Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Россия >> Эльбрус — восхождение в мае


Забронируй отель в России по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Эльбрус — восхождение в мае

Россия

В серьезных горах я еще не был, максимум 3100 м (подъем на гондоле Монтблана на 3842 м не в счет). Так что я даже не представлял, насколько Эльбрус мне будет по зубам. Но чтобы жизнь медом не казалась, решено было взять с собой сноуборд с целью затащить его на вершину и спуститься затем на нем вниз. По поводу целесообразности последней идеи сомнения возникли сразу после сбора вещей. Туго набитый 90л рюкзак, сверху привязанная доска, сверху еще рюкзак на 45 л. Вся конструкция потянула на 34 кг, и как со всем этим лезть в гору по снегу, было не очень понятно. Ладно, как-нибудь выживем…

День 1,2 — прибытие

Летел я из Вены в Минеральные Воды с пересадкой в Москве. Еще пятеро покорителей ехали на поезде из Киева в Пятигорск. Я прилетал на день раньше и по плану должен был встретить их на следующее утро на ж/д вокзале.

 В Москве оказалось, что мне надо перебраться с одного Шереметьево в другой. При выходе из Шереметьево-2 я был просто оглушен таксистами, отбиться от которых казалось нереально. Позднее я понял, что таксисты — это просто такой уникальный подвид людей, ни на кого не похожий. Пока же я переехал в Шереметьево-1 на автобусе и далее без проблем долетел до Мин. Вод.

Проблемы начались там, причем сразу. Моя конструкция из пухлого рюкзака с пришнурованным к нему сноубордом так и не появилась среди прочего багажа. Это было очень грустно, т. к. ломало все планы. Я позаполнял там кучу всяких бланков, женщина, занимающаяся утерей багажа, названивала в Москву, а меня тем временем поместили в гостиницу — за счет Аэрофлота. Гостиница прямо возле аэропорта, в очень аскетическом стиле, с многоместными номерами. Зато дешевая — до 100 рублей за ночь. Вечером женщина по багажу обрадовала меня, что рюкзак найден и завтрашнем рейсом должен прибыть. «Если не забудут» — добавила она после паузы. Вообще, очень приятная женщина, и работу свою знает отлично.

Короче, планы скорректировались. Остальная группа десантировалась на след. день в Мин. Водах и ехала ко мне в аэропорт, т. к. тут же оказался и автовокзал. В общем, мы благополучно встретились и пошли покупать билеты на автобус в Тырныауз, по пути отбиваясь от таксистов и маневрируя между постами милиции.

 — А билеты надо покупать в автобусе, — сказала кассирша, — если он придет еще. Вчера, например, не было.

Мда… А я тем временем пошел в аэропорт встречать свой рейс. С замиранием сердца следил за лентой выдачи багажа и чуть не прослезился, когда увидел свой родной зеленый неуклюжий сноуборд. Вообще, как оказалось, багаж с первого раза почти никогда не доходит с европейских направлений. Сидящий рядом немец заметил: «Очевидно, на перевозку багажа из одного Шереметьево в другой просто требуется один день». В жизни больше не буду оформлять багаж транзитом.

Автобус на Тырныауз так и не приехал. Зато был автобус в Нальчик, и мы отправились туда. В Нальчике мы стали невольной причиной разборки между таксистами. Как обычно, те налетели на нас стаей: «Куда вам? В Тырныауз? Садитесь, счас долетим с ветерком, автобусов больше не будет сегодня». Это было правдой, последний автобус уже ушел. Но были маршрутки.

Таксист хотел 2000 рублей, мы отказались. Тут подходит другой таксист и говорит так тихо: «Ребята, тот чувак конечно загнул, я вас за 1000 отвезу». Мы так прикинули, вроде неплохо. Начали грузиться в его бусик. Однако выскочку не поняли сотоварищи по профессии. В общем, они его тихонько так куда-то увели, наверно объяснять политику и кодекс чести таксистов. Скромно подождав несколько минут, мы вышли и перебазировались в маршрутку. Та отправлялась минут через 20, бедняга таксист так и не вернулся к тому времени. Кстати, за маршрутку мы заплатили в сумме 530 рублей…

 В Тырныаузе нам, как иностранным гражданам далекой Украины, нужно было оформить регистрацию. Но на дворе было воскресенье, вечерело, а завтра 1 мая, а там 2-е… Короче, конечно все было закрыто. Стоим грустные на дороге. Тут подъезжает веселый таксист. Объясняем ситуацию.

 — А, вам начальник нужен. Он сейчас на свадьбе. Подождите, у меня есть телефон его жены…

 В общем, через полчаса приехал начальник собственной персоной и практически на шару поставил нам регистрации, даже денег не взял за беспокойство. Хороший мужик… В благодарность таксисту мы поехали на его машине и машине его друга в Терскол. По пути видели следы от сшедшей несколько лет назад лавины. Очень впечатляющее зрелище, деревья все кругом повалены строго в одном направлении.

Собственно, в Терсколе и начался наш поход. Решили идти пока на Чегет до наступления темноты. Через некоторое время навстречу выходят трое молодых людей в форме и с автоматами:

 — Приграничная зона. Куда направляетесь? Пропуск есть? Нет? Тогда вам сюда нельзя.

Зато оказалось, что можно идти по другой тропке, ползем дальше вверх. Через 15 минут нас догоняет та же тройка:

 — Извините, сюда вам тоже нельзя.
 — А куда же можно???
 — Никуда нельзя, возвращайтесь.

Злые от того, что весь проделанный путь был напрасным, спускаемся. В общем, на Чегете нельзя находиться в темное время суток. Идем вдоль дороги обратно в Терскол, по пути тихо сворачиваем в лес и разворачиваем там свои 2 палатки. Это запрещено, здесь всюду территория Национального Парка Приэльбрусье (НПП). Запрещено и разведение костров, но нам плевать. Заканчивается этот длинный день тем, что мы ночью терпеливо сидим вокруг костра и минут 40 ждем, когда же наконец закипит чай в котелке…

День 3 — начало пути

Встаем поздно, в 9—30, выходим вообще в 12. Идем вдоль шоссе мимо Терскола в Азау. Азау — начальная точка подъема, высота 2350 м. Здесь ходят канатки, но мы хотим, чтобы все было честно, поэтому будем подниматься пешком. Перед выходом решаем подкрепиться. Солнышко, воздух, тарелка горячих вкуснейших чанахи, хачаны (они же хичины, они же хычины), стакан холодного айрана — красота… Это были наши последние часы отдыха — я имею в виду, пассивного отдыха.

А потом начался отдых активный, точнее, он даже не начался, а просто обрушился на нас. Медленно ползем по снегу вверх. Рюкзак безжалостно давит на плечи, на пояс, спину ломит, на сложных участках гудят ноги, иногда ботинки уходят глубоко в снег, иногда скользят вниз. И это только самое начало. Нет, я не дойду…

Но постепенно находишь свой ритм, открывается второе дыхание. И вот уже изредка даже поднимаешь голову, чтобы оглядеться, в голове опять начинают шевелиться какие-то мысли. В общем, привыкаешь потихоньку. Постепенно отрываемся с Тимуром от остальных, наша промежуточная цель — станция канатки «Старый Кругозор». Сначала она кажется близко, потом очень близко, потом ОЧЕНЬ близко. А мы все идем, идем, идем… В конце особенно тяжело, силы на исходе, подъем кажется круче. Но рано или поздно мы наверху, с облегчением снимаем, точнее даже сбрасываем, скидываем рюкзаки.

Через полчаса подходят остальные, направляемся дальше. Но идем мы недолго. Во-первых, пару человек сильно устало, во-вторых, мы нашли отличное живописное место для палатки на гребне. Решаем не рвать больше когти и становиться тут на ночлег. Решение оказалось правильным, вскоре повалил снег, видимость резко упала — далеко бы мы не ушли.

День 4 — идем дальше

Ночью очень сильный ветер, валит снег, палатка шумит вовсю. Утром погода плохая, а жаль — ведь отсюда по идее были бы красивые виды. Выходим опять поздно, в 11—30. Только немного прошли, как выглянуло солнце и моментально оказываешься как бы в другом мире. Стало невыносимо жарко, а я легкие вещи упаковал в самый низ. Пришлось перепаковывать весь рюкзак на снегу.

Наша следующая цель — станция «Мир». Вообще, обидно конечно немного идти вдоль канатки, когда все вокруг тебя беззаботно на ней поднимаются, а потом так же весело спускаются на лыжах и бордах. Слишком много цивилизации. Но с другой стороны, мы ненадолго почуствовали себя звездами. Желающих сфотографироваться с этими суровыми парнями, которые в одних шортах и фуболках упорно тащат огромные рюки вверх, было много. Ближе к «Миру» фотосессии стали заменять нам паузы для отдыха, все горнолыжницы были наши.

 — Ой, вы на самых верх идете? Как я вам завидую!

Мда, я себе во время подъема точно не завидовал… Но вот мы и на месте, направляемся в кафешку. Горячий облепиховый чай кажется нереально вкусным, пьем несколько чашек. В 14—00 отправляемся дальше. Степа с Андреем остаются еще отдыхать. Степа, кстати, единственный, кто взял с собой в поездку лыжи. Он с лыжами, я со сноубордом.

Тем временем, остальная четверка отправляется дальше. Очень медленно, но почти без пауз (главным образом на фотосессии), доходим до «бочек». Там очередной отдых. Скидываю рюкзак и тут обнаруживаю неприятность — ремень у меня болтается расстегнутый. А ведь там висел чехол с фотоаппаратом. На всякий случай решаю возратиться вниз налегке и мне везет — метров через 150 в снегу нахожу свой фотоаппарат.

Все, дальше подъемники никакие не ходят. Зато ездят ретраки. Один из них нас обгоняет, и толпа что-то весело кричит нам с него. Вымучиваем улыбки в ответ. До нашей конечной цели, лагеря «Приют-11», все ближе. Дорога тут не крутая и разретраченная, идти легче. Вот уже и приют видно, до него остался последний подъем. На этом подъеме мы чуть не сдохли. Отличным стимулом идти была погода. Солнце ушло, поднялся ветер. На высоте 4200 находиться в шортах стало холодно, а сил переодеваться не было. Оставалось только идти, шаг за шагом.

Но вот мы и в лагере. Я никак не могу отдышаться, хотя рюкзак уже давно валяется рядом. Пока Жмен, Артем и Тимур ставят свою палатку, связываюсь с Андреем и Степой. Они до приюта сегодня уже не дойдут, разбивают нашу палатку возле бочек. Решаю налегке спуститься к ним на сноуборде.

Это была плохая идея, просто не могу передать, насколько плохая. Спускаться очень тяжело — глубокая целина, сильная одышка. Но главное — вокруг ни черта не видно, все вокруг белое. Куда ехать, я мог догадываться только по уклону дороги. Доходило до того, что я часто реально не мог понять, я еду или стою на месте в данный момент времени. Мир существовал в виде меня, сноуборда и белого цвета вокруг, чистая «Матрица».

Некоторое время я спускался, потом понял, что это нереально. Более того, так можно было и не вернуться. Я смутно видел сзади начало гряды камней, которая должна была вывести обратно к приюту, и побрел к ней по глубокому снегу. Как это было тяжело! Я делал 2 шага и валился с ног. Как ни странно, идти оказалось намного сложнее, чем раньше с тяжелым рюкзаком. Я добрался до камней и дальше кое-как покарабкался по ним. До приюта расстояние было смешное — метров 100—150, но шел я их целую вечность, шаг за шагом, камень за камнем, а между ними отдых, отдых и отдых. Иногда я даже думал, что не дойду.

 В какой-то момент времени меня увидел работник приюта. Бросив свою работу, он некоторое время недоверчево смотрел на меня, а потом позвонил куда-то: «Представляешь, работаю тут, и вдруг из-за камней выростает силуэт черного сноубордиста»…

Спать нам пришлось вчетвером в одной палатке, было тесно. Плюс стала сказываться высота, голова гудела. До 3-х часов вообще не мог заснуть, пока не съел таблетку.

День 5 — акклиматизация № 1 

С утра видимость опять нулевая, «молоко». На акклиматизацию пошли большой толпой. Вокруг нифига не видно, с трудом различаешь внизу следы впереди идущего. Как ни странно, мне идется вообще без напряга. Может привык немного к высоте, может из-за воздуха — он чистый, ветренный и холодный, хорошо освежает. Шли часа 2, не дошли до скал Пастухова (4800 м) около 100 м. Там начинался лед, а кошек с собой ни у кого не было.

 В 3 вернулись в лагерь. В 4 подошли Степа с Андреем. В старом приюте палатку ставить уже было некуда, пришлось расчищать место снаружи. Тем временем, погода прояснилась, пошли со Степой прыгать с трамплина, наконец-то можно было использовать сноуборд по назначению, а не только тащить его за спиной.

Заснуть опять не могу. Странно — 3 часа ночи, а желания спать никакого, даже глаза закрытыми трудно держать. Пришлось опять есть колесо от головы.

День 6 — акклиматизация № 2 

На следующий день решили делать еще одну акклиматизацию, на этот раз взяли с собой кошки. Вышли по традиции не рано — около 12-ти, погода как обычно никакая. Но я все же решил взять сноуборд, была злая уверенность, что к обеду прояснится. Тем более, зря я что ли, таскаю с собой эту доску?!

До скал Пастухова дошли быстро, дальше по льду в кошках. Идти довольно круто, и лед осколочный. На сноуборде тут не спуститься. Тут он служит разве что как парус под порывами ветра. Дошли со Жменом и Тимуром где-то до 4900, Степа с Андреем остановились чуть ниже, Артем вообще решил остаться в лагере.

Перед спуском решили сделать дежурное фото. Тимур отходит чуть дальше с фотоаппаратом, потом спотыкается и срывается вниз. Лед гладкий, угол неслабый, поэтому скользил Тимур долго, держа фотоаппарат в вытянутой руке. Метров через сто его остановил какой-то островок снега, случайно оказавшийся на пути. Тимур не пострадал, чего не скажешь о фотоаппарате. Батарейки вылетели, а карточка перестала читаться (фотки я потом все же спас). Нежная техника пошла…

Ладно, идем вниз. Обидно конечно тащить сноуборд вниз, но я еще не настолько самоубийца, чтобы по таким участкам ездить — спускаться тут просто нереально. Тем временем, погода действительно прояснилась.

У подножия скал Пастухова Степа как раз одевал лыжные ботинки. Ехать до приюта было одно удовольствие — покрытие супер, природа вокруг супер, трасса супер. Долетели мы очень быстро. Хотелось ехать дальше и дальше, но останавливала мысль, что потом весь этот путь придется подниматься пешком. У приюта народ построил прекрасный трамплин, жаль, что сил уже никаких не было на нем прыгать.

День 7 — восхождение

На сегодня обещали хорошую погоду, поэтому было решено попытаться взойти на вершину. Подъем в 3 часа, для меня это не проблема, я все равно не могу спать. Пока собрались, вышли только в 5. Падает снежок, налобные фонарики освещают путь в темноте. Сноуборд оставлен в лагере, к сожалению, брать его смысла нет.

Акклиматизация все же хорошая вещь, идти довольно легко. Я потихоньку отрываюсь от группы, до вчерашнего рекорда в 4900 иду вообще без пауз. Там тоже не задерживаюсь, энергично поднимаюсь все выше, обгоняя по пути небольшие группы и одиночных туристов. Справа выходит яркое солнце, слева дует ветерок. Ледовый участок длинный и крутой, но идти несложно, кошки надежно вгрызаются в лед. Вот уже виднеется и траверс — длинная тропа влево, со снежным покрытием и менее крутым подъемом. Кажется, что там идти будет еще легче.

Черта с два! На этой тропе я чуть копыта не откинул. Траверс — это мега-коварная штука. Он просто бесконечный. Ты вроде видишь где-то там конец, но не приближаешься к нему ни на грамм. Идти очень тяжело, высота уже больше 5000. Самое главное — не повернуть назад. Паузы надо делать очень часто, иначе кружится голова, подступает тошнота. На этой тропе я замедлился конкретно.

Постепенно меня стал догонять Артем, и я решил его подождать. Хотелось пить, а наша со Степой бутылка чая осталась у последнего. Пока жду, звонит рация — у Андрея проблемы с кошками, он возвращается в лагерь.

У Артема интересная походка — он идет очень медленно и ноги как-то заплетаются. Такое чувство, что он вот-вот упадет. Но он все идет и идет, не останавливаясь. Поэтому в итоге Артем нас всех сильно обошел.

А я наконец-то дошел до седловины, 5300 м. Там на развилке чуть было не ушел на Восточную вершину (нам надо на Западную). Лезть туда тяжело — 2 шага по целине и валишься в снег, пытаясь восстановить дыхание. Идти на этой высоте вообще было очень трудно. Решил ждать остальных, залез на какую-то возвышенность, откуда отлично просматривалась тропа.

Через час появился Жмен, за ним с равными интервалами Тимур и Степа. Вместе мы дошли до конца седловины и минут 20 отдыхали под мощными порывами ветра. Наконец, потихоньку отправились наверх. Идти по-прежнему тяжело, но я уже знал, что взойти сегодня удастся. Времени у нас было вагон, погода солнечная, поэтому мы могли позволить себе большие перерывы. Во время одного из них нас и встретил Артем, который уже спускался вниз.

Ближе к вершине порывы ветра реально сносят с ног, особенно, когда ветер внезапный. И все же мы преодолеваем последний подъемчик и около 13—00 взбираемся на самую высшую точку Европы, 5642 м! Чувство незабываемое — для того, чтобы стоять здесь, стоило пройти весь этот путь. Под тобой со всех сторон горы и облака, выше тебя только синее небо и яркое солнце. И ветер свистит вокруг…

Неспеша, идем вниз. Торопиться нам некуда, главная цель поездки выполнена. Спуск длился тоже бесконечно, ближе к лагерю ни у кого уже не оставалось сил. Радовала мысль, что завтра наконец-то вниз, а там чанахи, айран…

День 8 — спуск

Андрей встает в 2 часа ночи, он будет делать еще одну попытку восхождения, на этот раз возьмет кошки Степы. Другая группа утром быстро собирается и сваливает вниз. Мы со Степой не торопимся. У нас лыжи и сноуборд, мы спустимся быстрее. Я, правда, пока не знаю, как буду спускаться на доске с 30 кг за плечами, но стараюсь об этом не думать.

Утром самочуствие не очень. Болит горло, но это не главное. Главное — у меня сильно сгорело лицо. С трудом впихиваю в щель между распухшими и потрескавшимися губами таблетку для горла. Чувствую, что выгляжу неважно, зеркала у нас нет, поэтому делаю фотку своего лица.

Мда… Жуткая смесь небритости, облезлости и сгорелости. Так страшно я не выглядел никогда в жизни. Даже когда постригся налысо, однозначно. А все потому, что ничем не закрывал лицо и не мазался кремами. Ну не могу я закрывать лицо — на высоте и так воздуха мало, а если дышать через шарф, то я просто задыхался. Лицо создавало 2 проблемы. Во-первых, невозможно было сморкаться — это жутко неудобно и больно. Во-вторых, невозможно было питаться, по той же причине.

Как бы то ни было, мы со Степой собрались, оставили палатку Андрею и стали готовиться к спуску. Погода с утра была как обычно ужасная, потом вроде прояснилось, но к 12-ти стали спускаться облака. Вышел на связь Андрей — он дошел до седловины, дальше погода не пускает, придется возвращаться.

А мы начали спуск. Сначала ехать очень тяжело, контролировать на сноуборде огромный рюкзак за спиной просто нереально. Также невероятно сложно вставать после падения. Вставать на сноуборде вообще нетривиальная задача, а если ты в глубоком снегу на плоской поверхности и за плечами у тебя 33 кг, то это тяжелее раз в сорок. А когда падаешь на спину, то это примерно то же самое, как если жук лежит на спине и не может перевернуться на живот. А еще были плоские участки на целине, по которым приходилось брести с доской в руках. В общем, намучился я конкретно.

Но после бочек стало легче. Там спуск начинается более крутой, а на скорости ехать проще. Я даже начал получать удовольствие от езды. Падал я уже только от усталости, вот только усталости со временем становилось все больше. Несомненный недостаток сноуборда — ты не можешь остановиться отдохнуть (в отличие от лыж). Ты обязательно должен сесть, а каждый подъем с рюкзаком и начало пути отнимает много сил.

Но в целом, было интересно. Это был самый длинный спуск в моей жизни, длился он почти 2 часа. Внизу уже была смесь мокрой целины и грязи, но кое-как я добрался до финиша. Вся компания уже сидела за столом кафешки «Лейла» и пировала. Я тут же заказал долгожданную тарелку чанах, но удовольствия от еды не получил. Есть горячие чанахи распухшими губами было одно мучение.

Еще мы увидели сходящую с гор лавину. Говорят, небольшая, но все равно впечатляет. И шумит довольно эффектно.

На этом наш совместный поход заканчивался. Жмен, Тимур и Артем назавтра уезжали, а у нас со Степой и Андреем были еще 5 дней, которые предстояло на что-то убить. Первая тройка ушла в лес ставить палатку, Андрей все еще был наверху в приюте, а мы со Степой пошли искать недорогую гостиницу.

Номера по 500 руб показались нам дорогими, и нам предложили «Погребок» за 300 руб. Название, честно говоря, мало вдохновляло, но «Погребок» оказался отличным местом. Он был расположен прямо под нижней станцией канатки и там было все. Главным образом, это вода. Ее не нужно было больше добывать из снега, ею можно было наконец помыть голову, побриться, помыться, почистить зубы… А ночной выход в туалет переставал быть геройским подвигом. Короче, «Погребок» оказался просто раем.

День 9 — отдых

Сегодня мы хотели покататься на лыжах. Трасса тут практически одна, но она просто отличная. К сожалению, план этот оказался невыполнимым. Очередь на канатку длится минимум час, ждать столько времени было нереально.

Проводили вторую группу на автобус в Терсколе, там же я наконец-то поменял деньги. Обмен валюты на Кавказе — занятие нетривиальное. До этого я неделю жил на 10 евро, которые менял еще в московском аэропорту.

Пошли со Степой на поляну нарзанов, что в 4 км от Терскола. Там бьют около 3х источников с нарзаном, вкус довольно интересный, отдает железом. Еще там прикольно было пугать цивилизованных туристов с видеокамерами и фотоаппаратами, которых толпами завозили на автобусах. Некоторые отшатывались от меня сразу, другие долго не могли оторвать взгляд, третьи отпускали комментарии типа «господи, какой страшный». Я им говорю — не пейте вы много нарзана, а то с вами то же самое будет. Не верят…

Вечером встретились с Андреем, заселили его в наш «Погребок». Андрей расстроен тем, что не смог подняться. Но в следующие дни погода была еще хуже. Мы поднимались 5-го мая (Андрей делал попытку еще 6-го), а через несколько дней нам сообщают, что 9-го мая группа из 14-ти человек застряла на седловине из-за плохих погодных условий. В настоящий момент найдено 7 трупов, поиски продолжаются. Да, опасная вещь — горы…

День 10 — Чегет

Вволю отоспавшись, мы направили свои стопы на гору Чегет. Там поднялись на канатке до куда можно и сделали попытку взойти на вершину. Попытка потерпела поражение. Повалил снег, видимость упала, идти дальше никакого смысла не было, все равно ничего не видно. Мы со Степой еще покатались по чегетским трассам, но мне не понравилось — снега много, он весь мокрый, кругом разрыты ямы. У меня было такое чувство, что я первый раз стал на сноуборд.

 В конце концов, спустились почти в самый низ (до куда снега хватало), хотя трасса официально была закрыта. На ночлег пошли в лес в то же место, где мы ночевали самую первую ночь. Кажется, так давно это было…

День 11—13 — Сарай-гора

Оставшиеся дни было решено убить на легкий походик по окрестностям Нальчика. Я купил путеводитель по Кабардино-Балкарии, там заманчиво описывался маршрут через Сарай-гору к Голубым озерам длиной 50 км. 

Доехав до Нальчика, пришлось выдержать очередную атаку таксистов. Все же это интересные ребята, только с ними возможны подобные диалоги:

 — Ребята, вам куда?
 — Никуда.
 — А сколько вас?

 — Давайте отвезу на ж/д вокзал.
 — Нам не надо на ж/д вокзал.
 — Как это не надо? Сегодня поезд раньше уходит!

 — Ребята, поехали в Терскол.
 — Да мы только что оттуда.
 — Ну и что?

 В общем, мы сдали ненужные вещи в камеру хранения, на маршрутке добрались до пос. Хасанья и начали наш трип. Маршрут на Сарай-гору теоретически обозначен красно-белыми метками на деревьях. Практически же метки часто исчезали, но мы их отыскивали заново дальше. Через несколько часов пути метки исчезли минут на 20, а потом исчезла и тропа, просто растворилась. Зато появилась дорога, мы решили шлепать по ней налево (как потом оказалось, это было верно). Дальше мы вышли к реке и свернули на развилке вниз по течению (как потом оказалось, это была ошибка). А затем дорога пересекла реку. Пришлось разуваться и переходить вброд. Затем еще раз. И еще.

Когда река встала на нашем пути в четвертый раз, мы обиделись. Решили тут заночевать, а завтра отправиться обратно. Жаль конечно, что не попали на озера, но что поделаешь. Всю дорогу моросил дождь, тропа и дорога почти всегда состояли из одной грязи. Но в целом шлось неплохо, и места красивые — речка, лес, горы, скалы…

Утром пошли обратно, причем дошли очень быстро. Поставили палатку на полянке где-то в 5 км от Хасаньи. По пути обнаружили залежи черемши, та оказалось очень вкусной. Набрали полный кулек.

На следующий день вышло долгожданное солнце, и мы долго не могли себя заставить встать с ковриков. Наконец-то удалось высушить вещи. Затем вернулись на автовокзал, а оттуда на автобусе до Мин. Вод. В Мин. Водах очередной контроль, проверка паспортов. Мой загранпаспорт с кучей виз определенно понравился человеку в форме, и он приказал следовать за ним в каморку.

 — С Эльбруса? Говорят, там ваши застряли, да?… Ну что ты нам скажешь, Юрий?
 — А что вам сказать?
 — Ну… дай нам на магарыч! У тебя там в Европе сколько зарплата?… Да что ты 100 рублей всего даешь, дай еще!

 В общем, было весело… Поселились мы в ту же дешевую гостиницу, где я ожидал багаж.

День 14 — Ессентуки, Кисловодск

На след. день Степа с Андреем уезжали на поезде в 12 дня, и мы решили с утра смотаться быстро на электричке в Ессентуки, попить водички. Андрею еще надо было поменять 20 баксов, но как оказалось, в Мин. Водах нет обменников (впрочем, меня это уже перестало удивлять). Все советовали обратиться к «валютчикам», ошивающимся на вокзале. Валютчики оказались теми еще барыгами, курс у них был довольно низкий, но выбора не было.

 В Ессентуках большой парк, красивый фонтан и минеральная водичка, № 4 и № 17. Вода есть холодная, есть горячая. Пить можно сколько влезет, набирать нельзя. Но народ втихаря наполняет бутылки. Официально литр стоит 7 рублей.

Дальше мы расстались. Степа с Андреем поехали в Пятигорск, откуда у них поезд. У меня самолет был завтра утром, поэтому я решил сгонять еще в Кисловодск. Кисловодск — просто супер-мега город. Огромный парк с 3-мя длинными маршрутами, горная речка, все живописно, чисто и ухожено. Очень красивый центральный бульвар, большая церковь, даже краеведческий музей-крепость есть. Жалко только, Эльбруса я не увидел, хотя погода была ясная. Поднимался по одной из троп на гору, даже на каком-то чертовом колесе прокатился — не видно. Очевидно, закрывают ближние горы.

Тоже дают водичку — карбонатная, нарзанная и другие. Нахлебался всего. Вообще, гулять по Кисловодску — одно удовольствие, я не ожидал, что город окажется настолько приятным.

 — Добрый день, можно взглянуть на ваши документы?
 — Конечно, пожалуйста
 — Ага… Пройдемте-ка в конторку.

Блин, доблестная российская милиция все же подпортила немного день. А где ваша регистрация (Тырныауз не подходит)? А квиток с гостиницы? А авиабилет? А автобусный билет? А страховка? Как, ничего нет??? Ну тогда ты попал, парень.

Дал им денег 10 евро, еще не хотели брать, все просили рублями. Нет у меня лишних рублей, сами поменяете. В общем, понял, что оставаться в этом городе больше небезопасно, и спешно ретировался в Мин. Воды, куда и прибыл, к счастью, никем более не задержанный. А на след. день благополучно улетел, увозя с собой кучу впечатлений от поездки.

Вместо заключения

И напоследок, случай с бараном. Возвращаемся мы как-то со Степой из Терскола в Азау. Тут видим, метрах в 100 впереди на дороге стоит молодой баран. Вокруг барана один асфальт, т. е. щипать траву возможности нет. Чем еще можно заняться в этой жизни, баран не знал, а потому жалобно блеял.

Баран стоял ровно посреди дороги на разделительной полосе, обращенный лицом в нашу сторону, и на фоне гор был прекрасен. Желая подбодрить животное, я сделал ему ответное «бэээ». Реакция была неожиданной — обрадованный пришедшей помощью, баран как на крыльях помчался нам навстречу. Не добежав метров 20, он с недоверием остановился. Что-то ему подсказало, что мы не из его круга — баран развернулся и убежал на исходную позицию.

Тут стала приближаться машина. По всем правилам дорожного движения, водитель решил объехать препятствие, блеющее ровно посреди дороги, слева. Желая облегчить задачу водителю, баран побежал прочь с дороги. Причем тоже налево. Таким образом, автомобиль оказался вытесненным на обочину, но каким то чудом сумел проскочить, лишь слегка зацепив барашка. Тот же в свою очередь неожиданно быстро нашел выход в свой хлев (или как у них там это называется) и скрылся в зеленых сочных травах. Полный хеппи-энд.

14 мая 2006 г. 

Комментарий автора:Наша следующая цель — станция «Мир». Вообще, обидно конечно немного идти вдоль канатки, когда все вокруг тебя беззаботно на ней поднимаются, а потом так же весело спускаются на лыжах и бордах. Слишком много цивилизации.

| 17.05.2006 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий