Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Россия >> Встречи с Серлиг-Хемом. Часть 1. Озеро Ак-Атыг-Коль >> Страница 3


Забронируй отель в России по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Встречи с Серлиг-Хемом. Часть 1. Озеро Ак-Атыг-Коль

Россия

Прошло несколько томительных минут, зверь спокойно продолжал пить, лишь изредка поднимая кверху свою прекрасную голову. С его морды струйками сбега?ла вода. Но, вот почти одновременно прогремели два выстрела, зверь недоу?менно вскинул голову и тут же рухнул на колени, попытался встать на ноги, но не смог этого сделать. Гремят ещё два выстрела, и он, судорожно дернувшись, завалился на бок, почти весь погрузился в воду и затих.

Эта картина была настолько неестественной среди великолепия окружающей нас тайги, воды и солнца, настолько трагична и печальна, что у меня на глазах невольно выступили слезы, а настроение мгновенно испортилось. Возвратились ребята. Охотничий азарт уже утих, дело было сделано, и у них самих на душе, как видно, было тоже погано. Не смотрят друг другу в глаза, и не делятся обыч?ными впечатлениями и подробностями от процесса охоты.
Молча выходили мы на берег Ак-Аттыг-Холя, нужно было приступать к самому неприятному делу-свежеванию лося. Однако жизнь есть жизнь и мы, вытащив ножи, приступили к этой операции. Зато, каких только блюд не наделали мы тогда из сочного, молодого мяса. Были у нас и шашлыки, и каурдак (жареные лёгкие, сердце, печёнка и прочая требуха), и варёные губы с языком, и, наконец, нежнейшие аппетитные антрекоты.
Умелец Ляпунов умудрился приготовить даже отлич?ные свежие окорока, соорудив для этого настоящую коптильню прямо на берегу озера. Именно эти окорока и позволили нам везти мясо с собой в течение десяти суток, не волнуясь за его сохранность.
Насыщенность коллектива мясом была такова, что перед каждым принятием пищи возникал ропот — Фу, опять это мясо! Надоело! Каши давай! А когда дежурные всё-таки подавали к столу дымящееся жаркое или густо насыщенный мясом суп, все недовольно морщились и отворачивались от мисок. Сейчас эти воспоминания вызывали у меня, наоборот, острый прилив слюны во рту и похотливое бурчанье в животе. Но то были лишь воспоминания о днях минувших и не более.
Да, не похож был тот, увиденный нами два года назад Ак-Аттыг-Холь, на озеро, которое раскинулось перед моими глазами сейчас. Рыбы в нём, правда, не убави?лось, о чём свидетельствовали успехи Ляпунова.
Игорь грозит удивить вече?ром коллектив истинно сибирским бюдом — окунем на рожне, и усиленно готовится к проведению этой операции.
И ведь не соврал, удивил таки.
Вкуснейшая штука рыба на рожне, если, конечно, умеют её готовить, чтобы не сжечь хвоста и брюха, а спины не оставить сырой.
Делаются из прутьев небольшие рогульки, на которые накалывается просоленная свежая рыба.
Устанавливают эти рогульки около костра, и греет он своим горячим огнём сначала один бок рыбины, а затем другой, пока не подрумянятся её бока и не будет она готова для подачи к столу.
Сидишь рядом с костром, смотришь на постепенно румянящуюся рыбу и глотаешь судорожно обильные слюни. Но вот блюдо готово и ты, обжигаясь, торопливо засовываешь в рот похрустывающую аппетитную короч?ку, а затем и нежнейшего вкуса беловато-розовое мясо. Хорошо приготовленную рыбу на рожне можно съедать в огромных количествах и всё равно она будет казаться в новинку.
После ужина, забрав свой спиннинг, на промысел уходит Федя. Уходит сурово и молчаливо.
Его фигура одиноко маячит на песчаной косе, то и дело освещаемая мерцающим в сумерках огоньком сигареты. В голове сами собой складываются в строки стихи:
Стоял с сигаретой меж губ
 В штормовке болотного хаки,
И спиннинг торчал между рук,
Как кость у голодной собаки.
Звездою сверкнула блесна,
Упала, взбив воду кругами,
И ярко светила луна
Над спавшими мирно горами.


Играла волна с тишиной,
Парчой «золото» струилось,
И сбитая с толку блесной
На спиннинге рыбина билась.
Лишь дрогнула радостно бровь,
Чуть выдав волненье азарта,
А снасть уж отправилась вновь
На поиск рыбацкого фарта.


Игорь занимается освоением нового метода просаливания рыбы.
Он развёл в миске крепчайший тузлук и с помощью обычного меди?цинского шприца впрыскивает его в одну из пойманных днём щук. Грезится и её приготовить на рожне, в чём мы очень сильно сомневаемся, так как щука большая и толстая. Именно это обстоятельство даёт нам все основания предполагать, что намечаемое мероприятие может закончиться неудачей.
К величайшему сожалению наши опасения подтвердились, и щука на рожне не изжарилась, а просто — напросто сварилась.
Завидуем острой завистью метеорологам, которые уезжают на моторке на западную оконечность озера за тайменями.
Здесь, сколько мы не пытались, кроме щук и окуней ниче?го не попадалось. Это было тем более обидно, так как было достоверно известно, что в Ак-Аттыг-Холе водится и таймень, и ленок, и хариус. Но слишком велико и глубоко это озеро, чтобы напасть на благородную рыбу, не зная мест. Приходится довольствоваться тем, что есть.
Зато окуни, водящиеся в озере, просто великолепны. Вытащенные из воды, они поражают не только своими раз?мерами, но и тем, что похожи на сказочных рыб, сверкающих всеми известными в природе оттенками. Они все, как будто, осыпаны драгоценными камнями.
Поздно вечером небо затянуло густыми облаками, и начался дождь, сначала слабый, а затем всё более усиливающийся. Расползаемся по палаткам и мирно засыпаем под убаюкивающий шум льющейся с неба воды.
Утром я проснулся очень рано. В голубом просторе неба, от края до края его, куда ни взгляни, медленно и строго плыли кучевые облака-бесконеч?ный караван больших и малых облаков и облачков.
У каждого был хорошо очерченный рисунок, и все они вытягивались по оси вверх. Снизу каждое такое обла?ко-каждое!-как бы отражало иссиня-серые, лиловато-пепельные тона земли, еще пребывающей в тени, а сверху, в вершине своей оно ослепительно сияло оран?жевым и золотистым светом встающего где-то за чертой горизонта солнца. Но самое неожиданное было все же в том, что такими двухцветными, блистающими обла?ками было заполнено все небо-с востока на запад и с юга на север, сколько хватал глаз…
Облака выстраивались в голубом амфитеатре неба, как в синем море праздничные корабли под сияющими парусами, и каждое облако прибавляло света на земле и на небе. Словом, как говорит поэт, творилась сказка наяву.
По опыту других восходов я уже знал: угол освеще?ния верхних слоев атмосферы падает, уменьшается по мере того, как солнце приближается к горизонту и вы?катывается из-за него. И я ушел, чтобы не видеть, как будут обесцвечиваться, на глазах линять паруса этого небесного флота, салютующего восходящему дню.
А еще часа через два небо уже было совершенно безоблачным, как если бы торжест?венное шествие облаков, целых флотилий облаков, мне только приснилось.
Теперь оно само теряло свою голу?бизну, блекло, предвещая ненасытную жару июльского дня.
Солнце светило и грело всё жарче и жарче. Озеро всё искрилось под его лучами. Смотреть на воду было почти невозможно.
Протарахтев, к бе?регу пристала моторка. Это вернулись с ночного лова рыбаки. Они выгружают из лодки нескольких тайменей и ленков. Говорят, что ловили спиннингами, но верится в это с большим трудом. Вероятнее всего, что у них есть сеть. Собираются сегодня вечером вновь ехать ловить рыбу.
Под впечатлением сво?ей удачи метеорологи стали совсем разговорчивыми и поведали нам историю о золотых россыпях, которые разрабатывал где-то здесь недалеко от озера купец Торбеев. Было это до войны, когда Тува ещё не присоединялась к Союзу. Сейчас этого место никто не знает, но вот уже несколько лет его усиленно разыскивает какой-то старатель одиночка.
Может быть, именно он и оставил встретившиеся нам в тайге затёсы. Кто знает?
Ляпунов продолжает портить сваренную на рожне щуку. При более детальном обследовании она оказывается местами сварена, местами пережарена, а местами и вовсе сырая. С горя он бросает это неблагодарное занятие и идёт продолжать заготовительный рыбный промысел. В результате мы имеем ещё пару щук и несколько окуней.
Солнце хорошо прогрело воздух, и становится даже жарко.
Рискуем искупаться. Однако вода оказывается обжигающе холодной и, окунувшись по одному разу, мы с воплями вылетаем на берег. Зато загорать после такого купания одно удовольствие.
Пора собираться в дорогу. Выходить будем с противоположной стороны полукруглой бухты, на берегу которой мы сейчас находимся.

Для этого нам предстоит проплыть по озеру километра два-три. Чтобы не перегрузить нашу единственную лодку, решаем не рисковать, и переправляться в два захода. Первым рейсом переправляемся втроём — я, Женя и Ляпунов. Игорь потом возвратится назад за остальными ребятами. Этим же рейсом перевозим и все наши вещи. На нашей галоше по стоячей воде озера особой скорости, как ни старайся, не разовьёшь.
Идём, как говорят, ни шатко, ни валко — по семь вёрст в неделю и только кустики мелькают. Глубина под нами обалденная.
Вода бархатно-чёрного цвета. Через час благополучно пристаём в великолепной песчаной бухточке, окружённой с двух сторон громадными гранитными скалами, на кото?рых в щелях растут небольшие сосенки и голубичник, весь усыпанный крупными, сочными ягодами.
Игорь машет нам рукой и отправляется в обратный путь.
Теперь будем ждать остальных часа два-три. Ловим рыбу, пасёмся в ягодниках. Женя приноровился ловить окуней не на блесну, а зимним способом — на мормышку. Сидит на скале и подергивает коротенькой лесой.
Нужно сказать, что про?водил он эту операцию весьма успешно. Её результатом были одиннадцать громадных окуней. Мне же больше нравится бросать блесну и следить за тем, как из тёмных глубин за ней бросаются, мешая друг другу, целые стаи этих азартных хищников.
Сегодня мы с Женей дежурные и пока ждём ребят, успеваем кроме приятных забав ещё и приготовить обед. Вылезаем на самый верх скалы посмотреть не плывут ли ребята. Вылезаем и тут же прячемся обратно. В нашем направлении по озеру плывёт целая стая серых гусей — штук семь-восемь.

Стремглав бросаемся вниз за оружием, но когда вновь влезаем на скалу оказывается, что хитрые гуси свернули с первоначального маршрута и плывут в сторону. Стре?лять далеко и бесполезно.
Вот вдалеке на воде появляется, наконец, маленькая точка, которая постепенно увеличивается в размерах и минут через двадцать превращается в лодку. Это переправляются ребята.
К шести часам вечера все снова в полном сборе.
Делимся впечатлениями о переправе и гусях, которых, оказывается, гнали перед собой наши лодочники, и приступаем к принятию пищи.
Решаем засолить окуней и взять их с собой на обратную дорогу, так как продукт снова на исходе. Сидим около уютного костра и стараемся навсегда запом?нить красоты озера. Завтра утром мы расстаемся с гостеприимным Ак-Аттыг-Холем.
Собраны рюкзаки, упакована просохшая за ночь лодка. Вперёд, в обратный путь.
Для начала необходимо преодолеть буреломы, перегораживающие нам путь на горную гряду, окаймляющую озеро. Через несколько минут убеждаемся в том, что буреломы здесь просто невообразимые. Лезем через поваленные деревья кто-де сможет, и кому как удобнее.
Постепенно разбредаемся по этой шараге так, что не можем даже видеть друг друга. Общаемся только криками и свистом.
Наконец вся эта дурнина остаётся позади, и мы начинаем подниматься по очень крутому склону в гору.
Это безрадостное занятие длится более двух часов.Наконец, мы поднимаемся на гребень.
Высота над уровнем моря здесь около кило метра.
Последний раз смотрим назад.

Внизу темнела мохнатая тайга и в ней светлым изумрудом причудливой формы лежало гордое и прекрасное озеро Ак-Аттыг-Холь, к которому мы так стремились и теперь покидали, наверное, навсегда.
Солнце отражалось в его зеркале миллиардами золотых нитей. Сине-черные тени неслись изломанные и стремительные, срываясь с бурых и серых гранитных скал в бездонные пропасти. А над всем этим великолепным хаосом воды, камня и леса нависало неправдоподобной голубизны небо, изодранное редкими кружевами перистых облаков.
Мы долго стояли молча, потрясённые этой непередаваемой картиной рожде?ния и гибели мира, а затем, помахав озеру руками, кинулись вниз по склону в зелёные глубины тайги. Нас с нетерпением ждали впереди звериные тропы, буреломы, заросшие, зыбкие болота. Нас с нетерпением ожидал ворчливый Серлиг Хем и покинутый лагерь.

Комментарий автора:…Пюре оказывается довольно вкусным, но после мучительного и трудоемкого процесса приготовления, в результате которого дежурные оказались измазанными с ног до головы, удивительно напоминает по виду типичный клей для обоев. Правда, нам сейчас не до эмоциональных переживаний и коллектив усиленно заклеивает свои давно пустые желудки и кишечники горячим едивом, а затем пытается смыть его горячим чаем…

Страницы: Предыдущая 1 2 3

Статья разбита на нескольких частей. Читайте следующую часть

| 13.11.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий