины) и мы рубаем. Снова пьем чай, которым никак не можем насладиться. Разговариваемся.
Если первый раз, когда мы только пришли, разговор велся в полушутку-полусерьез, то сейчас он серьезный. Разговариваем о вере в Бога и для всех это интересно, особенно для Наташи. Она считает себя православной, но принимает все на свете с чем встречается, тем не менее, думаю, она взяла из нашего разговора много полезного и интересного для себя.
Во время нашей беседы открывается дверь и из мокрой темноты появляется очень энергичный бородатый мужик, который просится переночевать. Оказывается, ему 61 год и он в одиночку на байдарке проплыл вдоль берегов всего Байкала (осталось несколько дней) а это расстояние более 2000 км. Вот это да! Байдарочник говорит, что только что видел на берегу туриста-одиночку кот. оказался из Чехии. Он ужасно промок и продрог. Байдарочника с чехом пустил к себе на ночлег лесник.
Вообще-то, у нас была идея, чтобы Володя забросил нас обратно в Б.Коты на моторке, но у него не оказалось достаточно бензина и нам придется возвращаться завтра пешком.
Володя, муж Наташи, приготовил для нас уже комнату в которой есть печка и она топиться ! Мы перетаскиваем туда все наши мокрые вещи, выгоняем полупьяных пейнтболистов, точнее их подруг, и развешиваем всю нашу мокрую одежду над печкой. Ох, хорошо !.. На кровати ложится Виктор а мы с Николаем на матрасах на полу. Завязывается теологическая беседа, но под воздействием жара печки и дикой усталости мы тихо и незаметно для самих себя, как дымок гаснущего костерка, уносимся в страну снов. Амэн…

5 августа

Поднимаемся в 6 утра и сами завтракаем на кухне. Около 7 выходим, наблюдая красивый рассвет на самом краю дальнего мыса . По дороге собираем чабрец для чая, который здесь мелкий, но очень душистый и крепкий. После дождя, который, кстати, снова зарядил, полно грибов. Они растут прямо на тропе. Проходим, наконец, Чертов мостик. Любопытное и опасное местечко! Тропа выбита в скале из отвратительной рыхлой породы, которая может обрушится в любой момент и кроме того внизу пропасть над Байкалом. В довольно быстром темпе, хотя мы снова все мокрые по пояс (даром что высушили всю одежду у печки) мы к 11 часам «пробегаем» 20 км. до Б.Котов.
При входе в деревню осматриваем усадьбу Максимовых (естественно, тоже ученых, точнее их сына) сделанную для приеме туристов. Довольно неплохо. Для иностранцев стоит 25 $ в сутки с трехразовым питанием. Там, кстати, в данный момент живут молодые немцы с Бранденбурга. У них у всех красивые и крутые коврики под спальные мешки купленные в магазине в Германии (называется «ALDI»), но никто этого не знает кроме меня. Виктор заходит к Зое Васильевне удостоверить ее, что мы точно прийдем обедать в 14, а мы с Николаем идеи собирать вещи и тут, наконец, появляется солнце ! А в 16 у нас ракета на Иркутск. Приходим к Стаму, находим свои вещи, я моюсь в холодной баньке, переодеваюсь в чистое и босиком прохаживаюсь по траве под ярким солнцем. Какое наслаждение !.. Приходит Виктор и мы взбираемся на Гребешок, причем, я с новыми силами взбираюсь на него в лоб, а Виктор с Николаем идут по нормальной тропе в обход. Оттуда открывается красивейший вид на Байкал, на всю деревню внизу и уходящий вверх распадок. Минут через 25 подходят Виктор с Николаем. Фотографируемся.
Я замечаю сверху очень аккуратную и ухоженную усадьбу с небольшим домиком и еще какими-то постройками. Решаем с Николаем посетить ее, хотя времени в обрез. Спускаемся и идем туда. Знакомимся с хозяйкой Ириной, интеллигентного вида высокой женщиной лет 40. Она говорит, что мест нет а нам и не надо. Мы просим показать ее условия для проживания. Она показывает времянку для туристов и две комнатки на втором этаже дома. Просто супер! Все обшито аккуратно деревом и сделано со вкусом. Замечательно! Когда она узнает, что я из Германии, то показывает еще и дом, который со следующего года они тоже планируют сдавать туристам. Там просто круто. Это деревянный сруб с русской печью и камином. На деревянных стенах шкуры медведя, волков и еще чего-то. Кухня-столовая с огромным чистого дерева столом человек на 12. Николай просто счастлив от увиденного. Это то, о чем он мечтает для своего будущего дома на участке. Говорит, что привезет сюда жену, чтобы специально показать. Спрашиваем за цену и еще раз про себя удивляемся. 18$ за иностранца с 3-разовым питанием. Просто круто по сравнению с другими и неизмеримо лучше. Хозяйка говорит, что мест в этом сезоне нет а мы говорим, что в этом сезоне у нас уж точно не получится. Возможно, только в следующем году. Бежим обедать, но солнце так светит, что я решаю скупаться на прощание в Байкале, тем более, что все рядом. На старом причале раздеваюсь и ныряю в воду три раза. Мама..! (как оказалось позже вода в тот момент была около 4 градусов). Меня просто обжигает как кипятком. Я тут же одеваюсь и мы добегаем до Зои Васильевны, где за столом уже рубают Виктор и семья немцев (Familia Wagner), которых он уже успел где-то подцепить. Оказывается, они живут на севере Германии в 140 км. на север от Люнебурга, моего города. Гюнтер — настоящий немец а Елена — русская, которая родом из Сибири, но жила в Белоруссии а потом 7 лет в Польше и наконец вышла замуж за Гюнтера.
Мы уплетаем обед и лялякаем обо всем на свете. Виктор пошел за своими вещами а мы продолжаем общаться. Не знаю сколько бы мы продолжали еще, но дочь хозяйки вежливо напоминает нам, что до ракеты осталось совсем мало времени. Мы очень быстро и страстно со всеми прощаемся, особенно с пожилой гостеприимной хозяйкой и вылетаем из дома. Пробегаем мимо загорающих на солнечном берегу туристов, которые аплодируют мне и улюлюкают (мое купание происходило у них на глазах а тут они увидели меня совсем близко).
Мы прилетаем с рюкзаками на «Восход» и тут Николай вспоминает, что забыл подаренную мной фирменную кепку. До отхода еще 20 минут и он оставив мне свой рюкзак бежит за кепкой. Но через 5 минут ракета заводит двигатели и отчаливает от пристани. Виктор успевает выяснить, что будет еще одна ракета через полчаса и даже успевает крикнуть знакомым, чтобы предупредили Николая.
Прекрасная погода и я стою у открытого борта и фотографирую.Вдруг появляется лохматая голова Гюнтера, они тоже успели на эту ракету! Они плывут только до Листвянки а оттуда паромом до порта Байкал, чтобы еще успеть осмотреть часть Кругобайкальской железной дороги. Это тоже интересное место на Байкале. Потом они планируют уехать поездом в Красноярск к родственникам Лены, его славянской жены. Возле Маши с Володей оказалось свободное местечко и я сел. Немного поболтали и за минут 10 до Иркутской пристани я отключился. Усталость взяла свое.
Но вот, спустя неполных трое суток, мы снова стоим на Иркутской залитой ярким солнцем пристани и ожидаем ракеты Николая, которая и подходит через полчаса.
Сюрприз! Николай выходит вместе с Русланом, нашим сотрудником по проекту. Оказывается, он возил двоих японок и немца в Б.Коты днем позже нашего туда прибытия и поскольку мы уходили из Котов, то и не могли там увидеться. Прощаемся с Виктором а сами тут же, в кафе, заказываем себе сытный ужин втроем уминаем его. Хорошо.

Послесловие

Так случилось, что я все-таки вернулся тем летом в Большие Коты, чтобы ознакомиться еще с теми достопримечательностями, до которых не дошли мои ноги, не достиг взгляд, не ощупали руки, не услышали уши… Но об этом, в другом рассказе.

| 06.09.2002 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий