Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Россия >> Поморская столица глазами питерского учёного кота.


Забронируй отель в России по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Поморская столица глазами питерского учёного кота.

Россия

ПОМОРСКАЯ СТОЛИЦА ГЛАЗАМИ ПИТЕРСКОГО УЧЁНОГО КОТА
(АРХАНГЕЛЬСК И ОКРЕСТНОСТИ).

Как необычно было для столичной штучки, пусть и кота, впервые выехать в далёкий провинциальный город, да ещё и без сопровождения! Если вы думаете, что коты в поездах не ездят, то глубоко ошибаетесь. Мы лазейки везде найдём. Впрочем, это актуально лишь для России. Только здесь животным ход свободный. Как узнаете позднее, за границей всё не так. Так вот, каково же было моё удивление, когда я узнал, что ехать туда поездом от Питера целые сутки, и даже чуть более того! Да и названия станций какие-то странные. То есть, нет, поначалу всё шло хорошо, города знакомые, названия их на слуху: Волхов, Тихвин, Бабаево, Череповец, Вологда…. Спишь спокойно, а на остановках просыпаешься. Трудно спать, когда убаюкивающее движение поезда прекращается. На станции Коноша поезд направился строго на север. А там… Что ни название, то странность: Няндома, Пукса, Плесецкая, Обозерская. И люди, точно в электричке, входят-выходят. Потом я узнал, что они действительно всеми поездами дальнего следования вместо пригородных пользуются, потому что последних там почти нет, а те, что есть (они их дежурками зовут), очень редко ходят. Одно название знакомым показалось — Холмогорская. «Ага, — подумал я, — это то село, что некогда городом было, откуда дядя Миша родом, ну, тот, которому памятник перед Университетом стоит. Знаем, знаем. Кот я, как-никак, учёный». Не помогла мне учёность тут. Это посёлок Холмогорский, а то — Холмогоры. Разные места, значит. Приехал я около десяти вечера. На перроне меня встретили. Можете счесть это наглостью, но я тут же потребовал, чтобы до дома меня несли в корзиночке, поскольку я очень устал с дороги. Что поделаешь, такие мы, коты, любим внимание и заботу. Сорокаминутная прогулка по центру ночного города подействовала ободряюще, и я не спал полночи, расспрашивая про город, его историю и наши планы по его осмотру.

Признаюсь честно, за первый приезд мне немного удалось осмотреть, но то, что я увидел, безусловно, произвело впечатление, и в моей кошачьей душе затаилось желание посетить этот город ещё раз. Кошки очень привязываются к месту, если оно им нравится. Архангельск чем-то напомнил мне мой родной Питер. В первую очередь тем, что в нём витает какой-то едва уловимый дух столичности. Видимо, он настолько отдалён от других крупных центров, что сам стал столицей русского севера. И цены здесь не ниже московских, а на ряд продуктов намного выше, и уровень прогресса высокий. Населения около четырёхсот тысяч жителей достаточно для того, чтобы на улице тебя каждая собака не узнавала, хотя, гуляя по центру, знакомых встретить несложно. И в этом сходство с моим родным городом также обнаруживается. Однако, немало здесь и провинциальных черт. Бросается в глаза отсутствие внешнего лоска. Властям не до этого. В столицах правило: грабь, обирай, да о внешней иллюзии порядка не забывай. Здесь же стяжательство нисколько не скрывается. Например, подавляющая часть коммерческого транспорта принадлежит сыну не то бывшего мэра, не то губернатора. Так что ж… Муниципальный сведён до минимума автобусных маршрутов, троллейбусов всего пара осталась, а единственный трамвай, ещё недавно ходивший (мне удалось его застать), ликвидирован. Исторические здания реставрируются, но лишь те, которые куплены коммерческими структурами, а это капля в море. Обратил я внимание и на несколько казусов. Например, был в Архангельске магазин под названием «Хороший». Но это я решил, что он магазин, поскольку кроме слова «хороший» на вывеске ничего не было, никаких указаний на то, чем контора с подобным названием является. А ещё удивил постер со слоганом «сосу за копейки». Я немного оторопел, а потом оказалось, что это — реклама пылесоса.

Расположен Архангельск на островах в дельте Северной Двины у места впадения её в Белое море. Город занимает огромную территорию, и границы его настолько путаны, что многие окраины находятся дальше, чем некоторые близлежащие деревни Архангельской области. Насколько я понял, присоединение этих деревень к городу имело место после распада СССР, когда численность населения здесь резко упала за счёт большого количества уехавших жителей. То, что город расположен на островах, сближает его с Петербургом, но в Архангельске это расположение очевиднее. У нас жители вспоминают о том, что находятся на острове, лишь тогда, когда летом загуляют, забыв про развод мостов, а потом ждут утра, чтобы домой попасть. Здесь же мостов мало настолько, что теплоход — обычный вид транспорта для многих жителей. Зимой же добираться проще — пешком по льду. Основанный в 1584 году, город был крупнейшим портом России и единственным «окном в Европу» вплоть до основания Санкт-Петербурга. Главным украшением древнерусского города, безусловно, являются церкви. Архангельску в этом не повезло, ибо большевики всё взорвали. Даже кафедральный собор не сохранился — сейчас на его месте расположен драмтеатр, здание которого, как мне кажется, вечно реставрируется. Очень немного исторических памятников сохранилось, но они есть, и многие из них прекрасны. О, если бы их ещё удалось отреставрировать! Улицы центра города повторяют полукруг набережной, а потому несведущему всегда трудно выбрать правильный маршрут, если поставить целью экономию времени. Для обычной же прогулки я бы порекомендовал набережную Двины. Здесь-то основная часть старого города и находится. Двигаясь от Морского-речного вокзала к Кузнечевскому мосту или обратно, можно увидеть множество прекраснейших зданий, как отреставрированных, так и полуразрушенных. Тут и остатки некогда грандиозных Гостиных дворов (XVII-XVIII вв.), и здание Соловецкого подворья. Если заглядывать на близлежащие улицы, то можно увидеть здание лютеранской церкви святой Екатерины, построенной в 1768 году (ныне органный зал Архангельской филармонии), и особняк Суркова (середина XIX века, декор фасада — 1908 год) — полностью восстановленный памятник местной деревянной городской архитектуры. Вообще, Архангельск как город сугубо купеческий (аристократов тут совершенно не было — ни людей, ни котов), застраивался чудесными деревянными особняками. Возможно, для кого-то это обычно и неинтересно, но мне очень нравятся деревянные постройки, которых в моём городе почти нет. Теплом каким-то веет от них. Есть в Архангельске улица с безобразным названием Чумбарова-Лучинского (вторая параллельно набережной в районе речного вокзала пригородного сообщения), так она полностью состоит из деревянных домов. Сейчас её, правда, зачем-то брусчаткой выстилают. Я бы брёвна положил, да и тротуары деревянные сделал — ведь они — визитная карточка Архангельска. Соломбала — приближенный к центру исторический район города. Он состоит из нескольких островов, разделённых протоками Северной Двины, из которых самой длинной является речка Соломбалка. Именно отсюда, с Соломбальского адмиралтейства, построенного Петром I, в 1694 году отправилось в плавание по мировому океану первое русское торговое судно. Тогда же Петром был создан и флаг России. Отправляя судно с товаром за границу, государь понимал, что оно должно выйти под российским флагом, которого ещё не было. Он решил позаимствовать цвета у голландцев, просто поменяв полосы местами. Архангельск и Соломбала вплоть до начала двадцатого века оставались главными «воротами» в Арктику. Именно отсюда к полюсу отправлялись Георгий Седов и П.К. Пахтусов. Могила последнего находится на Соломбальском кладбище близ церкви святого Мартина, о чём можно прочитать в романе Каверина «Два капитана». Если переходить Кузнечевский мост из центра в Соломбалу, то первое, что приковывает взгляд — это экстравагантное десятиэтажное деревянное здание. Некий бизнесмен Н. Сутягин решил построить такой дом на своём участке, чтобы побить все известные мировые рекорды (таких высоких жилых построек из дерева больше нет), но его посадили за какие-то финансовые дела, и дом остался недостроенным. Я однажды решил посмотреть на это строение вблизи — игра не стоила свеч. Во-первых, когда стоишь рядом, оно не столь впечатляет, как издалека, а, кроме того, чтобы к нему пробраться, нужно было пройти сквозь весь Кемский посёлок, жители которого отмечали свой ежегодный праздник и, напившись до буйства, выглядели не очень дружелюбно. Этот посёлок — очень интересное образование. Полностью застроенный деревянными домами, он живёт своей собственной изолированной деревенской жизнью, несмотря на то, что находится практически в самом центре Архангельска. Самым высоким зданием в городе является двадцатичетырёхэтажная «высотка». Это — обычное офисное здание. Многие считают, что подобная архитектурная доминанта таким равнинным городам, как Архангельск, просто необходима, поскольку небоскрёб виден в городе отовсюду, и сам является хорошей видовой точкой. На мой же взгляд, это здание — сущее уродство. Чем строить нечто подобное, гораздо лучше отреставрировать погибающие памятники архитектуры. Недалеко от мыса Пур-Наволок стоит памятник Петру I (тот, что на пятисотрублёвой купюре можно увидеть). У нас в Питере на Большом Сампсониевском проспекте стоит копия с него. А здесь на гранитном постаменте памятника — три даты пребывания Петра в Архангельске, а четвёртая — 1911 — дата его планировавшейся установки. Поставлен он был тремя годами позже. А перед местным университетом, как оно и должно быть, находится памятник Ломоносову. Здесь учёный изображён с лирой в руках и ангелом у ног (1832). В целом, есть на что посмотреть в этом городе, я и десятой части не назвал.

«Мой кот», — часто говорят люди. И ничего они не понимают в том, что говорят! Ну как кот может быть чьим-то?! Мы — сами по себе. А вот людей своих выбираем. И у меня есть свой человек. Ромой зовут. В Питере познакомились. А живёт он как раз в Архангельске. Узнав, что теплоходы у них вместо наших электричек — на дачу ездить, я напросился как-то в поездку по Северной Двине. Весело время провели. Сели на верхней палубе, едем по реке, заранее припасённые вкусности кушаем и за дачниками наблюдаем: одни высаживаются, другие садятся. И маршрут интересный — круговой, где кораблик из города выезжает по одному рукаву, а возвращается по другому. И так три часа. Понравилось мне. Захотел ещё какие-нибудь дальности посмотреть. Заставил Ромку карту города мне купить, сидел, изучал её, и крепость нашёл. Заинтересовался. «Что же это такое? — думаю, — Новодвинская крепость на северо-западе Архангельска находится, а город Новодвинск — совсем в другой стороне — на юго-восток от него». Стал выяснять. Оказалось, эти два объекта не имеют ничего общего друг с другом, кроме названия. Новодвинская крепость была заложена Петром I в самом начале XVIII века для защиты Архангельска от шведов с моря, а Новодвинск — современный город. Следует отметить, что Новодвинская крепость являлась исторической предшественницей крепости Петербурга, она даже называлась Новодвинской Петропавловской крепостью. Дала наша твердыня всего один бой — первый в Северной войне, в котором шведы были разгромлены. «Всё, — замяукал я, — хочу крепость! Тем более, что она на острове, а это значит, опять покатаемся на кораблике». Сказано — сделано. Поехали в крепость. Только на кораблике недолго катались. Лишь речку переплыли с одного берега на другой (от 22 лесозавода к 23-му). А там автобуса надо ждать — не идти же пешком через лес. Но мы-то учёные, Интернетом пользоваться умеем, вот заранее и узнали расписание автобусов и паромов, чтобы выбрать те, что поудобнее, без длительных ожиданий. Сошли с теплохода, прошлись по песочку и вышли к остановке. А там малюсенький магазинчик и куча алкашей возле него, в дупель пьяных и буйных. Подошёл автобус. Мы сели в него и поехали. Дорога грунтовая, пыль столбом. Люди мрачные. И тут мой спутник мне сообщает, что Конвейер, посёлок, возле которого крепость находится, вырос рядом с колонией для преступников, в которой, собственно, крепость и находится. Как я пожалел, что ничего не принял на грудь перед поездкой, и даже валерианкой не припасся (она на нашего брата лучше спиртного действует)! Дальше — хуже. Приехали. Вышли. Увидели каких-то детей. Спросили, где крепость. Они от нас шарахнулись, как от чумы. Встретили девушек постарше. Те говорят «Идите туда», и рукой куда-то машут. В общем, обстановка напряжённая. Подошли к крепости, осмотрели её с противоположной стороны рва. Я предлагаю прогуляться в другую сторону, так нет, моего верзилу потянуло зайти на территорию тюрьмы, где ясно написано «вход воспрещён». Но, как оказалось, мои опасения были напрасны — нас проигнорировали. Новодвинская крепость находится в плохом состоянии. Собственно говоря, сохранилась часть стен, хотя и внушительная, и ряд бастионов. Неужели не убрать отсюда колонию, крепость не восстановить, и не водить сюда туристов? О подобных планах я слышал лишь краем своего кошачьего уха, но поверьте, видимых шагов по их реализации пока нет.

Северные города прекрасны летом и зимой. Потому в Архангельск я и ездил в это время. А межсезонье — это слякоть, дождь, ветер и сонное состояние. Летом можно на пароходике покататься, зимой в снежки поиграть. Первое знакомство с Архангельском у меня было зимой. В программу по осмотру достопримечательностей входили Малые Корелы. Это музей деревянного зодчества под открытым небом. До тех пор нечто подобное мне приходилось видеть лишь единожды — в Литве в местечке Румшищкес недалеко от Каунаса. Говорят, аналогичные парки есть и в Латвии, и где-то неподалёку от Новгорода. Я не видел. Зато Малые Корелы произвели на меня неизгладимое впечатление. Считается, что это самый большой в нашей стране заповедник исторической деревянной архитектуры. Если вы услышите, что этот музей нужно посетить непременно летом, не верьте. Зимой он не менее очарователен. Памятники архитектуры русского севера необычайно красивы на фоне снега, это их естественная среда. Вы спросите: «Как это кот может восхищаться снегом?» «Элементарно», — отвечу  я. И не только восхищаться, но и прыгать по нему, бегать, кувыркаться в нём. Не стану отвечать за серых, чёрных и рыжих кошек, но мне, белому, снег по душе. Меня не видно на заснеженном поле, а я вижу всех и всё. Немного мокровато и прохладно. Но это издержки. Мех греет. Музей разделён на четыре сектора в соответствии с названиями районов и рек области — Каргопольско-Онежский, Мезенский, Двинской и Пинежский. Там можно увидеть различные постройки от церквей до амбаров. Главное — они все подлинные. Каргопольско-Онежский сектор отделён от прочих речкой, которая как бы отображает Северную Двину и таким образом, план парка немного повторяет карту области. Абсолютно аналогичная картина наблюдалась и в Румшищкес, где водохранилище, образованное разлившимся Неманом, дублирует Балтийское море. Сказать, что Малые Корелы красивы — ничего не сказать. Это место — сказка русского севера. Недаром оно так популярно среди молодожёнов, что здесь зачастую устраиваются свадьбы. Напротив музея осенью 2003 года была открыта туристическая база «Малые Карелы». И все здания, её составляющие, разумеется, построены из дерева. Отметим, что литера «О» заменена на «А» в её названии. Видимо, это дело юридической формальности — «О» оказалось запатентовано парком-музеем, что ли. После осмотра музея я изрядно проголодался, да и холодно было — как-никак проходили по морозу около трёх часов. Ресторан на турбазе оказался очень кстати. Тепло, вкусно. Блюда изысканные и сравнительно недорогие. То есть, для Архангельска цены высоковаты, а по питерским меркам — дешёвые. Кафейные, но никак не ресторанные. А интерьер — уютный и сказочный. Все когда-то слышали сказки Степана Писахова, а если не слышали, то мультик видели. Я очень люблю сказки, как и подобает учёному коту. Помните: «Идёт направо — песнь заводит, налево — сказки говорит…». Кстати, песни петь тоже люблю. Так вот, у Писахова в сказках фигурирует и Архангельск, и деревня Уйма, которую проезжают по пути из города в Малые Корелы, и апельсиновое дерево, посреди Северной Двины выросшее, которое и украшает ресторан на турбазе. Удивляетесь, что кот по ресторанам ходит? Что меня туда впустили? Однако, вспомните, в какой стране мы живём. Ещё Гоголь гениально показал, что в России нет ничего невозможного. Будь ты носом, котом или свиньёй, тебя всюду будут жаловать и почитать, если у тебя есть деньги, звания или чины. Так было и со мной. Уж и так меня официанты обхаживали, и эдак. Что ж, я не поскупился, чаевых оставил. Понравился мне ресторанчик настолько, что я решил обязательно во время следующего посещения Архангельска остановиться на турбазе. Так и сделал. Номера там уютные, вполне соответствуют четырём звёздам. И завтрак неплохой. Только, когда я в последний раз там был, оказалось, в ресторане больше не курят. А я как раз только курить научился. Не бросать же из-за этого. Ладно, в следующий раз поеду туда — в Больших Корелах остановлюсь. Там как раз строится что-то, похожее на туристический комплекс. Думаю, поначалу для привлечения клиентов они позволят курить в ихней харчевне.

Летом в Малых Корелах тоже хорошо, только в жару искупаться негде. Вот я и стал разузнавать, где бы недалеко от Архангельска и на лужайке порезвиться, и в водичке попрыгать. Коты, конечно, боятся воды, но она нас вместе с тем и притягивает. Можно лапкой поиграть с ней, а можно и рыбку половить. Тигры вообще в жару из неё не вылезают — а тоже коты. Посоветовали мне санаторий Беломорье. Он, правда, не на Белом море находится, а на озере в часе езды от города по московской дороге, но и там отдохнуть можно на все сто. А оттуда ещё часик — и до Холмогор можно добраться. Естественно, я этой возможностью воспользовался. Вызвал Ромку, уговорил его поехать со мной в Холмогоры — и вот мы в автобусе. Перед Холмогорами мы другую деревню проехали — Матигоры. Прочёл я название и задумался: насколько болотистый и равнинный край наш русский север, что всякую самую маленькую возвышенность горой зовут. Холмогоры, Матигоры, Исакогорка, Майская горка… А гор-то там никаких и нет. В XV веке при московском правлении, когда другой связи с морем у русского государства не имелось, из Холмогор выходили русские суда в страны Европы, а сюда прибывали английские и голландские торговые корабли. Только по причине мелководного рейда в XVI веке в семидесяти верстах от Холмогор, в устье Северной Двины, был основан другой морской порт — Ново-Холмогоры, впоследствии получивший название Архангельск. Холмогоры некогда были большим городом с кремлём, а теперь это небольшое село. Главной достопримечательностью там Спасо-Преображенский собор является, который на въезде находится. Он до сих пор — один из крупнейших храмов русского севера. Его мы и осмотрели в первую очередь. Здание красивое, но в руинах. А предостерегающие надписи не рекомендуют подходить вплотную. На коз это только не действует — они гуляют, где придётся. Помните печальную историю Анны Леопольдовны и её мужа Антона-Ульриха Брауншвейгского? Они были регентами в царствование Иоанна Антоновича. Свергнутые Елизаветой, супруги с детьми были отправлены именно сюда, в Успенский монастырь, и оба здесь скончались. Прах регентши был позднее перенесён в Петербург и захоронен в усыпальнице Романовых, а бедный Ульрих до сих пор покоится под руинами Преображенского собора. Что касается их царственного отпрыска, он был отсюда перемещён в Шлиссельбург, где, уже при Екатерине, был зарезан якобы при попытке бежать. Архиерейский дом, где томились узники, является ещё одной достопримечательностью, сохранившейся до наших дней. Пообщавшись с козами у развалин, мы решили зайти в музей. А он по воскресеньям закрыт. Что за странность! Когда ещё музеи посещать, как не по выходным? Зато возле музея на памятник наткнулись. И кому бы вы думали этот памятник? Корове. Знаменитой холмогорской высокоудойной. Я оценил. Молочко-то и всякие продукты кисломолочные мы любим, а некоторые коты и собственных коров заводят, можно Матроскина, например, вспомнить. Решили мы перекусить. Столовые и кафе все тоже закрыты оказались. Зато магазины — на каждом углу. Так и пришлось сухим пайком обойтись. На паром до Ломоносово (это село на другой стороне реки, где наш великий учёный родился и вырос) мы не успели, а потому решили просто погулять по берегу. Северная Двина несколько обмельчала, вода отступила и обнаружила широкую полосу песчаного дна, перемежающегося с лужицами. Как я там порезвился! Котам очень нравится прыгать по влажному песочку, стараясь не попасть в маленькие заводи между этими песчаными островочками. В этот день было немного прохладно, а потому нам необходимо было согреться. Поскольку все кофейни были закрыты, нам ничего другого не оставалось, как купить бальзамчику и распить его прямо на улице. Только умоляю вас, господа, прочитав про выпивающего кота, не вздумайте поить своих животных — не у всех организм одинаковый. Итак, не попав ни в холмогорский музей, ни в Ломоносово, мы вдоволь нагулялись, набегались и напились.. Весёлые и с чувством выполненного долга, сели в автобус и поехали в Архангельск. Кстати, в этот раз мы ехали другой дорогой — грунтовой, а уж потом выехали на шоссе.

Другой летний день необычайно жарким выдался. «Где тут у вас море?» — спросил я, едва проснувшись. — «Хочется тёплого песочка и солёного моря». «И такое есть у нас», — ответил Рома, — «Поехали в Северодвинск». Следовало сразу сказать, что Архангельск, Северодвинск и Новодвинск — единый конгломерат из трёх городов. Причём, сами жители, похоже, воспринимают три города как один, очень уж близко друг к другу они находятся. Например, находясь в Малых Корелах, можно увидеть Архангельский целлюлозно-бумажный комбинат, находящийся по ту сторону реки (ужасно портит вид, надо сказать). А это уже город Новодвинск. А до Северодвинска мы автобусом из Архангельска всего час добирались. В самом городе из интересного музей один есть, но в тридцатиградусную жару мы туда не пошли, а прямиком направились на остров Ягры — место отдыха всех жителей Северодвинска и Архангельска. На этом же острове находится реставрируемый древний Николо-Корельский монастырь. Я подозреваю, что зимой тут очень холодно и ветрено. Зато летом! Оказавшись на пляже, я был потрясён — побережье Белого моря нисколько не отличается от Прибалтики и нашего Финского залива. Пляж с мелким белым песком окаймлён дюнами с кустарником или высокой травой, за которыми располагаются места, идеальные для интимного отдыха. А за ними — сосновый лес. Море мелкое, а потому вода прогревается хорошо. И этим оно на Финский залив тоже похоже. Только гораздо более солёное. Хорошее место для отдыха.

Люблю я Архангельск. Он — истинная столица русского севера. Не сомневаюсь, что ещё в этот город не единожды приеду, вдохну северного воздуха, пройдусь по центру города, съезжу в Малые Корелы, искупаюсь в Белом море, сплаваю в Ломоносово, вкушу местного бальзама, да кто знает, сколько ещё нового для себя открою.


Автор Кот

| 11.11.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий