Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Россия >> Глава из книги


Забронируй отель в России по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Глава из книги

Россия

Автор собирается опубликовать книгу и ищет спонсоров.
Желающие могут обратиться к автору по email: gaponov@itam.nsc.ru

В книге описывается двойное кругосветное путешествие на автомобиле Владимира Лысенко, совершенное им по оригинальному маршруту — через крайние точки всех континентов (Владимир «перекрестил» на машине эти континенты). Он пересек Северную и Южную Америки с севера на юг и с запада на восток, Африку — с юга на север и с востока на запад, Евразию — с запада на восток и с юга на север, а Австралию — с востока на запад и с севера на юг. Маршрут Лысенко пролегал через более шестидесяти стран, и общая протяженность пути составила 140 тыс. км.
Книга предназначена для широкого круга читателей, интересующихся туризмом и путешествиями.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие
Через Америку
По Африке и Европе
Транссибирский этап
Вокруг Австралии и через Юго-Восточную Азию
Завершение двойной кругосветки («крещения» всех континентов)
Карта-схема кругосветного путешествия
Эпилог
Формальные итоги путешествий
Приложение. Копии виз и отметок о прохождении границ

ПРЕДИСЛОВИЕ

После того, как в рафтинге (сплаве по горным рекам) я сделал всё, что можно как-то заформализировать (сплав со всех восьмитысячников и самых высоких вершин всех континентов, сплавы-первопрохождения в Китае с двух самых высоких вершин мира — Эвереста и Чогори, спуск по горным истокам двух величайших рек мира — Амазонки и Нила, наконец, я установил в Тибете рекорд высокогорности сплава — 5600 м) (см. книгу: В.Лысенко. На катамаране с высочайших вершин мира. Новосибирск: ЗАО «РИФ плюс», 1997, 240с.), меня потянуло к другим видам экспедиций. В первую очередь речь шла, конечно же, о кругосветном путешествии.
Но какой способ передвижения выбрать? Пешком? Нет, это займет всю жизнь. На велосипеде? В принципе, для меня это — приемлемый вариант (будучи студентом, я серьезно занимался велогонками на шоссе, мой рекорд — 270 км за один день), но все равно долго (если делать настоящую кругосветку, то на это при отсутствии большой финансовой поддержки уйдет лет пять). Оставался вариант путешествия на автомобиле. Он казался наиболее привлекательным еще и потому, что никто из России (и Советского Союза) до этого автокругосветок не совершал (хотя это удавалось сделать людям из других стран). Мне, естественно, хотелось пройти необычный маршрут, по которому никто никогда не путешествовал. К тому же я обратил внимание на то, что в ранее совершенных кругосветках точки начала и конца пути по разным материкам были произвольными, никак не заформализованными. Поэтому я решил проехать по всем континентам между крайними точками в том направлении, в котором эти континенты вытянуты, то есть пересечь оба американских материка от самой северной окраины Северной Америки до самой южной точки Южной Америки (естественно, куда можно добраться на автомобиле), пересечь Африку от самой южной ее точки до самой северной, Евразию — от самой западной до самой восточной (из доступных на легковой машине), а Австралию — от самой восточной до самой западной (либо вообще объехать ее по периметру).
И я настойчиво приступил к осуществлению своего проекта.

ЧЕРЕЗ АМЕРИКУ

25 сентября 1997 года вечером (в 18 часов) мы вылетели из Хабаровска в Анкоридж (Аляска), куда прилетели менее чем через 5 часов в 4 часа утра… того же 25 сентября — сказалось пересечение суточного пояса (разница во времени между Анкориджем и Хабаровском 5 часов минус сутки). Подождав в аэропорту до 7 часов, отправились в хорошо известный мне (по предыдущему посещению Аляски в июле-августе 1993 года, когда мы вместе с Владимиром Кузнецовым сплавились по рекам Мак-Кинли и Кантишна в национальном парке Денали) Анкориджский международный молодежный хостел по адресу Н-700. Здесь и разместились.
Мы — это я, Борис Иванов и Владимир Голещихин. Нам (а на североамериканскую часть экспедиции через три дня к нам должен был присоединиться еще Андрей Пономарев) предстояло совершить трансамериканское путешествие на машине от Аляски (север Северной Америки) до Аргентины (юг Южной Америки) со сплавом по рекам в Канаде, США (в Большом Каньоне Колорадо) и Южной Америке. Спонсорами этой экспедиции выступили газета «Новосибирские новости», Зыряновский филиал Кузбассоцбанка и фирма ЭКВИ (Москва) при визовой поддержке московской турфирмы «Эксотур» (и персональной помощи Александра Андриевского).
Из-за ограниченности финансов мы могли купить автомашину не дороже 2500 долларов. Обойдя ряд магазинов по продаже подержанных автомобилей, осмотрели три «Форда» (от 2 до 2,5 тысяч долларов каждый) и «Вольво-240 ДЛ» (за 2500). Один из «Фордов» был пикапом с большим салоном, широкими сидениями и спальным местом. Машина шикарная, но уж очень большая, на ней было бы трудно перемещаться по улицам с интенсивным движением транспорта и, главное, по узким горным дорогам. Остальные «Форды» (за 2 × 2,2 тысячи долларов) были достаточно «изношенными», зато «Вольво» смотрелся как новый (хотя и был 1986 года выпуска и набегал уже 300000 км). В конце концов мы остановились на нем.
Через фирму-продавца оформили покупку (на это ушло еще 200 долларов), страховку «лайабилити» (на случай повреждения нами чьей-либо чужой машины, такая страховка в США обязательна, она «потянула» на 600 долларов), и на следующий день мы стали хозяевами «Вольво-240» с аляскинским номером CZS 779. В качестве разминки съездили в Анкор Пойнт и вернулись обратно.
Итак, к вечеру 26 сентября мы были готовы начать путешествие, но Андрей должен был прилететь в Анкоридж лишь через два дня. Чтобы не терять время, решили сначала втроем съездить в поселок Дэдхорс (Мертвая Лошадь) на берегу залива Прадху Бэй, самый северный пункт Аляски, куда можно добраться на машине. Еще несколько лет назад доступ в эту местность был ограничен, и простых американцев (а, тем более, русских) без специального пермита не пускали дальше Дисастер Крика (это в 340 км от Ливенгуда, а сам Ливенгуд находится в 114 км от Фэйрбэнкса), то есть последние 314 км до Дэдхорса были закрыты. Эти ограничения были связаны с добычей нефти в заливе Прадху Бэй. Однако, к счастью, ситуация изменилась, и теперь нам не запрещалось посетить Дэдхорс.
Ранним утром 27 сентября мы двинулись в его направлении. Ехали по шикарным хай-вэям, гладким, с великолепной разметкой, с большим количеством «загоравшихся» от света фар машины знаков-отражателей. Совершенно очевидно, что аварийная ситуация на таких дорогах может возникнуть несравнимо реже, чем на российских. Кстати, американские водители резко отличаются от наших своей дисциплинированностью — мало кто нарушает правила дорожного движения. Мы же, дорвавшись до хороших дорог, к сожалению, не смогли сдержать себя и многократно превышали ограничение скорости в 65 миль (110 км) в час. Была суббота, и до Ненаны дорога была практически пустой. Поэтому на одном из ее длинных пустынных отрезков мне удалось «выжать» из машины скорость 100 миль (160 км) в час. Однако на участке дальше Ливенгуда дорога стала постепенно портиться (асфальт исчез с нее еще на середине отрезка Фэйрбэнкс-Ливенгуд), а затем стала откровенно плохой (появилась грязь). По единственному мосту пересекли реку Юкон. И, пройдя за день 960 км (из тех 1356, которые отделяют Анкоридж от Дэдхорса), переночевали в небольшом селении Кулдфут (Холодная Нога). Здесь гостиничный номер на двоих (в котором мы уместились втроем) стоил 75 долларов.
Через 70 миль после Кулдфута начинался перевал Атигун высотой около 1,5 км. На нем лежал снег (а до него дорога была покрыта толстым слоем грязи). Непосредственно перед перевалом нас остановила девушка в строительной каске и предупредила, чтобы мы были очень внимательными (из-за снега и плохой видимости на перевале). За Атигуном дорога покрылась коркой льда. Машина забуксовала. Пришлось изрядно потрудиться, толкая ее. И всё же в 12.30 мы оказались в Дэдхорсе. Заправились бензином (на 251-мильном участке между Кулдфутом и Дэдхорсом заправляться негде; это расстояние как раз соответствовало пятидесяти литрам бензина, которые вмещались в бензобак нашей машины) и в отеле «Прадху Бэй» «вволю» пообедали — здесь «шведский стол» стоил 15 долларов на человека. В 14 часов тронулись в обратный путь.
Тут нужно сделать небольшое отступление. В первый день пути (до Кулдфута) машину вели поочередно я и Борис. На второй день за руль сел Володя и успешно довел машину до Дэдхорса. Однако он вел «Вольво» очень осторожно, и скорость движения была небольшой. Поэтому, чтобы ехать быстрее, в Дэдхорсе его сменил Борис (человек с сорокалетним водительским стажем). К сожалению, увеличение скорости движения имело для нас негативные последствия — на снежно-ледовой трассе машину занесло, и мы оказались в кювете. К счастью, машина съехала в него задом, а не боком, иначе переворот был бы неизбежен.
Всё обошлось без травм и повреждений, однако нужно было вытаскивать машину на дорогу. Троса не было ни у нас, ни в проходивших мимо джипах. Мне пришлось идти на находившуюся в километре от места происшествия нефтеперекачивающую станцию и просить грузовик с тросом. Вечером мы вернулись в Кулдфут. Володя взял на себя функции повара, и мы плотно поужинали. А на следующий день (29 сентября) было возвращение в Анкоридж. Мы спешили (в Анкоридже нас ждал Андрей), и на участке от Ненаны я за три часа «прошел» 300 км. Общественность (в лице Бориса и Володи) осудила меня за гонку, и вечером я был вынужден пообещать им, что быстрее 80 миль в час (то есть 130 км/час) ездить не буду. Естественно, свое слово в дальнейшем сдержал. В 20 часов мы прибыли в Анкоридж и встретили Андрея.
 В полдень 30 сентября, предварительно устранив (за 18 долларов) в одной из мастерских появившийся накануне стук в рулевой колонке, тронулись в сторону Канады и уже ночью пересекли границу Аляски с ней. За день прошли около 400 миль. Переночевали в мотеле в канадском селении Бивер Крик за 73 доллара.
1 октября продолжили путь. У реки Клуэйн, вытекающей из одноименного озера, остановились. Здесь собрали катамаран, и я с десяток километров проплыл по этой реке. Она оказалась не очень опасной — где-то второй категории сложности. На ней встречаются перекаты, отдельные валы, прижимы к заломам. В целом Клуэйн оказалась мощной рекой, текущей уверенно и быстро. В том месте, где она стала уходить от дороги, пришлось закончить сплав. После этого мы продолжили путешествие на машине. За день прошли 430 миль. Переночевали в мотеле в Теслине.
Следующий день был «боевым» — преодолели 616 миль (то есть около тысячи километров). Однако в конце дня пошел снег и покрыл всё вокруг. На ночь остановились в одном из придорожных мотелей. К сожалению, утром оказалось, что какая-то машина, уезжая рано утром, забуксовала и помяла левую заднюю дверь нашего автомобиля. След «провинившейся» машины, увы, простыл, так что взимать деньги за повреждение было не с кого. Осторожно тронулись в путь, так как дорога была покрыта ледяной коркой. Нас обогнало несколько машин. Одну из них часа через полтора мы увидели в кювете перевернувшейся. К счастью, пассажиры были целы и невредимы. Через пару километров обнаружили еще один съехавший в кювет автомобиль. Да, суровы северо-американские трассы! Кстати, я не написал, что в Канаде мы сначала попали в провинцию Юкон, затем в Британскую Колумбию и, наконец, в провинцию Альберта.
За день прошли 647 миль и заночевали в городке Лякомб (сразу после Эдмонтона) в мотеле за 34 доллара (в пересчете с канадских долларов на американские). Всё было бы отлично, если бы за городком Грэнд Прэри Андрей не «подрезал» при обгоне несколько автомобилей. Кто-то из потерпевших сообщил об этом куда следует, и полицейская машина «тормознула» нас. Стражи порядка потребовали у Андрея водительские права (а тот потерял их незадолго до нашей поездки), поэтому мы показали им его паспорт. Узнав, что мы из России (а сначала — на основании наших аляскинских номеров — они приняли нас за американцев), полицейские подобрели и ограничились лишь предупреждением.
На следующий день, одолев 524 мили, проехали канадскую провинцию Альберта, пересекли южную канадо-американскую границу и попали в штат Монтана, где переночевали в Волчьем Ручье в мотеле за 44 доллара. Ранее пересекли реку Миссури. Здесь много рыболовов. Была суббота, и рыбачьи лоджии были забиты до отказа.
 В штате Монтана удивило отсутствие ограничения скорости для легковых машин в дневное время — везде стояли знаки «Ограничение скорости в ночное время — 65 миль/час, для грузовиков — 65 миль/час в любое время», но не было ни слова о подобном ограничении для легковых автомобилей днем. Поэтому мы шли со скоростью 80 миль (130 км) в час, считая, что не нарушаем правила дорожного движения. К тому же в Монтане до Волчьего Ручья было очень мало попутных машин, а полосы движения в прямом и обратном направлении разделены бетонными ограждениями.
Насчет местного времени. В Юконе оно на час больше, чем на Аляске, а в Британской Колумбии — на два часа. Следует отметить и то, что от Анкориджа сначала мы ехали по Аляске и Канаде на восток и лишь затем — на юг.
А 5 октября, «намотав» за день 587 миль, мы пересекли штаты Монтана, Айдахо и попали в штат Юта, где заночевали в городке Прово за Солт-Лэйк-Сити. Нужно сказать, что наш маршрут от Анкориджа на юг пролегал через Скалистые Горы. В этот день (5 октября) преодолели перевалы до 2 км высотой (а в Прово высота около 1400 м).
 В городке Айдахо-Фоллс посмотрели водопады на реке Снэйк. Весьма впечатляющее зрелище. А в районе Солт-Лэйк-Сити (перед ним, в нем и после него) поразила интенсивность движения автотранспорта. Был вечер воскресенья, и один сплошной поток машин устремился к городу, а противоположный — из него. Вечером походили по Прово, симпатичному маленькому городку. Поужинали в мексиканском ресторане.
Так как во Флагстаффе (для сплава по реке Колорадо) мы должны были быть 7 октября вечером, то есть у нас было в запасе 1,5 дня, решили на следующий день заехать в знаменитый Лас Вегас и посмотреть, как «работают» местные казино (идея была Андрея).
И 6 октября, преодолев более 300 миль, прибыли в столицу штата Невада. По пути пересекли перевалы высотой до 2000 метров в Скалистых Горах. В Лас Вегасе разместились в мотеле «Домино» в двух комнатах по 30 долларов каждая. И пошли смотреть искомые «злачные» заведения. Кроме них, в Лас Вегасе есть еще одно интересное место — высотная башня-гостиница «Стратосфера». Ночью на башне великолепная подсветка, так что она смотрится очень красивой.
Кстати, еще до Лас Вегаса мы провели две экскурсии во время нашего путешествия — в канадских городах Эдмонтоне (столице провинции Альберта) и Калгари. И если в Эдмонтоне мы были ночью (побродили по нему и поужинали в кафе), то Калгари предстал перед нами во всей дневной красе. Правда, каждый раз у нас возникали проблемы с парковкой. Дело в том, что мы пересекли всю Канаду с севера на юг, не имея ни одного канадского доллара (и даже цента) наличными, пользуясь только кредитной карточкой «VISA» Андрея. А за парковку нужно было платить мелочью. Поэтому в городах оставляли машину на тихих улочках, не зная толком, можно ли ее в этих местах парковать. Но никто нас не оштрафовал. А Эдмонтон и Калгари очень понравились — симпатичные города.
И вот теперь мы шли на экскурсию в Казино Центр Лас Вегаса (от мотеля «Домино» до него идти минут двадцать по улице с таким же названием Казино Центр). У меня, как назло, кончилась пленка в фотоаппарате, поэтому пришлось снимать только видеокамерой.
Что такое лас-вегасские казино — описать сложно. Это надо увидеть. Тысячи людей азартно играют кто во что горазд — в карты, в рулетку, на игральных автоматах и так далее. Очень много игроков пенсионного возраста. Некоторые старушки едва ковыляют, но рвутся в бой. Снимать внутри казино нам не позволили (я специально об этом спросил одного из служащих), так что мы ограничились съемкой с улицы. Вся эта кутерьма произвела на нас большое впечатление, правда, сыграть самим желания не возникало.
7 октября, пройдя почти 300 миль, оказались во Флагстаффе. По пути посмотрели озеро Мид (в которое впадает и из которого вытекает река Колорадо) и плотину Хубера, сдерживающую воды Колорадо. Затем въехали в штат Аризона. Во Флагстаффе добрались до офиса «Каньон РИО», фирмы, с помощью которой будет проходить наш сплав по Колорадо на нижнем участке Большого Каньона (в офисе этой фирмы назавтра была назначена встреча с Томом — американцем, который организует этот сплав). Тут нам сообщили, что приехала моя двоюродная сестра Оля (она тоже собиралась участвовать в спуске по реке) и ждет нас на автобусной станции «Грэйхаунд», а также по телефону «связали» с Георгием Ауконом — русскоязычным эмигрантом из Риги, уже 5 лет живущим здесь, во Флагстаффе, и работающим гидом-проводником по Большому Каньону (он — тоже сплавщик по горным рекам). На автовокзале встретились и с Олей, и с Жорой. Георгий пригласил нас к себе домой переночевать. Мы, конечно, согласились. Жора познакомил нас со своей женой Тамарой, сестрой Ларисой и двумя дочками (старшую зовут Яна). Приняли нас очень тепло.
Утром 8 октября в офисе «Каньон РИО» встретился с Эми Мак-Вэй (с которой познакомился в 1993 году при перелете из Анкориджа в Магадан и далее в Иркутск), Томом Бэрри (профессиональным гидом по Большому Каньону Колорадо, которого я знаю также с 1993 года), помощницей Тома по будущему сплаву Мэри-Энн Бенойт (вообще же, она — биолог, орнитолог, специалист по птицам из «Красной Книги») и супружеской парой из Аляски Томом и Мэгги (она — алеутка). Сплавляться мы будем восьмером — пять американцев и мы (я, Оля и Андрей). Мы с Андреем — на моем небольшом катамаране, остальные — на двух больших рафтах.
Загрузили разным снаряжением вэн (микроавтобус) с грузовым прицепом и тронулись в путь. Через несколько часов спустились к Колорадо в районе Бриллиантового Ручья (Даймонд Крика) на территории резервации индейцев племени хуалапаи (индейцам за перемещение по их территории пришлось, естественно, заплатить).
На следующий день начали сплав и за 4 дня дошли до озера Мид. На этом участке Колорадо — река третьей категории сложности (по советско-российской шестикатегорийной шкале). На пути сначала встретили около десятка порогов, а затем особых препятствий на реке не попадалось. Места вокруг были потрясающе красивы (подробнее описывать не буду — это бессмысленное занятие).
Мы сплавлялись в соответствии с американскими традициями — с огромным количеством ящиков, огромным количеством еды (естественно, всю ее съесть не успели, хотя все участники сплава изо всех сил старались это сделать) и перевозным (и, естественно, переносным) туалетом. Понравилась система оповещения о том, что туалет занят — каждый в него идущий забирал с собой сигнальное весло. Раз весла нет — значит, туалет не свободен. А к общепринятой системе «забирания» мусора с собой я уже привык в 1993 году — при сплаве на Аляске по рекам Мак-Кинли и Кантишна в национальном парке Денали.
Каждый вечер прекрасная половина нашей группы колдовала над приготовлением какого-либо деликатеса (например, пиццы), а я после каждого пиршества мыл за всех посуду. Том из Аляски хорошо играл на гитаре (он любил исполнять произведения в стиле «кантри»), а мы с Олей пели (при моем аккомпанементе на гитаре) старые советские бардовские песни. В общем, сплав получился запоминающимся, правда, подвела погода. Если в Лас Вегасе (когда мы там были) стояла жара, то в районе Большого Каньона погода была прохладной, временами шел дождь. В третий день сплава дождь немного подпортил нам настроение, но лишь чуть-чуть.
13 октября мы вернулись во Флагстафф и опять поселились в доме Жоры Аукона. Борис и Володя за время нашего сплава съездили в Лос-Анжелес, но вернулись не очень довольные. Жора дал в нашу честь шикарный ужин. Он сказал, что назавтра в 9.30 меня пригласили на местное (флагстаффское) радио дать интервью. Однако сделать это не удалось, так как на следующий день в 16 часов из Финикса (а до него ехать часа 2,5) должен был улетать в Сан-Франциско (и далее — в Москву) Андрей (об этом мы с ним договорились заранее), а девушки (Оля и Эми) и я хотели посмотреть виды на Северный Рим Большого Каньона со смотровых площадок на Южном Риме (до них от Флагстаффа 75 миль, при лимите скорости 55 × 65 миль/час).
К сожалению, из-за проблем со здоровьем отказался от дальнейшего участия в экспедиции Володя. Так что мы с Борисом остаемся на маршруте вдвоем. Но ничего не поделаешь.
14 октября утром мы вчетвером (я, Андрей, Оля и Эми) съездили на Южный Рим Большого Каньона и затем вернулись во Флагстафф. Здесь экс-советская часть команды попрощалась с Эми (она осталась, чтобы совершить пеший поход по Большому Каньону). Во Флагстаффе к нам присоединились Борис и Володя, и мы впятером поехали в Финикс. Прибыли туда (вернее, в международный аэропорт Финикса) в районе 15 часов. Андрей, Володя и Оля остались там, а мы с Борисом помчались в сторону Мексики. Проехав через Тусон, добрались до американского Ногалеса, где и заночевали в мотеле. Я чувствовал, что на следующий день начнутся трудности, связанные с нашим незнанием испанского языка (а Борис, кстати, не знает и английского). Но надеялся, что все-таки мы достигнем намеченной цели путешествия.
15 октября утром въехали в Мексику. Удивило то, что на нас не обратили внимания ни американские, ни мексиканские пограничники и таможенники (видимо, сказались американские номера нашей машины). Машину здесь вел  я. «Полз» со скоростью 2 км/час, но никому до нас не было дела. Так мы и «вползли» в уже мексиканский город Эройка-Ногалес. Здесь мы сразу как бы вернулись в российскую действительность — суета, хаос на улицах. Да и дорога стала похуже, чем в США и Канаде. Но в целом мексиканский хай-вэй порадовал — могло быть значительно хуже (по крайней мере, российские дороги уступают этой мексиканской магистрали). Единственное, что огорчало, так это дорожные «поборы». Пришлось раз пять платить по 32 песо (4 доллара) в местах сбора дорожного налога (здесь дорога перекрывалась шлагбаумами). Кстати, американские 100 долларов мы поменяли на мексиканские песо за 50 метров до американо-мексиканской границы (по курсу 7,65 песо за 1 доллар).
За день «отмахали» 800 км через города Эрмосильо, Гуаймас, Сьюидад-Обрегон и добрались до Лос-Мочиса, где переночевали в мотеле на ответвлении дороги в сторону аэропорта. Если в соседнем отеле на противоположной стороне хай-вэя нужно было платить 60 долларов за двухместный номер, то здесь — только 11 долларов (рекорд дешевизны на нашем пути). Еще больше удивило следующее: чтобы «снять» номер, не требуется давать о себе никакой информации — ни имени, ни фамилии, ни каких-либо других данных. Мотель находится на «отшибе». И только когда мы зашли в свой номер и я увидел большое зеркало на потолке над кроватью и зеркало на стене в «голове» кровати, то стал догадываться о «творческой» направленности этого мотеля — зеркала явно были подспорьем для более острых впечатлений от сексуальных отношений между прибывшими сюда парами (любого пола), а нетребовательность знания имен посетителей гарантировала их инкогнито. Видимо, и нас с Борисом приняли за гомосексуалистов.
По пути в Лос-Мочис, сразу после Гуаймаса, мы выехали на берег Калифорнийского залива (то есть фактически Тихого океана), чем, конечно же, не преминули воспользоваться — шикарно в нем искупались. Давно я не плавал в такой очень теплой и соленой воде.
Ехалось по мексиканскому хай-вэю легко — машин встречалось меньше, чем в США. Сначала шли с предельно-допустимой скоростью (100 × 110 км/час), но заметив, что мексиканские водители в целом менее дисциплинированные, чем американские (многие ездят со скоростью 130 км/час), как-то легко переняли их манеру езды. Нас трижды останавливали полицейские («ну всё, вляпались», думали мы). Но дело оказывалось не в превышении скорости, а в проверке некоего пермита на езду по Мексике, который мы, как оказалось, должны были получить на границе. Я объяснял полицейским на английском языке, что мы едем транзитом через Мексику в Гватемалу, и узнав, что мы не говорим по-испански, они нас отпускали.
16 октября, отмерив опять около 800 км (проехав, в частности, через Масатлан) и почти достигнув Тепика, мы (по желанию Бориса) свернули в сторону Тихого океана и доехали до Сан-Бласа, откуда дорога пошла вдоль побережья. Перед Санта Крузом остановились на ночь в дешевом (75 песо за двухместный номер) отеле непосредственно на берегу океана. От нашей комнаты до него было около десяти метров. Мы поочередно поплавали в тридцатиградусной соленой воде.Борис был очень доволен (он хотел в этот день искупаться в океане; для этого мы уже сворачивали к нему днем, доехав до селения Димас, но, попав здесь на хай-вэй (за проезд по которому пришлось заплатить 55 песо), отложили плавание в океане до вечера). Сегодня ехали не только по хай-вэю, но и по обычным мексиканским дорогам. Конечно же, они оказались значительно хуже — много ям, рытвин и кочек (как в России).
На побережье океана не перестаешь любоваться множеством пальм и другой тропической растительности.
17 октября проехали Тепик, Мансанильо, Текоман и заночевали, не доезжая Ласаро-Карденаса. А 18 октября, проехав Акапулько, остановились в мотеле после селения Крус-Гранде. Однако событий за эти два дня было удивительно много.
 В первый день на «глухом» участке дороги к нам пристали два мексиканских полицейских (мужчина средних лет и молодой парень). Они проверяли все наши документы, досматривали вещи. Им, как назло, попался в руки портфель, где Борис хранил свои доллары. Увидев американскую валюту, старший полицейский очень ею заинтересовался, пересчитал и долго допытывался, не фальшивые ли деньги (мы, как и подобает отвечать всем в такой ситуации, сказали «нет»). Потом вроде бы нас отпустили, мы поехали, но через полкилометра эта парочка опять нас остановила, старший подозвал к себе, а младший продолжил рыться в машине недалеко от портфеля. Когда нас отпустили во второй раз, то у меня и Бориса возникли сомнения, все ли доллары целы. Последние остались все-таки в прежнем количестве. Вообще, нужно сказать, что нас каждый день по несколько раз (в разных местах) останавливали полицейские. Мы говорили им стандартную фразу на английском, что мы едем из Аляски в Гватемалу, и нас обычно отпускали. Но последняя парочка явно надеялась на какую-то финансовую поддержку с нашей стороны.
Вторым событием 17 октября стало попадание в кювет нашего «Вольво» на опасном горном серпантине, и только густые придорожные кусты спасли нас от трагических последствий. Машину вел Борис. На горном участке дороги перед крутым поворотом он развил слишком высокую скорость (это было видно и невооруженным глазом, меня так и подмывало сказать ему, что сейчас улетим с трассы, но у нас была договоренность не комментировать действия друг друга за рулем, поэтому я промолчал). На повороте Борис не справился с управлением, и мы вылетели с дороги, «врубившись» в густые придорожные кусты. Отделались сравнительно легко (был выломан пластмассовый поддон машины, и его пришлось выкинуть). А ведь через несколько метров (по ходу нашего «полета») начинался крутой обрыв.
Третьим событием дня явился наш ночлег в «полевых» условиях. Привыкнув во время пути ночевать в дешевых мотелях, мы и в этот день планировали сделать то же самое после Текомана. Однако ни мотелей, ни отелей на пути не попадалось. Вскоре наступил вечер. Мы продолжали ехать по горной дороге еще довольно долго (до 20.30), но ничего подходящего для ночлега не обнаружили. Тогда решили переночевать прямо на одной из ровных площадок возле дороги. Борис улегся спать в машине, а я — в спальнике «на улице». Наш крепкий сон прервали резкий скрип тормозов и чьи-то голоса. В лучах фар остановившейся машины появились два человека в армейской форме с автоматами. Они, естественно, стали выяснять у нас, кто мы такие и что мы здесь делаем. Затем военные, объяснив это заботой о нашей безопасности (они сказали, что здесь бродят вооруженные бандиты), приказали нам ехать 30 км дальше до ближайшей гостиницы и досыпать ночь там. Мы, конечно же, двинулись вперед (а было уже 0.30 ночи), но платить суточную таксу за полночи в отеле не хотелось, поэтому в каком-то селении мы остановили свою машину и в ней поспали до утра.
18 октября наиболее яркое впечатление произвело посещение Акапулько. Город очень красивый, но в те дни он был в аварийном состоянии после недавнего цунами (или наводнения). Дорога к Акапулько была перерезана, и мы около 1,5 часов ждали, пока не возобновилось движение автотранспорта. В самом городе многие улицы превратились буквально в канавы. Возле моря увидели несколько разломанных автомашин, с которых свисали трава и кусты. Половина населения подметала улицы. Пыль стояла «столбом», поэтому очень многие ходили в противопылевых «намордниках». И хотя городу был нанесен огромный ущерб, никто не сомневался, что через несколько дней его восстановят, и он будет, как и прежде, желанным для всех.
После Акапулько на нашем пути встретилось несколько разрушенных мостов через реки, они также восстанавливались. Из-за всех этих передряг мы потеряли много времени, и на этот раз прошли за день менее «положенных» 800 км. Предстояло всё наверстывать на следующий день. Я надеялся 19 октября достичь мексикано-гватемальской границы. И в этот день, кстати, должен быть преодолен 10000-мильный рубеж в нашем автопробеге (мы купили машину, когда у нее на спидометре было 172900 миль, а «набежало» уже 182600).
19 октября, увы, был крайне неудачным днем. И хотя мы работали целый день, двигаясь по плохим дорогам (сплошные ямы) и прошли почти традиционные для нашего путешествия по Мексике 500 миль, в итоге оказались к Гватемале не ближе, чем в предыдущий вечер. А дело было вот в чем. Выехав из Круз Гранде утром, мы упорно двигались по дороге номер 200 вдоль тихоокеанского побережья. Проехали Пинотепу Нал и через несколько километров после нее прибыли к… обрыву этой дороги в реку. Железобетонный мост был смыт разбушевавшейся водой, остались только опоры. Река (названия ее я не знаю) была достаточно мощной, так что восстановление моста было делом весьма и весьма долгим. Пришлось делать объезд. Для этого вернулись в Пинотепу Нал и «рванули» на север по дороге, которая приводила бы к Оахаке и далее — опять на «двухсотую» дорогу вдоль побережья. Доехали до очередного моста, и… картина повторилась. Мост (правда, на этот раз через небольшую речку) был снесен. Теперь нужно было делать огромную петлю, возвращаясь в Круз Гранде, а дальше через Тьерру Колораду, Чинпальсинго, Тлапу, Акатлон и Уахуапан-де-Леон попадать в Оахаку. Настроение, конечно, испортилось, но делать было нечего. И вот, свернув после Круза Гранде на дорогу в Тьерру Колораду, мы двигаемся по ней. Приближаемся к еще одной реке и обнаруживаем… отсутствие моста. Настроение совсем упало. Но тут оказалось, что речку можно пересечь по дамбе, через которую несся тридцатисантиметровый слой воды. Проехали по дамбе без проблем. А далее (до Тьерры Колорады) дорога представляла собой сплошной слалом — беспрерывные крутые виражи, вправо и влево, вправо и влево, и опять так же. 
Добрались до Чинпальсинго и уже ночью (по плохой дороге) — до Тлапы. Хотели было там переночевать, но не найдя гостиницу, решили опять сделать ночевку «на природе». Через несколько километров после Тлапы свернули на обочину, перекусили и легли спать (я — на улице, Борис — в машине). Так и проспали до 5 часов утра следующего дня.
А 20 октября был «бросок» на юго-восток-восток. Сразу после Уахуапан-де-Леона и на участке между Оахакой и Теуантепеком дорога опять состояла из сплошных виражей (часто более, чем на 180 градусов). Я вел машину как робот (на «автопилоте»), постоянно вспоминая кадры из гонок «Формулы-1»: ускорение на прямом участке, поворот, ускорение, поворот… Почти все время шел на грани дозволенного риска (иногда скорость на поворотах достигала 100 км/час). Если бы отказали тормоза или рулевое управление, то никаких шансов спастись не было бы (с одной стороны — скалы, с другой — крутой обрыв). Естественно, обгонял (другие машины) только я, меня — никто. И вдруг в зеркале заднего вида вижу, что мне «сел на хвост» какой-то белый джип. Пытаюсь от него уйти на грани дозволенного риска — ничего не получается: джип то отстает, то догоняет. А на узкой горной дороге со сплошными поворотами, естественно, он обойти меня не может. В конце концов мне всё это надоело, я съехал в сторону, уступая дорогу. Джип пронесся мимо нас и помчался дальше. Я сразу вспомнил экс-чемпиона мира по авторалли Санчеса (хотя он — испанец, а не мексиканец). Через несколько километров шофер встречного грузовика о чем-то мне просигналил. Сбавляю скорость и за поворотом вижу толпу людей и перевернутый… белый джип (которому только недавно я уступил дорогу). Да, парень явно перешел через грань дозволенного (а я еще думал о нем, что он — ас).
После Теауптепека дорога вышла на равнину, стала более-менее прямой, и мы успешно доехали до Арриеги, где и заночевали в отеле по 70 песо за двухместный номер. Кстати, в последние два дня мы пересекли горную цепь Сьерра Мадре. Здесь горы очень красивы.
Ну уж теперь, как я надеялся, мы должны были на следующий день попасть в столицу Гватемалы город Гватемала. Замечу, что в Мексике больше всего нас раздражали «топы» (topes) — специально сделанные поперек дороги препятствия (бугры) для уменьшения скорости езды. Их крайне много в селениях на второстепенных дорогах, что весьма нервирует.
21 октября мы все-таки попали в столицу Гватемалы. Однако и здесь не обошлось без злоключений. Хотя сначала всё складывалось отлично. Из Арриеги в Тапачулу и Сьюидад Идальго (на границе с Гватемалой) идет хорошая дорога. И эти почти триста километров мы преодолели за 4 часа. Отсюда до города Гватемала оставалось менее 300 км. И так как мы уже имели гватемальские визы (я их получил в Москве), то казалось, что в столицу доберемся быстро. Но не тут-то было.
Пройдя без особых проблем мексиканскую границу, мы оказались перед гватемальскими «погранцами». И вдруг женщина, ставившая въездные штампы в паспорта, заявляет (так как я не знаю испанского, а гватемальские пограничники — английского, то мне это долго объясняли), что виза, полученная в посольстве Гватемалы в Москве, ее не устраивает. Нужна виза представительства Гватемалы в Сьюидад Идальго. Это только подумать — гватемальские пограничники не признают визу посольства Гватемалы в Москве! Такого идиотизма даже я, побывавший во многих переделках, не ожидал. То есть нужно возвращаться в Мексику, чтобы получить новые гватемальские визы. Тут нам вызвался помочь местный парень, подрабатывающий такой помощью. Вместе с ним съездили в Сьюидад Идальго и получили визы, заплатив повторно 20 долларов (то есть заплаченные в Москве 20 долларов мы просто потеряли). Далее нужно было получить пермит на проезд через Гватемалу на машине. На этот пермит и услуги помощника ушло еще 50 долларов. Лишь после этого мы тронулись в путь по Гватемале.
Сначала дорога была паршивой (грунтовка, пыль стояла столбом), но затем пошла хорошая трасса, которая потом превратилась в хай-вэй, идущий до города Гватемала. Мы проехали через Мазатенанго, Эскуинтлу и, наконец, достигли столицы. В этом городе долго не могли найти мотель. В конце концов нашли — за 90 куэтзалес (это — примерно 15 долларов). Но опять (как и первый мотель на нашем пути в Мексике) — весьма специфический. Въезжаешь в гараж-отсек, за тобой закрываются ворота; поднимаешься на второй этаж, в очень узенькое окошечко даешь деньги (лица человека, который получает их, не видно), тебе через это окошечко суют ключ от двери в твою комнату. В последней нет окон, полумрак, зато светло в шикарной ванной. В комнате возле кровати — зеркало. В общем, опять приют для сексуально озабоченных людей. Но такая специфика мотеля меня абсолютно не волновала. Хуже было другое. В полночь в дверь постучали и потребовали еще 15 долларов («если хотите спать до утра»), а иначе мы должны были освободить номер. Борис уже спал, и пришлось отдать требуемые деньги (как мне сказали, 15 долларов стоит пребывание в мотеле в течение 4 часов, а за ночь — 30).
Скажу сразу, что Мексика мне понравилась больше, чем Гватемала. В Мексике я себя чувствовал свободно, а здесь, в Гватемале, все время возникали какие-то проблемы, за разрешение которых нужно было платить.
22 октября колесили по городу Гватемала. Сначала долго блуждали по нему в поисках посольства Гондураса (спрашивали о его местонахождении, показывая написанный на бумаге адрес, у местных жителей, а они указывали в разные стороны), пока не раскусили систему адресов в Гватемале. Город разделен на ряд зон (в частности, почти все посольства находятся в зонах 9 × 10), в каждой из которых идет своя нумерация «кайес» (calle — улица) и «авенид» (проспектов) аналогично «стритам» и «авеню» в США. Первое число номера дома соответствует пролегающей рядом «кайе», а уже затем идет обычный номер дома. Например, если у вас в руках адрес Av.9, 16—44, z.10, то это означает, что искомый дом находится вблизи перекрестка авениды 9 и «кайе» 16 в зоне 10 и его номер 16—44.
 В посольство Гондураса попали в 12.20. Консул, выслушав нашу просьбу о транзитной визе, сначала отказал нам (сказалось традиционное негативное отношение лидеров Гондураса к России), но затем пообещал сделать запрос в Гондурас своему руководству. Велел прийти на следующий день в 9 часов утра.
 В посольство Никарагуа мы прибыли в 12.50, то есть за 10 минут до его закрытия (почти все посольства в Гватемале работают до 13 часов), тем не менее через 20 минут мы вышли из него, имея никарагуанские визы (за них заплатили по 30 долларов). Съездили в посольство Коста-Рики. Оказалось, что в Коста-Рику (кстати, как и в Колумбию, о чем мне было известно еще в Москве) для граждан России въезд безвизовый.
Попали и в посольство Панамы, но оно уже было закрыто для посетителей, и нам сказали, чтобы мы пришли туда утром следующего дня — копии наших паспортов будут отправлены факсом в город Панама в МИД, и оттуда через какое-то время придет ответ, давать нам визы или нет.
Заночевали в гостинице «Бристоль» (возле пересечения авениды 7 и кайе 15) в районе сосредоточения дешевых отелей. Наша комната (для двоих) стоила 42 куэтзалес в сутки (6 куэтзалес равнялись одному доллару), но, как практически и во всех других гватемальских гостиницах, «чек-тайм» (контрольное время) здесь 12 часов ночи, то есть если ты приезжаешь в 9 часов вечера и находишься до 6 утра, то платишь не 42, а 84 куэтзалес. Мы приняли эти условия, так как хозяева отеля согласились бесплатно разместить нашу машину в проходе гостиницы. Правда, всем входившим и выходившим из отеля пришлось протискиваться боком между машиной и стеной. К сожалению, появились неприятности, связанные с рабочим состоянием нашего автомобиля. Стали «травить» оба задних бескамерных (покрышки одновременно являются и камерами) колеса нашего «Вольво». Впрыснули в них склеивающую жидкость, и, вроде, камеры стали «спускать» мало. Еще одна неприятность была связана с тем, что Борис, подкачивая утром заднее правое колесо, плохо закрепил защитный колпак на нем, и во время езды в какой-то момент он отвалился (мы не заметили, когда именно).
Программа этого дня, в целом, была выполнена (до идеала только не хватало, чтобы сотрудники панамского посольства отправили в этот же день, а не на следующий, требуемый факс). При этом полдня у нас ушло (из-за незнания испанского) на освоение города. Если на следующий день получим гондурасскую и панамскую визы, то сразу же «рванем» к границе Гватемалы и Гондураса. К сожалению, 23 октября был неудачным днем. Сначала нам в посольстве Гондураса сказали, что решение о нашем транзите через эту страну будет принято только через две недели, что, естественно, нас не устраивало. Оставался вариант транзита через Сальвадор при дальнейшей переправе в Никарагуа паромом через залив (минуя Гондурас). Здесь между Сальвадором и Никарагуа расстояние несколько десятков километров. Поэтому мы пошли в посольство Сальвадора. Узнали, что нужно 4—5 дней для получения визы этой страны. Был четверг, и консул посоветовал нам прийти в следующий вторник, или, самое раннее, в понедельник.
Сходили и в посольство Панамы. Там сказали, что обычно для получения визы требуется 2—3 дня, но, может быть, разрешение будет получено на следующий день.
24 октября снова посетили посольство Панамы. Оказалось, что нам пришло разрешение на 1 (один) день транзита через эту страну. С одной стороны, срывались мои планы побеседовать с сотрудниками нашего консульства в Панаме. С другой стороны, даже если мы рано утром заедем в Панаму из Коста-Рики, будем гнать весь день и к вечеру достигнем Колона, откуда ходит паром в Колумбию, то неизвестно, будет ли этот паром отправляться вечером. А если он пойдет утром следующего дня, то наша виза будет просрочена. Все эти сложности понимала и девушка Майя из панамского посольства. Поэтому она (за час до нашего прихода в посольство) послала еще один факс в Панаму, где повторяла, что мы едем на машине, и одного дня для транзита нам мало. Ответа в этот день не последовало. Так как мы все равно должны были ждать сальвадорскую визу, то договорились, что придем в посольство Панамы в понедельник.
Затем разыскали станцию техобслуживания «Вольво». Дело в том, что у нас стал аритмично работать двигатель на холостых оборотах (на «нейтральной» скорости), да и были кое-какие сомнения насчет того, не разболталось ли кое-что в механике рулевого управления. Оказалось, что действительно, «шаровые» соединения на левом переднем колесе нужно менять, к тому же лопнула резиновая опора двигателя справа. За замену всего этого с нас запросили 266 долларов. Делать было нечего, пришлось отдать требуемую сумму. Была пятница. Отремонтировать мотор времени уже не оставалось, и нам сказали, что мотор «сделают» в понедельник. Правда, за 420—500 долларов. Оказалось, что-то стало «барахлить» в электронике. Хотя и очень хотелось, чтобы мотор работал нормально, но сумма 500 долларов была чересчур большой для нас. Поэтому мы решили ехать дальше, пока едется.
25 октября, в субботу, Борис поехал на тихоокеанское побережье собирать материалы о местных гостиницах, а я, с целью экономии денег, остался в «своей» гостинице «Бристоль» в комнате за 7 долларов в день. Хотя, естественно, днем бродил по городу, фотографировал его.
Кстати, у большинства гватемальских девушек (в отличие от юных представительниц США) отличные (стройные) фигуры (а в Штатах достаточно много толстых девчонок). Видимо (тут я вспомнил и Россию), в бедных странах меньше возможность наедаться «от живота».

| 17.04.2001 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий