Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Румыния >> Тайны Румынии сентябрь 2004 >> Страница 2


Забронируй отель в Румынии по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Тайны Румынии сентябрь 2004

Румыния

Когда солнце уже медленно клонилось к закату, мы въехали в самый красивый, как мне показалось, город Румынии, Сигишоару. Все произошло в одно мгновение, как будто огромный механизм пронес нас сквозь тысячелетия и выпустив в другой мир, вернул к истокам. Вот она родина Влада Цепеша, который в 1431 году своим криком оповестил округу о приходе нового владыки, сына дьявола. Маленький средневековый городок, именно такой, каким он был в 13—14 веке, поселяет в душе какие-то странные чувства. Это мой мир, я всегда знала, что он остался далеко от меня, но теперь я могла прикоснуться к нему и понять, что же со мной не так. На самом деле все эти метаморфозы, понять очень сложно. Это просто надо увидеть и почувствовать. Хотя если вы человек 21 века и мощенные улочки не вызывают у вас легкого сердцебиения, значит Сигишоара это не ваше.
Основанный еще саксонскими рыцарями, за столетия, пронесшиеся над этим городом он несколько раз менял свое название, но с 1431 года стал упоминаться именно как Сигишоара. До наступления темноты мы решили побродить по этому маленькому осколку древнего мира. Вход в старый город, как и положено, был через ворота. Узкая мощенная улочка, с углублением по середине для стока воды и миниатюрные домики с крохотными окошками, тесно прижимавшиеся друг к другу вдоль дороги, создавали гулкое эхо. Эта улочка привела нас к старинной башне с часами, по другую сторону которой начиналась центральная площадь средневекового города. В башне находился музей, его экспозиция была посвящена истории этого города с момента его постройки до наших дней. Но это все опять же наши догадки, основывающиеся на фотографиях и тех английских словах, которые нам удалось разобрать из всего описания экспозиции. Самым ценным в этой башне, были часы. Их механизм, запущенный в 1648 году, и до сих пор исправно действующий, можно было рассмотреть под стеклянным колпаком, наиподробнейшим образом. Механизм находился на самом верху башни, перед выходом на смотровую площадку. Со смотровой площадки вся Сигишоара была видна, как на ладони, поэтому при желании можно было присмотреть маршруты для будущих прогулок.

Вид открывался очень трогательный. Наш фотоаппарат, к сожалению, не смог передать всю гамму чувств. Если пройтись по кругу вдоль площадки, то на перилах деревянных ограждений можно увидеть маленькие медные таблички с указанием столиц мира и расстоянием до этих столиц по прямой в километрах. Мы спустились с башни и зашагали по древним улочкам, расходящимся от главной площади, подобно тонким нитям паутины. Ощущение одновременно успокаивающее и будоражащее. Прелесть всего этого городка заключалась еще и в том, что являясь целиком историческим памятником, он не был превращен в музей, не считая башни конечно. Обычные люди, возможно, потомки тех, кто жил здесь раньше, не обращали внимание на туристов, и продолжали свои обычные мирские дела. К счастью и туристов было немного, по крайне мере вдали от центральной площади царили тишина и покой. А может, позднее время помогло нам полюбоваться этим городком наедине с ним. Обогнув один из домов и оказавшись где-то на задворках, мы обнаружили бесконечный деревянный туннель, ступеньки которого вели куда-то наверх. Его предназначение так и осталось для нас тайной. И мы начали подъем.

Скажу вам честно, он дался мне нелегко. Весь туннель был сооружен из досок, которые угрожающе поскрипывали под ногами. Доски, застилавшие свод туннеля, под действием времени образовали щели, которые в дуэте с вечерним солнцем, по-воровски пробивающимся сквозь них, создавали восхитительное зрелище. Подобно слепым кротам, преодолев все бессчетное количество ступеней, мы выбрались из полумрака туннеля наверх. Когда наши глаза привыкли к вечернему солнечному свету, мы обнаружили, что находимся возле большого древнего кладбища, перед входом в которое возвышалась церковь в готическом стиле. Высокие стены, выразительные контрфорсы, изгибы арок, витражи в виде икон, вся эта система рождающая атмосферу католических соборов, всегда вызывала у меня какой-то благоговейный трепет в душе. Воители тех времен выполнили свое предназначение, они вложили в готическую архитектуру максимум смысловой нагрузки. Это своеобразное подавление натуры, идея которого заключалось в том, чтобы человек вплотную подойдя к такой церкви смог полностью ощутить свою ничтожность перед тем, что он не в состоянии ни понять, ни увидеть. Готика это нечто особенное, это не только архитектура, это целое состояние души, восприятие мира, это первобытный страх, и таинственный шепот. Все это очень близко мне по духу.

Сразу же оговорюсь, что в отличие от других мест Румынии, в этом городке царит иная религия — католицизм. Мы проследовали к подножию церкви. Проходя мимо старинных стен, моих слух, вдруг тронула чуть слышная музыка, доносящаяся из церкви. Я узнала бы ее из тысячи, то был орган. Мы с Машей заплатили за вход и проникли в костел, чтобы насладиться самыми проникновенными и чувственными звуками. Церковь оказалась почти пустынной, и это было ужасно приятно. Внутри, мы стали невольными свидетелями репетиции органного концерта. Опустившись на холодные скамьи, мы забылись, и на время, подчинили свой рассудок гипнотическим звукам, отражающимся от сводов готического собора.

«Я провалилась в темноту, но чуть позже, вокруг возникла легкая дымка, в которой я все больше различала неясные очертания фигур. Они проплывали мимо меня, и занимали пустые места на скамьях. Каменный пол эхом повторял шарканье деревянных башмаков и шуршание длинных платьев. Их становилось все больше, и вскоре вся церковь была наполнена людьми, лица которых были скрыты от посторонних глаз. Раздавались тихие молитвы, шепот и еле слышный плач. Затем все стихло. Все взоры обратились к алтарю, куда взошел пожилой мужчина в черной сутане. Он открыл книгу, обвел присутствующих глубоким долгим взглядом и начал читать: „В столь трудный час, мы уповаем к Господу нашему за себя и за близких, да не спошлет нам Господь избавление от мук, да простит нам грехи наши, да прольет на нас свой свет“. Его голос эхом разносился по церкви, наполненной множеством внемлющих его речам. В передних рядах раздался шорох и со скамьи соскользнул человек в темной мешковитой накидке. Он упал на каменный пол и тело его стала сотрясать страшная судорога. Женщина, чье лицо скрывали неприбранные длинные волосы, не в силах более сдерживаться, упала к коленям умирающего и церковь наполнилась ее горестным рыданием. Никто кроме нее не бросился на помощь несчастному. „Продолжайте молиться“- все тот же голос- „и да прольет на нас Господь свой свет и испытание посланное небесами…“ Его голос смешался с женским плачем и стонами. Лицо несчастного, что принимал последние самые ужасные муки, приоткрылось из под капюшона. Гримасса невыносимой боли искажала его некогда приятные черты, которые теперь светились жетлизной и слегка вздулись. Священник посмотрел на меня и прокричал: „Она всему виной“. Его рука поднялась, словно топор палача над изголовьем жертвы и палец указал в моем направлении. Головы молящихся, как по команде обернулись в мою сторону и я почувствовала как мое тело охватывает озноб ужаса. Священник скользнул вдоль скамей и по главному проходу, устремился ко мне, все ближе и ближе…»

Кто-то вернул меня к реальности. Мужчина в темных одеждах, деликатным голосом попросил нас на выход. Только теперь, оглянувшись вокруг, я поняла, что мы здесь остались совершенно одни. Церковь закрывалась, она работала до шести вечера. Выйдя из мрачного помещения, я зажмурилась от ярко-оранжевых лучей солнца, стремительно клонящегося к закату. Мы принялись искать парней. Наши мужчины оказались на кладбище. Они сидели на скамейке возле чьей-то могилы и с интересом рассматривали румынские банкноты (типично мужское занятие). Кстати о румынских банкнотах, деньги действительно выглядят очень достойно. Они сделаны из какой-то полиэтиленовой бумаги, поэтому не мнутся и не промокают. Наши, деревянные, по сравнению с румынскими выглядят какими-то обделенными.

После прогулки по старому городку, обойти который можно буквально за несколько часов, было решено возвращаться к машине и трогать дальше. Мне было тяжело расставаться с этим городом. Редкий турист переживает нечто подобное. За то время, что мы бродили по его окрестностям, я успела влюбиться в него, я успела пустить его себе в кровь и наш поспешный отъезд, действительно стал для меня невыносимо печальным. Посетите Сигишоару, пусть хоть не надолго она завладеет вашим сердцем и оставит в нем почти незаметный след.

Следующим пунктом в нашем маршруте был Таргу-Муреш (Targu Mures). Он находился приблизительно в шестидесяти километрах от Сигишоары. Это сравнительно небольшое расстояние показалось нам очень, очень долгим, возможно потому что сказывалась усталость, ведь хотелось одолеть весь путь сразу, одним махом и эта суета очень изматывала. На бескрайнее румынские просторы медленно опускалась ночь.
Таргу Муреш встретил нас радостным светом огней большого города. Не берусь высказываться по поводу его внешнего вида, поскольку все города освещенные тысячами больших и маленьких огоньков в ночное время, кажутся мне привлекательными. Я взяла в руки карту и при свете единственного фонарика попыталась еще раз просмотреть наш маршрут. В нашем запасе, основываясь на договоре аренды, оставалось еще два дня, а если исходить из километража то и того меньше. Выходило так, что мы вставали перед выбором, либо посетить Клуж Напоку и три замка в ее районе, либо развернуться и ехать в другом направлении, чтобы увидеть один замок и небольшое горное озеро, которое голубым пятнышком маячило на карте и влекло к себе с необычайной силой. За последние три дня мы так устали от жары, что вода манила к себе во всех своих проявлениях. Мы решили собрать совет и остановили машину.

При диком желании все успеть и посмотреть, мы осознавали, что выбрать все же придется что-то одно. И большинством голосов был выбран маршрут к замку и озеру в районе Курта де Аргес. Сразу же после этого был сделан крутой поворот с трассы Е60 на темную дорогу местного назначения в сторону Медиа (Medias). Мы старались ни о чем не сожалеть. По ночной, пустынной дороге, освещаемой разве что призрачным светом луны и внушающей некоторые опасения, спустя час мы добрались до населенного пункта Медиа.
Молодежь и взрослое население гурьбой ходили по улицам этого маленького городка, что было нам на руку, поскольку мы опять уже в который раз немного заблудились. Поймав на улице одинокого велосипедиста мы уточнили правильность своего следования, и убедившись в этом, продолжили движение. Все, Медиас остался позади и следующим городом на нашем пути был Сибиу (Sibiu).

Хочу сказать, что конечная часть нашего пути по сравнению с теми наметками, что были сделаны в поезде, претерпела большие изменения. А так же подсчитав, оставшиеся километры, которые нам надо было преодолеть до Мангалии, мы поняли, что не укладываемся в отпущенные нам 1500 км. Но об этой, также как и о других проблемах, решено было думать по мере их поступления. Не доезжая до Сибиу, в полной темноте я умудрилась рассмотреть замок или подобие крепости. Компания моих спутников отказалась его посетить по весьма веской причине, все хотели есть, пить, спать и все это как можно быстрее. На участке дороги от Таргу Муреша до Сибиу нам не попался ни один придорожный мотель, поэтому некоторые начинали злиться. И вот Сибиу, уже видящий седьмой сон, пустые улицы и мы как старые собаки ищейки, потерявшие нюх и сбившиеся с пути. Указатели, направляющие к следующему пункту, во всех городах Румынии, расставлены как то совершенно нелогично. Они то пропадают, то появляются вновь, но уже без того пункта, который нужен. На этих указателях мы и накрутили лишние километры. В нашем маленьком Пежо, разгоралась нешуточная ссора, потому как я в роли штурмана, требовала поворота направо, а Лешка в роли водителя и еще кто-то сзади — налево, хотя может быть, с заднего сидения доносился храп. В итоге все-таки поворот был совершен, не помню точно в какую сторону, и мы покинули в нужном направлении пределы города Сибиу, даже толком не рассмотрев его.

А дальше, темная ночь и наши спутники луна и звезды, дорога, освещаемая фарами автомобиля и теряющаяся во мраке. В памяти всплывает дикая усталость, которая именно в ту ночь навалилась с удвоенной силой и настойчиво закрывала нам глаза. Какой же приятной неожиданностью было увидеть на обочине дороги призывно искрящийся мотель для дальнобойщиков. Мы свернули и припарковали свой автомобиль рядом с вереницами фур. Лешка как всегда выступающий нашим главным разведчиком, пошел узнать обстановку. Когда он вернулся, выяснив, что ночевка здесь будет стоить нам 700000 лей за комнату на 4 места, мы принялись в быстром порядке, насколько это было возможно в полусонном состоянии, перетаскивать наши шмотки в номер.
Номер, как номер, 4 койки и одинокая лампочка, словно перезревший фрукт, забытый на ветке, свисающая с потолка. Общие, на весь коридор туалет и ванна, находились в чрезвычайно запущенном состоянии. Поэтому, чтобы помыться в душе, мне пришлось проявить чудеса акробатики, дабы не подцепить обнаженными частями тела, какую-нибудь заразную плесень. Перед мертвецким сном, мы все-таки решили спуститься вниз в ресторан и немного перекусить.

продолжение

Комментарий автора:Сразу же за мостом нас встретили милые, сказочные домики с красной черепичной крышей и белыми стенами, стайки гусей тусующихся кучками возле домов и прозрачная растущая луна на светло-фиолетовом небосклоне.

Страницы: Предыдущая 1 2

| 12.04.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий