Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Россия >> Трехкратная авантюра – поездка в Ясную Поляну (Тула, Россия)


Забронируй отель в России по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Трехкратная авантюра – поездка в Ясную Поляну (Тула, Россия)

Россия

- Вам чисто или громко?
 — Конечно!

Я хочу рассказать вам об удивительно авантюрном приключении — поездке в Ясную Поляну — музей-заповедник Льва Николаевича Толстого.
Итак, время действия — 8 ноября 2002года.
Состав участников — Таня (собственно, организатор и идейный вдохновитель поездки), Маша (активно присоединившаяся) и Инна (автор этих строк). Все мы не работали в этот день, располагали временем, а, главное, желанием куда-либо отправиться из Москвы с учетом необходимости культурного до-образования. Тем более никто ранее в Ясной Поляне не был.
Таня владела информацией о том, как добираться до сего прекрасного места — с Курского вокзала фирменным электропоездом. Оставалось только выяснить — это чудо производства наших современников-электростроителей относится составителями расписания к поездам пригородного направления или к поездам дальнего следования? Но как показала практика — совсем не в этом было дело.

Авантюра № 1

Итак, утром мы должны были встретиться в центре зала на кольцевой станции метро «Курская» в половину девятого, ибо поезд отходит ровно в 09.00. Именно должны были встретиться. Потому как не встретились. Маша опоздала на 10 минут. Таня уже собиралась выходить из метро и продолжать путешествие в одиночку, но слава Богу, мы, наконец, нашлись, соединились и рысью направились на выход. Как оказалось потом — конечно, не в ту сторону.
Вышли из метро. 08.43. Оказались у основания подземелья — выхода на перроны. Поняли, это не то. Рванули наверх за билетами — мы ж культурные люди. Перрон. Пустой. Людей нет. Спросить не у кого. Вокзал… Где-то, вероятно…Но пока ничего. Пошли вдоль первого пути. Время, однако идет… 08.46. Смотрим прямо — что там впереди? А там какой-то молодой человек бежит и бабка-бомжиха через распахнутую калитку тащиться. Обогнали — не вопрос. Смотрим — ничего…А вот двери, и куда-то ведут, и там люди. Время начинает поджимать: 08.48. Оказалось, почти попали, но войти не можем, потому как турникеты — выпускают желающих поехать загород. Тетенька говорит, что кассы тут — прямо у нее за спиной, но пустить нас не может — надо обойти и пробраться сзади. Время тем временем несется вскачь — 08.51… Но пока мимо нас как-то… Хорошо, o'key. Вышли, хотим выбраться из этой клетки и попасть в город, из которого попасть в здание вокзала и к кассам. Не можем. Потому как на выходе — тоже турникеты. И нас не пускают:

 — Вы откуда такие? (надзирательница турникетов)
 — Мы из метро!.. Мы опаздываем, пожалуйста, выпустите нас! (все хором)
 — Нет, вы с электрички и без билета!..
 — Да нет!!.. Вы что!!.. Пустите нас — нам надо билет купить и мы очень уже опаздываем! (08.53)
 — Не могу вас пустить — купите хотя бы 2 (?!?) билета для первой зоны по 7 рублей…
 — …(нецензурно — общий смысл: фиг с вами)
Вышли. Решили вернуться на исходную позицию и там поискать. Не тут-то было. Та самая калитка — калиточка — калитушка заперта насмерть. Оказывается, мы, проходя через нее, попали в пересменку охранников. Все, обложили, заперли, замуровали демоны. Смотрим прямо, что там впереди?…И какое-то красивое и почему-то смутно знакомое, подсознание что-то фиксирует… 08.55. Среди зеленых электричек и поездов с рыжей боевой раскраской — сине-серебристый поезд с надписью «ЯСНАЯ ПОЛЯНА». Ой!.. А мы еще совсем не там! А перрон высокий — не спрыгнешь без ущерба конечностям.
Бросились к охраннику — молодой, симпатичный местами… «Выпустите нас! Мы на поезд опаздываем!!!..» — «Хорошо, дайте 10 рублей…» — «???» Ладно, сунули. Открыл ключом, распахнул калитку. 08.57. И бегом. Маша впереди — и откуда силы взялись? Мы с Татьяной сзади «телепаемся». Еще ведь в голове мысли о некупленых билетах. 08.58. Вдруг Таня начинает активно махать кому-то рукой, кивать головой и даже улыбаться, но все это на бегу (!). Оказывается, она увидела, обернувшись, что машинист, скучая, от нечего делать высунулся в окно и внимательно смотрит на происходящее на перроне. А там мы. Бежим. Задыхаемся. И машем ему — «подождите нас!» Ждет. Гудит радостно — «давайте, давайте — вперед!» 08.59. Маша показывает лучшие результаты среди бегунов на средние дистанции за поездом без билета. Умная рассудительная Таня, обозначив наше потенциальное присутствие машинисту, обращает свой взгляд вперед и видит, что в конце перрон «сходит на нет», что называется, то есть уменьшается по высоте по отношению к полотну дороги, а второй перрон в конце имеет ступеньки — то есть совершенно не обязательно «нырять» в подземный переход к перронам. Она начинает кричать Маше, чтобы та бежала до конца перрона, а потом по полотну и по ступенькам уже к последнему вагону электрички, что Маша и осуществляет первой из нас. Потом подтягивается арьергард из остальных двух третей отряда. Все. Финиш. 09.00!
 В дверях последнего вагона электрички стоит, уперев разведенные руки в полуоткрытые двери, проводница — она не видела, что нас ждет машинист, но заметила наш стремительный спурт по вокзалу, и дикие взгляды, и спотыкающийся бег.
Из последних сил заползаем в тамбур и ползем в вагон. Вагон в форме обычной электрички, но сиденья мягкие, нерезаные. На окнах приличные занавески, чисто, светло, можно даже сказать уютно. Я и Маша плюхаемся на сиденья. Таня остаётся стоять, поводя глазами по сторонам. Я уже внутренне расслабилась, как вдруг…
Таня (растерянно): «…Мне здесь не нравится. Пошли в другой».
Маша и Инна: «?!?»
Таня (с большей уверенностью): «Вагоны должны быть не такие!..»
Маша: «А какие?.. Чем тебе этот-то не нравится: чисто, уютно, хорошо… — ?»
Таня (строго и категорично): «Нет, не хочу я здесь… Пошли отсюда».

Поезд

И мы побрели прочь. В тамбуре встретили нашу проводницу. Немая сцена: у нее просто нет ни слов, ни эмоций — она так нас ждала, держала дверь, переживала — успеем мы или нет, а мы — вот они — уходим из ее вагона и … упс!.. (Потом объясню, почему это было так важно.)
Второй вагон выглядел более комфортабельно, чем первый — в нем были отдельные кресла с подголовниками (4 с одной стороны и 3 с другой), палас, занавески более сложной конструкции. По форме такой спально-сидячий вагончик. Мне, правда, показалось, что расстояния между рядами кресел были очень маленькие. Как мы узнали, сначала мы попали в вагон третьего класса, а потом перешли в вагон второго, более комфортабельного. Но, лучшее, конечно, впереди! — нас ожидал вагон первого класса! Он был чудесный — просторный, оформленный в единой цветовой гамме с оттенками, с четырьмя телевизорами, с репродукциями в рамках — Лев Николаевич Толстой, виды Ясной Поляны и т.п. Широкий проход посередине, по сторонам отдельные «купе»: по два кресла лицом друг к другу и столик «под малахит» посередине. Полки для поклажи. Крючки для верхней одежды и пакетов. Табло при входе-выходе с бегущей строкой.
Извините за столь подробное описание, но я была крайне поражена этим вагоном — это действительно тянуло на первый класс и весьма достойный. Именно так должны выглядеть вагоны электропоездов. И именно так выглядят аналогичные вагоны за границей. Радостно, что мы понемногу, но приближаемся к какому-то уровню стандарта. Видеть все это было не в новинку, но в новинку на трассе Москва — Тула. В соседнем вагоне (тоже первого класса) находился буфет, предлагавший чай, кофе, газированную воду, бутерброды, чипсы, шоколадки, печенье, всякие мелочи; еще была там барная стойка, столики, музыкальное оформление в виде играющего на полную громкость магнитофона (за счет чего этот вагон был менее удобен для длительного нахождения в нем). В тамбуре — туалет: весьма пристойный: туалетная бумага, мыло, краник с водой, оживающий при нажатии ногой педали, бумажное полотенце, запирающаяся дверь. Супер!

Обстоятельства дела

Теперь собственно про оплату нашего проезда. Не подумайте, что безбилетного! Ни в коем случае! Мы бы все издергались, к тому же за такой проезд именно НАДО платить! Как нам рассказала наша проводница вагона номер 4 (по нумерации состава; всего было восемь вагонов, не считая головного с машинистами), все билеты на Курском вокзале продают теперь системно, распечатывая бланки из компьютера. Но нам повезло. Или «повезло». Не знаю. История не знает сослагательного наклонения. Итак, в этот замечательный день произошел какой-то компьютерный сбой. И вся информация об электропоезде была чудным способом искажена. Когда многие (!) желающие в то утро подходили в кассу вокала с намерением купит билеты, ответом им было: «Билетов нет! Все продано». Но на самом деле ни одного (!) билета не было продано вообще. И мы ВТРОЕМ ЕХАЛИ ОДНИ ВО ВСЕМ ЭЛЕКТРОПОЕЗДЕ не считая проводников, которые собравшись вместе скучали всю дорогу, и машинистов, которые, я надеюсь не скучали, так как осуществляли собственно нашу перевозку.
Итак, поезд тронулся, пред нашими очами возникла проводница. Сорри, не помню ее имени.
Проводница (радостно): «Ну, девочки, у меня в вагоне останетесь?»
Мы (хором): «Да!»
Проводница: «Куда едем? В Тулу?»
Все трое (в ужасе): «Не-е-ет!.. В Ясную Поляну, то есть в Козлову Засеку».
Проводница: «А-а-а, так это чуть подороже будет, чем просто в Тулу — это дальше…»
Мы: «Фу-уу… Это ничего страшного».
Разумеется, за проезд мы заплатили нашей проводнице — по 160 рублей «с носа» в один конец.
Разумеется, никакого документа она нам не выдала. Разумеется, думаю я, что никто кроме нее и ее домашних-семейных этих денег не увидел. Разумеется, я могу ошибаться. Но никаких претензий ни к кому не имею.
Ехали мы весело, свободно и раскрепощено — еще бы, могли громко говорить, пересаживаться туда, где нам более удобно, беспрепятственно и без очереди пользоваться услугами буфета, короче, — сказка! Проводница предложила нам включить телевизор — на выбор были две кассеты: индийский фильм, что-то в стиле «Зиты и Гиты», «немой» фильм про Толстого и Ясную Поляну, но мы решили воздержаться — пообщаться и посмотреть на местность, которую мы проезжали.

Вторая авантюра

Остановки в пути у нас были только в Серпухове, Туле и Козловой Засеке. Дальше — не знаю, потому как мы вышли, а поезд поехал дальше. (Интересно то, что на обратной дороге остановки в Серпухове нет.) Проехали Тулу. Скоро наша станция. Таня решила посетить туалет. Только она ушла, а мы решили сфотографироваться на память в пустом комфортабельном вагоне, вбегает проводница со словами «ваш выход, господа!» и электропоезд останавливается. Вот ужас! А мы «еще ни в одном глазу». Быстренько с Машей собираем манатки, свои, танины, набрасываем дубленки, хватаем танину одежку и сумку и выпрыгиваем на платформу.
Где же Таня?! Где она?!..
Проводница говорит. Что в принципе поезд должен здесь стоять 10 минут, но обычно как только загорается зеленый светофор, он сразу и отправляется, так что наша девушка имеет все шансы остаться… Ах, слава богу, вот Таня!.. «Иди сюда, все твои вещи здесь!»
Проводница, придерживая двери, интересуется, сегодня ли мы возвращаемся назад, убеждает нас не опаздывать и приходить только в ее четвертый вагон — еще бы, я ее понимаю. Мы прощаемся с ней до вечера, двери захлопываются и электропоезд уезжает. Мы остаемся одни на пустой платформе. Видим здание вокзала — вернее, вокзальчика. Написано «Козлова Засека». Экзотично. Решаем сфотографироваться на фоне. На звук зуммеров и вспышки фотоаппаратов из-за угла выходят две женщины и устремляются к нам.
Они: «А вы, что ли из Москвы приехали?»
Мы: «Конечно, а как мы тут, по-вашему, могли оказаться?!..»
Они: «И что, вы вот на этом самом поезде приехали?»
Мы: «Конечно!!.. А как же еще?!..»
Они: «И что, можете нам прямо сейчас билеты показать?» (и руки протягивают)
Мы объяснили ситуацию. Оказывается, дело поставлено вполне на современный лад. Работники музея-заповедника связываются с кассой через некоторое время после отправления поезда от Курского вокзала и выясняют, сколько билетов продано до Козловой Засеки. С учетом этого на станцию отправляется определенное количество автобусов, так как от станции до самой Ясной Поляны примерно 4 километра.
Но в этот день работникам ответили, что на поезд вообще, а тем более до Козловой Засеки, не было продано ни одного билета. Поэтому ни один автобус не был выслан.
Вот так вот. Приехали… Картина «Не ждали»… Ехать не на чем. Идти пешком не очень хочется — очень сильный ветер, к тому же Маша без шапки, капюшона, шарфа и перчаток. С неба сыпет мелкий мокрый снег, временами переходящий в дождь. Все, финита ля комедия — придется, вероятно, сидеть на станции до обратного электропоезда…Жуть.
Но мы не пали духом и выразили желание идти по дороге к заповеднику и поймать какую-нибудь машину. Нас разубедили, сказав, что день праздничный и вряд ли вас кто-то обгонит. Но мир не без добрых людей, а любая ситуация не без выхода. Нам было предложено пока зайти в местный музей, посвященный самой станции. Она служила связующим звеном между Львом Николаевичем и Москвой, со столицей и с европейскими городами. Поначалу он был не очень рад, когда станцию стали закладывать, но позже понял ее значение, — через нее к нему постоянно поступало всегда огромное количество корреспонденции.
Итак, мы были приглашены в музейчик (вход — 5 рублей) посмотреть экспозицию (всего один зал), в то время как нам обещали вызвать такси. В музее можно было не только ознакомиться с предметами той эпохи, но и приобрести книги о Толстом, его семье, семье его жены Софьи Андреевны, в девичестве Берс, а также купить яснополянские сборники, открытки, брошюры, изделия местных промыслов, фигурки куколок, наряженных в одежду, традиционную для тульской и близлежащих волостей.
Мы не согласились «гнать» такси из самой Тулы (170 рублей), но одобрили вариант из села Щеткино за 120 рублей. Очень скоро приехало настоящее такси, с шашечками, и мы покинули гостеприимную (тогда еще) станцию. Женщины обещали нам, что обратно на станцию нас заберет автобус — пазик, который забирает работающих в музее — заповеднике и экскурсоводов, рассказали нам, во сколько и где нам стоять. Радостные, мы отправились в дальнейший путь.
Дорога была довольно-таки извилистая, с подъемами и спусками. Но тогда мы не придали этому значения.
А зря. Но об этом — позже.

«Ясная Поляна: дом-музей и усадьба-заповедник»

Далее все было великолепно. Прибыли в усадьбу. Сначала подкрепились в столовой, стилизованной под избушку. Весьма недорогое меню. Жаль, не было «яснополянского супа» — лапши. Потом пошли собственно на экскурсию. Не без труда приобрели билеты — получилось не сразу, попали только во вторую в группу. Грешным делом думали, что будем единственными посетителями музея — усадьбы, но ошиблись: на стоянке наблюдались легковушки, автобусы, в том числе и с московскими номерами.
Стоимость полной экскурсионной программы (усадьба, парк, дом Толстых, литературный музей — дом Кузьминских) с дипломированным гидом составляет для взрослого — 80 рублей. Для иностранцев все в два раза дороже, если с переводчиком — еще дороже. Есть скидки для детей и для студентов, для пенсионеров. Индивидуальная экскурсия (группа не более 8 человек) стоит 650 рублей, но ее надо ждать в общей очереди, так как число экскурсоводов ограниченно: кто освободится, тот и поступает в распоряжение очереди.
Наша экскурсовод Ольга Викторовна провела нас по першпекту — главной аллее, мимо хозяйственных построек усадьбы к дому Толстых. Начался мокрый снег. Даже, скорее, дождь. Мы укрылись в помещении. Нам показали 8 комнат на втором этаже и две комнаты на первом. Вся обстановка старая, подлинная. Дом не подвергался капитальному ремонту, попросили ничего не трогать руками и относиться очень бережно. Лично мне в доме было очень интересно — многое я уже знала от мамы (она очень увлекается Толстым и всем, что с ним связано). Мы увидели всю обстановку, поняли интересы людей, которые здесь жили, практически погрузились в тот, уже позапрошлый век. В доме практически нет никакой роскоши, только несколько венских стульев, вольтеровское кресло. В доме собрано 22 000 книг — это самая большая частная библиотека в России. Здесь же находится и 90-томное собрание сочинений Льва Николаевича Толстого: 30 томов — художественные произведения, 30 томов — философско-мировоззренческие произведения и 30 томов — переписка.
Выходили под впечатлением.
Потом была небольшая экскурсия в дом Кузьминских (сестры Софьи Андреевна — Татьяны Андреевны с семьей), ныне Литературный музей. Раньше, в молодость Льва Николаевича в этом помещении проходили занятия учителей с деревенскими детьми. Там была выставка, посвященная младшей дочери Толстого — Александре Львовне Толстой. Это была фактически ее реабилитация, так как она считалась до недавнего времени «врагом народа». Умерла она в 1976 году в Америке. Очень долго замалчивали и факт ее жизни в Америке вообще, и дату смерти.
Александра Львовна помогала отцу в его деятельности. Со временем она все более проникалась его учением и мировоззрением. Очень переживала его смерть — для нее все было сосредоточено в отце. После смерти Льва Николаевича Александра Львовна окончила медицинские курсы, пошла сестрой милосердия на фронт, стала полковником медицинской службы. Но в более поздние годы ее несколько раз арестовывали. Она вынуждена была уехать за границу. В Америке она издала на английском языке несколько книг, в том числе «Отец» и «Дочь». Недавно эта книга была издана и у нас, в издательстве «Мой век».
Нам показали небольшую часть 40-минутного фильма, снятого про Александру Львовну Толстую. Говорит она там по-английски. Работница, которая отвечала за включение — выключение видеомагнитофона с кассетой, вероятно, не понимала ни слова, потому что она оборвала историю, которую рассказывала Александра Львовна про сватовство к ней одного молодого человека и как она ему отказала… Вот так мы и не узнали финала.
Но все остальное было замечательно.

Авантюра № 3

После того, как с нами простилась экскурсовод, мы немного прогулялись сами по усадьбе, сходили на могилу Толстого. К сожалению, времени больше ни на что не хватило.
К этому времени дождь — снег превратил дорожки в чрезвычайно гладкую поверхность, ноги через шаг разъезжались, так и норовили сделать шпагат. К счастью, без особых потерь добрались до назначенного места, где нас должен подобрать пазик. Время 15.55. Подошли к сувенирному киоску. Закрыт. За стеклом видны открытки, книги, поделки. Все то, что мы уже видели на станции. Оставив меня «караулить» автобус, Маша и Таня отправились в столовую-«избушку» закупить пирожков на дорожку. Через три секунды вылетели обе оттуда с квадратными глазами: «Инна, автобус за нами не приедет! Дороги нет и он в эту низину не спустится и по этим горкам не поедет! Что делать?!.. Нам женщина в буфете сказала. Она сама сейчас полтора часа пешком от станции шла…» В общем, все — «клиент уезжает, гипс снимают!» 16.00. Меня опять оставили караулить у входа, а сами спустились на стоянку, где еще виднелись какие-то автосредства — легковые автомобили и автобусы. Никто не везет — все полные, а у автобусов — расписание и индивидуальные маршруты. 16.07. Около входа в усадьбу стоит таксист, но нас везти отказывается — резина «лысая» и он, как таксист, боится нас везти, как официальных пассажиров, и отвечать за нас. Как ни просили, как ни упрашивали — не поддается уговорам. 16.09.
Бросились в комнатку милиции, что около касс, — такси сейчас вызовем сюда, откуда ни было бы: из Тулы или Щеткино — уже не важно. Добрый милиционер разрешает воспользоваться телефоном. Причем у него на столе два аппарата: один прямой, а на другом сначала почему-то надо набирать 9. Таня нервно курит у входа. Маша набирает номер таксомоторной службы в Щеткино. 16.12.
Маша: «Алло!.. Это такси? Нам нужно срочно такси до Козьей Пасеки…Как нет такого места? Мы в Ясной Поляне, у нас электропоезд через 10 минут!.. Ах, ну да — Козлова Засека, ну какая разница!..» Хлоп трубкой об рычаг.
Инна: «Что?»
Маша: «Нет у них свободных машин…Буду в Тулу звонить».
Набирает номер. Занято. Занято. Опять занято.
Я начинаю тоже набирать, но по другому аппарату. Может так быстрее получится? 16.15.
Маша дозванивается первой: «Алло!.. Такси?.. Пришлите, пожалуйста, срочно такси в Ясную Поляну. Нам надо в половину пятого быть на станции Козлова пасека… Ах, ну да Засека! Какая уже разница… Нет машин?»
Инна: «Не хотят просто к нам по такой дороге ехать. Уже 16.20. Мы не успеваем».
Выбегаем из «милицейской».
Таня: «Ну что?!»
Маша: «Нет свободных такси!»
Народу на небольшом пятачке у ворот уже нет: чпок-чпок-чпок и все разошлись — разъехались, даже школьники побрели своим ходом к трассе. Одни мы.
Вдруг — бац! Ого-го!!… Это что такое? Ранее не стоявшая здесь машина. Кто-то за рулем и кто-то на первом сидении пассажира. Скорее, к ним. 16.22. Бежать тяжело — не разобрать, где лужа, где уже застыло и можно просто хлопнуться носом. С неба сыпет не переставая, усиливается. Маша добегает до машины первая. Сгибается, засовывает голову в окошко со стороны пассажира. Водитель начинает вылезать из салона.
Маша, видя его маневр, распрямляется и ждет его на воздухе.
Водитель, думая, что с ним будут говорить в салоне машины, перестает вылезать и вопросительно смотрит в сторону Маши, но там никого нет.
Маша опять начинает засовывать голову в салон, водитель начинает медленно вылезать из машины. Мы с Таней кричим, подбегая: «Да поговорите вы вне машины наконец!» Наконец все действующие лица вне машины, на свежем и по совместительству «мокром» воздухе. 16.25.
Маша, Таня, Инна: «Отвезите нас, пожалуйста, на станцию. Козью Засеку. У нас электропоезд через пять минут, а нас никто не везет — не берутся…»
Водитель — молодой (позже выяснилось, что ему 35 лет) в кожаной куртке с модной ныне прической «ню»(к сожалению, даже не знаем его имени), «накручивая» сотовую трубку: «Девчонки, да я тут должен встретить и отвезти.. Но что-то нет её…»
Мы: «Ой, отвезите нас, а потом еще раз заедете, а?!.. Мы опаздываем очень!»
Водитель: «Нет, это нельзя…»
Маша: «Да жена Вас простит!.. Вы ж ей все объясните потом. А мы очень, очень опаздываем!»
Водитель: «Нет, девчонки, вы что?!.. Жена у меня в Туле, а тут подруга…Она меня просто кастрирует и все дела».
Мы: «Ну пожалуйста, мы ж сейчас здесь на ночь останемся, а мне завтра на работу!»
Водитель: «И я практически на работе..»
Мы: «Нам сказали, что дорога очень плохая, нельзя проехать, ее всю размыло…»
Водитель: «Да. Я сейчас ехал сюда от станции — на первой передаче весь бензин почти сжег».
Мы: «Мы Вам заплатим за весь бензин!.. Ну пожалуйста, ну что же нам делать?!»
Водитель, начиная разбирать заднее сидение от пакетов и какого-то строительного мусора: «Ну ладно, девчонки, садитесь, сейчас что-нибудь придумаем».
Мы все забились на заднее сидение. На переднем осталась сидеть собака — как мне показалось, смесь боксера и бультерьера, она дрожала от холода, но внешний вид у нее все равно оставался суровым.
Маша: «А что это у нее с глазом?»
Водитель: «Она у меня бойцовская. Вчера у нее бой был. Немного неудачно прошел. Вот глаз заплыл теперь».
Маша: «Ой, я таких собак боюсь…»
Водитель: «Тихо, ша!.. я дозвонился…Аллё!.. Ну ты где? Я ж приехал уже…Ага, идешь… Иди быстрей, тут надо людей срочно на станцию подкинуть, у них электричка… быстро!»
16.28.
Мы подъехали к воротам усадьбы и встали на место, где просматривался першпект. По нему, цепляясь друг за друга, под ручку, еле-еле, потому как спуск весьма крутой и к тому же заледенел, спускаются обслуживающий персонал и экскурсоводы. «Вон она, в красном!..», — обрадовал водитель. Господи, что-то красное маячит на самой верхушке першпекта. Но делать нечего — надо ждать.
Тут из здания кассы выскакивает милиционер — «здесь стоять нельзя!», но, видя, что это опять мы, расслабленно машет рукой — дескать, ладно! мне все понятно: москвички сумасшедшие.
Тем временем 16.32.
Наконец, у основания подъёма обозначаются две фигуры — девушка в красной куртке и женщина с двумя пухлыми пакетами. Они обе идут к нам!
Водитель: «Е-ё-ё… Их двое. Нут-ка, девчонки, потеснимся».
Мы: «В красном похудее будет — ее к нам, а вторую к собаке!»
Так и поступили. Втиснулись. Пакеты накидали на заднее сидение, прямо поверх нас.
16.34. Едем. Потихонечку. Боимся. Дорога и вправду страшная. Но может и хорошо, что нас в машине шестеро людей, собака, пакеты и набитый багажник — зато нас не занесет! По дороге успеваем вести светские беседы, выясняем что-то про погоду, когда лучше всего в усадьбе — разумеется, золотая осень и весна, когда только-только травка покроет землю. Водитель обещает, что, если мы все-таки опоздаем на поезд, то он нас отвезет на вокзал в Тулу.Нам ужасно хочется в наш теплый уютный вагон. Девушка в красном говорит, что если уж обещал доставить, то пускай везет в саму Москву. Но это конечно, не дело. Тем более по такой дороге.
Оп-па! Пост ГАИ. А нас шестеро, не считая собаки. Девушка в красном пригибает голову…Работник постовой службы лениво скользит по нам взглядом… Уф! Пронесло. Проезжаем беспрепятственно мимо. Ура! 16.36.
Машина едет медленно, иначе по такой дороге и невозможно. На предпоследнем спуске она начинает немного идти юзом, чувствуется, что водитель полностью не управляет машиной…Но, слава богу, мы выравниваемся и дальше едем нормально.
И вот, наконец, мы у станции. 16.38. Странно — электропоезда нет. Никакого. Наверное, уже ушел. Как печально. Полная финита… Ан нет! Не полная… Всегда есть последняя надежда, а если есть хоть капля, каплечка надежды, то есть и небольшой шанс, шансик… На всякий случай посылаем Таню узнать у работников музея ситуацию. Она бежит, оскальзываясь. Вокруг музея пространство выложено новенькой плиткой, гладкая поверхность представляет собой идеальный каток. Чтобы не упасть Таня переходит на газон, присыпанный снежком. Из окна музейчика высовывается голова работницы: «Девушка! Не ходите по газонам!» — «Иначе просто не пройти тут. Электричка была???!!!..» — «Ах, это вы!.. Нет, еще не было… Да вот же она идет!!!»
Атас! Выпрыгиваем из машины с Машей, бежим, шоркая ногами, предпочитая, естественно, газон. К перрону подходит наш родненький электропоезд. Как мы рады!!!.. Этого не описать!!!
Около нас останавливается последний вагон. Проводница за стеклом нажимает на какую-то кнопку, и двери открываются. Чуть ли не на четвереньках мы вползаем в тамбур. Нас встречают как родных. Говорят, что очень за нас волновались, потому что утром, отъезжая от станции, они не видели ни одного автобуса яснополянского. Спрашивают, попали ли мы в музей. Отвечаем — «не то слово! волею судеб — даже в два!» Гордо отправляемся в свой вагон на свои прежние места.
 В Туле подсаживается народ, и дальше мы путешествуем уже не одни — машинист дал телефонограмму, что поезд идет пустой и можно продавать билеты. Пока наш вагон не заполнили, успеваем сфотографироваться в пустом пространстве. Теперь мы ничего не решаем и проводница включает таки индийский фильм, грозя цыганкам с поклажей и кучей детей в соседнем «купе»: «Фильм включу, но смотреть будем сидя!!.. Не петь и не танцевать тут!» Да они вроде и не собирались вовсе.
По дороге обратно спим — дремлем — приходим, собственно, в себя после всех этих треволнений. Мы полны впечатлений, как авантюрного, так и литературно-мемуарного характера.
Инна: «Девушки, а ведь нам придется обратно в Тулу ехать!»
Маша и Таня: «Зачем?»
Инна: «У нас ведь билетов нет, а на вокзале — турникеты везде… Нас просто не выпустят…»
Таня откидывается на спинку кресла и засыпает, Маша «еще в сознании»: «Да ладно!.. Придумаем что-нибудь. Не боись!»
J

Теперь немного упорядоченной информации.
Траты
Итак, сначала транспорт:

1 160 х 2 = 320; — проезд на фирменном электропоезде;
2 Такси от станции Козлова Засека в Ясную Поляну — 120 рублей (за всю машину);
3 Машина из Ясной Поляны на станцию — 150 рублей.
Все остальное:

1 Кофе и шоколадка в электропоезде — 40 рублей;
2 Обед в столовой — «избушке» — 21 рубль (блинчики с джемом, чай и пирожок с картошкой и грибами);
3 Вход в музей на станции Козлова Засека — 5 рублей;
4 Экскурсия в Ясной Поляне — 80 рублей (усадьба, дом Толстых, дом Кузьминских);
5 Куколка в наряде крестьянок тульской губернии — 160 рублей.
6 Две книги («Дети Толстого», «Род Берсов в России», давнишние издания) — 45 рублей.
Вот собственно и все.

Расписание
Москва (09.00) — Серпухов (примерно 10.20) — Тула (11.40) — Козлова засека (11.50) — …;
Козлова Засека (16.40) — (без остановок) — Тула (16.50) — Москва (19.30).

Надеюсь, Вы пробрались до конца этого приключенческого ужаса. J
Очень хотелось бы услышать Ваш отзыв, если не трудно черкнуть пару строк…
Можно тут, а можно прямо на ящик: avear@mail.ru

С уважением к потраченному Вами времени, Инна- всего-произошедшего-живописательница.

| 15.11.2002 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий