Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Россия >> Камчатка 2000. Дорога в облаках. Часть 1


Забронируй отель в России по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Камчатка 2000. Дорога в облаках. Часть 1

Россия

12—13.07 Короткая ночь в самолете.

Когда мы сели в самолет, то не были до конца уверены, что нас не завернут в аэропорту, как нарушителей погранзоны. Поездка была подготовлена экспромтом, за неделю. До этого мы собирались с байдарками оплывать Сахалин. В последний момент составлявшие нам обычно компанию Сочавы отказались, и вот мы едем еще дальше и интересней. Еще в детстве я мечтал оказаться в этом самолете и улететь в Петропавловск — Камчатский. Самый дальний самолет из Питера. Я даже ездил в аэропорт смотреть на людей, прилетевших этим рейсом. Они мне казались какими-то особенными. С тех пор я пропутешествовал больше миллиона километров, но так и не летал этим рейсом. И вот внизу прохоженная вдоль и поперек питерская область, знакомые дороги, деревни, реки. К сожалению, не удалось посмотреть Вепсы. Земля скрылась в облаках, и следующее, что удалось увидеть, были уральские горы, переходящие в западносибирские болота, над которыми нас настигла короткая самолетная ночь, поделенная посадкой в Новосибирске. Рассвет встретили над Байкалом. Странно видеть за раз путь, на прохождение которого на байдарках в 1997 году ушли недели. Вершины Баргузинского хребта осветили первые лучи солнца, в долинах растекался густой туман. Черная лента Витима несла свои воды на север. Дальше туман сгустился, и землю мы увидели за минуту до посадки в Хабаровске. Даже удивительно, как самолет стали сажать при такой видимости. В Хабаровске мы познакомились с Евгением Ивановым, пенсионером и блокадником, который на бесплатные талоны получил билет на Камчатку. Он ехал один. Мы обменялись информацией и продолжили путешествовать вместе. После вылета из Хабаровска первый просвет в облаках появился посередине Охотского моря. Море штормило. Огромные валы были видны даже с самолета. Вскоре у горизонта всплыл черный конус вулкана Алаида на острове Атласова, потом появился  о. Парамушир, мыс Лопатка. Вот под нами уже болотистый западный берег южнее Большерецка. Остальная Камчатка в тумане. Только снежные конусы всплывают над белой пеленой. В аэропорту объявили 13 градусов. Холодновато. Самолет заходил на посадку со стороны океана и отлично был виден Петропавловск, со всеми его холмами и причалами. После посадки нас встретил паспортный контроль, некий пережиток времен погранзоны. Прямо в самолете проверяют у всех паспорта как раньше, но пускают всех, даже иностранцев. Сразу видно, что до Москвы и начальства далеко.
Аэропорт напоминает советские времена, когда все было просто и можно было самому разгрузить свои вещи, охрана состояла из людей, а не спецбойцов с блестящими мордами убийц. Аэропорт не лоснился деньгами вбухнутыми в евроремонт, зато был каким-то родным. Температура была явно выше объявленных 13 градусов. Солнце было за облаками, но дождя не было давно — асфальт сухой.

13—15.07 Авача. Ночь на вершине.

Походив по аэропорту и изучив всевозможные расписания ищем автобус в Елизово. Аэропорт расположен рядом с Елизовым, но до самого поселка достаточно далеко и лучше проехать на автобусе.
Если идти пешком, то ориентир — высокие мачты с антеннами. Центр поселка — автостанция. Петропавловск много больше, но расположен он в тупике, а все камчатские дороги сходятся к елизовской автостанции.
Точного плана — когда и куда ехать у нас нет. Жизнь сама все определит. Ясно только одно, что вначале надо слетать в долину Гейзеров. Неохото таскаться месяц с большими деньгами, да и неплохо определиться — сколько у нас осталось и исходя из этого протягивать ножки.
Евгений привел нас в туристическое агентство «Фокус». Туризм на Камчатке расширяется и туристических агентств море. В «Фокусе» мы приятно пообщались на тему, что смотреть и как туда проехать. Приятно было встретить людей, которых можно назвать своими, а не вылизанных девочек и мальчиков, выучивших наизусть прайслист.
Конечно, как и любые организованные турфирмы, фокусовцы никак не могли представить, как можно путешествовать стопом, с палаткой и без инструктора и соответственно мало знали про возможные дикие варианты путешествий.
Услыхали радостную весть — извергается Мутновский вулкан. К нему ходить нельзя, а уж тем более, лезть в кратер.
Мы сразу поняли: туда нам и надо, сразу после долины Гейзеров. Легально до долины можно добраться только на вертолете фирмы «Кречет», но путевку можно купить в любой фирме. Свободные места были только на 16 число, по 4200 р. с человека за 6 часов там. Отдаем деньги, получаем путевку. Теперь у нас 2 свободных дня. Ехать к Мутновке на два дня не имеет смысла. Решаем потратить их на Авачу — самый близкий вулкан.
Евгений пошел с нами. Отъехав от Елизова на маршрутке, идем дальше пешком в поисках дороги по сухой реке.
Местное население в упор не знает как тут пройти к турбазе, расположенной у подножья вулканов. Наконец находим мост у п. Мутного (53о11.419· 158о 29.2712·) , от которого и начинается дорога. Поймали попутку, которая нас довезла до конца асфальта. Мы впервые столкнулись с добродушным камчатским народом, который готов бесплатно подвезти, накормить и приютить путешественника, приехавшего посмотреть их прекрасный край.
Мужик посоветовал идти по столбам ЛЭП, которую строили к турбазе и даже построили, но вскоре пустили на цветной металл и дрова. Дорога вдоль ЛЭП шла, но была явно непроходима. Воздух был влажным и теплым.
Комаров немного. Самое неожиданное то, что несмотря на очевидный недавний дождь воды для питья нигде не было. Вокруг был знаменитый камчатский березовый лес. Корявые, толстые, но невысокие березы стоят на расстоянии друг от друга около 10 метров, а между ними высокая трава. Ощущение, что это заброшенный парк. Уже темнело, страшно хотелось пить, до снежников еще очень далеко. Почти в полной темноте мы наконец нашли небольшой ручеек. После долгой дороги быстро поели и уснули. Ночью вокруг нас ходил медведь. Наутро мы нашли множество медвежьих следов.
Пока мы спали шел дождь. К утру все окрестные горы были покрыты туманом. Встали в 9 часов. Надо было торопиться. Через день надо уже лететь в Долину Гейзеров. Вскоре добрались до первых снежников. Дорогу перебегали грызуны, которых местное население называет еврашками. Через некоторое время ЛЭП вышла на берег Сухой реки, которую мы не нашли вчерашним вечером. Вдоль реки шла дорога с заметным движением, но застопить никого не удалось. Ехали большие машины, набитые организованными туристами, да и до турбазы было несколько километров, которые мы прошли раньше, чем нас подобрали. Дорога пересекала несколько снежников, в которых машины надолго вязли. Вообще, проезд по дороге разрешен только по пропуску, но ездят все, кому не лень.
Вулканы считаются Национальным парком «Три вулкана», где, как водится, все запрещено. На турбазе есть домики для жилья, но встретили нас не очень гостеприимно. Туристов там много и все привыкли, что они платят деньги.
Мы там были нежданными гостями, обошедшимися без их навязчивого сервиса. Рядом с турбазой сухая река еще не сухая и вытекает прямо из снежника. Здесь последнее место, где можно найти дрова — хворост ольхового стланика и изобилие воды. Мы поели и выпили кофе. По питерскому времени была еще ночь и организм явно противился нашим желаниям лезть в гору. В 15 часов начали подъем. Сразу от реки начинается подъем на вулкан. Тропа вытоптана тысячами туристов, и размечена вешками. Сбиться с нее невозможно. Через полтора часа мы вошли в тучу, где встретили американцев, которые приняли нас за своих.
Вообще, почему-то нас все принимали за американцев, так, что я и сам задумался, какого черта я еще живу в этой стране. Американцы приехали из Балтимора, и в целом были довольны. Кто из них американцы, а кто русское сопровождение, мы так и не поняли, как потом не смогли вспомнить с кем говорили на каком языке. Один из них — мужик 60 лет еле шел из-за больного мениска в коленке. До вершины они не доходили. Шли с проводником, который по мере продвижения по рации корректировал меню и предполагаемое время ужина. Проводник нас расстроил, сказав, что наверху сильный дождь. Вскоре мы сами убедились в этом. Кроме дождя был еще сильный ветер, а температура близилась к нулю. К половине шестого дошли до старой вершины Авачи. Когда-то старый конус вулкана был разрушен взрывом, а потом северо-восточнее вырос новый. В этом месте подъем становится менее крутым, много скал останцев, которым даны имена собственные. Особенно знамениты «Жандармы». Не доходя до них на, небольшой ровной площадке стоит сейсмостанция с антенной, направленной на институт вулканологии (53о 15.974' 158о 48.704'). Сама она закрыта на замок, в отличие от аналогичных станций на других вулканах. Уж больно много здесь ходит всяких случайных людей. Рядом мы нашли небольшое количество дров, на которых и решили сварить ужин. Получился очень уютный костерок с видом на несущиеся уже чуть внизу облака.
Сварили пюре с соей. Бутылку с запасом сои решили запихнуть под крышу землянки сейсмостанции. Кстати, там ее и забыли. Кто будет проходить, поищите со стороны противоположной двери. Пока мы ели, туман рассеялся, и перед нами всплыла вершина Авачи и Корякская сопка. Увиденная картина придала сил и мы рванули вверх. Шли с полными рюкзаками, т. к. хотели заночевать на вершине. Хотел, правда, только я, Евгений оставил рюкзак у начала подъема, ну а Таня шла, ворча на меня. В гору она лезет быстрее меня.
До половины конуса мы прошли быстро, но его верхняя часть, насыпанная при последнем извержении в 91 году, далась нам тяжело — осыпуха растревожена множеством покорителей вершины. Последняя сотня метров была очень трудная. К счастью, на самом верху к камням привязаны веревки. Устали мы ужасно. Я даже совсем расстроился, насколько я ослаб от сидячей домашней жизни. В горы я не ходил 3 года. Евгений, осмотрев кратер, спустился вниз, а мы почти на краю кратера поставили палатку (53о 15.478 158о 49.965 высота 2695) и вмиг уснули. Спали правда не долго. Во-первых, площадка была весьма неровной, во-вторых, Таня замерзла, в-третьих, я собирался фотографировать рассвет, а до него оставалось 5 часов. Проснувшись ночью я увидел идеальное звездное небо, с луной. Жаль, не хватило сил бегать с фотоаппаратом и снимать всю эту красоту.
Когда рассвело, градусник показал минус 2 градуса. Вокруг все заиндевело. Солнце встало из пелены облаков, застилавших все обозримое пространство на севере, красным светом подсветило цветной конус вулкана. Я, забыв про усталость, бегал и снимал это чудо. Ради таких моментов стоит жить. Как красив и прекрасен этот мир.
Кратер Авачи залит доверху лавой во время последнего извержения, поэтому кратера, как такового, нет. По краям есть щели из которых вырывается сернистый газ, но красивых серных конусов не выросло. В целом в кратере смотреть нечего.
Местное население боязливо ждет следующего извержения. Логично предположить, что кратер заткнутой такой пробкой рванет, и миллионы тонн камней полетят в разные стороны. Вулканологи, правда, считают, что Петропавловску и Елизову ничего не угрожает.
 В кратере видны следы многочисленных посещений: бутылки из под шампанского, надписи, остатки дров. Говорят, что много лет назад некий генерал хотел осмотреть вершину Авачи. Для него завезли деревянную избушку вертолетом. Потом ее разобрали на дрова. Прямо в кратере реально развести костер, правда, куда проще, вскипятить воду прямо в вулкане, поставив котелок с закрытой крышкой на фумаролу.
Собрали немного камней на сувениры и стали спускаться. Спуск по вулканическому конусу — одно удовольствие за полчаса мы спустились на 600 метров до места стоянки Евгения. Дальше он собирался идти вокруг вулкана, а мы в Елизово, и нам было не по пути. Попрощавшись, мы дошли до сейсмостанции, где перекусили и продолжили спуск. Навстречу нам шли сотни туристов, в кедах, футболках. Трудно представить, как они будут залезать на самый верх. Как хорошо, что мы пошли на ночь и не толкались на вершине вместе с этой толпой.
Дошли до турбазы. Попуток не намечалось и мы пошли пешком. На первой стоянке мы оставили часть ненужных вещей. Теперь нам опять пришлось выходить на них и идти не по ровному руслу реки, а по ЛЭП, которая идет хоть и прямо, но совершенно игнорирует рельеф местности. Большую часть пути правда удалось пройти по руслу сухой реки, а потом по GPS выйти напрямик к оставленным вещам. Вокруг нашей стоянки мы нашли множество медвежьих следов. Особенно настораживало то, что часть из них была следами медвежат. Обычно камчатский медведь не ест такую гадость, как турист, но медведица — дело особое, разорвет и все.
Спать хотелось страшно, и мы, поставив палатку, уснули в ней до вечера. Когда будильник нас разбудил, нас ждал сюрприз. Текшая еще несколько часов назад мимо нас речушка исчезла напрочь. С трудом удалось найти небольшую лужицу, сварить обед и помыть голову.
Выйдя снова на русло сухой реки, направились в сторону Елизова. Машины попадались только встречные, и мы успели выйти на асфальт и остановились перепакетить мешки. В этот миг подъехал попутный джип. Мы его даже не пытались стопить, но Камчатка — особый край. Джип остановился сам. Семья с маленьким ребенком возвращалась с прогулки и решила нас подвезти, притом нас довезли прямо до Елизова, сделав крюк в 10 км. 
Хозяин джипа был очень доволен, поговорив с нами.
 В Елизово зашли в кафе. Сидевшие там две пьяные девицы встретили нас
 — Hi! You are from America?
 — No, we are from Saint-Petersburg!
Примерно, час с ними проболтали.
Место для ночевки выбрали в кустах на берегу реки Авачи. Наша маленькая палатка была просто не видна в траве, да и народу вокруг почти не было. Как только стемнело и мы уснули, население Елизово с сетями и моторками вышло на рыбалку. Всю ночь вокруг ходили толпы народу, громко матерясь. Рыбы не было. К счастью, на нас на наступили.

16.07 Долина Гейзеров (Лукоморья больше нет.)

Монопольное право возить туристов в долину присвоила себе фирма «Кречет». Такси в Елизове стоит 25—35 рублей, но стоило нам сказать, что нам надо на вертолетную площадку «Кречета», цена поднялась до 50 рублей. Люди отдавшие 8400 рублей давятся от денег и святое дело их еще немножко обобрать.
Мы уже опаздывали и пришлось ехать. Торопились, конечно, зря. Еще час все ходили туда — сюда. В офисе «Кречета» мы оставили рюкзаки, взяв с собой только фото — видео камеры. Вертолет в полете чуть больше часа.
Вообще есть чувство, что билеты проверяют плохо и можно пробраться безбилетником. При выборе места, надо помнить, что в МИ-8 часть окон открывается и надо садиться именно у них. Хотя, по правилам, надо сидеть пристегнутым ремнем, а окна открывать запрещено, за нарушение не ругают. Открыв окно можно просунуть туда фотоаппарат или камеру и снимать не через стекло.
Сразу после взлета вертолет пошел вверх по течению Авачи, но постепенно отклонялся к востоку, в сторону Карымского вулкана. В 99 году вулкан извергался и народу показывали работающий вулкан. Извержение практически закончилось, но к нему все еще подлетают и не зря. С вертолета отлично видны слои пепла разного цвета. Рядом блестит на солнце Карымское озеро. Вертолет проходит каждым бортом и сидящие с разных сторон могут посмотреть жерло вулкана. Можно посмотреть дважды, перескочив на другую сторону, нарушив настоятельную просьбу этого не делать.
После этого показывают вулкан Малый Семячик. В его кратере кислотное озеро, содержащие до 30% серной кислоты. Кислотность и температура озера зависит от давности последнего извержения. Сейчас содержание кислоты падает. Температура тоже упала до 18 градусов. Были времена, когда она была около 40 градусов.
Озеро имеет яркий сине-зеленый цвет. С вертолета выглядит просто потрясающе. Очень хочется туда сходить.
Видно, что по осыпухе можно подобраться к воде, правда говорят, что без веревки не обойтись. Больше ничего интересного с вертолета не увидеть. Семячинские источники не видны из-за гор. Можно посмотреть только на облако пара. Над долиной гейзеров вертолет не пролетает, садясь на юго-восточном берегу реки Гейзерной. На траве сделана металлическая площадка для вертолета, деревянные дорожки, по которым можно ходить. Рядом три избы из точеных бревен в новорусском безвкусном стиле. Построены они совсем недавно. Все материалы были завезены вертолетами. Раньше в долине стояла изба, но она сгорела, хотя, учитывая общий бандитский дух витающий вокруг долины, возможно ей помогли сгореть.
Зачитали общий список чего нельзя. Приставили толстого бычка — охранника от заповедника с ручкой для выписывания штрафов. Один мужик спросил: «А курить-то хоть можно?», оказалось нельзя. «А комаров убивать
можно?» — можно, ну слава богу. Водили группой, погоняемой экскурсоводом и охранником. Большие гейзеры извергаются через определенный интервал времени 1—6 часов. В долине мы находились 5 часов. Если бы сотрудники «Кречета» позаботились построить график осмотра, мы могли осмотреть почти все гейзеры, но нас вели по стандартному маршруту, с обязательным обедом, который занял половину времени нашего пребывания в долине. Отказаться от обеда и посмотреть, походить самостоятельно не дают. В результате, нам показали только гейзер «Малый». На «Большой» ( 54њ26.259·,160њ08.202· ) с периодом извержения 1.5 часа времени не нашлось, а он извергался пока мы были в долине и бездарно проводили время за обедом. Весьма вероятно извергался и «Великан» с периодом 5 часов. Дорожки проложены далеко не везде. Они охватывают лишь одну излучину реки Гейзерной.
«Первенец» и другие гейзеры в начале реки недоступны, как и водопад. Но и этого мало, славные экскурсоводы не удосужились провести нас по всем дорожкам, которые проложены, сказав, что там нет ничего интересного.
Большую часть времени мы обедали. Обед был прекрасный. Повара на кухне были первыми нашими людьми, которых я увидел в долине. Работали явно за интерес.
Не смотря ни на что, мы увидели — долина прекрасна. Из всех дырок булькает и хлюпает. На Камчатке много мест, где это можно посмотреть, но здесь это все больше и выше. Собственно больших гейзеров на Камчатке в других местах нет, да и в мире всего еще только три места: Исландия, Йелоустон в Америке и Новая Зеландия. Есть отдельные гейзеры и в других местах, но вода в них поднимается в лучшем случае на десятки сантиметров. Хоть мы видели вблизи полный цикл извержения только гейзера «Малый», представление составить смогли. Одна из булькающих луж начинает бить все выше и выше, и кажется, что кто-то поливает кипятком из брандспойта. Облако пара окружает все вокруг. В брызгах появляется радуга. Многие мелкие гейзеры извергаются раз в несколько минут и даже за короткое отпущенное время их можно увидеть несколько раз. Грязевые вулканы очень красивы на фотографиях, в динамике, тоже, но уж слишком вяло они плюхают. Все источники стекают в реку Гейзерную. Она не замерзает даже зимой. Температура воды в ней не менее 18 градусов, причем, вода холоднее в начале лета, когда тает снежник. До воды даже дотронуться не дали. Красиво, но просто обидно за потраченные деньги. Апофеозом всему стал диплом, выданный о том, что мы действительно посетили Долину Гейзеров. Из положительных моментов можно отметить, что если заплатить 210$, то можно остаться на ночь, и хотя бы по дорожкам походить свободно, хотя я в этом и сомневаюсь. Интересно, но публика летевшая на вертолете, в целом, была довольна, им больше и не надо. Первыми вопросами были: «А когда обед?» и «Когда же будут давать пиво?». Даже полтора часа вымотали народ настолько, что больше гулять они уже не хотели, зато обед поразил их больше всего оставшегося. На обед была нерка, миски с красной икрой и много камчатского пива. Обед длился полтора часа, и покидать территорию ресторанчика на его время было нельзя.
Печально то, что изменить, ситуацию невозможно. Долину Гейзеров еще в семидесятые раскрутили на всю страну.
Потом ее закрыли, а запретный плод сладок. Большие деньги смели все преграды. Вертолет привозит 20 человек в день, всего 2000 в год. По всему миру найти такое количество не трудно. Деньги берут огромные и никакой заповедник не устоит. Прилететь могут только очень состоятельные люди, и они заказывают музыку, при этом много им не надо, а пусти их на волю — все сметут на сувениры. Вольный путешественник просто не укладывается в эту ситуацию. Администрацию заповедника обвинять трудно, она сдала долину по минимуму, убрав накал страстей. 99% посетителей устраивает.
Но вот фирме «Кречет», монополизировавшей Долину Гейзеров, можно было бы подумать, как показать больше.
Тратить деньги не на обед, а на уборку окурков. Ну хотя бы раз в неделю для тех, кто едет смотреть, а не обедать делать другую программу. Охранника убрать, или хотя бы окультурить. Дорожки портят природу больше, чем тропинки, а консервная банка лучше толстой рожи охранника. А еще полезно вспомнить о существовании антимонопольного комитета, который обязан с такими монополистами разбираться. Конкуренция расставит все по местам. Хоть впрочем, что можно ждать от конторы, выбравшей себе имя родственника стервятника.
Путешественники, — попадать в долину через «Кречет» не для вас. Довольствуйтесь другими термальными зонами или пробирайтесь со сталкерами из Таежного или Лазо. Говорят это пока возможно. Ищите другие ходы. Для Новых Русских — Исландия дешевле и культурней. Даже дневная экскурсия по Йеллоистону стоит 49$ в четыре раза дешевле.http://www.yellowstonepark.net/

17—20.07 Мутновка. Весна и свобода.

Сразу после прилета пошли пешком к автостанции и немедленно уехали на маршрутке до Термального. Бассейн реки Паратунки изобилует теплыми источниками. В немалой степени они окультурены. Построены бассейны.
Некоторые просто приватизированы. Коттедж с личным горячим озером и ротвейлером для охраны. Мечта любого бандита. Можно найти и свободную лужицу, но долина болотистая и лазать по ней у нас энтузиазма не было. Сама Паратунка холодная и купаться в ней не хочется. Не найдя личного горячего источника, мы устроились на ночевку на небольшой полянке вытоптанной среди буйной камчатской растительность. Многие низинные реки поросли поистине тропической растительностью. Шеломанник, борщевик и еще несколько сортов трав высотой за 3 метра.
К вечеру собрался дождь, и мы рано легли спать и проспали 12 часов, наконец, выспавшись. Дождь шел всю ночь, но с утра перестал. Облака попрежнему висели совсем низко. Встав с утра вернулись в Термальный и закупили продуктов. Мы с Таней отмечаем десятилетие знакомства и поэтому закупили праздничный набор: шампанское, сыр, шоколад, помидоры.
Дальше Термального в сторону Мутновской ГеоТЭЦ рейсового транспорта нет.
Благодаря стройке, дорога до Мутновска весьма в приличном состоянии — пройдет любая машина. Дорога на Мутновск обходит Термальный и надо пройти, примерно, километр в сторону гор.
Расположившись на обочине, стали стопить. До Мутновска почти 60 километров и пешком без нужды идти не охота. Вскоре мимо нас прошел геолог. Шел он до Надежды 15 км, и не утруждал себя поиском попутки.
Пообщались.
Вскоре нам попался КАМАЗ со щебнем, на который мы и влезли. Сначала дорога шла по равнине вдоль Паратунки, но потом в районе Вилюйчика пошла серпантином на перевал. Въехали в тучу и видимость стала нулевой. По мере подъема вокруг начали появляться снежники, плавно переходящие в непрерывный снежный покров, толщиной в несколько метров. На юге Камчатки за зиму выпадает до 20 метров снега и тает он только в августе. Пригорки конечно уже оттаяли и стоят среди снежных полей все в цветах. Вдоль дороги установлены 10 метровые вешки, чтобы зимой никто не сбился с дороги. На самой высокой точке перевала — поселок геологов. В нем можно переночевать. Зимой из него отслеживают движение машин, и если машина пропала, то едут ее искать. После перевала дорога немного спускается, но снег по краям идет вплоть до Мутновска, расположенного на высоте 800 метров. Нас высадили прямо у бараков ( 52њ32.033·,158њ11.868·). Было холодно, моросил дождь.
Мутновск считается вахтовым поселком. ГеоТЭЦ начали строить еще при социализме. Набурили множество скважин по соседним горам, построили несколько бараков для рабочих. В начале перестройки ее забросили, но недавно взялись снова. Стройка идет полным ходом. Ближе всего к завершению здоровенный трехэтажный терем, в плане шестигранник с бассейнами и саунами для начальства. Работают даже в выходные, которых правда там нет, в связи с вахтовым методом. Рабочие прозвали это здание «синагогой». В поселке кроме исторических бараков видны только следы строительства нулевого цикла. Первая очередь ГеоТЭЦ построена в 4 километрах к югу и в данный момент обеспечивает электроэнергией только стройку. После пуска вскоре она сломалась из-за отсутствия фильтра входного пара и теперь ее доделывают. В сторону Елизова построена здоровенная ЛЭП.Считается, что ГеоТЭЦ решит все проблемы с энергетикой, но пока она только решает проблему, куда деть лишние деньги из бюджета. Все как-то забыли, что на Камчатке есть своя нефть и уголь. Их, правда, пока не добывают.
Прямо от стройки видна долина Дачных источников. Это небольшая фумарольная долинка в нескольких сотнях метров к северу. Конечно она меньше Долины Гейзеров, но она свободна — ходи где хочешь. Рядом стройка куча рабочих, туристов тоже хватает, но выглядит она не хуже Долины Гейзеров. Когда мы подошли, в ванне купались три девицы без купальников. При виде нас они не очень смутились. Народ здесь действительно, свободный.
Примерно, час я бегал , смотрел и фотографировал многочисленные источники, фумаролы, грязевые вулканчики.
Это было здорово, я был просто счастлив. Горячие источники поросли цветными водорослями.
Вечнозеленая трава по берегам удивляет яркими сочным цветом. Вскоре девицы ушли восвояси, и мы залезли купаться. Из источников течет кипяток, со снежника ледяная вода. Местный народ камешками регулирует направление воды и таким образом получаются ванны с разной температурой на любой вкус. Чем жарче погода, тем холодней ванны.
Снежник тает быстрее и заливает все ледяной водой, но в тот день было холодно и в ваннах было горячо. Мы влезли и пролежали 3 часа, хоть и считается, что так долго находится в сернистом источнике вредно, но вылезать на холод очень не хотелось.
Суп «Галина Бланка» сварили прямо на фумароле. «Галина Бланка буль- буль» получилась на славу. Можно отправлять по адресу. Пусть нас пожизненно обеспечат супом. Варить пищу на фумароле очень удобно. Ледяная вода за 10 минут нагревается почти до кипения. В ней можно варить, как в кипятке. Поставили палатку прямо в долине (52њ31.819·,158њ11.513·), на чуть теплой земле. Каждый год мы празднуем с Таней день нашего знакомства 19 июля. Поскольку было не понятно, где мы будем через 3 дня, решили отпраздновать досрочно, чтобы не таскаться по горам с бутылкой шампанского. Праздновать начали в 9 вечера, когда стало ясно, что никто купаться уже не придет. Расположились прямо в ванне и праздновали до полной темноты. Когда залезли в палатку почувствовали, что земля под нами горяченная. Поток тепла из земли не изменился, а теплоотдача после установки палатки ухудшилась. Разложенные коврики и спальники не давали рассеяться теплу и земля начала нагреваться. Сначала спальники спасали нас от избыточного тепла, но посреди ночи жара стала невыносимой, да и за дно палатки стало боязно. Расплавится и что потом делать. Пришлось переставляться на новое место, а ведь в начале тепло еле чувствовалось.
С утра опять шел дождь. Видимость нулевая. В горы лезть страшно. Решили сходить к морю. Местное население на удивление про дорогу ничего не знало. Обозначенной на карте дороги, переходящей в тропу, нет и в помине. В поисках дороги забрели на построенную очередь ГеоТЭЦ в верхней Мутновке. Это огромное нагромождение всякого железа, из всех дыр которого несется пар. В воздухе он конденсируется и выпадает в виде струй воды, с силой превышающий любой дождь. Попав один раз под такую струю мы промокли, и главное промочили рюкзаки со всеми вещами. Из-за такой мокроты дорога превратилась в море грязи в которой мы вымазались, прежде чем поняли, что местное население ходит только по трубам с паром, не спускаясь на землю. Дорога кончилась крутым спуском к ручью. Тропы не видно. Дождь льет, как из ведра. Спрятавшись в разрушенной бытовке, перекусили и решили, что пора возвращаться. В Мутновск пришли как раз к обеду в столовой. Столовая предназначена для рабочих и кормят там по талонам комплексным обедом. Если договориться с начальницей и прийти к концу обеда, примерно к 3 часам, то можно поесть за 25 рублей. Кормят хорошо. В душе всплывают ностальгические воспоминания про стройотрядовские и совхозные столовые. Тот же компот из сухофруктов. Но в отличие от старых столовых, котлеты из мяса, а не из булки. Вкусно! После обеда продолжили поиск дороги. Начали искать тропу вдоль ручья. Осмотрели водопад, с теплой водой вытекающего из Дачных источников ручья. Тропы никак не находилось, зато ольховый стланик, стоя стеной, удерживал от попыток рвануть напрямик. Дождь, тем временем, кончился, и мы вышли к подножьям Мутновской сопки. Туман был полный, но в сторону вулкана тянулись следы, и мы пошли по ним. Следы шли по снегу, лишь изредка выходя на хребтики. Хребтики состояли из грязи и идти по снегу было проще. Таня, устав, решила отложить лишние вещи в мешочек под камешек. Туман был сильнейший, не видно в 20 метрах ничего, но по GPS мы могли как-то следить за нашими передвижениями. К сожалению карта из атласа была без координатной сетки, но это полбеды — Мутновск оказался не там где надо. В результате этой ошибки мы чуть было не залезли на сопку Двугорбая, вместо Мутновки. Следы обходили ее с юго-востока. На пути встретился лемминг, бежавший по снегу. Сначала он пытался от нас спрятаться, но когда понял, что все пути отступления отрезаны, решил нападать, шипя и кусаясь. Видя, что я его еще не съел, лемминг так вошел во вкус, что стал даже нас преследовать, бросаясь на ноги. Потом правда слабые мозги грызуна встали на место, и он дал деру, да так, что только задница виляла, потому, что передние ноги бежали медленней задних.
Между тем темнело, и надо было искать стоянку. Удачно подвернулась небольшая плоская горушка (52њ31.038·,158њ03.762·), поросшая стлаником с ровной площадкой для палатки. В траве удалось найти полусгнившие доски, еще пригодные для костра. Откуда они здесь — непонятно. На вертолете их что ли завезли?
Костер был весьма кстати. После дневного хождения под дождем мы все промокли. Стоянка получилась очень приятной. Мы высушились, и сварили двойную порцию обеда. Вечером долго сидели у костра и смотрели как постепенно туман расходится и кусочек за кусочком открывается грандиозный вид на Мутновский вулкан. По соседней горушке пробежал волк. Говорят, что волки водятся северней, но это была не домашняя собака.
Выспаться удалось хорошо. Утром выглянуло солнце и стало тепло. Вчерашний черно-белый мир превратился в яркое буйство красок высокогорных лугов. Склон вулкана дымился клубами пара, бившего высокими струями из под земли. Воодушевленные предстоящей встречей с огромными фумарольными полями, мы пошли прямо на ближайший фонтан пара, но оказалось, что это очередная скважина, пробуренная и заброшенная с открытым краном. Солнце стало припекать, и двигаться вверх стало жарко. Не особенно торопясь, с многочисленными перерывами, мы поднялись к скале в форме пальца на восточном склоне вулкана и далее по гребню пошли к краю кратера (52њ29.124·,158њ09.584·,1627 м). Туман тем временем наступал и залил все предгорья, но нас это уже не тревожило, мы были на несколько сотен метров выше. Для начала мы собирались подняться на край кратера и посмотреть, вид сверху, оценить обстановку и уже потом спускаться. Затаив дыхание от предчувствия чуда, мы почти бегом подбежали к кромке кратера, красивей которого, говорят, нет. (52њ28.238·,158њ10.045·,1649м)
Увиденное нас не разочаровало. Голубой потрескавшийся при извержении ледник стоял колоннами, напоминающими авангардные скульптуры. Сверху ледник был посыпан свежим разноцветным пеплом. Скалы были желто-красные. Фумаролы блестели ярко желтой, свежей серой, образуя удивительную цветовую картину.
Ледник съехал на фумаролы, и горячий пар вырывающийся на свободу вытопил во льду огромные пещеры, из которых текли небольшие ручейки. Все они, обрываясь со скал водопадами, соединялись в единую реку Опасная, размывшую кратер в западной части. В этом месте образовался гигантский каньон с отвесными стенами. На дне каньона лежал снег, прорезанный огромными трещинами. Именно по этому каньону и проходит самый простой путь в кратер. Глубина кратера достигает 400 метров и без веревок спуститься другим путем вряд ли возможно.
Спустились к леднику каньона. Лед был покрыт свежим слоем пепла. То здесь, то там валялись недавно прилетевшие вулканические бомбы разного калибра, заплеванные желтыми кляксами серы. Пепел намок и превратился в слой вязкой липкой грязи, толщиной от нескольких сантиметров до метра. В некоторых местах грязь подсохла, образовав потрескавшуюся серо-желто-зеленую корку в форме многогранных пирамид. Совсем неземная картинка. Можно фильм снимать про другую планету. Идти оказалось нелегко. Грязь налипала на ноги тяжелыми комами, плавно переползая на одежду. Слой грязи становился все толще.
Навстречу нам попался Владимир Глазков, замечательный фотограф камчатской природы, человек на редкость увлеченный своей работой. Пообщались, он рассказал нам, как дальше можно пройти и позвал в гости в домик вулканолога, в котором он собирался переночевать. Мы обрадовались интересной компании и договорились встретится вечером в домике.
Дорогу к центру кратера преграждают огромные трещины, глубиной в десятки метров. Горячая река протекающая внизу растапливает льды, на расстоянии в 10—20 метров от воды, образуя над собой огромный свод. К счастью, все трещины можно было легко обойти. Вскоре каньон влился в кратер, и мы оказались среди желтых серных конусов и пещер фумарол. Площадка (52њ27.877·,158њ10.067·,1436м) кончалась огромным грязевым котлом, и небольшим кислотным, ядовито зеленым озерцом. Котел работал весьма активно. Чувствовалась огромная мощь скрытая под ним. Серо зеленая жижа, как океан Соляриса, вздымалась на метровую высоту. Вокруг поднимались клубы пара с сернистым газом. Дышать становилось нечем. Таня, почувствовав это, ужаснулась и ,молча, поджав хвост, спряталась в отдаленных утесах. Дальше дорогу преграждала свежая осыпуха, за которой находилось образовавшееся в апреле кислотное озеро. Еще выше находилась активная воронка из которой валили мощные клубы пара. Лезть туда я не отважился, о чем в последствии сильно жалел. Вернулся к Тане. Устроили праздничный перекус. Ведь именно сегодня 10 лет нашего знакомства. С шампанским мы его отпраздновали досрочно, кто знал, что нас в этот день занесет в не менее достойное место. Но у нас с собой было. Сыр, шоколад, и клюквейн. Как все это здорово!
Праздновать долго не удалось. Уже вечерело. Туман постепенно наступал, стал вытекать из ущелья и заливать кратер. Надо возвращаться. Тут мы поняли, что недостаточно хорошо расспросили о месте нахождения домика вулканологов. Сворачивать надо у могилы с крестиком, а ее не видно в тумане. Следы тоже кончились. Назад лезть вверх не хочется. Думаем свернуть при первом удобном случае, но чем дальше, тем круче стены по бокам, а река обрывается 70-метровым водопадом. Обойти водопад удалось по северному берегу, но вскоре встретился еще один водопад. Теперь уже пришлось лезть по крутому обрыву сильно вверх. Последние десятки метров шли по крутому снежному склону. Как не хватало ледоруба! На плоскогорье, куда мы выбрались было много следов, и не понятно, куда ведут каждые из них. Туман тем временем стал совсем густым и превратился в сильный дождь с ураганным ветром. Пошли вниз к долине между Горелым и Мутновским. Видимость не дальше 50 метров и искомый домик легко пропустить. Окончательно спустившись в долину мы нашли дорогу, но домик так и остался ненайденным в клубах тумана. Уже темнело, а встать негде. Вокруг снег и скалы, дождь как из ведра, ветер не меньше 20—30 м/с, холодно — около нуля. Кажется, сейчас пойдет снег. Решаем идти через перевал к скважине на склоне мутновского вулкана. Там мы, заведомо, найдем дрова и согреемся. Дрова даже не так и нужны. Скважина источник тепла не хуже костра. Долго лезем вверх. Ветер теперь нам в лицо. Движемся очень медленно. Наконец, достигли хребта, но все не так очевидно. Несколько хребтов и оврагов, и мы с громадной скоростью спускаемся вниз. Включаю GPS.
Батарейки на исходе, и я его экономил. Какой кошмар! На вершине хребта мы в полном тумане развернулись на 180 градусов. Действительно, и ветер дует в спину. Как я этого не заметил? Хорошее легко не заметить. Час подъема пропал. Уже совсем темно, и еще раз карабкаться на перевал уже некогда. Почти полная темнота. Встаем на берегу небольшой речушки. В рыхлую почву из вулканического шлака колышки не втыкаются, вернее втыкаются они как раз хорошо, но еще лучше оттуда вытыкаются, а ураганный ветер не оставляет надежды на успех. Приходится перебазироваться. Теперь после неудачной попытки встать на ночлег у нас мокрые спальники и все вещи.
Следующая попытка в небольшой расщелине между скалами оказалась успешнее, здесь было много камней, с помощью которых удалось укрепить палатку уже в полной темноте. Следующая неприятность ждала уже в палатке.
Ветер, с дикой силой треплющий палатку, каждым рывком проталкивает капельки воды внутрь, орошая нас мелкими брызгами. Больше уже на сухость рассчитывать не приходится. Наверно, наша сущность водников не позволяет нам остаться сухими. Но не все так страшно. Слой полара и дюпоновский термолайтовский спальник, хоть и промокли, но греют. Конечно холодно, мокро, и спать получается плохо, но пережить ночь можно. Часов в шесть утра нам все это надоело, и мы пошли искать в этом мире более сухое и теплое место. До горячих Дачных источников всего 10 км. Еще раз лезем в гору против ветра, но на этот раз без проблем. Всего через час мы у теплой скважины. Молодец GPS, вывел с точностью до метра. Разложили все вещи по поверхности горячей трубы. Ее температура чуть меньше 100 градусов. Сохнет все очень хорошо, несмотря на небольшой дождь. На выходное отверстие трубы поставили вариться котелок с супом. Как хорошо жить! Со вторым котелком с чаем вышла, правда, неудача. Котелок съехал от вибрации к центру трубы и улетел на несколько метров вверх. Хорошо, хоть не на голову упал. Согревшись у трубы, уже не спеша, сытые и довольные, пошли в сторону источников. Опять с помощью GPS нашли оставленные по пути туда Танины вещи. Когда на экране показалось 0 метров, я увидел под ногами мешочек маскировочного цвета.
К Мутновску подошли к обеду и успели в столовую. Да, это самое хорошее место в этом поселке. В желудке стало тепло и приятно. Рядом с источниками боязливо переминались интуристы. Погода не баловала изнеженные калифорнийские организмы. Поболтали с гидами, потом с американцами. Гиды втолковывали, что в кратер идти очень опасно, но мы подорвали их позицию, сказав, что все не так страшно. Дальше пошли купаться. За нами двинулись и интуристы. Свод снежника над рекой стал проваливаться, и уже была видна маленькая дырочка, мы ее обошли, но шедшие за нами организованные туристы под ноги не смотрели… В итоге рухнул туда один мужик.
Хорошо, там было 2 метра, а не 20. Мужик отделался разбитой видеокамерой и всеобщим промоканием. Мы, тем временем, встали на том самом месте, где 4 дня назад не выдержали жары. Раскидали не до конца промокшие вещи и влезли в горячую лужу. Когда вокруг непогода, это еще приятней. Вокруг плохо, а тебе хорошо.
Вылезать вот только совсем не здорово. Эту ночь мы выдержали на жарком месте, хоть и было тяжко при +50 спать в палатке. Сразу вспомнились ночевки на берегу Тигра.

20—23.07 Вулкан Горелый. И в серной кислоте можно купаться.

На следующий день мы предприняли еще одну попытку добраться до моря. В этот раз мы решили идти выше границы стланика и потом спуститься в долину реки. Первая часть удалась на славу. Мы быстро прошли десяток километров в нужную сторону, несмотря на дождь и плохую погоду, однако дороги не видно. Не видно даже малейших следов от вездехода. Внизу, в глубоком каньоне, в зарослях стланика течет река, но спуститься к ней не так просто. Берега крутые, скалистые. Заросли густые, скользкие. Перспектива продираться день — другой не радовала, и мы повернули назад. Море можно увидеть и во многих других местах. Пока возвращались — опоздали на обед и пришли к закрытой столовой. Погода отвратная. Опять сильный дождь. Костер не горит, вернее он горит, но котел не греется. Дрова — мокрая лиственница. Это неправильные пчелы. Они делают неправильный мед. Идем на вулкан Горелый. В нем 9 или 11 кратеров. Это, как считать. Есть по бокам такие маленькие и разрушенные. В кратерах разноцветные озера. Для начала возвращаемся по дороге с сторону Елизова. Надо пройти километров 8. 
Думали, что подъедем на попутке, но так и дошли до места, где надо сходить с дороги, не встретив никого. Дорога шла среди огромных, оставшихся еще с зимы, сугробов. Дождь накрапывал, но не очень сильный. Даже туман внизу рассеялся, и видимость была несколько километров. После того как сошли с дороги, мы попали в долину с небольшим озером. В. Динец, называет ее долиной стихийных бедствий. Здесь бывает все, что может быть.
Землетрясения, извержения, лавины, ураганы, смерчи и так далее. При нас устроили наводнение и ураган. Оставшаяся, незатопленная часть долины находилась под снегом. Кое-где над снегом возвышались островки, сложенные из вулканических бомб. На некоторых самых больших даже есть растительность, ольховый карликовый стланик высотой несколько сантиметров и множество цветов. На одном из таких островов остановились на ночевку, найдя среди корявых кусков лавы небольшую ровную площадку, посыпанную пеплом. (52њ33.588·, 158њ06.798·, 975м) В Мутновске мы нашли березовые бревна и нарвали много бересты. Костер был обеспечен.
Кроме бересты в топливо сгодились маленькие отсохшие веточки стланика. Погода тем временем стала улучшаться, и через разрывы облаков стало просвечивать вечернее солнце. Стоянка, несмотря на суровые внешние условия, вышла очень уютной. Мы наконец выспались после двух бессонных ночей, отъелись вдоволь и сварили какао.
На следующее утро погода окончательно стала хорошей. Солнце блестело на безупречно голубом небе, лишь только земля парила на солнце после многих дождливых дней. Сразу стало тепло и лениво. Мы не спеша собирались и завтракали, наслаждаясь нежданным подарком природы. Подъем на гору оказался простым, но мы очень вымотались за последние дни, и как-то не шлось. У Тани заболела нога. На восточном склоне вулкана стоит сейсмостанция. Внутрь мы не пошли. Горелый невысокий, всего 1850, к тому же, залезать на самую вершину нет смысла. Кратеры можно осмотреть и с других более низких краев. Первый увиденный кратер был с ярко синим озером внутри. Признаков вулканической активности в этом кратере не было. У Тани совсем разболелась нога и она решила тихо посидеть, ну а я полез вниз к озеру. В одном месте склон был без скал, просто крутая осыпуха.
Спуститься не представило труда. ( западный край озера:52њ33.132·,158њ02.613·,1590м) Озеро оказалось холодным. По нему плавали кристально белые льдины. Я засунул палец. Натренированный еще в химфаковские времена палец показал небольшую кислотность. Убедившись, что палец цел, через десять минут я еще раз его туда сунул и облизал. Не почувствовав признаков страшного конца, еще через десять минут я влез купаться целиком. Долго правда проплавать среди льдин не удалось. На дне озера я нашел отличный кусок вспенившийся лавы в виде губки и взял его на сувениры с собой. Подъем по осыпи оказался тоже несложным.
 В следующем кратере лежал снег, но, зато, из небольшой фумаролы шел пар. Третий кратер — главный, весьма активен. Внизу ядовитое зеленое озеро, по поверхности которого плавает свежеосевшая желтая сера. Множество активных фумарол, некоторые из которых булькают прямо из-под воды. Спуститься к озеру можно, но лучше это делать с веревкой. Я уже было полез, но вдруг сломался фотоаппарат, а в камере кончился аккумулятор. Решив, что это знак свыше, я передумал и направился к следующему кратеру. В нем было неглубокое грязно-коричневое озерцо, не стоящее внимания.
Близился вечер, редкого ясного дня. На горизонте, пронзив тучу, блестел Вилючик. За ним Тихий океан. Можно сказать, что даже было жарко. Внизу у подножья Горелого есть небольшой кратер с ровным дном и небольшим снежником. В нем мы решили заночевать.(52њ33.766·, 158њ05.314·, 1226м ) Центр кратера, защищенный со всех сторон от ветра, порос небольшими кустиками ольхового стланика, давшего нам дров на приличный костер, у которого мы просидели весь вечер, думая о жизни и наблюдая, как солнце заходит за дымящуюся вершину Горелого, как появляются первые звезды. Завтра нас ждет новая жизнь, мы уезжаем из ставшего привычным и родным мира Мутновки.
Внутри кратера чувствуешь себя очень непривычно. Земля, которая обычно лежит под ногами блином, здесь занимает 2/3 окружающего пространства, обрываясь скалами совсем рядом, а не там, за горизонтом. Глядя на чернеющее небо, представляли, что мы на луне. Ночь была с идеально черным небом и Млечным путем.
Утром быстро собрались и продолжили спуск. Взошедшее солнце прогрело воздух до 30 градусов. Мы впервые разделись до футболок, несмотря на снег под ногами. За несколько дней мы основательно обгорели и кожа уже сходила со всех открытых частей тела.
Выйдя к дороге, решили, что в воскресенье нам не дождаться милости от автостопа и пошли пешком в сторону столовой. Погода тем временем испортилась. Выплыл туман. Начал моросить дождик. Стало холодно. Дошли до Мутновска, так и не встретив попутных машин. В столовую успели вовремя. В выходные на источники приехало много народу, но погода не благоприятствовала жарке шашлыков. Мы уже обрадовались, что впишемся в попутку со свежезамерзшими и промокшими купальщиками, но не тут-то было. Все джипы заполнены детьми, собаками и прочими родственниками. Водители виновато разводят руками, но места для нас нет. Приготовились к долгому ожиданию и стали созерцать окрестности. Рядом на горе лежали горы всякого железа. Десятки лет продолжалась стройка. Это целый музей всяких железин. На ближайшей горе стоял настоящий папелац из Кин-дза-дзы. Сходство просто поразительное. Такого случайно не бывает. Непонятно, правда, что было раньше. Авторы фильма побывали в Мутновске, или местные инженеры, втихаря от начальства, конструировали гравицапу.
Через 2 часа ожидания нас взяли в кузов джипа. Кузов был загружен дровами и прочими прибамбасами для жарки шашлыков. Мы посмеялись, что нас взяли на мясо. Ехать среди дров по таким ухабам — весьма специфический вид отдыха.
Сначала нас обещали довести до Вилючика, но в итоге, по всей широте Камчатской души, доставили на остановку маршрутки в Термальный.
 В Термальном есть один круглосуточный магазин, бабули с молоком и очень дешевыми помидорами, которые они выращивают тут же в парниках. Купили молока и уехали в Петропавловск-Камчатский.

23—24.07 Петропавловск-Камчатский.

Питер встретил нас туманом и надвигающийся темнотой. У автовокзала висела реклама гостиницы Эдельвейс, и мы направились туда. Пора вымыться и постираться. Все мы пропахли серой, да и истрепались сильно. Мест в гостинице не оказалось. Назавтра в Петропавловск ждали Путина, и его сопровождение заняло все места. Жили они в других более дорогих гостиницах, но в результате, мест не было нигде. Мы решили двинуться в порт, где всегда найдется место для странника. Пройдя совсем немного, увидели вывеску ул. Пийпа. Ага, здесь должен быть институт вулканологии. Здесь могут быть наши люди. Вот он стоит, потрепанный, но непобежденный. У входа мужик разгружает джип. Пошли пообщаться, на предмет, где заночевать. Мужик представился самым главным вулканологом и назвался Алексеем Озеровым. Потом я поучаствовал в разгрузке джипа и походил по этажам и коридорам института, чем был весьма доволен. Уже 10 лет я не сижу в тихой научной лавке, уже 10 лет я отвечаю
за все и вся и хожу по совсем другим коридорам, пропахшим, новорусским духом и страхом за место под солнцем. В начале 90-х тихие институты взорвались от противоречий. Кто рванул за деньгами, кто на запад, кто на приусадебный участок, чтобы не умереть с голоду. Слишком разные люди нашли себе крышу от окружающего вранья в институтах. Все страсти улеглись. Вокруг опять вранье. Здесь все по-прежнему, как в конце восьмидесятых. Я уже не могу себя представить в старой жизни, но ностальгия по молодости есть.
Посадив нас в джип, мужик увез нас к недалеко расположенной пятиэтажке, сказал номер квартиры и пароль и исчез, сказав, что помог нам из уважения к Петербургу. В квартире жили еще 5 геологов из Москвы, готовившие выезд в поле на вездеходе в сторону Тигеля.
Мы попали в мир добрых и умных людей. Они как и раньше говорят о жизни вечерами на кухне, преданно верят в силу науки и презирают проходимцев. Как им ни тяжело, но они находят возможность достойно жить и деньги на экспедицию на Камчатку. Причем, они не нефть и не золото искали, а занимались изучением древнего вулканизма.
Чисто фундаментальная наука. Хоть в геологии мы с Таней ни в зуб ногой, нашлось много интересных общих тем.
Всегда хотел иметь хоть минимальные представления по геологии, но не довелось. Разве что, кто выпустит курс «Геология для ленивых», на подобие кассет с иностранными языками. Воткнул в машине и слушаешь.Утром туман не рассеялся. Выстиранные вчера вещи не желали сохнуть ни под каким предлогом. Гулять по городу пришлось в штанах из серебрянки. Вид специфический, зато в порту мы были так похожи на рыбаков, что проходные нам не были преградой. Искали мы корабль на Командорские острова. Петропавловск вытянут вдоль побережья на многие десятки километров, большинство из которых занято причалами разных фирм. Добраться до Владивостока нет проблем, только долго — не меньше 4 дней. Видимо, при определенном навыке возможна полная халява, правда без каюты, где-нибудь рядом с рыбой.
С Командорами плохо. Никто не ходит. Раз в год, не чаще. Ходят мимо, и можно договориться о заходе, но, при всем уважении, за солярку отдай, а даже маленькая посудина ее жрет просто бочками. Реально это тысячи рублей.
Судно в сторону Командор отошло 4 дня назад, а когда будет следующее никто не знает. Прошли все причалы от Сероглазки до бывшего морвокзала. Пассажирского движения нет уже много лет. Вид у вокзала такой, как будто по нему стреляли из танка. Окончили поиски у главного диспетчера в порту. Несмотря на большую и важную работу, с нами поговорили весьма приветливо, но не обнадежили. Уже много лет никто на Командоры специально не ходит.
Как они там живут непонятно. На мои слова, что кто-то должен возить им топливо и продукты в магазин, сказали, что они давно без магазина. Топлива тоже не потребляют. Поняв, что с кораблем нам не повезет, стали просто гулять по городу. В городе был ажиотаж. По обочинам дорог из рулонов расстилали газон. Милиция тысячами человек раскрасила город в серый цвет. Телевизионщики, облепили все возможные места появления великого вождя и любимого руководителя. Засняли и нас, как рядовых тружеников Петропавловского порта. Не ожидая от милиции ничего хорошего, пришлось побыстрее убираться из центра.
Основан Петропавловск был в 1740 году. Единственной неприятностью была попытка его захватить в прошлом веке Англо-Французской эскадрой. Попытку отбили. В городе много памятников посвященных этим событиям.
Город по архитектуре — обычный советский областной центр, но месторасположение — самое красивое из мной виденного. Сильно изрезанный берег, в глубине авачинского залива. Посреди поросшие лесом сопки в несколько сот метров высотой. Вдали невозмутимо возвышаются 11 вулканов. Зря Петр не решил прорубить окно в Америку здесь. Если деньги вложить не в невские болота, а в эти скалы, получился бы красивейший город мира. На теплых источниках поставить дворцы. И мост прямо в Америку… Вдоволь нагулявшись, зашли за вещами, оставленными у геологов. Вещи безнадежно мокрые. Дольше оставаться нельзя. Мы и так обещали Озерову, что выметемся рано утром, поэтому собираем все как есть и на маршрутке едем в Елизово. Ночевали опять в кустах на левом берегу Авачи. Всю ночь шел страшный дождь. Очередной тайфун накрыл восток страны, смыв десятки мостов и деревень.

Статья разбита на нескольких частей. Читайте следующую часть

| 21.03.2001 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий