Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Россия >> Байкал >> Байкал и Прибайкалье 2005. Часть 3 — На БАМ и обратно


Забронируй отель на Байкале по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Байкал и Прибайкалье 2005. Часть 3 — На БАМ и обратно

РоссияБайкал

Северобайкальск

Речной порт расположен на окраине города и до центра быстрым шагом где-то полчаса. Первым делом мы зашли на вокзал, там оказались недорогие комнаты отдыха. Оплатили проживание до 9 утра, за нами подошли и другие туристы с «Кометы», желающие переночевать. Решили пойти в город перекусить, в центре нам попалось кафе «Тыя». Поужинали там, очень понравилось обслуживание и сама еда. Особенно рекомендуем национальное сибирское блюдо «позы».

Утром встали пораньше, позавтракали, сдали комнату, положили вещи в камеру хранения и пошли в музей БАМа. Северобайкальск — молодой город, его проектировали и строили ленинградские строители, первый дом был сдан в 1980 году, до этого на этом месте была тайга. С учетом местных ветров, дома спроектированы без балконов. В начале перестройки часть уже начатых строиться домов была брошена, сейчас некоторые из них достраиваются. Также ведется строительство храма. Музей БАМа расположен в старой части города, где остались деревянные времянки строителей. Многие оставили их себе в качестве дач, а некоторые живут там постоянно, хотя эти строения не рассчитаны на сибирские морозы. В музее представлена история строительства Байкало-Амурской магистрали, личные вещи строителей, памятные грамоты, также есть раздел фауны Забайкалья. Встретили там двух туристок с «Кометы». Купили литературу по БАМу, потом погуляли по центру города и от оригинального здания вокзала на маршрутке поехали в Нижнеангарск. Поселок Нижнеангарск протянулся вдоль северо-восточной оконечности Байкала. Маршрутка подвозит нас прямо к началу пляжа. Стоит жара не меньше 30 градусов, почти весь пляж занят отдыхающими. В этом месте у Байкала неглубокий залив и вода в жаркую погоду достаточно прогревается. Около берега совсем мелко, идешь вперед метров 200, а глубина не больше метра. Дно песчаное, вода теплая. Мы с удовольствием несколько раз искупались, посидели на берегу. Назад на маршрутке доехали до начала Мысовых тоннелей и пешком прошли около 5 км до Северобайкальска, любуюсь местными пейзажами и памятниками тоннелестроителям БАМа. Заночевали снова в комнате отдыха при вокзале.

На следующий день с утра поехали на рейсовом автобусе Северобайкальск — Байкальское на Слюдянские озера. Они расположены в 25 км от Северобайкальска на месте бывших слюдяных карьеров. Водитель высадил нас у поворота к озерам, в воздухе чувствовалась гарь от лесных пожаров. Как только мы зашли в лес, на нас набросилась туча комаров и мошек, пришлось надеть накомарники. Дорога привела нас к шлагбауму, где за вход нас попросили заплатить. Грабеж, подумали мы, развернулись, и пошли к противоположному берегу озера, благо его периметр составляет более 3 км. Прошли мимо палаточного лагеря, где как раз начался подъем и вышли к небольшому пляжику. Озеро оказалось прозрачным, на дне плавали мальки, но вода была весьма прохладная. Позагорали, искупались, и решили выбираться в город. Автобус ожидался только после обеда, поэтому мы стали ловить попутку. Через полчаса поймали машину и через 15 минут были в городе, где еще погуляли по центру, а потом пошли на городской пляж. Посидели на Байкале до заката, а вечером у нас был поезд в сторону Новой Чары.

БАМ спустя 20 лет после стыковки

Итак, сев вечером в полупустой поезд в Северобайкальске, утром мы выходим на небольшом разъезде Балбухта — знаменитом месте стыковки всей магистрали. Именно здесь, отряд Ивана Варшавского, ведущий путеукладочные работы с восточной стороны встретился с отрядом Александра Бондаря. Увы, сейчас мало кто помнит об этих событиях недавнего прошлого, даже многие старые бамовцы не приехали на юбилейную встречу в честь 20-летия стыковки, а памятник, установленный рядом со станцией, утратил часть названий станций. Прежде всего, мы поправили таблички на памятнике, потом сфотографировались несколько раз, и стали ждать рабочего поезда в сторону Куанды. Природа тут совершенно девственная — стоит немного отойти от станции, сразу полно грибов, голубики, все покрыто зеленым ковром мха, а на заднем плане видна тайга и горы. Но надоедливые мошки вынудили опять надеть накомарники. Рабочий поезд немного задержался. Наконец, подъехал тепловоз с одним вагонами. Садимся, проводница оформляет билет. Через час выходим на станции Куанда — крупном населенном пункте со своей инфраструктурой. Современная школа, магазины, Дом Культуры. Поселок был рассчитан на три тысячи жителей и если бы не перестройка, то здесь был бы построен еще целый микрорайон. Мы зашли к знакомому бамовцу-краеведу, купили литературы, а потом договорились встретиться в поезде на Чару, он также ехал в ту сторону. В поезде мы немного поговорили, а за окном были видны озера Большое и Малое Леприндо и горные массивы.

Очаровательная Чара и ее пески

Около 17 часов мы прибыли в Новую Чару — поселок городского типа, самый большой на читинском севере, который построили строители из Казахстана. На внушительном вокзале в Новой Чаре нас встречал корреспондент газеты «Забайкальский рабочий» Анатолий Емельянович Снегур. У него уже была жестко расписанная программа на все 3 дня нашего пребывания в Каларсокм районе, нас посадили в машину и повезли в краеведческий музей поселка. Там мы познакомились с Дмитрием Гурулевым — до последнего времени он занимался организацией туристических походов в окрестностях Чары, а также вел туркружок для школьников. На следующий день именно он должен был сопровождать нас до Чарских Песков — уникальной пустыни рядом с Кодарским хребтом. Осмотрев экспозицию музея, мы направились в частную гостиницу, которую подобрал для нас Анатолий Емельянович, а затем поужинали у него в гостях.

Утром пришлось встать пораньше, т. к. уже в 6 утра мы, наш проводник Дмитрий и его друзья, собирались у музея. УАЗ-буханка довез нас до моста через Чару, откуда по заболоченной местности начиналась дорога к Чарским Пескам. Мы только накануне узнали о том, что около 3 км нам предстоит пройти по щиколотку в болоте, сменной обуви у нас не было, поэтому пришлось взять шлепанцы. Конечно, на нас сразу набросились тучи комаров и мошек, за 10 минут накомарник забивался, приходилось снимать его и стряхивать. Идти по болоту в шлепанцах было непросто, т. к. внизу они засасывались тиной, либо мы спотыкались на кочках и стланике. Муж решил не жалеть кроссовки и идти прямо в них. Вода была ледяной, и если мы чуть-чуть проходили по суше, ноги не успевали согреться. Так мы брели часа 2, вокруг был типичный для тех мест маревый пейзаж — низкорослые лиственницы и березы, заболоченные поляны. Наконец, дорога вывела нас к реке Верхний Сакукан, которую пришлось переходить по колено вброд. Хотя она и пересохла этим летом, но течение оставалось очень быстрым, мои шлепанцы чуть не унесло. Весной река сильно разливается, было видно, насколько увеличивается русло в половодье. На другой стороне реки началась тайга, деревья стояли вплотную друг к другу. Мы пошли по дороге, оставшейся от бывшего здесь вплоть до 50-х годов сталинского лагеря. Справа и слева виднелись остатки лагерных строений и колючей проволоки, говорят, если копнуть, можно найти кружки, ложки и другие предметы заключенных. Места здесь очень глухие, даже если кто-то и попытался бежать из лагеря, вряд ли выживал, особенно зимой. Еще полчаса, и мы выходим на опушку леса, а перед нами расстилается чудесное таежное озеро. В этом месте совсем недавно был организован детский летний лагерь. У ребят остались вещи и еда, которые закопали в землю от медведей. Мы быстренько разожгли костер, поставили котелок с водой, наварили макарон и чая. Солнце уже поднялось довольно высоко, мы немного позагорали, посушили обувь и двинулись в сторону Чарских песков, которые уже были видны с другой стороны озера. Опять пришлось перескакивать с кочки на кочку по болоту, рядом были видны многочисленные колеи вездеходов. Наконец, небольшой подъем, и мы в «Чарской Пустыне» — песчаном участке площадью около 50 кв.км в предгорьях Кодарского хребта. Есть предположение, что пески образовались за миллионы лет из частиц, выдуваемых ветром из скал Кодара. Растительность практически отсутствует, во все стороны расстилаются песчаные дюны. Полное впечатление, что находишься где-нибудь на юге, а не в Сибири. Мы разулись и решили дойти до больших барханов босиком. Немного позагорали сверху и стали собираться назад, чтобы окончательно не изжариться на солнцепеке. Вернувшись назад к озеру, поставили греться воду для обеда, а сами решили искупаться. Вода в озере теплая, чистая. Но как только мы вышли на берег, нас сразу облепили слепни и мошки. Можно было находиться только рядом с костром, пока полностью не обсохли и не оделись. Спокойно пообедали, приготовили спрятанные вещи для отправки их в Новую Чару, помыли посуду в озере и уже собрались выдвигаться, как я увидела в кустах бурундучка. Он сидел на земле, ел орешек и поглядывал своими глазками-бусинками в мою сторону. Я достала фотоаппарат, подошла поближе и сделала несколько кадров, прежде чем его полосатая спинка скрылась в листве.

Назад до реки мы шли тем же маршрутом, а по речке было решено сплавиться на катамаране, тоже оставленном в лесу. Привязав на него свои вещи, запрыгнули сами, оттолкнулись шестами, и мы уже плывем. Речка обмелела от июльской жары, каждые 5—10 минут катамаран садились на мель, приходилось слезать и идти рядом до более глубокого места. На самом катамаране нас одолевали комары, поэтому не переставая обмахивались ветками. Русло реки изгибалось то вправо то влево, а берега густо заросли деревьями. Такими темпами мы, с опозданием на 2,5 часа, мы прибыли к месту старта — мосту через Чару, где нас ждал УАЗ и он отвез в гостиницу.

Месторождения Удокана

Следующий день был посвящен экспедиции на Удоканский хребет: осмотру трассы Чара — Чина — Карьерная, рудных месторождений, посещению поселка геологов Наминга. В 1998 году началась прокладка первого рельсового ответвления современного БАМа, и уже в 2001 году с месторождений Чины были вывезены первые тонны ископаемых. Но политика РЖД поменялась со сменой руководства, и ветка Чара — Чина была заброшена вплоть до нынешнего времени, когда при поддержке Москвы было принято решение о строительстве обогатительной фабрики и начале активной добычи медной руды. Сейчас для движения поездов вновь открыт участок от Новой Чары до 28 км. До Чины мы добрались на вахтовке «Урал», а потом поехали выше, в Ингамакитский каньон, где сейчас ведутся геологоразведочные работы. Горы поражают своим величием, кое-где видны заснеженные вершины. Нам показали разнообразные породы, которые будут добываться в этих горах. Дальше наш путь лежал по старому зимнику Могоча — Наминга, где нас здорово потрясло на ухабах, ведь уже прошло почти 30 лет, как в поселке Наминга были свернуты все работы. Остановились у первой штольни на окраине поселка. Внутри штольни сыро, с потолка свисают сталактиты, капает вода. Видны остатки вагонеток, на которых образцы руды поднимали наверх. Взяли на память образцы и снова в машину. В 60—70-е годы Наминга была крупным поселком, стоящим на одноименной речке, со своей школой, больницей, клубом. Сейчас же от него остались только зарастающие деревянные развалины. Через перевал возвращаемся назад в Чару. Ветераны-геологи, ехавшие с нами, всю дорогу вспоминали, как кипела здесь работа в 60-е годы. Останавливались у горного ручья, вода в нем чистейшая. Солнце уже садилось, когда мы вернулись в Новую Чару около 21 часа.

Поселок Икабья и ее главный строитель
Последний день в Каларском районе у нас отводился посещению бамовского поселка Икабья, в 40 км к востоку от Чары. В тайге, на месте современного поселка, в 1981 году, высадился десант комсомольских отрядов — молдаван, украинцев, грузин. И именно «ГрузстройБАМу» Икабья обязана неповторимым обликом — восточными мозаиками на подъездах домов, уютными кварталами, современной школой и торговым центром. Самая известная личность в Икабье — это Автандил Александрович Ломидзе, бывший бригадир «ГрузстройБАМа». Приехав в Забайкалье из Боржоми молодым специалистом, он вырос до бригадира, выдвигался на Звезду Героя. Нас он встретил около вокзала и провез на машине по поселку с небольшой экскурсией. Интересуемся, почему решил остаться тут, а не уехал обратно в Грузию. Все просто, тут тоже есть горы, а каждое здание поселка для него как дитя, ведь все здесь построено своими руками. Поэтому ему вдвойне обидно наблюдать упадок на читинском участке БАМа. В Икабье он создал кусочек своей гостеприимной Грузии, чего стоит только его дом и участок, где все цветет и плодоносит. Мы глазам своим не поверили, когда он показал теплицы, где растет даже болгарский перец! Мы душевно пообщались с ним на тему БАМа, он показал нам свои многочисленные награды. На обратном пути мы заехали на горячий минеральный источник Луктур и побывали в старом поселке Чара. Уже совсем перед отъездом еще раз забежали в краеведческий музей, купили на память поделки из чароита, сфотографировались с Дмитрием на прощание.

Назад, в Северобайкальск и Иркутск

И вот, поезд везет нас по БАМу вдоль горных хребтов через десятки речек и рек. Утром мы снова попадаем в Северобайкальск. Сдаем рюкзаки в камеру хранения и на маршрутке отправляемся на минеральный источник Гоуджекит, до которого 35 км по пыльной грунтовке. Приехав, обнаружили, что все затянуто дымом — совсем рядом горит тайга. Ну, раз уж приехали, немного посидели на берегу горной реки Гоуджекит (сам источник нас не впечатлил — он расположен на территории дома отдыха), набрали голубики, которой полно вокруг, съели купленного утром омуля и пошли голосовать на трассу. Примерно через полчаса нам удалось остановить легендарный немецкий грузовик «Магирус» — такие машины составляли основной автомобильный парк при строительстве БАМа, т. к. обладают высокой проходимостью и повышенной грузоподъемностью, неприхотливы в местных суровых условиях. Забрались в кабину и не спеша тронулись в сторону Северобайкальска. Водители расспрашивали нас о путешествии, мы в свою очередь интересовались местными новостями. Буквально за 8 км до города машина вдруг заглохла. Оказалось, топливо понемногу подтекало из бензобака и закончилось. Пришлось вылезать и идти пешком, а водитель остался ждать идущий далеко позади второй грузовик. На нашу радость откуда-то сбоку выехали рыбаки на «жигулях», подбросившие до города. На вокзале перекусили в столовой, а скоро подали наш поезд до Иркутска.

Иркутск — Большие Коты

И вот рано утром мы в Иркутске, сдаем вещи в камеру хранения. Снова едем на пристань, но с билетами проблема — уехать можно только до Больших Котов, до бухты Песчаной все распродано. Берем билеты и садимся в «Восход». Сначала мчимся по Ангаре до Листвянки, после чего немного движемся вдоль западного берега Байкала. Сразу от причала в Больших Котах начинается тропинка, она петляет то вверх, то вниз рядом с озером. Тропинка узкая, приходиться пропускать идущих навстречу туристов. Сверху особенно заметно, насколько прозрачная вода в Байкале — видно каждый камушек. На пляже загорают и купаются туристы. С тропинки открываются замечательные виды на прибрежную полосу и байкальскую гладь, да и погода просто великолепная.
Шли мы час с небольшим, пока тропа не уперлась в гору Скрипер, которую можно было обойти по воде или верхом. Через 2 часа у нас должен был быть обратный «Восход», поэтому приходится поворачивать назад. В самом поселке зашли в музей байкаловедения — там представлены заспиртованные обитатели озера, продаются книги о природе Байкала и немного прошли в сторону Листвяеки. Издали увидели, что «Восход» пришел вне расписания, видимо, это был дополнительный рейс. Мы подошли на причал к следующему рейсу, но поскольку билетов у нас не было, то сели мы в последнюю очередь, без мест, только до Листвянки. В Листвянке еще посмотрели сувениры и литературу, и пошли на автобус до Иркутска. Как раз нам достался последний билет, а за второй заплатили водителю «Икаруса». Некоторые люди садились уже на выезде из Листвянки, и даже при наличии билетов им пришлось ехать стоя. Доехали до Иркутска за час. Обошли несколько гостиниц в поисках ночлега и остановились в гостинице «Динамо».

Последний день в Иркутске

Самый последний день нашего двухнедельного отпуска в Сибири начали с посещения двух картографических магазинов и почти все оставшиеся деньги потратили на карты себе и друзьям. Потом погуляли по центру Иркутска, зашли в отреставрированный Богоявленский собор, а под конец на рынке купили в подарок омуля и кедровых орехов. Как начинался наш отпуск со встречей Юры, так и заканчивался: он приехал за нами, чтобы отвезти в аэропорт. Прощаемся, благодарим его за помощь, а он в свою очередь приглашает нас через год снова приехать на Байкал. Улетали домой новым иностранным лайнером «Сибири» с просторным салоном. Внизу под крыльями расстилалась Ангара, а вдалеке на востоке прощально поблескивал седой Байкал.

Комментарий автора:

Статья разбита на нескольких частей. Читайте предыдущую часть

| 12.01.2006 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий